прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
23 июня 2008 | Архив

Мы подготовим и утвердим план по противодействию коррупции

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, дорогие друзья!

Я вчера был в Иваново, но не мог не заехать не посмотреть, как проходят «Алые паруса». Есть еще какие-то дела в городе, ну и, поскольку выдалась свободная минутка, не мог не приехать к вам в гости. Я, конечно, стараюсь это делать регулярно, но так получилось, что за последний год это, по-моему, последний раз. И я не буду вам сейчас говорить каких-то напутствий. Уверен, что все, кто присутствует в этом зале, понимают ценность образования на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, любят факультет, ценят его и думают о том, как они будут жить после окончания нашего родного факультета. Собственно, это всегда и отличало тех выпускников, портреты которых сегодня расположены внизу, при входе на факультет, и являются лучшей «наглядной агитацией» по поводу того, как надо учиться.

Н.КРОПАЧЁВ: И куда надо поступать…

Д.МЕДВЕДЕВ: И куда надо поступать. Так что надеюсь, что вы не разочарованы. У большинства из здесь присутствующих еще все впереди. Цените то время, когда вы учитесь на факультете. Скажу вам откровенно (я это говорил уже в этом зале, где когда-то слушал и читал лекции), что это, совершенно очевидно, лучшее время в жизни. И потом будет здорово, будет много интересных встреч, будет ответственная работа, будет положение, надеюсь, и деньги тоже. Но это время – самое классное, самое правильное, потому что все еще только начинается. Я вам искренне завидую и говорю об этом сразу же.

Мы не планировали никакой встречи. Честно скажу, как это все получилось. Я вчера прилетел, позвонил нашему ректору и декану факультета Николаю Михайловичу [Кропачёву] и сказал, что хотел бы заехать в гости. Удобно ли это сделать, и есть ли кто-то на факультете? Он сказал, что на факультете всегда кто-нибудь есть, но я не ожидал, что вас так много.

Н.КРОПАЧЁВ: Ребята, можно задать вопросы. Давайте так, первый курс сначала (если есть первый)… А первого и нет… Ладно. Тогда просто вопросы. Руки.

ВОПРОС: Колесников Александр, третий курс.

Дмитрий Анатольевич, такой вопрос – я думаю, он всех студентов нашего факультета очень интересует: полтора года назад, когда Вы к нам приезжали, Вы нам сказали, что у Вас есть желание почитать курс публичных лекций по римскому праву. Я думаю, все студенты с нетерпением ждут Вас услышать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Объективности ради скажу, что я все-таки курс не обещал читать. Я же не совсем сумасшедший, чтобы обещать прочитать курс, заранее понимая, что этого сделать не смогу. Но я действительно обещал прочитать лекцию по римскому праву, я это обещание еще не исполнил, но обязательно исполню. Более того, открою вам маленький секрет: после этого даже начал к ней готовиться, собрал свои старые конспекты, попросил кое-что посмотреть из новой литературы, но так получилось, что не сложилось. То у меня были проблемы со временем, то на факультете не было возможности читать, так как заканчивались занятия. Поэтому я в какой-то момент решил это немножко сдвинуть, но обязательно прочту, и я даже наметил несколько тем, по которым мне это хотелось бы сделать. Но думаю, что с учетом моей текущей работы, все равно придется часть лекции посвятить каким-то другим вопросам, современным проблемам нашей правовой системы и жизни в нашей стране. Сделаем обязательно.

ВОПРОС: Студент второго курса Станислав Медик.

Дмитрий Анатольевич, как Вы думаете, кто победит в предстоящей игре Россия-Голландия?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы меня в очень сложное положение ставите. Я Вам, конечно, отвечу: должна победить Россия. Но мы должны очень болеть за эту победу, потому что, Вы знаете, такого вообще не было в истории Российской Федерации: последний выход в четвертьфинал [чемпионата Европы по футболу] был еще в советский период. Если я правильно помню, в тот период тренером был Лобановский. И с тех пор такого «чуда» не случалось. Не знаю насчет «цветиков-семицветиков», тем не менее, считаю, что каждый из нас должен сегодня что называется держать кулаки и болеть за нашу сборную. В любом случае, что бы ни произошло на чемпионате Европы (могу Вам сказать о своих эмоциях, думаю, что они близки вашим) – абсолютно уверен, что играли прекрасно. И даже, если что-то не получится, за такую игру, которая была со сборной Швеции, мы и должны нашу сборную ценить, потому как играли до конца, играли не расслабляясь, создавая удивительно красивые ситуации. И все, кто любит футбол, думаю, получили большое удовольствие. В любом случае, как бы ни сыграла дальше наша сборная, я обязательно с ней встречусь и ее поблагодарю.

