Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
15 октября 2014

Владимир Слатинов: Сейчас в России все сколько-нибудь значимые общественные институты встроены в вертикаль

Доктор политических наук, профессор РАНХиГС при Президенте РФ, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов поделился с «Клубом Регионов» своим мнением о том, насколько сильно региональная и муниципальная власть зависима от президента. Или, напротив, Владимир Путин прав, утверждая, что расхожее мнение о том, что все зависит только от него, не соответствует действительности?

«На самом деле в России, особенно в последние годы, после возвращения Владимира Путина, безусловно, укрепилась именно персонализированная система вертикального управления. Когда Владимир Владимирович был премьер-министром, а Дмитрий Медведев был президентом, произошло диверсификация властной вертикали, а роль институтов была выше. Сегодня же роль институтов в этой системе очень невелика. Я бы даже сказал, что вертикаль ручного управления фактически контролирует в России все, включая не только систему публичного управления, но и партийную систему. Более того, мы видим, что и гражданское общество, во всяком случае, в его лоялистском сегменте, тоже управляется в рамках вертикали. Короче говоря, сейчас в России все сколько-нибудь значимые общественные институты встроены в вертикаль. И вертикаль эта, безусловно, замыкается на президенте.

Разумеется, Владимир Владимирович не принимает решения о том, чтобы вкрутить лампочку в подъезде. Понятно, что в рамках этой вертикали существует распределение полномочий между ее иерархическими уровнями и, в частности, их территориальными уровнями. В этом случае у губернаторов и мэров есть определенная доля полномочий, которую они реализуют. Но они все равно находятся в жесткой вертикальной зависимости от президентской власти. Более того, сейчас ни один принципиальный вопрос, касающийся существенных для региона правил игры или распределения ресурсов, не может быть решен без одобрения центра принятия решений. И это прекрасно понимают и губернаторы, и мэры, и руководители политических структур, и даже крупный бизнес.

На самом деле мы понимаем, что все ключевые вопросы, касающееся жизни страны и регионов, замкнуты на вертикали. Но при этом президент просто физически не может управлять всем, поэтому частично полномочия децентрализованы и распределены, но это вовсе не означает институциональную автономию и самостоятельность соответствующих уровней власти.

Если же говорить об институциональной зависимости в отношении губернаторов, то сейчас мы имеем ситуацию, когда президент в любой момент может отрешить губернатора от должности по утрате доверия, причем нам не объясняют, в связи с чем оно «утрачено». Ни в случае с новосибирским губернатором Василием Юрченко, ни в случае с брянским губернатором Николаем Дениным нам так и не объяснили, почему это было сделано. А в случае с Дениным президент фактически отметил волю избирателей, которая была проявлена в 2012г.

Однако же важно понимать, что формулировка «утрата доверия», причем достаточно абстрактная, неконкретизированная и непрозрачная, фактически превращена в инструмент прямого воздействия на губернаторов – это первый момент.

Второй момент: мы понимаем, что сейчас система губернаторских выборов устроена таким образом, что сейчас выигрывают кандидаты, которым Кремль дал отмашку на победу. Повторюсь, мы видим даже не выборы референдумного типа, а организацию голосования по одобрению кандидатур врио.

В этом смысле губернаторы находятся в полной институциональной зависимости от Кремля, и, конечно, это означает и их встроенность в вертикаль, и что ни одно ключевое решение соответствующего уровня, цены и масштаба губернаторы без совета Кремля принять не могут. Но в рамках текущих хозяйственных, административных задач, не слишком значимых, и губернаторы, и мэры имеют определенный уровень самостоятельности».

Версия для печати