Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
19 сентября 2014

Владимир Путин: все усилия направим на реальный сектор экономики

Фото: kremlin.ru

Президент России провел заседание Государственного совета. Тема заседания – развитие отечественного бизнеса и повышение его конкурентоспособности на мировом рынке в условиях членства России в ВТО.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня с вами обсудим комплекс вопросов, связанных с повышением конкурентоспособности отечественной экономики.

Начиная с двухтысячных годов Россия демонстрировала хорошие макроэкономические результаты. Использование благоприятной мировой конъюнктуры, проведение структурных преобразований позволило запустить внутренние источники роста экономики. И хотя мы всегда слышали критику о том, что этих структурных преобразований недостаточно – всегда недостаточно того, чего хотелось бы сделать побольше, но все-таки следует признать, что за все эти годы структурные изменения у нас все-таки происходили.

Многое было сделано и для улучшения предпринимательского климата. Должен отметить здесь настойчивую работу соответствующих наших ведомств экономического блока: Министерства финансов, Министерства экономического развития. А потом, позднее, конечно, мы активнее еще начали работать с предпринимательским сообществом, создали известную структуру – Агентство стратегических инициатив, которое включилось на стыке этой проблемы к совместной работе и с бизнесом, и с правительственными структурами. А вступление во Всемирную торговую организацию еще раз подтвердило, что мы строим активно, строим открытую экономику и готовы к самой тесной кооперации с нашими партнерами во всем мире.

Очевидно и то, что присоединение России в 2012 году к этой торговой организации резко повысило планку требований к национальной конкурентоспособности. Мы не только стали торговать по общепринятым международным правилам и получили возможность более эффективно отстаивать интересы российских компаний в этой связи, но и одновременно приняли на себя обязательства по снижению тарифной защиты и ограничению поддержки ключевых секторов своей экономики.

Мы с вами все хорошо помним и знаем, как непросто шла дискуссия у нас внутри страны: нужно нам присоединяться к ВТО, не нужно, что мы от этого выиграем и что потеряем. Мы отнеслись к этому очень серьезно перед вступлением во Всемирную торговую организацию. Напомню, что переговоры по этому вопросу мы вели в течение 16 лет. Считаю, что в целом мы добились от наших партнеров принятия таких решений, таких формул присоединения к ВТО, которые отвечали нашим интересам, и, несмотря на определенные издержки для отдельных секторов экономики, все-таки в целом добились приемлемых условий.

Однако в последнее время, в последние месяцы ситуация меняется. Введенные против нашей страны ограничения – это не что иное, как отказ от базовых принципов ВТО некоторыми нашими партнерами. Нарушается принцип равенства условий доступа всех стран – участников экономической деятельности к рынкам товаров и услуг, игнорируется режим наибольшего благоприятствования в торговле и принцип справедливой и свободной конкуренции. Делается это все политизированно, без всякого соблюдения общепризнанных норм той самой Всемирной торговой организации, о которой я только что говорил. Фактически группа стран в одностороннем порядке позволила себе зачеркнуть эти и ряд других принципов и правил ВТО для России, которая входит в число шести крупнейших экономик мира. В ответ мы приняли защитные меры, и, я хочу здесь подчеркнуть, это именно защитные меры, и они вызваны отнюдь не стремлением кого-то наказать из наших партнеров, как-то повлиять на их решение. Совсем нет, мы понимаем, что есть вещи, которые для наших партнеров являются, видимо, более важными, чем нормальное состояние мировой экономики. Бог им судья, это их решение. Но мы прежде всего при принятии ответных защитных мер думаем о своих интересах, о задачах развития, о защите своих товаропроизводителей и своих рынков от недобросовестной конкуренции. И наша главная цель – использовать одно из важных конкурентных преимуществ России, емкий внутренний рынок, заполнить его качественными товарами, которые производят реальные секторы отечественной экономики – разумеется, сохраняя стабильность и сбалансированность внутри рынка, экономики в целом, думая, разумеется, и об интересах потребителей, об этом мы никогда не должны забывать. По сути, речь идет о формировании такой экономической политики, такой стратегии, при которой все усилия федеральных и региональных органов власти должны быть ориентированы на развитие реального сектора.

Какие шаги считаю приоритетными. Во-первых, нужно обеспечить доступность кредитов, создать новые конкурентоспособные по мировым стандартам условия финансирования бизнеса. И мы с вами все хорошо помним и знаем, эта тема является ключевой для нас, даже вне всякой привязки к каким бы то ни было санкциям, мы давно об этом говорим. И не раз говорили, что процентные ставки по кредитам часто превышают рентабельность проектов, ставят участников экономической деятельности по существу за рамки экономического здравого смысла.

Правительству и Банку России было поручено проработать эти вопросы, проработать вопросы снижения уровня процентных ставок для кредитования промышленных предприятий, в том числе с помощью механизма проектного финансирования. Я знаю, что такой механизм разработан, он и Банком России внедряется, и министерства, ведомства соответствующим образом с этим работают. Прошу сегодня Министра экономического развития Алексея Валентиновича Улюкаева доложить о том, как идет эта работа, рассказать, на каких условиях Вы считаете целесообразным дальше осуществлять эту деятельность, что предлагается сделать для того, чтобы улучшить деятельность в этом секторе.

Во-вторых, нужно развивать инфраструктуру, об этом мы тоже постоянно и неустанно говорим. Эту тему мы подробнее обсудим на запланированном в октябре заседании президиума Госсовета.

Очевидно, что в условиях бюджетных ограничений при развитии инфраструктуры, а это, как правило, очень капиталоемкие проекты, нужно максимально широко использовать инструменты государственно-частного партнерства, причем не только на федеральном, но и на региональном уровне.

Третьим важным направлением является подготовка квалифицированных специалистов для реального сектора. Знаю, что в таких субъектах Федерации, как Татарстан, Белгородская и Калужская области, в некоторых других, эта работа идет – и ведется довольно активно. Рассчитываю, что главы регионов поделятся сегодня своим позитивным опытом.

Отмечу также, что в соответствии с ранее принятыми решениями у нас заработал Национальный совет по профессиональным квалификациям. Он уже одобрил и рекомендовал к утверждению свыше 130 профессиональных стандартов. Создаются и соответствующие отраслевые советы, которые будут сопровождать внедрение указанных стандартов, вести аккредитацию образовательных программ и сертификацию квалификации работников, максимально привлекая к этому делу работодателей, профессиональные союзы и сообщества. Как мы и договаривались, будем стимулировать работодателей к созданию организаций профессионального образования, где люди будут получать и теоретические навыки, и практическую работу на производстве.

Очевидно, что конкурентоспособность российских предприятий будет прямо зависеть от того, смогут ли они выпускать в достаточных объемах продукцию, не уступающую зарубежной по качеству и по цене. В ряде отраслей таких предприятий становится все больше и больше. Так, за последние годы в разы увеличилось производство нефтехимии и изделий из пластмассы, заметно выросли объемы выпуска автокомпонентов, отдельных видов строительных и других материалов. На мировом рынке вооружений востребована продукция российского ОПК, в сфере высоких технологий наша страна занимает прочные позиции по экспорту ядерных реакторов и технологий, в мирных целях разумеется, радиолокационной и навигационной аппаратуры, устойчив объем поставок на внешний рынок российских тяжелых грузовиков, я уже не говорю про наши услуги в космосе.

В сельском хозяйстве мы практически полностью обеспечиваем себя такими продуктами, как картофель, зерно, за последние пять лет импорт свинины сократился почти на четверть, на 24,6 процента, по мясу птицы в 2,3 раза сократили импорт, растительного масла – в шесть раз.

Вместе с тем такая позитивная динамика наблюдается далеко не везде. Напомню, что на совещании, состоявшемся 14 мая этого года, были даны поручения по дополнительным мерам, направленным на стимулирование экономического роста. В частности, Правительство должно разработать и утвердить планы содействия импортозамещению в промышленности и в сельском хозяйстве на 2014–2015 годы. Срок выполнения поручений установлен 1 октября. Однако, полагаю, уже сегодня многим присутствующим есть о чем рассказать, в том числе по поручениям, которые касаются обеспечения сбалансированности региональных рынков.

Необходимо четко представлять, что делается в субъектах Федерации в части импортозамещения, какие инструменты зарекомендовали себя лучше других. Хотел бы также услышать, что еще нужно сделать для поддержки бизнеса и его конкурентоспособности в новых условиях. Конечно, важно обеспечить выход конкурентной продукции на внешние рынки, наращивать не только поставки сырья, но и конечной продукции машиностроения, станкостроения и других отраслей. Знаю, что Правительство уделяет поддержке экспорта достаточно внимания, на эти цели предусматривается выделить значительные бюджетные средства, они должны расходоваться эффективно, давать реальную отдачу и укреплять позиции на внешних рынках.

И в завершение хочу подчеркнуть, за предстоящие 1,5–2 года необходимо совершить настоящий рывок в повышении конкурентоспособности российского реального сектора, сделать то, на что раньше потребовались бы, может быть, даже годы. Очевидно, что решение названных задач зависит не только от Правительства, но и от всех здесь собравшихся коллег, от субъектов Российской Федерации. Уверен, что главы регионов будут делать все возможное для их четкой и эффективной реализации.

Спасибо большое за внимание.

Передаю слово Евгению Степановичу Савченко, руководителю рабочей группы Госсовета.

Е.САВЧЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета, приглашенные!

Политические, экономические события, происходящие в последние годы, месяцы и даже дни в России и мире, придают сегодняшней повестке дня особую актуальность. Наша страна вступила в новую экономическую реальность, которая связана не только со вступлением России во Всемирную торговую организацию, но и введением Соединенными Штатами и Евросоюзом антироссийских экономических санкций, а также принятием ответных защитных мер с нашей стороны, и все это происходит на фоне замедления экономического роста в стране. Рабочей группой Государственного совета совместно с экспертным сообществом была проведена большая аналитическая работа по состоянию экономики страны, и мы пришли к однозначному выводу. Для обеспечения устойчивого продолжительного роста валового внутреннего продукта России на уровне 7–8 процентов ежегодно необходимо запустить новую модель экономического роста, основанную, во-первых, на продуманном импортозамещении и, во-вторых, на активном стимулировании внутреннего спроса и потребления. Для успешного запуска такой модели мы также пришли к выводу, что нам необходимо, прежде всего, отказаться от целого ряда исчерпавших себя экономических решений и некоторых устоявшихся мифов и одновременно принять новые нормы и правила экономического поведения, адекватные вызовам времени, которые предоставят отечественному бизнесу дальнейшие широкие возможности по обеспечению экономического роста и созданию конкурентоспособной экономики.

Итак, от чего мы должны отказаться. Первое. Мы должны отказаться от укоренившегося в нашем сознании еще с 90-х годов мифа, что мы не можем себя накормить, одеть, обуть, обеспечить товарами длительного пользования и так далее. Импорт продовольствия, изделий легкой, химической промышленности, обуви, бытовых товаров не уменьшается, а растет. Однако реальная экономическая практика последних лет показывает, что отечественные предприниматели зачастую с иностранными партнерами при минимальной государственной поддержке способны реализовать программу импортозамещения, создав сотни тысяч новых рабочих мест во многих отраслях экономики.

