Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
28 октября 2011 | Архив

Главный враг «большого правительства» - бюрократия

Президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин вошли в предвыборную гонку с идеей создания в России расширенного, «большого» правительства, в рамках которого обновленный кабинет министров работал бы во взаимодействии с партией власти, гражданским обществом и экспертами. По замыслу тандема, это решение поможет избежать «застоя, которым нас уже пугают». «Большое правительство» должно запустить социальные лифты для способных управленцев и поставить под общественный контроль чиновничий аппарат. Можно с уверенностью прогнозировать, что опытные бюрократы постараются эту идею «замотать», но и Дмитрий Медведев, возглавив правительство, продемонстрирует большой аппаратный опыт и политическую волю.

Создать «большое правительство» президент Дмитрий Медведев пообещал на встрече со своими сторонниками, по сути, обнародовав свои планы на тот период, когда он будет занимать пост премьер-министра. Позже, достаточно осторожно, с поддержкой этой идеи выступил и Владимир Путин. Судя по тому, насколько тандем в последнее время неразлучен в поездках по стране, оба лидера вполне детально могли обсудить этот вопрос и прийти к общему мнению.

Высказав идею по созданию «большого правительства», Дмитрий Медведев не раскрыл подробно детали своего замысла. Сделал он это, надо полагать, умышленно, чтобы до времени не спугнуть тех, кого это коснется, и в первую очередь чиновничий аппарат. Президент отделался общими фразами типа «свобода лучше, чем несвобода». Говорил о том, что расширенное правительство должно создать постоянную обратную связь между властью и простыми гражданами, увеличить эффективность принимаемых решений, уменьшить коррупцию в России.

Впрочем, не обязательно ждать начала работы «большого правительства», чтобы сделать очевидный вывод: в Кремле понимают необходимость модернизации не только экономики, общества, но и власти, приближения ее к народу. Однако не стоит забывать, что любая бюрократическая система обладает инерционностью и активно сопротивляется любым попыткам заставить себя что-то делать. В СССР были различные внебюрократические органы, в задачу которых входило «тормошить» чиновников. Это и Народный контроль, и другие общественные организации с широкими правами. После 1991 года все они исчезли вместе с КПСС, оставив основную массу бюрократов один на один с вышестоящим начальством. Отчетность стала носить субъективный характер, и, как следствие, бюрократия начала сама себе ставить цели и задачи, а потом сама же и писать отчеты об их исполнении. Какое-то время это всех устраивало, но тут начались проблемы, причем серьезные. Все больше стал чувствоваться разрыв между властью и населением. И Дмитрий Медведев, и Владимир Путин все последнее время ставили перед правительством задачи, а правительство отвечало естественным образом - воспринимало поручения в максимально удобном для себя виде и направляло отчеты о проделанной работе. Какое-то время этот статус-кво сохранялся и, похоже, всех устраивал. Но сегодня ситуация меняется. Теперь уже не только на словах, но и на деле потребуются усилия, направленные на модернизацию всех сторон жизни. Разрыв между обществом и властью начинает носить опасный характер. Да и ситуация с мировой экономикой не дает поводов для оптимизма. Потребуются и правильные решения, и безукоризненность в исполнении. Оба лидера, как самые информированные люди в стране, должны это понимать как никто другой.

С другой стороны, и бюрократия уже почувствовала опасность. Среди чиновников появляется понимание, что скоро начнется вмешательство в их дела. Это еще полбеды. Ожидаемая вторая волна экономического кризиса неизбежно приведет к необходимости сокращения бюджетных расходов. Для сохранения социальной стабильности львиная доля средств должна, несмотря ни на что, доходить до населения, а значит, на голодный паек посадят чиновничий аппарат.

Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву сейчас нужно создать эффективную систему постановки целей и задач для исполнительной власти и проверки качества исполнения этих задач. Именно по этой причине необходима административная реформа – в данном случае она выразится в формировании расширенного правительства.

Не случайно Медведев говорит о небольшом «бюрократическом ядре» - это как раз те, кто будет исполнять то, что поручено, и именно качество их работы и должно подвергаться контролю. В том числе и общественному контролю. По аналогии с тем, что в этой сфере делалось в СССР, что мы знаем под понятием «народный контроль».

Отметим, что вопрос о том, а возможно ли это сделать в принципе, пока открыт. Бюрократия будет всячески сопротивляться любым попыткам ограничить ее свободу. Приемы такого сопротивления могут быть самыми различными, но главным станет, скорее всего, тихий саботаж и «заматывание». Впрочем, большинство чиновников уже, судя по всему, избавились от стереотипного восприятия Дмитрия Медведева как руководителя «мягкого», «слабого». Несмотря на последние события, подтверждающие статус Владимира Путина как «первого» во всех отношениях, действующий президент и будущий премьер-министр также успел доказать, что является на самом деле весьма прагматичным и жестким аппаратчиком, умеющим заставить подчиненных считаться с собой. Две скандальные отставки – мэра Москвы Юрия Лужкова и главы Минфина Алексея Кудрина, недооценивших волевые качества Медведева и вынужденных уйти, – убедительно это доказывают.

Анатолий Походный

Версия для печати