прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
14 января 2013 | Архив

Владимир Слатинов: «Дамоклов меч для губернаторов»

Вступил в силу указ президента Владимира Путина, согласно которому федеральные министры могут ставить перед главой государства вопрос об отставке того или иного главы региона. Политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов считает, что федеральные власти не собираются очень активно применять новый инструмент влияния на губернаторов.

«Мы сейчас наблюдаем ситуацию, когда федеральный центр, с одной стороны, все-таки продекларировал задачу децентрализации и передачи части новых полномочий на региональный уровень вместе с деньгами. И мы знаем, что определенные подвижки есть. Целый ряд новых налоговых поступлений скоро появится в региональных бюджетах. Например, с этого года отменяются льготы для налога на имущество наших естественных монополий, по некоторым другим налоговым позициям есть определенное движение. Пусть это не совсем в тех объемах, в каких хотели бы регионы, и это не решает задачу кардинально, но постепенный, очень осторожный процесс децентрализации в этом отношении идет. Это первая позиция.

Вторая позиция заключается в том, что возвращены выборы губернаторов, правда в весьма специфической форме и по процедуре и по содержанию. Если говорить о процедуре, то это муниципальный фильтр, который резко сужает возможности реальной политической конкуренции. А по содержанию на примерах пяти избирательных кампаний мы видим, что, к сожалению, власть пока не настроена на сменяемость губернаторского корпуса и даже локальные поражения она считает для себя неприемлемыми. Но, тем не менее, на смену этим пяти губернаторским кампаниям придут еще и еще. Понятно, что ощущение большей свободы действия у губернаторов может появиться. Потому что, во-первых, они получают легитимность из другого источника, во-вторых, они получают некие более широкие возможности для осуществления регионального управления. Но нынешняя политическая система по сути своей иерархична, вертикальна. Так называемая вертикаль власти предполагает и формальную и неформальную фактическую зависимость губернаторов от федерального центра. Поэтому мы и наблюдаем все эти перипетии с губернаторскими выборами, потому что если бы были возвращены реальные конкурентные выборы и кандидаты от власти начали бы массово проигрывать, по сути дела, это бы означало конец вертикали.

Но федеральный центр стремится, с одной стороны, провести децентрализацию, с другой стороны, уступив требованиям Болотной, правда, в весьма специфической форме, допустить выборы, но при этом сохранить дополнительные рычаги влияния на регионы. И этот указ – великолепное подтверждение вышесказанному. Этот указ означает появление дополнительного рычага, когда руководители федеральных органов власти фактически наделяются полномочиями ставить вопрос об отрешении главы региона, а это достаточно серьезно, потому что губернаторы становятся зависимыми не только от президентских полпредов, федеральных инспекторов, которые контролируют их деятельность, не только от показателей эффективности.

Но одновременно в Кремле губернаторам, что называется, подстелили соломки. Губернатор имеет возможность ставить вопрос о дисциплинарной ответственности руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти. То есть такая интересная комбинация, которая, по сути дела, принуждает региональные власти и руководителей территориальных структур федеральных органов, с одной стороны, внимательно смотреть друг за другом, с другой стороны, договариваться о ненападении. То есть своего рода система сдержек и противовесов. И на мой взгляд, это лишнее подтверждение того, что этот инструмент не собираются очень активно применять. Это некий дамоклов меч, некая потенциальная возможность, которую достаточно сложно реализовать. Для меня очевидно, что это дополнительный символический инструмент, но который может быть использован при определенных условиях. Например, Кремль допускает, что где-то появляется губернатор от оппозиции. Понятно, что пока это сложно представить, но гипотетически это возможно. И если появляется губернатор от оппозиции, то ясно, что федеральные структуры получают негласную установку на то, чтобы относиться к нему пожестче и, что называется, при необходимости готовить соответствующие материалы. Сейчас я не могу привести какие-то примеры жесткого противостояния (губернатора и федерального министра), по крайней мере по Центральной России. Но это формирование потенциальной возможности в первую очередь для губернаторов, которые могут победить от оппозиции. Таким образом, это получается дополнительный механизм встраивания в вертикаль и обеспечения лояльности».

Версия для печати