В этой связи представляется целесообразным Правительству Российской Федерации сформировать перечень проектов, направленных на импортозамещение, а главное – сопроводить их новым механизмом поддержки, который, на наш взгляд, должен включать: а) доступ к инвестиционным ресурсам под 3–4 процента годовых, широко используя для этих целей институты развития; б) реализацию проектов в формате проектного финансирования с долей участия инициатора проекта не более 15 процентов от стоимости самого проекта, и сам проект при этом должен стать предметом залога; в) компенсацию третьей части инвестиционных затрат после выхода проекта на запланированную мощность; г) необходимо, на наш взгляд, реализовать комплекс мер по увеличению доли отечественных товаров в структуре товарных ресурсов в торговле. И задачу здесь нужно ставить совершенно конкретную – увеличить долю российских товаров в общем объеме розничного товарооборота хотя бы на четверть, а это почти 7 триллионов рублей, которые все, за исключением торговой наценки, пойдут в реальную экономику.

К сожалению, в погоне за иностранными инвесторами мы стали забывать, что главным инвестором национальной экономики является рядовой российский покупатель. Каким же видится масштаб импортозамещения? На наш взгляд, объем замещения должен быть не менее 100 миллиардов долларов США, или 4 триллионов рублей; сроки реализации – два, максимум три года; количество новых рабочих мест при этом будет создано – не менее 1 миллиона человек; и дополнительные поступления во все уровни налогов составят порядка 500 миллиардов рублей. Таким образом, реализовав программу импортозамещения, мы совершим экономический рывок, на который ранее потребовались бы многие годы. Главное – не пойти на попятное решение. Вообще, было бы разумно объявить в стране трехлетку импортозамещения.

Второе, мы должны отказаться от явно непропорциональных, если не сказать дискриминационных отношений между кредитными финансовыми организациями и реальным сектором нашей экономики, сделать кредитные ресурсы доступными для бизнеса. О каком экономическом развитии может идти речь в обрабатывающих отраслях, в сельском хозяйстве – главных локомотивах будущего экономического роста, если половина полученной ими прибыли уходит на оплату процентных платежей, а вторая половина – на возврат кредитов. То есть весь инвестиционный ресурс, прибыль этих отраслей уходит кредитным организациям. Утверждение о том, что у нас дорогие деньги, потому что высокая инфляция, не соответствует элементарной экономической логике, все с точностью наоборот. Рост инфляции генерируют кредитные учреждения высокой процентной ставкой. Если в ближайшее время учетная ставка Центрального банка станет примерно такой же, как у западных финансовых регуляторов, то инфляция снизится до 2–3 процентов в год, а экономика начнет набирать обороты – при условии, конечно, заслона перетоку денег в спекулятивный оборот.

С другой стороны, нам нужно приветствовать весьма взвешенные действия Центрального банка России, направленные на поддержание плавающего, сбалансированного с мировыми валютами курса рубля.

Позволю в этой связи привести цитату известного экономиста, ректора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Владимира Александровича Мау, вот что он пишет, по-моему, в седьмом или восьмом номере журнала «Эксперт», цитирую: «Динамика укрепления курса рубля не должна сильно опережать рост производительности труда, это хрестоматийный механизм подрыва конкурентоспособности развивающихся экономик», – конец цитаты. А что происходит в реальности? С 2000 года производительность труда в России увеличилась в 1,6 раза, а рубль укрепился за это время в 4 раза. Судите сами, привело это к подрыву конкурентоспособности нашей экономики или нет?

Продемонстрирую эту хрестоматийную истину на понятном всем примере. В 2000 году затраты на производство одного литра молока составляли 3 рубля за один литр, или 10 центов по тогдашнему курсу рубля. В 2013 году затраты в связи с инфляцией составили уже 12 рублей, или 40 центов. Как видите, за 13 лет затраты на производство одного литра молока выросли не только в рублях из-за инфляции, но и в долларах США в связи с практически неизменным курсом рубля в течение этого периода. Аналогичная ситуация по всем товарам и услугам, которые производятся в стране.

Вывод очевиден: за 13 лет конкурентоспособность нашей экономики из-за опережающего укрепления рубля к основным мировым валютам снизилась в три-четыре раза по отношению к другим странам, поэтому обеспечение сбалансированного валютного курса – это главный фактор конкурентоспособности экономики России в условиях членства ее во Всемирной торговой организации и особенно во взаимоотношениях с Китаем, который становится нашим главным торговым партнером. Почему именно с Китаем? Потому что юань в течение нескольких десятилетий находится на историческом минимуме, и это, на наш взгляд, является главной причиной китайского экономического чуда.

Третье. Конкурентоспособность национальной экономики в значительной степени определяется налоговым законодательством. Поэтому представляется целесообразным отказаться от моратория на пересмотр налогового законодательства. По мнению некоторых членов рабочей группы, заменой самого неоднозначного налога на добавленную стоимость разумным налогом с оборота можно не только снизить нагрузку на бизнес, освободить сотни тысяч бухгалтеров от бессмысленной работы, но и увеличить сбор средств в консолидированный бюджет, что позволит, с одной стороны, компенсировать потери от НДС, а главное – сформировать полнокровные региональные дорожные фонды, о необходимости создания которых мы ведем разговор не один год.

Разумно было бы пересмотреть ставку налога на дивиденды, ее удвоение увеличит поступления в региональные бюджеты и одновременно прекратит практику замены выплаты заработной платы выплатой дивидендов. Пора навести порядок на алкогольном рынке, более половины которого находится в теневом обороте, для чего необходимо, на наш взгляд, во-первых, наделить регионы полномочиями по контролю за оборотом рынка алкогольной продукции, а для этого, во-вторых, внести следующие изменения в платежи акцизов на алкоголь: 50 процентов платить от производства на территории региона, 50 процентов – от реализации с ежемесячной системой учета. В итоге регионы дополнительно получат сотни миллиардов рублей за счет повышения собираемости акцизных платежей и подлатают свои финансовые дыры в бюджетах, а рынок алкоголя станет абсолютно прозрачным.

Неплохо было бы дать возможность регионам вводить налог на прибыль для сельскохозяйственных предприятий. Это было бы хорошим стимулом для одних регионов развивать налоговую базу в сельском хозяйстве, для других – получать заслуженные средства, где уже создан потенциал развития агропромышленного комплекса.

Четвертое. Нам необходимо отказаться от хронического недофинансирования науки – основы нашей будущей конкурентоспособности, экономического и социального прогресса. И решать эту проблему, мы считаем, необходимо не столько за счет увеличения бюджетного финансирования, сколько за счет крупных компаний и корпораций, создания для этого корпоративных инжиниринговых и научно-исследовательских центров, как это принято во всем мире, где половина и более научных исследований финансируются не государством. Кстати, в структуре стоимости западных компаний примерно половина приходится не на материальные активы, а это НИОКРы, ноу-хау, опытные образцы, модели и так далее. У наших компаний стоимость нематериальных активов практически равна нулю. Надо также учитывать, что, наращивая корпоративные инвестиции в науку, мощные стимулы в развитии получат одновременно отраслевая и особенно вузовская наука, прекратится утечка мозгов – основного капитала страны.

Много от чего нам нужно отказаться ради повышения эффективности экономики, но главное, по нашему мнению, нужно отказаться от проведения поспешных, не прошедших глубокую экспертную оценку реформ. Так, реформа в электроэнергетике завершилась вместо обещанного снижения тарифов их ростом, а рядом расположенные промышленные предприятия могут получать электроэнергию по цене, различающейся в два раза, что является абсолютным абсурдом и ведет к межотраслевой экономической дискриминации. Или: в результате реформы РЖД выделились компании по пригородным пассажирским перевозкам – все замечательно, но компенсацию убытков от их работы перекладывают на регионы, а убытки – оттого, что 80 процентов затрат этих компаний приходится на платежи за услуги головной компании, которые абсолютно непрозрачны.

При всем уважении к реформам в образовании, где действительно очень много сделано и делается, – к сожалению, не решается главный вопрос. Система профессионального образования отстает от запросов реальной экономики, интересы учебных заведений, работодателей и самих учащихся разобщены. Экономике нужны высококвалифицированные рабочие, если хотите – современная рабочая аристократия, как правило, со средним образованием, а у нас более 80 процентов молодежи получают высшее образование по специальностям, не всегда востребованным на рынке труда.

И последнее, от чего мы должны отказаться, – это от неэффективного, не меняющегося уже десятилетия, традиционного управления экономикой. Новая экономическая и социальная реальность требует перехода всей парадигмы управления исполнительной части и законодательной власти на управление целями и проектами как экономическими, так и гуманитарными. Сама цель и проект по ее достижению формируют межведомственную вертикаль управления, которая обеспечивает координацию взаимодействия всех участников и исполнителей проекта в пространстве и времени, несет всю полноту ответственности за его исполнение.

В завершение я хочу обратить внимание высокого собрания на поддержку двух таких проектов, которые могут стать настоящими драйверами экономического роста на ближайшее десятилетие. Первый проект – это строительство автомобильных дорог: до 2020 – максимум 2022 года представляется возможным построить в стране не менее 50 тысяч километров современных автобанов, соединив ими не только областные центры, но и большинство районных. При стоимости современной четырехполосной, соответствующей всем современным стандартам дороги не более 200 миллиона рублей за километр потребуется 10 триллионов рублей. Источником финансирования дорожного строительства могли бы стать целевые инфраструктурные займы Центрального банка, которые окупились бы за 10 лет дополнительными поступлениями в консолидированный бюджет от ежегодного роста ВВП на 5 процентов только за счет факта наличия качественных дорог в стране.

Второй проект, который давно стучится во все двери, направлен на расширение в стране масштаба индивидуального жилищного строительства и сопутствующей инфраструктуры. За счет умело выстроенной системы взаимодействия и партнерства между государством, регионами с сетевыми инфраструктурными компаниями, банками и застройщиками вполне возможно ежегодный ввод индивидуального жилья довести по стране до 1 миллиона усадебных домов, а это 130–150 миллионов квадратных метров ежегодно. За 10 лет четверть россиян можно переселить в собственные дома на бескрайних просторах России, навсегда покончить с проблемами ЖКХ и попутно решить демографическую проблему.

Уважаемый Владимир Владимирович и члены Государственного совета! Поддержав только эти два проекта, мы создадим мощный мультипликативный эффект экономического роста на ближайшие 10 лет, а политические последствия от их реализации: это укрепление социальной стабильности и национальной консолидации российского общества – вообще трудно переоценить.

В заключение хочу поблагодарить всех членов рабочей группы за активную совместную работу, а также Администрацию Президента за прекрасную организацию нашей работы по подготовке данного вопроса на заседание Государственного совета.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Алексей Валентинович Улюкаев, Министр экономического развития.