Н.КРОПАЧЁВ: Еще, пожалуйста, вопросы… А пока позволю себе напомнить, что президент Федерации футбола России – выпускник юридического факультета.

Д.МЕДВЕДЕВ: Об итогах его работы мы будем судить по итогам чемпионата.

ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Громов Никита, третий курс.

В последнее время в средствах массовой информации очень много сообщений по поводу различных провокаций в отношении наших миротворцев в Абхазии и вообще обострения грузино-абхазского конфликта. На Ваш взгляд, возможна ли в будущем по каким-нибудь причинам российская интервенция в данный регион?

Д.МЕДВЕДЕВ: Жестко вопросы ставите.

Россия – миролюбивая страна. Грузия, как и Россия, является участником Содружества независимых государств. И нас связывают особые исторические, культурные и государственные отношения. И даже если сегодня наши отношения переживают не лучший период, конечно, говорить о каких-либо формах давления, воздействия в такой форме даже не приходится. Это просто невозможно. Грузия близкая нам страна. И разногласия по каким-то вопросам, которые у нас существуют, проблемы этих территорий, которые создают сегодня соответствующую ситуацию, – их необходимо решать только путем двусторонних переговоров: переговоров с участием грузинской стороны, российской стороны и соответствующих властей этих территорий. Могу вам сказать, что именно так мы и будем делать. Я, по-моему, четыре дня назад разговаривал с Президентом Саакашвили, и мы, несмотря на все сложности, которые существуют, договорились о том, что будем продолжать наши контакты. Будем встречаться и обсуждать все те проблемы, которые существуют. Но мы, конечно, не позволим так себя вести в отношении российских миротворцев. Они находятся на территории Грузии в соответствии с международным соглашением и выполняют свою миссию достойно, серьезно. Но это не повод для того, чтобы делать такие выводы, которые прозвучали в Вашем вопросе.

Н.КРОПАЧЁВ: Дмитрий Анатольевич, студент просто готовится к сдаче экзамена по международному публичному праву. Это в рамках подготовки. Завтра, наверное, экзамен или послезавтра.

Д.МЕДВЕДЕВ: У вас очень актуальные темы дипломных работ.

Н.КРОПАЧЁВ: Какие еще есть вопросы, ребята, пожалуйста.

ВОПРОС: Господин Президент, здесь кроме студентов присутствуют и выпускники 30-летней давности. Я как выпускница, прилетевшая сюда из Узбекистана, из Ташкента, хочу поздравить Вас и поблагодарить от имени наших выпускников, пожелать Вам успехов в Вашей работе. И, возможно, среди присутствующих и еще будущие президенты – пожелать и им успехов в учебе. И Вам – в Вашей сложной и многогранной работе. Мы гордимся, что мы учились в этих стенах. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо и Вам большое. Уверен, мы все гордились, гордимся и будем гордиться тем, что учились в этих стенах. И, кстати, осознание своей принадлежности к этим стенам, гордость за тот диплом, за то образование, которое ты получил, вы знаете, наверное, приходит неодномоментно. Все, кто здесь присутствуют, студенты понимают: «Да, прекрасный университет, великолепный факультет, отличное юридическое образование», – вот, собственно, и все, может быть. Но то, что в результате учебы возникает особая принадлежность к выпускникам юридического факультета Санкт-Петербургского университета, принадлежность к этой корпорации, если хотите, – это начинаешь осознавать не сразу, а по прошествии какого-то времени, и это очень приятно. Уверен, что когда вы закончите факультет – те, кто учится, – вы это поймете.

Что же касается наших товарищей, которые учились на факультете и живут в других странах, и в ближнем зарубежье, и в дальнем зарубежье, – это очень здорово, что мы продолжаем сохранять наши контакты. Я вчера встречался со своими сокурсниками. Часть из них тоже живет в других странах, государствах СНГ, в том числе и в Узбекистане. И несмотря на то, что у нас сейчас разные государства, такого рода контакты, такого рода отношения – особые, товарищеские, приятельские, которые всех нас после окончания факультета связывают, это залог того, что и межгосударственные отношения будут развиваться нормально, а еще лучше – дружественным образом. Поэтому когда мы сегодня встречаемся (и здесь, я так понимаю, тоже учатся студенты из других государств), имейте в виду, что это основа вашей дружбы, товарищеского взаимопонимания на годы вперед. И от этого, может быть, будут зависеть и межгосударственные отношения. Имейте это в виду.

Н.КРОПАЧЁВ: Пожалуйста, еще два вопроса.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, спасибо за Ваш приезд. Бородаев Станислав.

