Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
6 декабря 2013

Карлиновы Вары: станет ли Алтайский край международным туристическим центром?

В начале декабря в Барнауле состоялся Сибирский культурно-туристический форум, в рамках которого Алтайский край презентовал межрегиональный культурно-познавательный туристский проект «Великий Шелковый путь», который реализуется под эгидой Всемирной туристской организации (ЮНВТО). Собравшиеся эксперты обсудили аспекты реализации государственной политики в сфере туристской деятельности, вовлечения в туристский оборот культурного наследия, перспективы приграничного сотрудничества России и Казахстана и развитие лечебно-оздоровительного туризма.

По мнению ученых, в XXI веке на первый план для человека выходит не общегосударственная, а региональная, локальная идентичность, и сформировать успешный и привлекательный бренд региона – задача его руководства.

Некоторые ученые даже используют специфический термин – «глокализация», подразумевая слияние глобализации и локальной идентичности. В эпоху глобализации, когда идет общемировая схватка за ресурсы, инвестиции, во внимание включаются не только страны, но и регионы.

Вполне логичной в этой связи выглядит попытка использования концепции Великого Шелкового пути, который пролегал и по территории современной России, как символа объединения различных государств ради экономического интереса. Некоторые регионы уже пытались использовать бренд «Великий Шелковый путь» для реализации собственных идей, например, Оренбургская область. К сожалению, оренбургский проект пока не увенчался успехом. Получится ли воплотить идею Великого Шелкового пути у Алтайского края, удастся ли создать в своем регионе туристический центр мирового класса – этой теме посвящен наш экспертный онлайн-клуб.

В онлайн-обсуждении приняли участие:

Марина Малыхина, президент маркетинговой компании Magram Market Research;

Татьяна Смирнова, этнолог, доктор исторических наук, профессор кафедры этнологии, антропологии и археологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского;

Юрий Баландин, исполнительный директор Национальной ассоциации организаций сельского туризма;

Федор Беломоев, учредитель кейтеринговой компании «Комильфо»;

Сергей Валентей, руководитель Центра экономики федеративных отношений Института экономики РАН;

Илья Варламов, блогер, фотограф;

Дмитрий Гончаров, политолог, профессор, завкафедрой общегуманитарных и социально-экономических дисциплин Оренбургского института Московской государственной юридической академии;

Дмитрий Журавлев, политолог, экономист, гендиректор Института региональных проблем;

Леонид Климанович, главный редактор журнала «АвтоМир»;

Денис Мацуев, пианист, общественный деятель, Народный артист РФ, член совета по культуре и искусству при президенте РФ;

Валерий Тишков, академик РАН, этнолог.

Говоря о туризме вообще и о его перспективах в Алтайском крае, эксперты обратили внимание на целый ряд фактов.

Академик РАН, этнолог Валерий Тишков, рассуждая об этнокультурных традициях, отметил, что именно этнотуризм в последнее время занимает лидирующие позиции среди туристических приоритетов во всем мире:

«Этнокультурный туризм в современном мире очень популярен. Более того, он популярнее, чем экстремальный или традиционный организованный туризм, потому что всем местам сейчас сделали или стараются сделать местные бренды, основанные на истории, традициях, оригинальности и неповторимости, и это привлекает людей. Поэтому, безусловно, этнотуризм будет набирать обороты в России наряду с экологическим туризмом, туризмом охотников и рыболовов, которые тоже сейчас развиваются. Страна огромная, мест много, главное – чтобы это приносило пользу местным общинам, местным организаторам этого бизнеса и не наносило ущерба природе, тем местам, куда туристы едут. Алтай и вообще южная Сибирь богаты такими местами».

Исполнительный директор Национальной ассоциации организаций сельского туризма Юрий Баландин отметил уникальные природные возможности Алтайского края:

«Алтай настолько богат и разнообразен, что многие виды туризма в нем перспективны, в том числе сельский, экологический, этнографический, водный – очень много типичных для края направлений. Я там неоднократно бывал и видел местные красоты. Регион представляет большой интерес: как для тех, кто проживает в Сибири, так и для москвичей, которые частенько посещают эти места для отдыха».

