Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
5 июня 2012 | Архив

Андрей Серенко: «Если кто-то и был недоволен назначением Максюты, это ограничится тихими рыданиями в подушку по ночам»

Губернатор Волгоградской области Сергей Боженов, который ранее не исключал возможности смены сенатора, в итоге продлил полномочия действующего представителя региона в Совете Федерации Николая Максюты. По мнению политолога Андрея Серенко, это назначение можно считать «символом единения команды Сергея Боженова и групп волгоградской элиты».

«На протяжении последнего месяца губернатор демонстрирует стремление наладить взаимоотношения с максимально возможным количеством групп волгоградской элиты. Если еще в марте, когда началось формирование правительства региона, Боженов отдавал предпочтение представителям Астраханской области, Ставропольского края, других регионов России, то с конца апреля стал доминировать другой тренд. Губернатор стал активно приглашать на работу в правительство видных представителей волгоградских групп. Я думаю, это связано с тем, что в представлении Боженова правительство Волгоградской области должно стать не только механизмом управления регионом, но и механизмом консолидации, условно говоря, варяжской группы, которая приехала в регион вместе с Сергеем Боженовым после его назначения губернатором, с наиболее влиятельными политическими группами волгоградской элиты.

Николай Максюта, который пробыл на посту региона 13 лет и является таким живым символом волгоградской бюрократии, выступает в роли такого символа единения команды Боженова и волгоградских групп.

Насколько я знаю, особой отдачи от работы Николая Максюты на посту члена Совета Федерации регион не получил. О деятельности Николая Кирилловича в части создания каких-то преференций для Волгоградской области по большому счету мало что известно. Член Совета Федерации воспринимается как человек, который способен либо решать какие-то серьезные вопросы для региона в Москве, то есть лоббировать интересы региона в федеральных структурах, либо, возможно, работать с инвесторами. Но Максюта, по-моему, ни в том, ни в другом замечен не был. В этом смысле можно было поискать и более активного, нового человека. Но, видимо, для Боженова сегодня задача выстраивания отношений с местной элитой не менее важна, чем поиск инвестиций.

Широкого обсуждений персоналий, которые бы могли сменить Максюту на посту сенатора, не было. Амбиции были у отдельных депутатов областной думы, может быть, у кого-то из волгоградских предпринимателей. Но это широко не обсуждалось. И если кто-то и был недоволен назначением Максюты, я думаю, что это ограничится тихими рыданиями в подушку по ночам, каких-то серьезных последствий этого недовольства я не ожидаю.

Другое дело, что волгоградская элита традиционно очень раздроблена, очень много групп, которые враждуют между собой. Назначением Максюты Боженов продемонстрировал свой интерес сотрудничать с одной из групп волгоградской элиты, которая в значительной степени аффилирована с нефтяной компанией «Лукойл». В правительстве области у Боженова работают два бывших заместителя Максюты: Юрий Сизов и Василий Галушкин. Оба они представители группы Максюты, с которой сегодня пытается взаимодействовать Боженов. Это, наверно, достаточно разумный ход, потому что это группа, которая связана с очень крупной российской нефтяной компанией. Остальные волгоградские группы, конечно, тоже имеют свои экономические подушки, но не имеют такого мощного партнера, как федеральная сырьевая компания.

Хотя, насколько я знаю, он (Сергей Боженов) сегодня ведет переговоры с представителями разных групп. Поэтому можно говорить о том, что у Боженова существует некая стратегия по налаживанию отношений, контактов с целым рядом крупных экономических групп в регионе».

Версия для печати