А.УЛЮКАЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Во вступительном слове Президента еще раз было подчеркнуто, что выбор России в пользу участия в глобальной конкуренции, открытия рынков, глобальной конкурентоспособности необратим. Конечно, есть силы в мире, которые пытаются это поставить под сомнение санкционными режимами, сходными с ними попытками.

Хочу обратить внимание на один любопытный аспект. Так называемые секторальные санкции обращены именно к тем секторам российской экономики, которые занимают внушительные позиции на мировых рынках и имеют хороший потенциал развития. Это газовая промышленность, нефтянка, химия, нефтехимия, это оборонно-промышленный комплекс, финансовая и банковская индустрия. Думаю, что специальные меры поддержки, специальные меры обеспечения конкурентоспособности должны быть больше всего сосредоточены именно на этих секторах, и здесь мы должны быть не обороняющейся, а наступательной стороной, имея в виду не только импортозамещение, но и занятие достойных позиций на мировых рынках, мировых цепочках добавленной стоимости.

Для остальных секторов, думаю, что мы должны распространять режим общей экономической поддержки через государственно-частное партнерство, через реализацию наших «дорожных карт», национальной предпринимательской инициативы, через максимальное содействие снижению издержек в области тарифов, в области административных барьеров, в области развития конкуренции. Нам необходимо реализовывать проектный подход, который обеспечивает наибольшую эффективность в поддержании наших усилий в обеспечении экономического роста.

Мы в импортозамещении должны, прежде всего, ориентироваться на компенсацию замещения критических импортных технологий. Это электронно-компонентная база, это наукоемкое станкостроение, инструментальная промышленность, это оборудование для нефтегазового комплекса, это промышленность катализаторов для химии и нефтехимии. Если мы обеспечим эти позиции, значит, мы сбережем огромные объемы национального внутреннего продукта.

С другой стороны, политика импортозамещения не должна ни в коем случае скатываться в поддержание вчерашних технологий. Если мы замещаем товары рынка, значит, технологии уже созданы, капиталовложения уже произведены и уже во многом окупились. Это ориентация на вчерашний день, консервация отставания, политика догоняющего развития – это не наш выбор. История дает нам примеры того, как страны, которые выбирали такой путь, скатывались серьезно в мировой конкурентоспособноти. Для того, чтобы обеспечить максимально эффективный режим импортозамещения и повышения нашей конкурентоспособности, мы должны задействовать комплекс мер. К этому относится использование всего потенциала федеральной контрактной системы. 44-й закон, соответствующие нормативные акты направлены на то, чтобы государственные закупки, больше 8 триллионов рублей федерального бюджета, были сконцентрированы на продукцию услуг отечественных производителей. И здесь мы имеем в виду специальные сегменты закупок, по которым отечественные производители имеют серьезное ценовое преимущество – до 15 процентов цены.

Второе – это серьезное развитие кредита. Мы сейчас действуем в ситуации, когда глобальные рынки капитала для наших заемщиков практически закрыты. Единственный базовый источник финансирования для развития – это наша кредитная система. И вот, Владимир Владимирович, по Вашему поручению мы занимались вместе с Центральным банком, Министерством финансов развитием системы, которая позволяла бы для наиболее критически важных секторов, сегментов российской экономики обеспечивать комфортные условия. Это прежде всего механизм проектного финансирования, потому что проекты, длинные проекты, с высокой степенью капиталоемкости отличаются тем, что банки должны принять решения в условиях высокого риска и неопределенности, 10-летние, 15-летние проекты. С другой стороны, нет залоговой базы для того, чтобы и это, и то подталкивало цену кредита для конечного заемщика в сторону повышения.

Для того, чтобы нивелировать эти негативные аспекты, мы постарались выработать систему, при которой сочетаются, с одной стороны, качественный отбор инвестиционных проектов с использованием современной финансовой экспертизы и с использованием механизма приоритезации этих проектов. С другой стороны, обеспечение наиболее комфортных условий рефинансирования. Облигации, выпускаемые для обеспечения этих проектов, сами по себе кредитные требования, по которым банки готовы кредитовать конечного заемщика по этим проектам, являются объектом залога России на условиях кредита для конечного заемщика по рефинансированию не выше, чем ключевая процентная ставка, плюс 1 процент. При этом сами банки будут фондироваться в Банке России на условиях ключевой процентной ставки минус 1 процент. Таким образом, создаваемая маржа 200 базисных пунктов комфортна для банков и конечные заемщики также получают условия, которые позволяют реализовать большую совокупность реализационных проектов. Для того, чтобы обеспечить сбалансированность этой схемы, предполагается участие федерального бюджета как инстанция, предоставляющая специальные бюджетные гарантии. Эти бюджетные гарантии будут распространяться примерно на 25 процентов всего объема выданных кредитных средств. Конечно, важно определить лимиты по таким системам проектного финансирования. Здесь мы совместно с Банком России будем постепенно их увеличивать.

Сходные схемы распространяются на условиях кредитования в области проектов в оборонно-промышленном комплексе, в области механизмов ипотечного кредитования и поддержки малого и среднего предпринимательства в условиях секвестризации этих проектов.

Второе важнейшее направление – это использование средств Фонда национального благосостояния. Если речь идет о крупных проектах, важных для экономики, использование средств ФНБ, которые предоставляются по весьма льготной ставке: инфляция плюс один процент, позволяют снизить общую ставку в целом по кредиту и позволяют сохранить, с одной стороны, условия, приемлемые для инвестора, но не губить проект завышенной ставкой.

И конечно, чрезвычайно важны такие направления, как снижение в целом издержек в банковской отрасли, снижение стоимости пассивов для банков. Это непосредственно связано с уровнем инфляции, поэтому та работа, которую мы проводим совместно с Банком России по контролю инфляции, является в этом смысле мощным источником снижения цены кредита для конечного заемщика.

Еще одно важнейшее направление, о котором хочу сказать в плане поддержки нашего производителя, его конкурентоспособности, – это механизм стимулирования экспорта, прежде всего несырьевого экспорта. Здесь у нас большие резервы, в соответствии с принятой «дорожной картой» мы должны обеспечивать темпы роста несырьевого экспорта не менее 6 процентов в год. Для этого задействовать такой механизм, как экспортные кредиты, как субсидирование процентных ставок, как страхование предпринимательских и политических рисков, предоставление государственных кредитов и гарантий.

Хочу сказать, что несмотря на очень острую бюджетную ситуацию, мы смогли найти в рамках бюджета на ближайшую трехлетку средства на обеспечение субсидирования процентной ставки в области экспортного кредитования на сумму по 10 миллиардов рублей в каждый из годов. Мы делаем большую ставку на создание центра гарантийной, страховой и кредитной поддержки экспорта на базе двух имеющихся наших агентств – ЭКСАР и Росэксимбанка, и точно так же смогли предусмотреть дополнительные средства на капитализацию этой организации в суммах 10, 20 и 30 миллиардов соответственно за 2015-й, 2016-й, 2017 годы. Рассчитываем, что это также позволит существенно улучшить условия, сделать ситуацию конкурентоспособности для наших производителей лучше.

Большой спрос существует на мировых рынках на нашу продукцию, на продукцию наших авиапроизводителей, производителей транспортного машиностроения, оборудования для химии, нефтехимии, для атомной энергетики, в целом для энергетики. Очень важно выстроить приемлемую финансовую схему. Мы конкурируем в этом с западными финансовыми агентствами, которые предоставляют кредитный ресурс для экспорта по уровню 1,5-2 процента годовых.

Сейчас кредит, который предоставляет Внешэкономбанк – это 7 процентов годовых, поэтому именно субсидирование процентной ставки и удешевление страхового покрытия создает лучшие условия для нашей конкурентоспособности.

Два слова о создании нефинансовых условий для поддержки нашей конкурентоспособности. Мы существенно меняем систему работы российских торгпредств, делаем их центрами сервисной поддержки российских компаний. Мы готовы с самого начала через создание региональных центров поддержки экспорта растить экспортера, помогать ему в наших центрах и в наших торгпредствах информационно, юридически и иными механизмами. Такая работа во многом уже состоялась, мы в ближайшее время ее продолжим.

И, конечно же, чрезвычайно важна оптимизация нашего участия в ВТО. Мы в течение долгих 16 лет готовились к этому, поэтому преступно было бы сейчас не использовать тот механизм, который есть. Механизм этот состоит в возможности устранения тех торговых барьеров, которые есть сейчас на пути наших товаров. Мы смогли в годовом режиме снять демпинговые ограничения на суммы свыше сотен миллионов долларов.

Второе – мы должны качественно использовать механизмы разрешения торговых споров. Сейчас мы ведем два торговых спора, официальных, в рамках Всемирной торговой организации. Один из них – по Третьему энергопакету, который фактически дискриминирует поставщиков российского газа, нефти и нефтепродуктов на европейские и иные рынки. И второе – это так называемый энергопакет, который позволяет нашим партнерам создавать демпинговые процедуры против якобы демпинга, связанного с использованием газовых, нефтегазовых ресурсов в производстве минеральных удобрений, в химии, нефтехимии и других отраслях. Мы рассчитываем на то, что эти два серьезных процесса мы сможем максимально эффективно реализовать.

Кроме того, конечно, защита нашего потребителя от тех процедур, которые наши коллеги в области легких коммерческих грузовиков, в области лицензионного сбора и в области сельского хозяйства, поставок свинины против нас ведут здесь. Мы тоже максимально потенциал организации по разрешению споров должны использовать.

И конечно, ВТО – это целый механизм для улучшения условий международной торговли. Сейчас многие страны мира пользуются мощной поддержкой – субсидией, прежде всего для своих сельхозпроизводителей. Это создает условия неприемлемые для наших сельхозпроизводителей в части завоевания новых рынков и в части работы на собственном рынке. Поэтому эта работа в рамках Дохийского раунда, в рамках Всемирной торговой организации будет максимально продолжена.

Хочу сказать еще об одной, может быть, частной вещи. То, что наши партнеры по ВТО не смогли провести легальным образом, когда речь шла об условиях участия России во Всемирной торговой организации, они пытаются под ковром протащить, например, через механизм так называемого ассоциированного членства Украины в европейском сообществе, которое позволило бы фактически снять таможенную защиту на границе Украины–ЕС и России–Украины и этим создать риски серьезного вытеснения российских товаров с европейского рынка, а также ухудшение ситуации на внутреннем российском рынке. Мы считаем такую ситуацию недопустимой. В результате работы, которую мы вели по поручению Президента Российской Федерации, удалось добиться приостановки такого решения и этим сэкономить серьезные возможности для нашего ресурсозамещения, прежде всего, в области продовольствия, программы которого мы сейчас разворачиваем.

Также хочу сказать, что в условиях острой бюджетной проблемы мы смогли найти дополнительно 20 миллиардов рублей в год специально для поддержки программ импортозамещения в сельском хозяйстве.

Конечно, полностью согласен с тем, что мы должны иметь конкретные планы импортозамещения по сельскому хозяйству, промышленности и иным сферам. И в ближайшее время мы об этих планах доложим.

Спасибо.