Рассуждая о том, чем Алтайский край может быть интересен туристам, кроме природных красот, этнолог, доктор исторических наук, профессор кафедры этнологии, антропологии и археологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского Татьяна Смирнова обратила внимание коллег на недавние археологические изыскания:

«Алтайскому краю можно использовать, во-первых, этническую мозаику, а во-вторых, археологию. Нашли ведь там промежуточную ветвь человека между неандертальцем и Homo sapiens в Денисовой пещере в Алтайском крае. Археологи выяснили, что этот денисовский человек жил там уже тогда, когда даже в Европе людей еще не было, а у нас – в Сибири - уже были».

Эксперты сошлись во мнении, что важно не просто развивать «совокупность услуг», но понимать, как их сочетать. Причем, привлекая гостей, можно успешно сочетать столь разные сферы, как, например, туризм и искусство. Народный артист России, член совета по культуре и искусству при президенте РФ, пианист Денис Мацуев привел наиболее яркие примеры подобного удачного симбиоза:

«Главное в таких проектах – это развитие региона. Если мы говорим о традициях, то видим такие грандиозные фестивали, как Зальцбургский фестиваль или фестиваль белых ночей в Петербурге. Они с блеском совмещают уникальную исполнительскую фестивальную деятельность с туризмом. На Моцарте построен весь бизнес Зальцбурга и Австрии, вплоть до конфет «Моцарт». Посещение выдающихся выступлений в Мариинском театре уже много лет идет одним «пакетом» с экскурсиями по городу и его красотам.

В Иркутске, откуда я родом, уже 10 лет идет фестиваль «Звезды на Байкале», мы приучили публику посещать не только концерты, но и Байкал. Понятно, что вся туристическая инфраструктура не так развита, как хотелось бы, но все это тоже идет в «пакете»: приезд огромного количества гостей на концерты с посещением всех наших уникальных мест (Байкал, декабристы и так далее).

Если две составляющие будут на уровне, то это отлично. То, что этот проект начали развивать в регионе, уже очень хорошо. Я всегда говорил, что все наши основные таланты и традиции идут из нашей глубинки, из нашей провинции, из наших регионов. Если в рамках туристического комплекса будет создан центр искусств, то деятели искусства туда, конечно же, поедут».

Выдающемуся музыканту вторит известный маркетолог, президент маркетинговой компании Magram Market Research Марина Малыхина. Рассматривая вопрос с точки зрения маркетинга и продвижения услуг, эксперт обратила внимание на то, насколько важно определить целевую аудиторию, на которую рассчитан проект, от этого будет зависеть его коммерческий успех:

«Важно соотношение цена-качество. Туристические центры за рубежом предлагают понятные пакетированные решения, которые по качеству и цене однозначно выигрывают. Алтайскому краю необходимо понимать свою целевую аудиторию и развивать инфраструктуру».

Брендирование территории однозначно способствует ее продвижению и, как следствие, повышению туристического потенциала. Туристов в настоящее время целесообразно привлекать не только качеством сервиса, но и яркими образами, концептами. Одним из таких образов, несомненно, является Великий Шелковый путь. Идея использовать историю Великого Шелкового пути ненова и давно привлекает внимание не только историков. В 80-е годы прошлого столетия специалисты Института этнологии и антропологии совместно с коллегами из Казахстана подготовили международную выставку «Великий Шелковый путь», экспозиция вызвала большой интерес в США. Один из участников выставки, академик Валерий Тишков, уверен, что этот успех был неслучаен и сегодня может быть развит:

«Мы показывали «Золотого человека», это известная находка доспехов воина (полностью из золота). Сама идея Великого Шелкового пути очень насыщенная, основана на реальной истории, когда на протяжении даже не веков, а тысячелетий торговые пути шли от Китая до Европы, Апеннинского полуострова».