Хотел бы задать вопрос от лица, наверное, многих выпускников нашего факультета, да и, в принципе, молодых специалистов. Очень часто у выпускников встает проблема с получением работы и рабочего стажа. Хотелось спросить у Вас о роли государства в дальнейшем трудоустройстве. Оно, наверное, заинтересовано в том, чтобы специалисты нашли свою «точку приложения», чтобы быть полезными государству и обществу в целом. Может быть, Вы скажете, есть ли какие-то программы или дополнительные возможности, или что-то разрабатывается, чтобы помочь молодым специалистам?

Д.МЕДВЕДЕВ: Станислав, у Вас абсолютно правильная точка зрения по этому поводу. Конечно, государство заинтересовано в том, чтобы на ключевые позиции приходили молодые, продвинутые, подготовленные люди. Это не случается одномоментно, и, наверное, в этом есть резон. Но то, что сегодня совершенно очевидно – что на очень важные, просто серьезнейшие позиции в государственной жизни выдвигаются молодые люди. Этот тренд мы просто обязаны поддержать. Что касается программ, то их достаточно много. Есть и программы подготовки государственных служащих, и всякого рода совместные с бизнесом программы. Все они хорошие, наверное, полезные, каждый может выбрать свою. Но, в конечном счете, все зависит от того, как настроено государство. И в этой ситуации, могу вам совершенно четко сказать, государство настроено на то, чтобы максимальным образом привлекать молодых специалистов на государственную службу. И это не просто общая фраза. Дело в том, что ряд решений, проектов, которыми мы занимаемся сегодня – такого уровня, что без людей, которые получили совершенно новое, свежее образование, нам просто не обойтись. В данном случае говорю не только о юристах. Юристы все-таки всегда себе, что называется, работу найдут. В любом случае мы обязаны привлекать молодежь, и мы это делаем. И вообще по отношению к молодым, я считаю, мы должны смелее нарушать всякого рода каноны. Что я имею в виду? У нас традиционно, раньше, во всяком случае, было так: человек выбрал себе работу на государственной службе и развивается. Стал референтом, дальше поднимается – начальник отдела, управления и так далее. Поставив себе в качестве какого-то верхнего уровня какую-то позицию: «Вот хотел бы к такому-то времени достичь такого-то уровня, такой-то должности». Или наоборот – человек после окончания факультета начал заниматься правовой практикой, обслуживать бизнес и мыслит на годы вперед, думая, что его карьера будет строиться определенным образом. Какие-то приоритеты есть. Считаю, мы должны все это ломать: нужно обеспечить переток людей с государственной службы, имеющих хороший опыт, достигших определенного уровня, в управление компаниями; а, с другой стороны – чтобы люди, которые приобрели хороший опыт в бизнесе, все-таки возвращались на государственную службу. Естественно, с соблюдением законодательства, тех ограничений, которые уже сегодня в нашем законодательстве на эту тему есть. Это мировая практика. Только таким образом можно обеспечить нужное качество специалистов, чтобы они были не однобокими, а полноценными. Чтобы они знали жизнь во всех ее красках. Знали бы, как устроено государство, и знали бы, как устроена экономика. Это может дать очень позитивный эффект.

Н.КРОПАЧЁВ: Последний вопрос.

ВОПРОС: Офицеров Михаил, я студент третьего курса. Дмитрий Анатольевич, интересующий меня вопрос касается абсолютно всех – он об экологии. Какие программы принимаются государством, либо, как минимум, планируются в целях сохранения экологии? Этот вопрос все чаще поднимается в средствах массовой информации и очень меня интересует.

Д.МЕДВЕДЕВ: Коллеги правильно подсказывают: Вы сдали экологическое право или это в режиме подготовки идет?

М.ОФИЦЕРОВ: Сдал.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что получили?

М.ОФИЦЕРОВ: Четыре, кажется.

Д.МЕДВЕДЕВ: В Вашем ответе как раз и есть суть нашего до последнего времени отношения к экологии. Тема важная? – Да. Сдали? – Да. Что получили? – Кажется, четыре.