В.ПУТИН: Благодарю Вас.

Гордеев Алексей Васильевич, Воронежская область, пожалуйста.

А.ГОРДЕЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания Госсовета!

Евгений Степанович и Алексей Валентинович представили достаточно подробные доклады, поэтому позволю себе остановиться на нескольких выводах и предложениях.

Уважаемый Владимир Владимирович, Вы знаете, что я являюсь последовательным критиком Всемирной торговой организации. Это связано с тем, что ВТО, декларируя принципы либерализации международной торговли, по существу позволяет развитым странам и прежде всего Евросоюзу проводить жесткую протекционистскую политику, в частности в аграрном секторе. Заявленные цели ВТО не предусматривают решения ни одной из глобальных проблем в мире, например таких, как уменьшение числа голодающих, проблем занятости, бедности, безопасности, защиты окружающей среды, поддержки сельских территорий. Становится очевидным, что развитые страны концентрируются прежде всего на своих коммерческих интересах.

В материалах, представленных на заседании Госсовета, на мой взгляд, нет одного существенного вывода. Введение санкций против нашей страны показало, что механизмы ВТО оказались нежизнеспособными в условиях текущей политической ситуации и что либеральная экономика и свободная торговля – это для романтиков. Когда дело касается национальных интересов, тем более геополитических, все средства хороши.

Что касается заявленной темы, развития отечественного бизнеса, то сегодня очень важно не скатиться к психологии выживания. Поэтому необходимо, чтобы руководители министерств, финансово-экономического блока Правительства и Центрального банка России мобилизовали сознание на выполнение главной задачи – задачи экономического роста. Это мы услышали у основного докладчика. Не вызывает сомнений, что показатель инфляции является основополагающим при оценке состояния экономики, но при этом он не единственный. Существует целый ряд других показателей и факторов, обеспечивающих экономический рост в стране. В этой связи острейшей представляется проблема кредитования хозяйствующих субъектов. Вы, Владимир Владимирович, сказали об этом в своем выступлении.

Какой бы избитой эта тема ни была, к ней приходится возвращаться, так как уровень процентных ставок не позволяет не только модернизировать производство, но и просто поддерживать хоть какую-то доходность. Очевидно, что нужны дешевые длинные кредиты. Пусть это будут целевые деньги, направляемые на производство, с задачей обеспечить импортозамещение товаров, по которым у нас есть абсолютные и сравнительные преимущества.

Ярким примером является производство молока и молочной продукции. Сегодня на российский рынок за счет отечественного производителя поступает в год примерно 17 миллиона тонн сырого молока, в то же время по импорту молочной продукции в пересчете на молоко завозится 10 миллионов тонн, то есть почти 40 процентов составляет импорт на сумму 5 миллиардов долларов США. При этом сравнительный анализ показывает, что никаких естественных преимуществ у европейских производителей нет. Следует отметить дополнительно, что молочное животноводство имеет первостепенное значение в устойчивом функционировании сельских территорий, и интерес государства здесь очевиден. Решая задачу импортозамещения, оно будет во многом способствовать поддержке развития сельских муниципалитетов.

Что происходит на практике сегодня? Уже почти два года как на уровне Минсельхоза России перестали рассматривать и поддерживать проекты по реконструкции и строительству новых молочно-товарных комплексов через субсидирование процентных ставок по выданным кредитам. В регионах такие проекты продолжают реализовывать, исходя из показателей и обязательств национального проекта. И агробизнес испытывает, мягко говоря, затруднения в ожидании компенсации понесенных затрат на обслуживание инвестиционных кредитов. Например, по нашей Воронежской области это порядка 140 миллионов рублей. Предлагаю в кратчайшие сроки разобраться и найти решение по поддержке инвестиционных проектов, прежде всего в отрасли животноводства.

В заключение своего выступления хочу озвучить еще одно предложение. В течение 20 лет рыночной экономики в России выросли свои, отечественные капитаны бизнеса, которые ни в чем не уступают западным партнерам. Последние годы в стране сформировались отраслевые союзы и ассоциации, все они владеют глубокой аналитикой состояния рынков и соответствующих производств, а также пониманием препятствующих развитию внутренних барьеров. Считаю, что это профессиональное сообщество может являться серьезным подспорьем Правительству в выработке тех или иных эффективных моделей развития отечественного конкурентоспособного бизнеса. Пришло время существенно укрепить координирующую роль Торгово-промышленной палаты России как консолидированного субъекта отношений бизнеса и власти, бизнеса и общества. В этих целях можно использовать опыт Германии, там Палата экономики принимает активное участие в выработке экономических решений на уровне федерального правительства и правительства земель, к тому же является субъектом законодательной инициативы в сфере экономики.

Уважаемый Владимир Владимирович, прошу при доработке проекта решения заседания Госсовета учесть мои предложения и спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Благодарю Вас!

Пожалуйста, Мантуров Денис Валентинович – Министр промышленности и торговли Российской Федерации.

Д.МАНТУРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В соответствии с Вашим поручением по дополнительным мерам стимулирования экономического роста, Минпромторг разработал и внес в Правительство проект плана мероприятий по содействованию импортозамещению. Он включает комплекс мероприятий на 2014-2015 годы, направленных на увеличение доли отечественной продукции по всем ключевым секторам обрабатывающей промышленности.

Сейчас в половине отраслей импорт составляет свыше 50 процентов от общего объема продаж. Такая ситуация несет в себе как существенные риски для экономики, так и реальное окно возможностей, которые мы не должны пропустить и должны обязательно использовать. Характерно, что лояльность покупателей к отечественной продукции растет практически по всей номенклатуре, то есть введенные зарубежные санкции работают на продвижение российских товаров. Эти тенденции мы учли при разработке плана и проработали три сценария. Очевидно, что государственные вливания не дают прямой мультипликации ни в одном секторе экономики. Понимая, что лишних средств в бюджете нет, за базовый вариант мы приняли сценарий без дополнительного финансирования, но с активным использованием регуляторных механизмов.

Предложенные в плане мероприятия найдут отражение в действующих госпрограммах с возможным перераспределением бюджетных средств, и только в части промышленного оборудования мы готовим отдельную подпрограмму.

При реализации мероприятий будет обеспечен дополнительный спрос на отечественную продукцию за счет совершенствования механизмов госзакупок. В частности, расширяется номенклатура товаров, подпадающих под запреты и ограничения на приобретение импорта для государственных и муниципальных нужд. Поскольку мы уже сильно продвинулись в этой части, аналогичные меры необходимо реализовать и в отношении компаний с государственным участием. Эти мероприятия не идут в разрез с правилами ВТО. Большой объем работ предстоит проделать в рамках стандартизации. Этот инструмент, с одной стороны, позволяет очень эффективно управлять спросом по всем секторам экономики, а с другой – стимулирует производителей к улучшению характеристик своей продукции или созданию совершенно новых образцов.

Конечно, чтобы выпускать новые товары, в том числе не имеющие аналогов в нашей стране, нужны современные мощности. Здесь присутствуют главы субъектов Федерации, руководители предприятий, которые уже доказали свою эффективность по развитию новых производств не столько за счет бюджетных средств, сколько благодаря грамотному использованию административно-разрешительных мер и настойчивости в реализации инвестпроектов. Существенную поддержку таким руководителям окажут новые механизмы стимулирования, которые мы заложили в законопроект по промышленной политике. Это и предоставление налоговых льгот, инструмент специальных инвестиционных контрактов, субсидирование НИОКРов, возвратное финансирование через Фонд развития промышленности, капитал которого уже начнет наполняться до конца этого года, в рамках поручения, Владимир Владимирович, которое Вы дали в мае этого года. Кстати, именно сегодня законопроект рассматривается на заседании Комитета по промышленности Госдумы, а первое чтение планируется на начало октября.

Дополнительно с упомянутыми мною мероприятиями мы должны будем пересмотреть таможенно-тарифное регулирование. Сейчас рассматривается вопрос об увеличении ставок ввозных пошлин по ряду позиций товарной номенклатуры до уровня связывания в рамках ВТО. При этом прорабатывается возможность и снижения пошлин на отдельные виды сырья и комплектующих, необходимых для выпуска финальных образцов промышленной продукции. Наша страна имеет право с 1 января следующего года инициировать переговоры по изменению своих тарифных обязательств в рамках ВТО. Хотели бы получить в этой части Вашу поддержку. Все предусмотренные в плане мероприятия дополняют подходы в макроэкономической политике, о которых говорил сегодня Евгений Степанович Савченко.

Без создания условий для выгодного инвестирования, конкурентоспособности экономики по издержкам и доступности кредитных ресурсов нельзя рассчитывать на рост промышленности и, следовательно, на эффективное решение задачи импортозамещения. «Дорожная карта» не затрагивает напрямую вопросов обеспечения продовольственной безопасности.

В этой части я хотел бы доложить, что ситуацию на рынке продовольствия удается удерживать без дефицита и существенного роста цен, фактор сезонности этому также способствует, особенно в плодоовощной группе. При этом необходимо наращивать объем отечественного производства в таких категориях, как мясо, рыба, молочная продукция, включая сыры. Все крупные сети активно подбирают поставщиков, способных заместить импортную продукцию, попавшую под специальные экономические меры.

Наряду с реализацией политики импортозамещения, мы продолжаем осуществлять поддержку экспорта отечественной высокотехнологичной продукции военного назначения через прямые субсидии и гражданского назначения, о которой подробно доложил Алексей Валентинович Улюкаев. Несмотря на текущую внешнеполитическую напряженность, мы продолжаем в плановом режиме осуществлять мероприятия по продвижению российских товаров на глобальном рынке. Для этого на крупнейших международных выставках организуются российские экспозиции и насыщенная программа деловых встреч. Они позволяют несколько снизить опасения наших иностранных партнеров и сохранить отношения с зарубежным бизнес-сообществом в позитивном контексте.

Таким образом, в текущих условиях стимулирование экспорта и регулирование импорта для поддержки отечественного производителя взаимно дополняют друг друга и становятся основными задачами государственной политики как во внутренней, так и во внешней торговле.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Минниханов Рустам Нургалиевич, Республика Татарстан.

Р.МИННИХАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Обсуждаемая сегодня тема актуальна для всей страны. Промышленный сектор Татарстана занимает 44 процента всей республиканской экономики, почти половина нашей продукции экспортируется за рубеж. Республика занимает лидирующие позиции в стране по производству грузовиков, автомобильных шин, газовых турбин, пластмасс и синтетических каучуков. В республике производятся самолеты, вертолеты, речные и морские суда, промышленные компрессоры и другая продукция.

Мы активно используем в своей работе новые подходы и инструменты промышленной политики, реализуемые Минпромторгом России. Это отраслевые фонды развития, технически перевооруженные предприятия в рамках федерально-целевых программ, субсидии на уплату процентов по кредитам и расходов на НИОКРы. И ждем появления нового фонда.