Говоря о возможности использования идеи Великого Шелкового пути, академику Тишкову вторит автомобильный обозреватель Леонид Климанович. На его взгляд, очень перспективными с точки зрения развития туризма могут стать автопробеги, которые не только тематически, но и географически, территориально должны быть привязаны к традиционному маршруту Шелкового пути:

«Идею Великого Шелкового пути в пробегах интенсивно эксплуатируют, но без особого результата. Есть пробег «Великий Шелковый путь: Москва – Сочи», но никакого отношения к Великому Шелковому пути он, к сожалению, не имеет».

Почему столь привлекательную в плане брендинга идею до сих пор ни одному региону не удалось успешно реализовать? Факторы успеха и неудач эксперты оценили следующим образом.

Дмитрий Гончаров, политолог, профессор, завкафедрой общегуманитарных и социально-экономических дисциплин Оренбургского института МГЮА считает, что Оренбургу не хватило лоббистских возможностей:

«Такие идеи, как «новый Великий Шелковый путь», нужны для того, чтобы сконструировать какие-то проекты и привлечь федеральные средства. Думаю, что их реализация связана с возможностью и способностью лоббировать их в Москве. Те, кому удается лоббировать их в Москве, в конечном итоге и реализуют такие идеи. Видимо, оренбургский проект не реализовался именно по этой причине. Если у Алтайского края получится, то это можно связать с лоббистским потенциалом губернатора».

Юрий Баландин, исполнительный директор Национальной ассоциации организаций сельского туризма, выразил уверенность в успешности алтайского проекта:

«В российском туризме очень много проблем и препятствий. Прежде всего, нужна политическая воля, выраженная в разработке стратегии туризма на всех уровнях экономики: национальном, региональном, муниципальном. Нужно определить конкретные программы развития по соответствующим уровням. Те регионы, которые уже что-то делают, добиваются положительных результатов. Но в большинстве регионов этого нет.

Среди успешных регионов я бы назвал Алтайский край. Там приняты программы регионального значения, например, в сельском туризме, и они дают положительные результаты: количество объектов и посещающих их туристов увеличивается, мода на отдых в ряде регионов стала реальностью. Одновременно стимулируется спрос. Перед Новым годом все предложения по отдыху реализованы».

Для успешной реализации проекта «Великий Шелковый путь», по мнению экспертов, необходимо решить ряд первоочередных задач - это и развитие инфраструктуры, повышение транспортной доступности, подготовка квалифицированных кадров. Когда речь заходит о динамичном развитии туризма в регионе, возникает закономерный вопрос - смогут ли учебные заведения удовлетворить стремительно растущий запрос отрасли на специалистов высокой квалификации. Здесь эксперты выразили обеспокоенность.

Академик Тишков считает, что для реализации подобного проекта нужны не только специалисты гостинично-туристического бизнеса, но и историки, культурологи, искусствоведы:

«Это проблема, потому что, во-первых, к сожалению, сворачивается историческое образование, потому что именно историки и искусствоведы, которых готовили либо отдельные факультеты, либо в рамках исторического образования, часто раньше становились местными краеведами, музейными работниками, экскурсоводами. Последние годы количество бюджетных мест на историческое образование сократилось в несколько раз, а сокращение числа историков неминуемо приведет к уменьшению необходимых для туризма музейных работников, объясняющих все «на месте», краеведов, а также экскурсоводов, которые водят группу по местам, могут путешествовать с группой по маршрутам. Сейчас открылось много коммерческих и полукоммерческих вузов с новыми специальностями «Туризм», «Менеджмент в туризме» и так далее. Сказать, какие специалисты готовятся там, я не берусь: количество их достаточно, но качество подготовки мне неизвестно. Если будет развиваться туризм – найдутся и экскурсоводы, и музейные работники. Хуже, когда работники есть, а туризма нет».

