Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
26 сентября 2013

Константин Затулин: «У нас возобладало желание сосредоточить разговоры с Украиной «на верхнем этаже»

До сих пор Россия старалась договариваться с украинскими властями, «пренебрегая широкой апелляцией к населению Украины, к населению тех регионов, которые выступают в оппозиции к планам вступления в ЕС», констатирует директор Института стран СНГ Константин Затулин. По его словам, решение Киева об ассоциации с Евросоюзом показало, что «у нас, оказывается, не хватает рычагов нашего влияния» на поведение украинских партнеров.

«Те регионы и предприятия, которые участвуют в кооперации с украинскими предприятиями, скажем, в области авиастроения, ракетостроения, т.е. в сфере высоких технологий и в других сферах, они могут потерять на всем этом и во времени, и с точки зрения таможенного обложения. На сегодняшний день мы ввозной пошлиной облагаем только украинский сахар, в этом же случае речь идет о широком спектре товаров, которые могут быть подвергнуты таможенному регулированию дополнительно.

Могут быть и другие сложности, они преодолимы, но преодоление их означает необходимость создания производств-дублеров. По этому пути наш авиапром и оборонный сектор давно идут. И если сейчас проблемы возникают при приобщении Украины к Евросоюзу и к зоне свободной торговли с ЕС, то прежде, во времена Ющенко, была угроза присоединения Украины к НАТО. А это и сейчас существенно занижает ценность (российско-украинской) кооперации в оборонной отрасли, в которой очень серьезный вопрос – вопрос секретности. Конечно, это не назовешь праздником. Именно поэтому Россия так настойчиво предлагала Украине удержаться от этого шага (ассоциации с ЕС), предлагала ей собственные возможности и возможности партнеров по Таможенному союзу.

Но нет худа без добра. Это (ожидаемое закрытие рынка Таможенного союза для Украины и нарушение кооперации) заставит наших инженеров, наших экономистов изыскивать дополнительные возможности для того, чтобы развивать недостающее производство на собственной основе. Это не всегда легко. Нам нужно самым детальным образом, предполагая какие-то защитные меры, проанализировать, продукция каких именно отраслей Украины для нас наиболее необходима и на сегодняшний день не может быть замещена собственным производством. В этом случае надо рассмотреть другие, менее жесткие варианты, льготные варианты.

В целом проблема, порожденная решением украинских властей уйти в зону свободной торговли с Европой, заставляет нас задуматься о том, можем ли мы, используя популярность России, ее влияние на Украине, задействовать эти инструменты, чтобы на будущее иметь гарантии в отношении поведения Украины, иметь сговорчивую на предложения России политическую и экономическую (украинскую) элиту в качестве партнера.

Это серьезный вопрос, потому что до сих пор мы старались договариваться с властями Украины, пренебрегая широкой апелляцией к населению Украины, к населению тех регионов, которые выступают в оппозиции к этим планам (вступления в ЕС). Что касается властей Украины, они сделали свой выбор, и если этот выбор окажется удачным, то это будет примером для других. Если он окажется неудачным, то последствия за это лягут на политическую и экономическую элиту Украины.

Нам очень важно найти в случае какой-то смены (руководства Украины), которая вполне естественна в государстве, в котором периодически проходят выборы, очень важно найти таких партнеров, с которыми можно было бы строить долгосрочную стратегию. К сожалению, по тем или иным причинам с нынешним руководством Украины это оказалось нельзя сделать. Это довольно болезненная ситуация, т.к. мы поддерживали и Виктора Януковича, и Партию регионов весь период, когда их политические оппоненты были у власти, я имею в виду Виктора Ющенко и «оранжевую» команду. И я не думаю, что мы были не правы. Но в чем мы точно были не правы – в том, что мы сосредоточились на этом, не видя других вариантов и не работая с той частью электората на Украине, которая более последовательно выражает интерес к дружбе и союзу с Россией.

У нас возобладало желание сосредоточить разговоры с Украиной «на верхнем этаже», а дальше возникает ситуация, при которой, если наш партнер ведет себя так, как он в этом случае повел, у нас, оказывается, не хватает рычагов нашего влияния на его поведение».

Версия для печати