На самом деле, по моему глубокому убеждению, сегодня мы уже достигли того уровня развития экономики, государственных институтов, чтобы обратить внимание на экологическую проблематику. Потому что в 90-е годы ситуация была такой, что люди думали просто о выживании. Какая экология, если денег не платят! Сохранить бы рабочие места! В данном случае говорю не только о Санкт-Петербурге – говорю об огромной нашей стране, где во многих местах очень серьезная экологическая ситуация. В ряде случаев ситуация просто крайне неблагополучная, очень тяжелая. Но даже там в тот период эти разговоры затихли. Сегодня ситуация другая. И наш интерес к исполнению экологических обязательств, к исполнению экологического законодательства основан не на каких-то наших международных обязательствах, ни тем более на каких-то просто современных тенденциях в мире (это все важно, конечно) – мы просто выстрадали эту тему. Мы понимаем, что наша страна, несмотря на то, что она огромного размера, несмотря на то, что у нас огромное количество полезных ископаемых, огромные запасы воды (первые в мире – 20 процентов мировых запасов пресной воды), огромные запасы земли, – тем не менее, находится в угрожающем состоянии. И если мы не будем этим заниматься, то через десять – двадцать – тридцать лет мы можем оказаться в ситуации, когда значительная часть наших территорий будет не приспособлена для жизни. Это, может быть, очень жестко звучит, но это так. И ровно поэтому впервые за всю новейшую историю России – да и вообще, если честно говорить, впервые за российскую историю (в советский период этим тоже не ахти как занимались) – провели заседание Совета Безопасности страны по экологической проблематике. Такого никогда не было. Экология – вопрос безопасности, безопасности жизни всех нас. Поэтому считаю, Вам нужно обратиться в деканат и попробовать все-таки пересдать этот экзамен на отлично.

Д.МЕДВЕДЕВ: Дорогие друзья!

Я желаю, чтобы те, кто сейчас находится в этой аудитории, испытывали такую же гордость за юридический факультет, которую испытываю сейчас я. Уверен, что так и будет.

Спасибо вам и успехов!

Выдержки из беседы со студентами на улице после встречи в здании юридического факультета

<...>

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, по вопросу борьбы с коррупцией Вы выразили политическую волю – бороться с этим негативным явлением. Когда будет принята федеральная целевая программа (ФЦП)?

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы не будем ФЦП принимать. Мы подготовим и утвердим план, как я уже говорил, по противодействию коррупции. Это будет сделано в самое ближайшее время. Думаю, это будет сделано в ближайший месяц. Там уже практически все готово. После плана начнем уже выпускать нормативные акты, выпустим закон о противодействии коррупции, который у нас восемь лет готовится, но это тонкая материя. Вы хоть еще и молодые и не до конца, может быть, сформировавшиеся, но все-таки коллеги-юристы, вы же прекрасно понимаете, что законами эту проблему не решить. Здесь должен быть целый комплекс мероприятий. В значительной степени это экономическая проблема, а не только правовая. Но всю нормативную базу в этом году мы подготовим, новую примем и будем ею руководствоваться.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, я бы хотел задавать Вам вопрос, который, может быть, немножко нескромно прозвучит, но в средствах массовой информации говорится, что инфляция в нашей стране составляет порядка 10-12 процентов…

Д.МЕДВЕДЕВ: Почему он нескромно звучит?

РЕПЛИКА: Я хочу сказать, что на собственном опыте ощущаю инфляцию. Цены на продукты питания выросли от 50 до 100 процентов. И как с этим возможно бороться? И какие дальнейшие перспективы?

Д.МЕДВЕДЕВ: Это действительно трудная проблема сейчас не только для России – весь мир столкнулся с продовольственным кризисом. Не знаю, в курсе Вы или нет: за прошлый год не инфляция, но увеличение цен на продовольствие в мире составило 40 процентов. И в этом году увеличение цен идет почти такими же темпами (при том, что инфляция в прошлом году у нас «выкатилась» за те параметры, которые мы ожидали, то есть за 10 процентов). И в других странах она существенно увеличилась. Но разница в росте цен на продукты питания и в темпах роста инфляции все-таки есть. Инфляция – это не прирост цен на продукты питания, это нужно понимать (вы же, наверное, экономические курсы тоже сдаете?). К сожалению, мы пока не «задавили» эту негативную тенденцию с ростом инфляции, и эта проблема мировая. Скоро будет саммит «восьмерки». Даже там будут обсуждаться вопросы, связанные с продовольственным кризисом и с инфляционными тенденциями, кризисом на финансовом рынке. Поэтому мы должны свои решения, конечно, принимать. Пытаться сдерживать все эти процессы у нас. К сожалению, они у нас тоже, еще раз говорю, достаточно остро сейчас стоят, хотя, если сравнить нашу ситуацию с рядом других государств, у нас более или менее ничего (на территории братской Украины темпы инфляции раза в два – два с половиной выше, чем у нас, и это, конечно, создает для них большие проблемы). Но это, конечно, не повод, чтобы нам расслабляться. Естественно, инфляция «бьет» и по кошельку обычного потребителя. Будем с этим бороться. А вы думайте, как в дальнейшем такими тенденциями управлять в нашем государстве, когда придете к управлению страной.

Официальный сайт президента России

Версия для печати