Экономист, гендиректор Института Региональных проблем Дмитрий Журавлев обеспокоен качеством подготовки сервисного персонала:

«Если мы говорим о названиях, то факультеты, кафедры, отделения для подготовки обслуживающего персонала существуют. Есть факультеты туризма, кафедры менеджмента, все это есть. Но вопрос – кто на них преподает. У нас не было такой культуры, чтобы преподавать, нужно самому знать. И в провинции, и в Москве есть такие институты, но объем выпуска, уровень подготовки для меня загадка. Я пытаюсь понять, откуда они берутся».

СПРАВКА: В Алтайском крае функционируют 11 высших (без учета филиалов), а также свыше 40 средних специальных учебных заведений.

Кроме кадровых проблем, эксперты выделили ряд других задач, решать которые предстоит руководству Алтайского края. Основные сложности связаны с инфраструктурой, транспортной доступностью и высокой стоимостью проезда. Отдаленность территории от европейской части России - один из факторов, угрожающих активному развитию туризма на Алтае, по мнению Юрия Баландина:

«Прежде всего, в Алтайский край очень дорого ездить. Проблема транспортная очень серьезна для развития всех видов туризма. Неслучайно сейчас идет ориентация на внутренний, местный туризм. Объекты сельского туризма востребованы в основном местными жителями. В другие регионы ездить очень дорого. Это общероссийская проблема. Легче слетать в Испанию».

Разделяет обеспокоенность и автоэкперт Леонид Климанович, который считает, что нужна «нормальная транспортная доступность: если это начальный или конечный маршрут, то туда надо прилететь или, напротив, улететь оттуда. Нормальная цивилизация нужна хотя бы в конечной точке».

Руководитель Центра экономики федеративных отношений Института экономики РАН Сергей Валентей видит основную проблему в качестве и уровне гостиничного фонда:

«В имеющиеся гостиницы сейчас иностранцы не поедут, нужно соответствующее питание, обслуживание и так далее. Вряд ли кто-то будет часто летать на отдых или деловые встречи на Алтай, если самолет туда стоит примерно столько же, сколько в США».

 Илья Варламов, блогер и путешественник, уверен, что «российским регионам нужно сделать так, чтобы «внутренний» культурный туризм стал привлекательным для туристов. Нужно налаживать туристическую инфраструктуру, в которой в последние годы что-то появляется, но пока этого недостаточно. В настоящее время нужны нормальные доступные гостиницы, кафе, рестораны, нормальные аэропорты и транспорт в регионах. К сожалению, Россия еще не может конкурировать даже со своими конкурентами из ближайшего зарубежья, особенно по ценам. Все эти проблемы отпугивают многих туристов, поскольку они уже поездили за границу и знают, как к туристам подходят за рубежом».

СПРАВКА: В Алтайском крае находится Международный аэропорт Барнаул им. Германа Титова, 10 дорог регионального значения. Также через регион проходят две трассы федерального значения.

Экономист Дмитрий Журавлев предложил взглянуть на проблему с экономической точки зрения: хватит ли у Алтайского края экономических возможностей для реализации этой задачи? Многие регионы, отметил эксперт, ставя задачу развития туризма, подсчитывают экономический эффект и прибыль, не учитывая, каких затрат стоит реализация подобных проектов:

«Сейчас многие принимают подобные программы, рассчитывая на приток туристов и денежных средств. Дело простое, особых вложений не нужно. Но это неправильно – деньги потребуются. В первую очередь в инфраструктуру. Получится ли у края в одиночку – сомнительно. Получится ли у края с помощью Федерации – думаю, что получится.

На Западе есть люди, которые хотят вкладывать деньги в Россию, но не знают куда. Это бизнесмены, с которыми я столкнулся в Лондоне. В Россию хотят вкладывать те, кто у них называется «средний бизнес». Это люди с объемом 1 млн фунтов. Они не обладают достаточными экспертными возможностями, собственной экономической разведкой, чтобы находить ниши для своих вложений. Они не обладают связью с властями России и Великобритании, чтобы через государственные органы находить. Не вкладывать деньги они не могут, потому что их убьет инфляция и кризис. Деньги невложенные – деньги потерянные. А мест для эффективного вложения в развитых странах больше не становится. Их становится меньше».