В рамках поставленной Вами, уважаемый Владимир Владимирович, задачи по созданию и модернизации высокотехнологических рабочих мест в Татарстане ведется системная работа по различным направлениям. Прежде всего, проводится комплексная модернизация и техническое перевооружение базовых отраслей экономики. Для сокращения отставания от ведущих мировых компаний совместно со Сбербанком и Strategy Partners Group реализуется программа повышения производительности труда в нефтехимии и машиностроении. На 162 предприятиях внедряются передовые производственные системы и линии технологий. Лидером здесь является ОАО «КамАЗ». При затратах 160 миллионов рублей экономический эффект за семь лет на предприятии уже составил 30 миллиардов рублей. Кроме того, ведется работа по повышению энерго- и ресурсоэффективности. На всех ведущих татарстанских предприятиях приняты соответствующие программы. Примером может являться ОАО «Нижнекамскнефтехим» – крупнейший потребитель энергоресурсов, где за последние десять лет снизилась в два раза энергоемкость на единицу произведенного товара. Все это происходит на фоне значительного увеличения выпуска продукции.

Республика Татарстан совместно с Министерством образования и науки России и промышленными предприятиями на условиях государственно-частного партнерства создает 25 отраслевых ресурсных центров для подготовки и переподготовки кадров. В них будет сконцентрировано новейшее промышленное оборудование для учебного процесса, уникальные кадровые и методические ресурсы. В этом году пять таких центров уже мы запустили, и работа дальше продолжается.

Уважаемые коллеги! Конкурентные преимущества Республики определяются следующими точками роста экономики. Прежде всего это нефтегазохимический комплекс. Разрабатывается уже четвертая республиканская программа развития комплекса на 2015-2019 годы, которая предусматривает в нефтепереработке доведение объемов переработки нефти до 22 миллионов тонн с глубиной не менее 97 процентов, и это является сырьевой базой для нашей нефтехимии, в нефтехимии – строительство комплексов по производству этилена мощностью в 1 миллион тонн, что позволит увеличить в два раза объем выпускаемых в Республике полимеров, создание новых предприятий малого и среднего бизнеса для увеличения объемов переработки полимеров внутри Республики от общего объема до 50 процентов. Также в следующем году будет запущен проект «Аммоний» по производству минеральных удобрений, который был поддержан Вами, уважаемый Владимир Владимирович.

Наличие крупных машиностроительных предприятий, как «КамАЗ», «Соллерс» и «ЛАЗ», позволило создать в Республике мощный автомобильный кластер, что способствовало привлечению высокотехнологичных компаний по производству автокомпонентов. И эта работа дальше продолжается.

Ключевая роль в повышении конкурентоспособности республиканской экономики отводится особой экономической зоне «Алабуга». Сегодня здесь реализуют свои проекты 42 резидента с заявленным объемом инвестиций более 150 миллиардов рублей, из которых более 70 миллиардов уже проинвестировано. Действует 12 заводов, на которых создано 4,5 тысячи высокопроизводительных рабочих мест. В ближайшие полгода запустим еще шесть новых заводов. В числе выпускаемой этими предприятиями продукции автомобили, современные теплоизоляционные материалы, стекловолокно, электротехническое оборудование, автомобильное и листовое стекло, суперконцентратор красителей и добавок для пластмасс, нетканое полотно и другие полимерные изделия. Отмечу, что все эти проекты реализуются в рамках программы по импортозамещению.

Буквально через несколько дней, 24-го числа, на территории зоны начинает работать один из крупнейших заводов Европы по производству плит МДФ, ДСП и ОСП, используя местную малоценную древесину в объеме 700 тысяч кубометров, которая ранее в Республике не находила применения. Также мы продолжаем активную работу по привлечению новых резидентов.

Благодаря поддержке Правительства Российской Федерации в Республике создана вторая особая экономическая зона и реализуется масштабный проект по строительству города-спутника Казани – Иннополиса. Совместно с Министерством связи России мы готовим комплекс мер по разработке импортозамещающего программного обеспечения. Иннополис станет одним из главных центров IT-отрасли в нашей стране, в котором будут работать до 60 тысяч высококлассных IT-специалистов. В начале 2015 года запускается первый пусковой комплекс, это технопарк, это IT-университет, спортивный комплекс, арендное жилье и вся необходимая инфраструктура инженерная и транспортная.

Важным фактором повышения конкурентоспособности экономики является создание материала с новыми потребительскими свойствами. Так при поддержке Внешэкономбанка в Татарстане реализуется ряд проектов общефедерального масштаба. Построен завод по производству синтетического сапфира для электронной и авиационной промышленности. Запущен завод по производству конструкций из композитных материалов для «Объединенной авиастроительной корпорации». По программе Минпромторга России на основе отечественных технологий начато строительство первого в СНГ комплекса по производству продукции из кремния и органической химии. Кроме того, компания «Композит» завершает строительство завода по производству углеродного волокна для предприятия «Росатом».

По программе Минэкономразвития России в Татарстане созданы уникальные инженерные центры, соответствующие мировым требованиям. Это центр по внедрению лазерных технологий в сфере машиностроения, центр по разработке и производству отечественных медицинских роботов-симуляторов («Эйдос-Медицина»). В текущем году планируем открытие центра в сфере химических технологий в рамках широкомасштабной программы реинжиниринга. В городе Набережные Челны создается центр робототехники третьего поколения, который призван совершить технологический прорыв в базовых отраслях машиностроения.

Уважаемый Владимир Владимирович, большая часть вышеперечисленных проектов реализуется на территории Камского инновационного территориального производственного кластера, который на ближайшие 10 лет определен основной точкой роста экономики Республики. Реализация всех этих проектов позволит к 2020 году утроить объем промышленного производства в кластере и достичь уровня 2 триллионов рублей. Для достижения этой цели необходима господдержка, опережающее развитие социальной, транспортной, энергетической и инженерной инфраструктуры.

И в заключение. Совместно с ведущими предприятиями республики нами выработан ряд предложений в части защитных мер и мер поддержки. С Вашего разрешения, Владимир Владимирович, данные предложения в письменном виде будут переданы редакционной комиссии. У меня все.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Рустам Нургалиевич. Пожалуйста, Пумпянский Дмитрий Александрович, «Трубная металлургическая компания».

Д.ПУМПЯНСКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

В своем выступлении я также хотел бы остановиться на вопросах импортозамещения в промышленности и защиты национального рынка. Необходимо отметить, что в стране за последние годы уже созданы целые отрасли, которые позволяют практически исключить импорт на внутреннем рынке и при этом успешно конкурировать на зарубежных рынках. Например, трубная промышленность, в развитие которой за последние 10 лет вложено более 360 миллиардов рублей частных инвестиций, при этом создано 15 тысяч высокотехнологичных рабочих мест в шести регионах Российской Федерации. Сегодня российские трубники могут производить и производят практически все виды труб для отечественной нефтегазовой отрасли, включая продукцию для подводной добычи и транспортировки углеводородов.

Другой пример. Инвестиции в развитие транспортного машиностроения за период с 2005 года составили более 150 миллиардов рублей. За счет создания совместных предприятий с мировыми лидерами в данной области в стране созданы конкурентоспособные производства по выпуску локомотивов и электропоездов. Знаковым проектом является завод «Уральские локомотивы», который производит современные электровозы, не имеющие аналогов в мире. Эти локомотивы полностью обеспечивают потребности РЖД по переходу на тяжеловесное движение. Там же создано производство электропоездов «Ласточка», известных по Олимпиаде в Сочи. Российским железным дорогам будут поставлены поезда для сети городского, пригородного и межрегионального скоростного сообщения. У проекта жесткие требования по локализации производства комплектующих, сейчас около 60 процентов, через три года локализация составит 80 процентов. Мы на этот уровень обязательно выйдем, в том числе благодаря такому механизму, как таможенный режим переработки для внутреннего потребления, который в России будет применен впервые.

Уважаемые коллеги, в связи с тем, что задача импортозамещения становится ключевой для отечественной промышленности, национальный приоритет должен стать доминирующим при осуществлении закупок всеми крупнейшими российскими компаниями, независимо от доли государственного участия. Необходимо также при реализации сегодняшних и будущих масштабных, инфраструктурных, международно-значимых спортивных и социальных проектов, энергетических проектов российских нефтегазовых компаний предусмотреть в проектной документации производство и применение продукции, товаров и услуг российского происхождения, используя в случае отсутствия российских аналогов передовые зарубежные технологии, но только на условиях локализации не менее 60 процентов. Это позволит, с одной стороны, обеспечить загрузку промышленности, а с другой – повысить технологическую безопасность российской экономики.

Ведущая роль в этой работе принадлежит Министерству промышленности и торговли. Как уже отмечалось, по его инициативе соответствующие решения по закупкам для государственных и муниципальных нужд уже приняты, прорабатываются соответствующие рекомендации представителям государства компаниям с госучастием. Мы считаем, что новое поле возможностей роста дает Фонд развития отечественной промышленности, предусмотренный законом о промышленной политике. В условиях односторонних торговых и финансовых санкций фонд сконцентрируется на финансировании НИОКР и ТЭО новых проектов, что немаловажно и для российских регионов с точки зрения унификации подходов к территориальному размещению производительных сил.

Одним из ожиданий бизнеса является создание механизмов поддержки, спроса и стабилизации рынков. Так, российское локомотивостроение надеется на стимулирование платежеспособного спроса от РЖД, в том числе с внедрением механизма субсидирования из федерального бюджета процентной ставки по лизинговым платежам. Для обновления в стране парка электропоездов, износ которого составляет более 85 процентов, целесообразно включить в правила предоставления субсидий на приобретение инновационных вагонов дополнительную категорию – электропоезда для скоростного пассажирского сообщения с эксплуатационной скоростью в диапазоне от 140 до 250 километров в час. По мнению экспертов, бюджетные средства, вложенные в реализацию таких проектов, создадут реальный мультипликационный эффект: каждый рубль, инвестированный в развитие железнодорожной инфраструктуры дает почти 1,5 рубля ВВП страны за счет развития почти 19 смежных отраслей производства. Не менее важен и социальный эффект: использование, например, поездов «Ласточка» в регионах реально воспринимается как движение к новому качеству жизни.

Хотелось бы также остановиться на вопросах адаптации промышленности к условиям ВТО. По нашему глубокому убеждению, членство в ВТО – это, прежде всего, наиболее эффективный механизм защиты своего производителя. Сегодня, благодаря активной позиции Минпромторга, Минэкономразвития, РСПП и ТПП в Евразийской экономической комиссии сформированы согласованные подходы в вопросе имплементации законодательства Таможенного союза механизмов тарифной защиты, принятых в мировой практике. В частности, теперь закреплена возможность ретроактивного применения антидемпинговых и компенсационных пошлин. Это нововведение дает бизнесу возможность более эффективно бороться с недобросовестной конкуренцией на рынке Таможенного союза. Выработка мер по повышению конкурентоспособности российского бизнеса также теснейшим образом пересекается с вопросами нетарифного регулирования. Это целый пласт подходов, который необходимо активнее развивать. Конечно, следует обратить более пристальное внимание на такой инструмент технического регулирования, как стандартизация, на что справедливо указывается в докладе, подготовленном к сегодняшнему заседанию. Требования стандартов намного шире требований технических регламентов и включают в себя не только показатели безопасности, но и качества, а также требования, связанные с климатическими и технологическими особенностями. Представляется, что на конкурсах и тендерах при государственных закупках должны применяться в первую очередь национальные или гармонизированные с международными стандартами.

