СМИ:  сургутский террорист перед нападением присягнул Халифату
2 марта 2017

Владимир Квинт: Проблема России не в санкциях

Заявление Дмитрия Медведева о том, что России нужно приготовиться «неопределенно долго» жить под санкциями, не вселяет оптимизма в заведующего кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ, академика, иностранного члена РАН Владимира Квинта.

«Чисто теоретически, чем меньше ограничений, тем выше уровень оптимизации. В современном глобализирующемся мире, когда происходит интеграция и взаимодействие глобального рынка с национальными и региональными рынками, – это экономически и социально эффективные вещи. Они повышают национальный доход, но самое главное, они обеспечивают технологический прорыв. Возьмите Южную Корею, которая была деревней, аграрным придатком Северной Кореи, но благодаря мировой интеграции сегодня она по большинству технологических направлений на 18–20 лет опережает США. А сама по себе она бы до сих пор была как Камбоджа.

То же самое касается и России. Как можно быть неинтегрированным в мировой научно-технологический прогресс? Наша наука и так отстает, а будет отставать еще больше.

Что касается пользы автаркии. Мы ведь сейчас не говорим только о санкциях [Запада], ведь кроме них есть еще и антисанкции. Таким образом, в России происходит отторжение от части глобального рынка, и это экономическое явление называется автаркией. При автаркии всегда падает эффективность целостной национальной экономики. Но снижение конкуренции позволяет поднять некоторые национальные отрасли. Я приведу такой пример: в свое время я консультировал Чехию сразу же после Бархатной революции 92-го года, когда Чехия и Словакия разделились мирным путем. Я советовал Чехии не пускать в страну большие банки, пока небольшие национальные банки не встанут на ноги. Так они и сделали, и их национальные банки встали на ноги. Так что да, снижение конкуренции позволило российскому сельскому хозяйству найти своего потребителя, но при этом всегда гарантированно страдает качество. Также страдает технологический прогресс, потому что стоимость технологических инноваций резко возрастает, ведь приходится всё делать самостоятельно, всё создавать заново.

Те же люди, которые говорят о том, что санкции – это фикция, имеют в виду слабость санкций в современном мире, то, что не все страны их соблюдают и так далее. Это бесспорно.

Что касается антисанкций, то они на какой-то период были эффективны, когда позволили некоторым подотраслям сельского хозяйства пройти начальный этап становления. Но сегодня российское сельское хозяйство, как и любая отрасль, нуждается в интеграции, и, по-моему, многие из контрсанкций чисто экономически было бы эффективнее снять, чтобы аграрный сектор начал развиваться. А если их отмена приведет к снятию части санкций – то вообще будет хорошо.

А с точки зрения изолированности… Посмотрите на совершенно не связанное с санкциями явление: трагический инцидент с египетским самолетом, а затем временный разрыв с Турцией привели к тому, что люди стали больше ездить на российские курорты или на более дешевые курорты ближайшего зарубежья, что позволило поднять индустрию туризма. То же самое касается и многих других подотраслей.

Кроме того, проблема заключается в другом: политический период этих санкций и антисанкций просто совпал с кризисом национальной экономики. Я еще с 2010г. всё время писал, что пик трудностей придется на 2017г. Естественно, я тогда не знал ни о какой перспективе Крыма – кто бы мог в это поверить?

Дело в том, что структура национальной экономики России ужасно устарела: нет инвестиций в основной капитал, технические направления. Инвестиции в науку были чрезвычайно низкими – 1,1% бюджета, а сейчас – 0,4%, что говорит о том, что наука – забытая отрасль. Науку можно забыть на короткий период, но потом это отдается страшным эхом, потому что страна начинает отставать по всем направлениям. Нужно было создать новую систему подготовки и переподготовки кадров, отправить учиться [за границу] преподавателей – так поступали все страны: Тайвань, Южная Корея, Китай, который совершил великий экономический подвиг. В России же этого не произошло, поэтому наука и образование очень отстают. 

В общем и целом санкции, конечно, вредят экономике, но на короткий период и для узкого спектра подотраслей хозяйства они могут быть полезны. Конечно, можно жить под санкциями, это не катастрофа. Но проблемы российской экономики на 80–85% связаны не с санкциями, а со структурой и темпами развития национальной, отраслевой и региональных экономик». 

Версия для печати
Москва
экономист

Завкафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ, доктор экономических наук, профессор, академик, иностранный член РАН