В заключение эксперты онлайн-клуба, в соответствии со своей квалификацией, дали разнообразные рекомендации и представили свое видение развития туристической отрасли:

Этнолог Валерий Тишков считает, что не стоит сбрасывать со счетов эзотерику, мистику и мифологию:

«Нельзя забывать о разных мистических вещах. Иногда какая-то совсем малозначимая вещь, рутинный и ничего не значащий археологический памятник типа Аркаима в Челябинской области вдруг становится местом паломничества десятков тысяч людей, верящих, что там есть какое-то средоточие силы, что это уникальное место типа Стоунхенджа в Англии. Законы конструирования этих образов, брендов порой связаны с эзотерикой, с верой в священные места, и это тоже притягивает людей.

Мифотворчество, в том числе народное, не имеет единых законов. Но ему могут помочь ученые, журналисты, литературное сообщество, которые конструируют эту мифологию. Исходным материалом могут послужить разные вещи, начиная от археологии и кончая художественными произведениями.

Еще одна составляющая – это природные красоты или какие-то аномалии. Которые с успехом можно использовать для создания территориального бренда. Есть музейные коллекции, архитектурные памятники, они тоже могут быть в этом списке «строительного материала» для историко-культурного брендирования региона».

Маркетолог Марина Малыхина предлагает рассматривать в качестве основной целевой аудитории жителей Урала, Кузбасса и Сибири:

«Алтаю следует ориентироваться изначально на жителей прилегающих регионов. Основной вопрос в том – что предлагается посмотреть и какие существуют программы. Если есть экотуризм, то необходимо ориентироваться на него. Если есть хорошая экология, то люди поедут. Люди готовы ехать далеко за чистым воздухом и очищением организма».

Ресторатор Федор Беломоев, учредитель кейтеринговой компании «Комильфо», уверен, что на Алтае вполне возможен высокий спрос на гастрономический туризм - всем известен алтайский мед, алтайские сыры, целебные травы и многое другое:

«Спрос на данное направление есть. Это абсолютно верное решение – именно географическим путем подойти к этому вопросу. Создание какого-то бренда с географической привязкой, в данном случае к Алтайскому краю, это интересно. Это будет пользоваться спросом и будет элементом продвижения местных продуктов. Потому что продвигать просто так гастрономический туризм очень сложно. Просто русскую кухню продвигать тоже сложно, но если мы говорим о какой-то культуре региона, то это очень интересно и перспективно.

В первую очередь при развитии гастрономического туризма необходимо обратить внимание на национальные блюда региона и то, что популярно в нем. Необходимо обратить внимание на то, как это есть, как подавать. И по возможности предоставлять какую-то историю, рецептуру этих блюд, которые гость может забрать с собой. Ему важно насытиться не только самой едой, не только образом того, что он увидел, но и узнать, почему это так. То есть три основные вещи – почему мы делаем, как делаем и что мы делаем. Эти три ключа необходимо клиенту преподнести. Что касается продвижения в массы, то через наших интуристов, через компании, которые занимаются ввозом сюда гостей, все это очень легко продвигается. Единственное, что отдача от этого будет примерно через год-полтора после заявки о том, что это есть и что вы готовы это продать».

Этнолог Татьяна Смирнова предлагает для привлечения туристов развивать необычные музеи, в качестве примера приводит город Мышкин, где сделали брендом мышь и музей мыши, где все рассказывает о мышах:

«Креативные сотрудники краеведческого музея сыграли на названии своего города. Есть музеи шоколада, в Астрахани – арбуза, в Омске – музей кирпича, в США – музей боулинга, где рассказывают историю боулинга. Музей про девушек-ковбоев. Повсеместно открыты музеи детства. В Прибалтике есть музей чертей. Самый маленький музей в мире, самый большой музей в мире, самый длинный музей в мире. То есть необычный музей можно сделать из чего угодно. А краеведческие музеи везде одинаковые и этнографические в том числе - поставят этих прялок, чего уже на них смотреть? А когда берется бренд местный и делается из него музей, то это интересно, привлекает туристов.

