Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
7 августа 2015

Константин Затулин: Москва уже давно поняла, что в Севастополе все неладно

Губернатор Севастополя и руководство заксобрания, конфликтующие между собой, должны уйти, поскольку их «склоки» компрометируют власть и разрушают «дух Севастополя», заявил «Клубу Регионов» политолог Константин Затулин, комментируя скандал вокруг «Херсонеса». 

«Ситуация, которая на данный момент сложилась в Севастополе, заключается в том, что практически всё, что делает или чего не делает губернатор Сергей Меняйло, становится объектом критики. Можно сказать, что сейчас эта ситуация вошла в клинч. Хорош Меняйло или плох – такой дискуссии на сегодняшний день в городе не ведется. Создано, в том числе и какими-то неуклюжими действиями губернатора, мнение, что всё, к чему он не прикасается, – он как Мидас, который всё обращал в золото своим прикосновением; только Меняйло, к чему бы ни прикоснулся, всё делает неправильно и не так. Такая ситуация, например, сложилась с выделением земли «Ночным волкам» у горы Гасфорта или с назначением протоиерея Сергея Халюты директором «Херсонеса Таврического».

Хочу заметить, что в тени такого мнения остаются многие детали, которые приносятся в угоду такой точке зрения [о Меняйло].

Теперь перейдем к скандалу вокруг «Херсонеса». Я знаю благочинного [Севастопольского округа] протоиерея Сергея Халюту. Он порядочный человек, в его округе идет украшение храмов, они развиваются, и нет оснований для упрека ему ни как патриоту Севастополя, ни как священнослужителю. Меня это назначение, честно говоря, удивило, но никак не заставит меня поколебаться в своем к нему уважении. Но в результате кампании, которая началась, в действие пришли силы, которые пытались всячески доказать с помощью разного рода намеков или прямых обвинений, что в данном случае РПЦ – это враг культуры и чуть ли не инквизиция времен Средневековья, которая собирается уничтожить античные памятники «Херсонеса», чтобы построить там дополнительные храмы. Это нечестно по отношению к РПЦ, это нечестно по отношению к конкретному человеку Сергею Халюте. Но людей, которые «завелись», поскольку это [назначение Халюты] прекрасный способ для того, чтобы лягнуть губернатора, это не останавливает. Самого Алексея Чалого это не очень останавливает: он снисходительно позволяет своим собственным работникам, которые сейчас превратились в депутатов заксобрания, кричать о происходящем как о страшном преступлении на всех углах.

Но я хотел бы спросить: не было ли страшным преступлением желание Чалого свести все музеи [Севастополя] под одну гребенку? Это ведь его проект – объединить все музеи города в одном музейном объединении, невзирая на форму собственности, которая у этих музеев есть. И если я в чем-то здесь и обвиняю Меняйло, так это в том, что он на первых порах тоже плясал под эту дудку, пока не оказалось, что это ни физически, ни юридически невозможно.

Вообще же решение Меняйло по «Херсонесу» не первое из крайне дискуссионных. Точно так же он устраивал сюрпляс вокруг горы Гасфорта, то подписывая документы о передаче земли, то приостанавливая этот процесс, то вновь его запуская. То есть мы видим, что губернатор оказался не готов к тому шквалу критики и тем методам борьбы, которые употребляет против него человек, который сам его рекомендовал на эту должность. Я имею в виду Алексея Чалого. А вот почему он так себя ведет, на мой взгляд, это более важный вопрос, в котором севастопольцы должны разобраться. С Меняйло как с губернатором рано или поздно какое-то прояснение наступит, но что касается Чалого, я не хотел бы, чтобы на этом фоне была допущена несправедливость как к его заслугам, так и к его ошибкам – их надо оценивать по достоинству.

Общая ответственность властей Севастополя, которые я в данном случае не разделяю на исполнительную и законодательную власть, заключатся в том, что они толкут воду в ступе и занимаются склоками в течение всего времени нахождения в должности. Это компрометирует и сам Севастополь, и постепенно разрушает тот дух, который был главным украшением города в течение 20 лет, – дух русского города, единого в своем патриотизме и уважении к прошлому. Они подтачивают то здание, которое лично мне очень дорого. И я считаю, что не только Меняйло, но и заксобрание Севастополя, и его руководство [Чалый] должны уйти.

Я думаю, что Москва уже давно поняла, что в Севастополе все неладно, а сейчас просто ищет пути решения этой проблемы. Да, Меняйло можно снять с должности, а Чалого с должности не снимешь – он сам должен прийти к этому выводу. Но мне кажется, что есть основания для того, чтобы «чума» была послана на оба этих дома в крайнем случае. Может, должны быть проведены выборы, может, должна быть изменена схема управления Севастополем».

Версия для печати