Уважаемый Владимир Владимирович! У бизнеса сложилось четкое понимание, что ВТО – это не пропуск на международные рынки, а возможность закрепиться и уверенно работать на домашнем рынке. Важную роль при решении этой задачи играет информационное и консультационное сопровождение со стороны государства. Создание центра экспертизы по вопросам ВТО при Минэкономразвития и информационно-аналитического центра по вопросам внешнеторговой деятельности при Минпромторге – давно ожидаемое и, безусловно, позитивное событие. Мы надеемся, что их вклад в проведение информационной кампании и образовательных мероприятий в регионах страны по проблематике ВТО будет значительным и полезным.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Дмитрий Александрович.

Уважаемые коллеги, кто хотел бы высказаться, если желание есть, то можно с места, если кто-то хочет пройти сюда, пожалуйста.

Прошу Вас.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я бы не стал выступать, но я не услышал все-таки, в чем конкурентоспособность российской экономики. Два направления, только два. Транспортное – это протяженность территории, которой нет ни в одной стране мира. Мы автоматически всегда конкурентоспособны. И второе – продовольственное. Ни у кого нет такого количества пашни, десятки миллионов, которые могут производить чистое продовольствие, в котором нуждается вся планета.

Вот Транссиб кто стал строить? Депутаты? Их не было тогда, и хорошо. Министры все были против. Только царь решил строить. А почему? Проиграли в Крыму. Вот нужен стимулятор, чтобы начать делать что-то грандиозное. Или вот этот зал кто построил? Когда другие стали строить, тут «аквариум» рядом, здесь же на территории. Правильное решение, Владимир Владимирович, – 14-й корпус убрать. Еще уберите Дворец съездов, и там пусть будет то, что было раньше, тогда будет Кремль единым ансамблем.

Продовольственная проблема – здесь, конечно, нужен специальный комитет. Сельское хозяйство – они сеют и пашут, а вот купить продовольствие у всех, кто производит, сохранить, переработать и продать – должно быть отдельное ведомство, ибо человечество каждый год от голода умирает и от жажды. И вот такой комитет мог бы заняться тем, чтобы и своих обеспечить, и экспортировать. Поэтому два направления – транспорт, продовольствие, и мы выигрываем по всем позициям и про ВТО забудем, потому что тогда наше будет ВТО, наше продовольствие и наши дороги.

Все выступали хорошо, я не буду критиковать, хотя иногда это превращалось в перечень того, что сделали. Молодцы! Иногда говорят, чего не сделали, правильно, но причины никто не называет. Причины успеха понятны, все хорошо. Или деньги попросить, тоже хорошо, дайте денег – сделаем. Вот без денег как сделать? Поэтому вопрос, как нам подобрать новую экономическую элиту страны.

Вот смотрите, сидит 127 человек, еще 23 – министры, федеральные службы. Всего 150, всего надо, чтобы управлять Россией на самом верху, 150 человек. Неужели мы не можем подобрать самых талантливых, самых умных? Сидящие здесь хорошие, но на будущее, чтобы эту программу выполнить, надо начинать этих людей подбирать. Не помощник Президента по кадрам или управление кадров в министерстве, там по бумагам считают, анкета. Давайте хотя бы в анкету вставим пункт – «что ты делал в августе 91-го года, в октябре 93-го года». Так глобально посмотреть, а чем жил человек последние 20 лет. И эти 150 человек – это по одному от миллиона. Мы должны миллион просеять, там дети, старики и пожилые люди, останется 400 тысяч. Что, это трудно сделать? По два человека в месяц, и мы за год получим этих нужных людей – Подготовка чиновника-организатора всех процессов, чтобы чиновник все делал. Сегодня мы к нему, как к барину идем.

Простой пример. Я хочу легализовать подключение к электроэнергии, газоснабжению. Я бегаю по ним, они бегают от меня, потому что они не хотят, чтобы я платил легально налоги, я должен их искать. Мне выкатывают сумму 10 миллионов, я звоню министру, он опускает до 3 миллионов. А как простой гражданин опустит в 3 раза дешевле? Это скрытая форма взятки. Не хочешь давать, заплатишь дороже. Себестоимость ниже соответственно, а излишнюю сумму они между собой поделят.

Многие купили землю и не обрабатывают ее, им некогда. Но возьмите и соедините хозяев, давайте, мы вас в аренду возьмем. Я требую, чтобы мне показали границы моего участка, два года не показывают. То есть чиновники саботируют, а они должны организовывать, и где хозяева живут в городах и не могут обрабатывать, создать кооперативы, и городской владелец получит деньги. Пусть 20 тысяч в месяц арендная плата будет, но он хоть что-то получит, и земля будет задействована. Чиновник этого не хочет делать. Нужно сито, нужен такой политический единый госэкзамен, надо же посмотреть на человека, мы по анкете ничего не сделаем. В анкете до сих пор нет пункта: «Ваши деловые качества». Или пишут там: «Коммуникабелен, энергичен, инициативен». А кто это подтвердит? Я читаю курс лекций – всем нравится, но дальше никуда не идет, мое чтение заканчивается в аудитории. Я посылаю диски с моими лекциями в Министерство образования – оно молчит, в Администрацию Президента – она молчит. Ну, слушайте, все, кто меня слушают, они говорят, что они такого ни от кого не слышали, им это нужно, это другое совсем. Нам нужен чиновник другой, нам нужно и образование другое, и лектор другой, но когда есть этот тот, кого не надо выявлять, мы его тормозим. Я ведь не прошу должностей, пусть, если такой, как я, где-то мучается, давайте ему поможем.

Отраслевые министерства – мы их все позакрывали, это же неправильно. В маленькой стране можно все делать в рамках каких-то компаний, в больших объемах, Европа, – транснациональные компании, у нас же с вами нет транснациональных компаний, нам нужны отраслевые министерства. Кто будет строить? Вот Министерство транспортного машиностроения. Сидит Министр промышленности, это же министерство-монстр, все у него и у него вся торговля. Он один у нас, получается, министр? Разве это можно? Обязательно восстановить ряд, не все, ряд отраслевых министерств, отвечающих за машиностроение. Торговля отдельна во всем мире. С какой стати этот министр занимается торговлей? Они производят и они торгуют – такого не бывает, это отдельный сектор. Есть даже отдельно внешняя торговля, мы ее всю уничтожили. Какой-то жалкий департамент занимается авиацией. Другой маленький департамент занимается судостроением. Огромный флот весь океан бороздит – два чиновника в каком-то маленьком департаменте. Это неправильно, я считаю.

Поэтому мы должны помочь таланту выявиться в стране. У нас самая талантливая страна: до сих пор на наши деньги живет Америка, Европа и все прочие и нашими мозгами. Поэтому задача – мозги оставить здесь, а эти мозги помогут деньги вернуть сюда. Это будет хорошо.

А то некоторые товарищи удивились, что одного посадили под домашний арест. Да ты радоваться должен: ты сидишь дома, у тебя тот же холодильник, та же кровать, еще недовольный – как это так. Значит, если бизнесмен – неприкасаемый. Может, наоборот, надо еще посадить с десяток под домашний арест, они должны молчать и ни в коем случае не пытаться сказать, что им что-то не нравится – давление на бизнес. Нам нужно давление на интеллект, чтобы у нас был тесный бизнес, чтобы деньги были здесь. Что за бизнес, который деньги увозит за границу? Они обнаглели, 1 триллион долларов увезли и когда пытаются спросить: откуда эти деньги и почему увезли, они недовольны – домашний арест им слишком много. Я считаю, это неправильно.

Поэтому хотелось бы, чтобы все-таки мы нашли способ подобрать на будущее 150 человек. И они, Владимир Владимирович, не должны идти на выборы. Если мы их ведем на выборы, они прекращают все проекты, все останавливают: никому не нужна дорога под окном, никому не нужна автостоянка, площадка для выгула собак, им никому, гражданам России, ничего не надо – им нужен санаторий. А где мы это возьмем? Строить ничего нельзя.

Я просыпаюсь – электричка идет. Что, электричку убрать в Матвеевское? А куда пассажиры пойдут? А меня будит электричка – я плохо сплю. Все, может быть, хорошо спят, а я слышу, когда идет электричка. Так что, убрать электрички, убрать метро? Иногда идет подземельное, иногда чувствуем в домах, которые стоят рядом с метро: дрожит что-то такое.

Поэтому на выборы нельзя посылать чиновника, у вас министры не на выборах, но депутаты пусть идут на выборы, губернаторы на выборы. Ни в одной стране мира нет, в Европе никто не выбирает. Зачем берем пример с США? Это ненормальная страна, она искусственная страна. Еще Пакистан в пример взяли. 200 стран губернаторов не выбирают. Вот вертикаль власти вся должна идти только сверху вниз, и никаких выборов, они прекращают работать, и каждый год выборы. Давайте три кампании: Президент, через год – Дума, через год – все остальные, три кампании с перерывом каждый год. И в марте проводить, чтобы на текущий год пошла новая команда и на 5 лет пошла. Может быть, и от выборов Президента отказаться всенародного. Как может весь народ кого-то избирать? То есть посадите здесь интеллект нации и дайте прямо тут же бюллетень с 3-4 фамилиями. Пока они напишут фамилии, через полчаса известно имя главы государства. Сколько денег уходит! Все тормозится, интриги, команды, кто с кем, когда. Там хромая утка – не хромая утка. Это же не наша с вами стихия. Пусть выборы будут в самом низу, а губернатор, мэр, сити-менеджер пусть будет, только по-русски – городской голова, пусть его городские депутаты и назначат и вместе с ним отвечают. Я хотел остановиться, я заканчиваю, потому что много других может быть. Хотя, может быть, другим и не всем надо выступать, но после меня выйдут еще трое, как минимум.

Значит, вот борьба за мозги. У нас всего много, я это слышал при советской власти: мы самая богатая, самая сильная. Где советская власть? При царе мы были ведущей страной Европы. Кто кадровые вопросы решал? Царица нашептывала кого снять – министра, председателя правительства. При Ельцине дочь нашептывала. Ну, когда это кончится? Это же невозможно, чтобы нам назначали министров, губернаторов по личным отношениям, понравился – не понравился. Надо проверять только интеллект. Сегодня есть ученые, машины. Соберите все выступления кандидата на какую-то руководящую должность, и вам машина выдаст уровень интеллекта. Вот потом начинайте уже решать кадровые вопросы, что он из себя представляет.

Я закончил.

В.ПУТИН: Спасибо, Владимир Вольфович.

Пожалуйста, коллеги. Геннадий Андреевич, прошу Вас.

Г.ЗЮГАНОВ: Уважаемый Государственный совет!