Археологи всегда рады волонтерам. Но могут найтись и люди, которые готовы заплатить, чтобы просто посмотреть на раскопки. Вообще людей, интересующихся пляжным туризмом, становиться все меньше и меньше: теперь туристов привлекает то, что интересно и необычно. А древнейшая археология Алтайская края очень интересна, поэтому почему бы и нет. К тому же не стоит забывать, что на Алтае есть соляные озера. В такой местности можно развивать лечебные курорты».

Экономист Дмитрий Журавлев считает, что экология Алтайского края самый лучший манок для туриста из мегаполиса:

«То, что на Алтае со времен Демидовых нет промышленности, для западных туристов это, несомненно, плюс. Действительно, такого чистого воздуха, такой чистой воды, таких чистых продуктов в мире не найти. Туризм в самом первом значении этого слова пойдет. Потому что виды изумительны. В археологии Алтая много загадок, много интересного, только это нужно довести до туристического уровня.

Сам Алтайский край, его природа для европейцев совершенно удивительное место. Они даже Африку лучше знают. Природу этого пояса они знают меньше всего, потому что нигде [Британская, Французская империя] на этом поясе не располагалась. Поэтому западники поедут, при организации хорошей, конечно. Но у них огромные требования к быту, к сервису. Уровень обслуживания и быта у нас хромает. Это касается не только Алтайского края».

Своеобразный итог онлайн-дискуссии подвел академик Валерий Тишков, отметивший комплексный характер проблематики туризма, его значимость как внешнюю, так и – что особенно важно – внутреннюю:

«Каждый регион [как руководство, так и гражданское общество] заинтересован в том, чтобы иметь не только свое экономическое, бюджетное, информационное пространство, но и особый отличительный бренд. Это придает живущим в крае людям дополнительную идентичность, самосознание. Культурный бренд нужен больше не туристам, а самому населению. Так, кавказские Минеральные Воды стали литературным брендом, Тамань из маленького городка превращена в культурный, литературный бренд, очень процветающий. Люди обретают свою самость, маленький город – единственный в мире в своем роде – становится уникальным, и люди тоже. В них появляется гордость, достоинство, значит, удовлетворение от того, что они живут в этом городе. А уже вторая цель бренда – привлечение инвестиций, туристов, внимания внешнего мира [как внутри страны, так и иностранцев]. Поэтому это брендостроительство, реконструирование культурного облика региона – это задача не меньшая, чем дорогу построить.

На что опираться при построении бренда региона – это лучше спросить местную интеллигенцию, энтузиастов. Нет края, где не было бы людей, любящих свою малую родину и готовых ее развивать. Хуже всего – если из Москвы будут присылать какие-то рецепты».

Таким образом, большинство экспертов отметили ряд не только перспектив, но и проблем развития туризма, обозначили задачи, решить которые предстоит руководству Алтайского края.

Эксперты сошлись во мнении, что воспринимать усилия властей региона, и прежде всего губернатора Александра Карлина, стоит в более широком контексте, нежели просто развитие туризма, – как поиск региональной идентичности, регионального бренда для включения в экономическую борьбу с другими регионами не только России, но и других стран. Выглядит обнадеживающе, что власти Алтайского края в течение ряда лет разрабатывают, уточняют и реализуют программы и стратегии развития туризма, что демонстрирует отчетливое понимание руководством региона необходимости системного взгляда на данную задачу.

Считается, что в прошлые столетия воплощением международных отношений были фигуры солдата и дипломата: именно они реализовывали внешнюю политику держав; в настоящее же время таким воплощением является фигура туриста, вот почему развитие туризма - задача чрезвычайной важности.

Версия для печати