Липецкий губернатор:  я не чиновник, который всю жизнь избирался: «надо обязательно 85%, 70%, 60%». Да мне пофиг
28 декабря 2018

Владимир Слатинов: В 2019 году появятся регионы, которые в рамках договорных отношений будут сданы КПРФ и ЛДПР

Подводя итоги 2018г. в региональной политике, доктор политических наук, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов выделил несколько событий, которые, по его мнению, определяют дальнейшую жизнь страны и ее субъектов на годы вперед. По словам собеседника «Клуба Регионов», это выборы президента и его новый майский указ, падение уровня доверия к власти и проблемы, которые она начала из-за этого испытывать.

«Главное политическое событие, связанное с региональной повесткой, – это президентские выборы и новый майский указ. Я их объединяю в один кластер. Президентские выборы фактически важны для регионов тем, что они означают попытку консервации той системы управления, которая сложилась в период третьего срока президента Путина. Мы знаем, что Владимир Владимирович считает нынешнюю систему управления Россией оптимальной, и он много раз об этом говорил, и с учетом его переизбрания на четвертый срок вряд ли в этой сфере можно ожидать каких-то радикальных изменений, если только не под каким-то очень мощным давлением обстоятельств.

Путин считает вертикаль правильной системой, Путин считает правильным, что губернаторы фактически назначаются Кремлем, Путин, как я понимаю, считает вполне правильным нынешнее состояние межбюджетных отношений, которое фактически означает ликвидацию бюджетного федерализма и абсолютно унитарную бюджетную конструкцию.

Так что президентские выборы фактически замораживают существующую систему управления, а майский указ еще больше ее централизует. Ведь что такое майский указ? Это техническое задание на ближайшие шесть лет правительству и регионам, причем достаточно подробное и структурированное. И с учетом этого формата правительство и региональная исполнительная власть становятся по сути дела операторами по исполнению технического задания президента. Более того, мы видим, что Силуанов говорит о том, что с каждым регионом будет заключено дополнительное соглашение, касающееся нацпроектов, с конкретными параметрами и показателями их достижения, оговаривающее перечисление федеральных средств и механизмы софинансирования. А это все означает, что и так существующая у нас «унитарная Федерация» становится еще более централизованной.

И отсюда еще один важный вывод, связанный с губернаторским корпусом. В этой системе неизбежна попытка продолжения линии технократизации губернаторского корпуса, которую активно начал Кириенко. Так называемые молодые технократы, отобранные при помощи различных процедур, направленные на курсы в РАНХиГС, – это люди, призванные в технократическом формате реализовывать майский указ президента. А все остальные вопросы, такие как волеизъявление избирателей, установление связи с региональными элитами, имеют второстепенное значение. Они не отбрасываются целиком, но имеют значение прикладное.

Второе событие 2018г., которое во многом идет в противоположном векторе по отношению к этой тенденции, – это кризис доверия населения к власти, прежде всего к власти федеральной. Произошла интересная вещь: на президентских выборах президент получил самый большой показатель поддержки, если смотреть в абсолютных значениях, но объявление о пенсионной реформе, об увеличении фискальной нагрузки и вообще вся конструкция экономической политики, в которой значительная часть бремени, связанная с исполнением национальных проектов, ложится на само население, – все это было воспринято крайне негативно. Более того, люди, которые в течение четырех лет терпели снижение уровня жизни, ожидали другого, а получив такую конструкцию социально-экономической политики, существенно изменили отношение к ключевым институтам. Поэтому мы видим серьезное падение рейтинга президента, мы видим уменьшение доверия, я бы сказал, базового доверия, которое лежало в основе системы.

Перемена этих настроений привела к третьему важному событию – она воплотилась в результаты сентябрьских выборов в регионах, которые являются слабыми звеньями. Для региональной политики они имели огромное значение, потому что никогда Кремль не проигрывал столько кампаний одновременно. Фактически он проиграл четыре региона, хотя один, стратегически важный, потом отыграли. Также существенно снижены результаты партии власти на выборах в региональные и муниципальные парламенты. И я не исключаю, что тенденция снижения доверия к власти и роста протестных настроений будет очень серьезно влиять на российскую политику в новом году.

Реакция Кремля, как мы видим, была сугубо технократической, поскольку он не видит в этом системную проблему. Классический пример этого – Приморье. И я думаю, что результаты приморских выборов предопределяют то, что в новом году, скорее всего, Кремль будет настаивать на сохранении формата референдумных губернаторских выборов. Но при этом я не исключаю политической диверсификации, возможности того, что появятся регионы, которые в рамках договорных отношений будут сданы КПРФ и ЛДПР. Недавно Путин встретился с Зюгановым и Жириновским, которые просили особых встреч. Они понимают, что в условиях изменившихся настроений в обществе они получили возможность существенно прибавить, потому что в рамках посткрымского консенсуса они находились в резервации. Я думаю, они сейчас торгуются с Кремлем, чтобы усилить свои позиции в политической системе.

У Кремля в отношении губернаторских выборов есть две модели: либо сохранить систему референдумных выборов, либо вообще разрешить реальную конкуренцию между кандидатами от парламентских партий. Первая система, конечно, более соответствует логике вертикали, но я не исключаю, что ресурсных кандидатов от КПРФ и ЛДПР может быть больше.

Собственно, для меня это главные события: президентские выборы, майский указ, изменение общественных настроений и проблемы, которые возникают у власти. И главная интрига следующего года – где конструкция, созданная федеральным центром, устоит, а где будет сломана, если это вообще будет».

Версия для печати