За последние годы Президент принял целый ряд стратегических решений, которые имеют принципиальный и долгосрочный характер. Его майские Указы могут существенно улучшить социальную атмосферу в стране, которая связана с расколом, имущественным расколом общества, но очень важно их своевременно выполнить.

Задача патриотического воспитания, которое в настоящее время формируется, начиная от учебника истории, кончая объединением всех наших эпох и периодов развития России, благоприятно скажется на воспитании нового поколения. Возвращение Крыма и Севастополя в лоно нашей матери-Родины, России, наши инициативы в ШОС и БРИКС существенно улучшают наше геополитическое положение.

В последнее время Президент принял решение возглавить Военно-промышленную комиссию. На мой взгляд, это имеет очень принципиальное значение. Я лично весьма удовлетворен докладом Савченко и считаю, давно надо был внести эти предложения на Государственный совет, они стучатся в дверь и окна и требуют согласованных усилий всех государственных деятелей, губернаторов и политических сил.

Но чтобы реализовать эту программу, темпы ВВП должны быть не ниже 5 процентов. Мы знаем, что в настоящее время они топчутся около нуля, а некоторые отрасли промышленности уходят в минус. Одновременно мы должны понимать, что время исключительно сложное и ответственное. В воздухе реально пахнет войной, и на юго-востоке Украины мы видим эту гражданскую войну.

Хочу вам напомнить, Сталин в 31-м году, в феврале, выступая перед промышленниками, лучшими людьми страны, заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет, или мы это пробежим за 10 лет, или нас сомнут». Мне думается, сегодня у нас нет 10 лет, у нас есть 3-5 лет, когда мы должны реализовать намеченную сегодня программу, но это потребует очень согласованных, энергичных усилий. Те санкции, которые обрушили на нашу страну, по сути дела, разрушили все нормы ВТО, и нет смысла топтаться вокруг них. Мы должны решать свои принципиальные задачи, но помня следующее. США и ЕС – это 60 процентов мирового ВВП. Россия сегодня производит около 3 процентов, но вместе с нашими коллегами по БРИКСу и ШОС мы существенно выравниваем эти отношения. И мы должны приложить все усилия для того, чтобы эти отношения наращивать. Хорошая заложена основа после недавних встреч и совещаний, которые прошли в Азиатском и Латиноамериканском регионах. Чтобы обеспечить безопасность импортозамещения, по сути, сегодня формируется новый финансово-экономический курс, новая индустриализация, новые кадры политик.

Еще раз хочу подчеркнуть, что либерализм, который нам навязывали все последние годы, потерпел сокрушительное поражение. Мы должны проводить свою национально ориентированную государственную политику, которая послужит консолидации нашего общества.

Владимир Владимирович, я хочу напомнить, что сложнейшие программы, которые обеспечили нам безопасность и прорыв в мире, нашу Победу, 70 лет которой будем отмечать в следующем году, и открытие космоса обеспечивали гениальные люди. Тогда доверялись эти программы курчатовым, королевым, келдышам, косыгиным. И принципиально важно решить эту задачу и сегодня. Топчась вокруг некоторых старых схем, мы не продвинемся вперед.

Что касается наших направлений, подготовлен закон о промышленной политике, мы с вами его обсуждали трижды. Все фракции, по сути дела, готовы, и мы можем в ближайшее время рассмотреть и принять этот документ. Я хочу поблагодарить Торгово-промышленную палату, которая активно участвовала в его подготовке, ее эксперты, специалисты, ведущие директоры и конструкторы. Надо не откладывать, ибо формирование нового бюджета прежде всего должно исходить из качественного улучшения работы машиностроения, электротехники, приборостроения и электроники, прежде всего и робототехники. Для этого у нас есть все необходимое.

Не устаю повторять, что уже в этом году мы примерно продадим сырья столько, сколько продали в прошлом году, на 16 триллионов рублей, но только 6 триллионов попадет в казну, 10 триллионов – по-прежнему та дань, которую мы платим, платим своей и иностранной олигархии. А потом, используя эти ресурсы и средства, начинают нам стрелять санкциями и проводить против нас крупные диверсии. Мне думается, надо официально рассмотреть это соотношение, его можно поправить в пользу отечественного производства.

В прошлый раз обсуждали на Госсовете проблему села. 1 процент от расходной части бюджета в эту ключевую отрасль очевидно не просто мало. Всем известно, 10-12 – тот минимум. И в этой связи мы готовы (мне кажется, созрели и другие фракции) для рассмотрения этой проблемы предельно конкретно. Мы обязаны закупать минимум 30 миллионов тонн зерна, из зерна производится 200-250 продуктов, чтобы крестьянин гарантировано знал, что мы заплатим ему нормальную цену и, получив эту цену, мог бы купить новую технику, следовательно, это будет стимулировать сельхозмашиностроение.

Я настаиваю на том, чтобы мы вернулись к проблемам науки и образования. Возглавляя Военно-промышленную комиссию, Вы прекрасно понимаете, для того, чтобы двигать эти ключевые направления, нужна очень энергичная наука, качественное образование и особенно профессиональное техническое образование. Сегодня об этом говорилось – нам следует сюда вложить необходимые средства. Но когда мальчики и девочки из ФАНО начинают руководить ядерными институтами, то это смешно и жалко. Есть возможность реально поправить ситуацию, и для этого в стране немало талантливых кадров.

Я недавно услышал, как в Костроме учителя взялись контролировать расход закупок строительных материалов. Простые люди, обычные учителя, но они не хотели платить лишние деньги. И вдруг посчитали, дом оказался в полтора раза дешевле, чем рядом стоящий. Значит, можно и тут сбить цену.

Показывали обычный крестьянский рынок Саратова. Но приняли решение, никаких перекупщиков, вырастил – приезжай и продавай. И вдруг повезли со всей округи, и стали продавать хорошие, свои качественные товары продовольственные по нормальной цене.

Мы сейчас внесли закон о торговле, который существенно может улучшить ценовую политику. У нас же сети продают 90 процентов иностранных товаров, и они не заинтересованы в продаже своих собственных. И тут можно поправить.

Я совершенно согласен с предложением улучшить кадровую политику. У нас из страны уехало за рубеж полтора миллиона талантливых людей. Можно прийти на «Боинг», и там необязательно английский. Там выпускники Московского авиационного, Харьковского, Куйбышевского. Талантливые ребята, они бы с удовольствием делали современные летательные аппараты у себя на Родине. Знаменитого Билла Гейтса сделали самым главным богачом Америки. 100 математиков, из них 50 – русские, 30 – индусы и китайцы. Я с ними беседовал, это лучшая школа математиков Новосибирской академии. Но говорит: куда поедем, в какой дом, в какой коттедж? Можно было принять закон, который бы гарантировал при возвращении очень качественные условия и работы, и жизни не только ему, но и всей семье. К слову сказать, китайцы так поднимали свой космос и делали ядерную бомбу, многие вернулись и с удовольствием работают.

В ближайшее время у меня будет встреча с руководством Китая и подписание договора о взаимодействии наших партий. Вы недавно заложили своими визитами хорошие основы, и мы активно это поддержим.

Еще один пример. В Германии 6 миллионов эмигрантов из СССР, знают русский язык, уже наелись местных порядков, очень активно готовы сотрудничать, откликаются. Но 6 миллионов, там 4 миллиона избирателей, никто не поражен, кстати, в избирательных правах, всего один депутат в бундестаге. Турок – 1 миллион, 11 депутатов в бундестаге. Нам и по этому направлению надо существенно улучшить работу, тогда будем получать больше поддержки во всех институтах власти, тем более в такой ведущей стране, как Германия.

Нам предстоит сейчас бюджет на трехлетку и подготовка к 70-летию Победы – это будет первый год трехлетки, а третий – будет 100 лет Великого Октября. Из этих двух выдающихся событий нам надо сделать соответствующие выводы и опереться на все лучшее, что было в нашей прекрасной истории.

Спасибо.

В.ПУТИН: Благодарю Вас. Пожалуйста, Евгений Максимович.

Е.ПРИМАКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

Проблема импортозамещения всегда была очень актуальной для нас, потому что мы очень много, слишком много и товаров, и услуг получали по импорту, потребляемых в стране. Но сегодня эта проблема звучит очень остро, гораздо острее, чем раньше, после того, как введены против нас санкции. Причем особая острота этой проблемы должна быть прочувствована нами всеми, потому что от этого зависит и обороноспособность страны, и развитие, и рост нашей экономики.

И сегодня очень важно, мне кажется, сказать, что сердцевина импортозамещения – это развитие науки и технологий. Это, может быть, не было так остро вчера, сегодня это стоит наиболее остро. Я не согласен с теми, кто считают, что за полтора-два года можно решить проблемы импортозамещения, важнейшие проблемы. Очевидно, потребуется целый ряд лет, и мы не можем быть уверенными, что наши так называемые партнеры на Западе не будут за это время продвигаться. Ясно совершенно, что мы не можем быть догоняющей страной. В этих условиях необходимо определение критических направлений импортозамещения, самых критических, где мы должны будем прорываться, где мы должны будем применять новые технологии, обгоняющие, может быть, существующие технологии, применяемые в той или иной точке.

Я хотел бы сказать, что недавно посмотрел федеральную целевую программу и государственную программу. Это вот такие фолианты огромные. И ни в одной, ни в другой не внесены никакие корректировки в связи с новыми событиями, а ведь они, эти программы развития науки и технологий, рассчитаны до 2020 года. Причем во всех этих программах самый главный ответственный исполнитель – это Минобрнауки. Это противоречит и здравому смыслу, противоречит это всему, противоречит даже тому закону, который недавно принят, но это так – ответственный исполнитель.

Дальше я хотел бы сказать о том, что импортозамещение, естественно, должно способствовать экономическому развитию страны, росту валового внутреннего продукта, что сейчас очень необходимо, крайне необходимо. Но это не означает движения к изоляционизму ни в коей мере. Конечно, нам необходимы были, и правильно сделал Владимир Владимирович, который стоял во главе этого процесса, что мы ввели какие-то обратные санкции. Но главная их цель была, насколько я понимаю, – исключить эскалацию тех санкций, которые идут против нас. Но это ни в коем случае не путь изоляционизма.

Вот недавно, например, Правительством принято постановление, по которому по 66 позициям, я хочу сказать, 66 позиций очень важных, речь идет об экскаваторах, речь идет о транспорте, речь идет об уборочной технике и так далее, – по всем этим позициям имеют теперь право закупать только у Белоруссии или у Казахстана. Это не направлено против стран, которые участвуют в санкциях против нас, а это просто мы сужаем свои возможности. Что, мы хотим закрыть экономику, что ли? Нам не нужно этого делать и не удастся этого сделать.

Я хотел бы еще раз подчеркнуть, что сердцевиной импортозамещения должно являться сейчас, в настоящее время развитие науки и технологий и в то же самое время импортозамещение – это крайняя необходимость, но это не означает наш поход к изоляционизму.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Сергей Михайлович, прошу Вас.

С.МИРОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Когда партия «Справедливая Россия» критикует участие России в ВТО – это совершенно не значит, что ВТО какая-то плохая организация. Просто экономика России в ее нынешнем состоянии не приспособлена к участию в ВТО. Это очень хорошо видно на цифрах. Мы вошли в ВТО в августе 2012 года в середине третьего квартала. До этого за первые два квартала 2012 года экономический рост был около 5 процентов, в третьем (переходном) квартале 2012 года уже 3 процента, а за все время полного участия России в ВТО четвертого квартала 2012 года и по сей день рост ВВП ни разу не поднялся выше 2 процентов.

При этом никакой мистики здесь нет, все очень просто: российский экспорт на 90 процентов состоит из различных видов сырья, в том числе 70 процентов – это топливно-энергетические товары (их у нас прекрасно покупали как раньше, так и теперь). Для сырьевого экспорта – норма ВТО бесполезна. Но для развития собственного современного производства они, конечно же, вредны: они запрещают создавать преференции своим предприятиям и заставляют их на равных конкурировать с зарубежными компаниями. А конкурентность нашей продукции конечно же упала. Сейчас, например, китайский бульдозер стоит в два раза ниже, чем себестоимость российского бульдозера.

К чему это привело? Это привело к тому, что доля российских бульдозеров на российском рынке с 43 процентов снизилась до 2 процентов. Например, Челябинский тракторный завод работает один день в неделю.

Вечно российский вопрос – что делать? Сейчас Правительство Российской Федерации ведет большую работу, чтобы максимально использовать те возможности, которые нормы ВТО все-таки дают России – добиваться отмены еще сохраняющихся торговых ограничений, даже оспаривая через ВТО санкции западных стран. Это правильно, это очень нужная и полезная работа, но она не меняет главного. Мы, как и раньше, вывозим сырьем, а покупаем за границей готовую продукцию. Если мы хотим, чтобы нормы механизма ВТО работали не против нас, а в нашу пользу, надо коренным образом менять характер российской экономики, надо всерьез браться за новую индустриализацию России.

Сегодня есть несколько основных причин, на наш взгляд, которые мешают решать задачу импортозамещения и обеспечивать экономический рост, – это состояние курса рубля, низкие ввозные и таможенные пошлины по большинству групп товаров, высокие кредитные ставки и дефицит денег в экономике, практически бесконтрольный рост тарифов естественных монополий и цен на энергоносители в последние годы, налоговая политика, не отвечающая интересам российского производителя, вывод денег из российской экономики, в том числе через Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Для того, чтобы индустриализация стала реальностью, нужно дать четкий макроэкономический ответ по всем этим пунктам. Надо не столько сопротивляться ослаблению рубля, сколько купировать его негативные последствия для населения и для бизнеса. Если бесконечно тратить золотовалютные резервы на его удержание на определенном уровне, то из этого ничего хорошего не получится. Правительство уже приняло правильные меры по ограничению роста тарифов естественных монополий. У энергокомпаний, как мы знаем, всегда есть жирок, и пусть снижают издержки и выживают за счет этого, а не перекладывают свои проблемы на потребителя.

Вступление в ВТО нас здорово ограничивает в маневрах с повышением таможенных пошлин. По целому ряду товаров мы, к сожалению, даже не используем те возможности, которые существуют как раз в рамках ВТО, прежде всего по авиатехнике, автомобилям и по ряду других позиций. Необходимо повысить таможенные пошлины там, где это надо для нашей экономики. Естественно, нужно вернуть предприятиям инвестиционную льготу по налогу на прибыль и продолжать снижать НДС, тогда у предприятий появятся свои средства на модернизацию. Деньги, которые мы выводили в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, надо потратить на модернизацию отечественной промышленности. Выводить их за рубеж не надо, в том числе по причинам политического характера.

О процентной ставке по кредитам. В Европе, как мы знаем, предприятие платит по кредитам примерно 3 процента, а в России – 12 процентов, и то это в среднем, а на практике бывает и намного выше. Если сделать конкурентоспособной процентную ставку, деньги пойдут в производство. Сегодня уже есть такой опыт, с апреля 2014 года Центробанк рефинансирует кредиты на реализацию приоритетных проектов на 1 процент ниже обычной ставки. Это шаг в нужном направлении, но надо идти дальше. Инвестиционный кредит для российского предприятия должен стоить столько же, сколько он стоит для его иностранного конкурента. Да, пусть это будет целевой кредит, да, под самым жестким контролем, но не дороже, чем у конкурентов. Минфин говорит, что налоговая нагрузка у нас не выше, чем в других развитых странах. Средняя, может быть, и так. Но там налоги собирают с высоких доходов, а предприятия платят намного меньше, чем в России. Налоговую нагрузку не в общем, а конкретно на производство, на инвестиции надо, как минимум, выровнять с иностранными конкурентами, а лучше сделать налоговый режим для производства более выгодным, чем у них.

В современных условиях должна обязательно вырасти роль государства. Модернизация и импортозамещение сами по себе не произойдут. В частности, Минэкономразвития и Минпромторг должны показать, производство каких товаров, [из тех,] что мы сейчас импортируем, выгодно в России. Нужно стимулировать организацию производства товаров народного потребления, чтобы нам не приходилось закупать импортные кнопки, гвозди, тазики, чайники. Все это мы можем сделать и сами, а сегодня тратится на эти товары миллионы долларов. Гораздо проще и выгоднее закупить по лизингу оборудование и производить это в России. Но для этого нужно, чтобы предприниматель был уверен, что ему помогут.

И последнее, поскольку здесь присутствуют руководители всех регионов России. Нам нужна государственная инвестиционная программа, которая обеспечит создание точек роста в каждом регионе России, без исключения, безусловно, с учетом их конкретных особенностей и конкурентных преимуществ. Но такие проекты, которые обеспечат занятость населения, доходы бюджета, спрос на местную продукцию и выведут на траекторию роста всю экономику. И такие проекты должны быть реализованы по всей территории России.

Всемирная торговая организация – это организация, которая защищает интересы сильных. Чтобы хорошо жить и успешно развиваться, Россия должна быть сильной. Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Благодарю Вас.

Одним из инструментов нашей экономической политики, безусловно, является бюджет, работа над бюджетом этого года шла непросто. Вчера только мы с Правительством встречались, коллеги докладывали о том, что сделано. Проделана очень большая работа. Повторяю, много раз об этом говорил, бюджет – это всегда предмет компромисса.

Я хочу обратиться к руководителям фракций. Разумеется, в парламенте будет дискуссия, как обычно, по всем этим вопросам. Прошу вас относиться к этому очень бережно, потому что ситуация у нас такова, что требует от нас повышения финансовой и бюджетной дисциплины, улучшения структуры расходов. Это требует от нас рачительного отношения к бюджетным средствам, сокращения неэффективных расходов, повышения эффективности бюджетного регулирования экономики в целом.

Я попросил бы Дмитрия Анатольевича несколько слов сказать по этому вопросу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо и за обращение к лидерам фракций.

Действительно, с определенными проблемами нам удалось сверстать бюджет, он отбалансирован и до 1 октября в соответствии с Бюджетным кодексом будет отправлен в Федеральное Собрание, в Государственную Думу для начала обсуждения. Сегодня я поручил всем министрам принимать активное участие в обсуждении всех вопросов в рамках бюджетного процесса. Очень важным, помимо того, что бюджет содержит заданные параметры бюджетного дефицита и отбалансирован по расходам и доходам, также является то, что нам удалось создать вот этот бюджет без изменения налогов, введения новых налогов, лишь в очень незначительной части затронув налоговое законодательство, потому что это, в любом случае, было бы плохо для инвестиционного климата.

Здесь коллеги предлагали некоторые вещи, связанные как раз с изменением налогов, в том числе введение налога на прибыль для сельхозпредприятий. Наверное, когда-нибудь это будет можно, но просто хотел бы заметить, мы это обсуждали и с губернаторами, что сейчас против этой меры резко возражают сами аграрные предприятия, потому что они далеко не везде успешные и, конечно, введение такого налога для них было бы довольно существенной проблемой.

Хотел бы также отметить, что в рамках существующих процедур и поручения Президента в начале октября будет сверстан план содействия импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве на 2014-2015 годы. Наверное, 4 триллиона рублей, о которых здесь говорилось, мы не сможем найти, но дополнительные деньги, в любом случае, будут найдены для того, чтобы содействовать импортозамещению в этих важнейших сегментах российской экономики. Одновременно готовятся изменения в госпрограмму развития сельского хозяйства. Ну и те дополнительные средства, которые мы с большим, в общем, надо признаться, трудом сейчас изыскиваем, тоже пойдут на поддержку целого ряда аграрных проектов, новых для нашей страны, таких, как садоводство, виноградарство, естественно, на поддержку животноводства в части крупного рогатого скота и некоторых других направлений. Мы также изыскали деньги для того, чтобы закрыть старые кредиты, о чем меня неоднократно просили коллеги-губернаторы, причем прямо в этом году, для того чтобы рассчитаться по долгам в рамках инвестиционных кредитов, которые брали несколько лет назад. Надеюсь, это будет также способствовать импортозамещению. Работа будет продолжена, и завтра в том числе мы с коллегами еще обсудим все эти вопросы на инвестиционном форуме в Сочи.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич.

Я в завершение хотел бы сказать, что, безусловно, сегодняшняя наша дискуссия будет учитываться и мною, и Правительством. Мы обязательно проанализируем сделанные предложения. Конечно, как это часто бывает, многие вещи являются спорными, но тем не менее хорошо, что они звучат, я имею в виду, допустим, использование инструментов Центрального банка для целей дорожного строительства и жилищного строительства. Конечно, мы давно все говорим о необходимости снижения процентных ставок по кредитам, в том числе и ключевой ставки, все время ссылаемся на уровень этих ставок в некоторых других странах, в том же Евросоюзе. Но если мы посмотрим на уровень инфляции, с одной стороны, и на ставки – с другой, то некоторые вещи становятся более понятными и ясными. У нас тогда сразу возникает проблема снижения инфляции. Она, если мы ее ставим в качестве ключевой, а она такой и является, то она порождает необходимость определенных действий в экономике. В общем, это довольно сложный и большой комплекс вопросов, которые мы все имеем в виду и будем в этом отношении действовать.

Можно ли и нужно ли, скажем, изменять ставки акцизов и так далее, делать другие изменения в налоговом законодательстве? Это тоже предмет особого, очень тщательного анализа и это все требует очень бережного к себе отношения. Любые действия в налоговой сфере должны быть понятными, прозрачными или транспарентными, как сейчас модно говорить, и вся наша налоговая политика должна ориентироваться на потребности экономики, бизнеса. Все должно просчитываться в планах развития конкретных предприятий, здесь нужно проявлять аккуратность и стабильность, к чему и будем стремиться.

В любом случае, хочу поблагодарить рабочую группу Госсовета за ту работу, которая проделана, еще раз хочу подчеркнуть, что мы учтем сегодняшнюю дискуссию, и будем использовать ее в практической работе.

Спасибо большое.

Официальный сайт Президента России

Версия для печати
Главное