Жители Севастополя:  чиновники из окружения Овсянникова продолжают дербанить город и лоббировать интересы Овсянникова
24 мая 2017

А нужна ли высокая явка?

Местные референдумы могут стать катализаторами протеста

Фото: Znak.com

Особенностью текущего момента является трансформация изначально нейтральных вопросов в острополитические, генерирующие протестную активность. Безобидная на первый взгляд идея переименования города N может превратить дремлющее болото в вулкан.

В начале этой недели долгоиграющая тема повышения явки на предстоящих выборах была актуализирована сообщениями о подготавливаемых администрацией президента (АП) региональных референдумах. Провести местные плебисциты по неполитическим вопросам якобы планируется 10 сентября этого года, совместив их с выборами губернаторов и депутатов заксобраний. Если эксперимент окажется успешным, референдумы в субъектах РФ организуют и на президентских выборах. По расчетам политтехнологов, интерес избирателей к локальным плебисцитам даст в каждом регионе прирост явки на 2–3%, что в масштабе страны обеспечит реализацию формулы «70 на 70».

В Кремле эту информацию оперативно опровергли, хотя исходила она из прокремлевских источников. «Нет», – лаконично ответил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков на вопрос журналистов, действительно ли федеральный центр планирует посредством местных плебисцитов поднять явку. На следующий день, во вторник, Пескову пришлось отвечать уже на вопрос об участии Владимира Путина в президентских выборах-2018: «Нет предвыборной кампании, ведется обычная работа. Вы видите график президента, и, соответственно, нет таких раздумий, нет таких планов».

Вряд ли эти ответы удовлетворили хоть кого-нибудь. С другой стороны, не мог же представитель Кремля заявить: «Да, Путин идет на четвертый срок, но обеспокоен явкой, поэтому эксперты ломают голову над тем, как заманить избирателей на участки». Тем не менее именно над этой проблемой работают близкие к власти политтехнологи. Сами они секрета из поставленной задачи не делают, поскольку референдум, в том числе совмещенный с выборами, – вещь абсолютно законная. Другое дело, что в эффективности такого решения сомневаются и экспертное сообщество, и руководство АП.

Запрос на повышение роли «рядовых» граждан, безусловно, существует. Однако, чтобы не раскачивать лодку, на плебисциты решено выносить вопросы исключительно неполитические. Например, жителей Иванова могут спросить, как они относятся к возвращению городу исторического наименования Иваново-Вознесенск. В Кирове давно ведется дискуссия о переименовании обратно в Вятку. В Ярославской области депутаты Тутаева на днях назначили на 10 сентября референдум о возвращении городу исторического имени Романов-Борисоглебск. И в Кировской, и в Ярославской области в единый день голосования пройдут выборы глав регионов, а также горсоветов областных центров.

Не будет плебисцитов, ни в сентябре, ни в марте, по вопросам переименования Волгограда в Сталинград и Ульяновска – в Симбирск. Всё это крайне болезненные и резонансные темы, которые, помимо прочего, дают козыри коммунистам. И совсем уж скандальной может стать маргинальная пока дискуссия о возвращении Калининграду немецкого имени Кёнигсберг. Поэтому врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов предложил провести в день выборов главы региона политически нейтральный референдум о застройке района Нижнего озера в Калининграде.

Разумеется, уже озвученные инициативы в сфере прямой демократии кремлевские назначенцы предварительно согласовали с начальством. Это лишний раз доказывает, что местные референдумы как средство повышения явки обсуждаются в высоких кабинетах. Будут ли проекты реализованы – отдельный вопрос. Эксперты, в том числе прокремлевские, резонно замечают, что локальные неполитические вопросы большого интереса у избирателей не вызовут, следовательно, явку ощутимо не повысят. Выносить же на голосование темы, которые по-настоящему волнуют граждан, считается делом рискованным.

Проблема обусловлена не только тяжелым прошлым страны, которое неизбежно превращает топонимические вопросы в политические. При желании на референдум можно вынести вопрос, совсем не связанный с историческим наследием. Но ситуация вокруг московских хрущёвок убедительно доказывает, что политика в России сегодня – в самом деле «привилегия всех» и пронизывает все сферы жизни. Связано ли это с юбилеем двух революций или всё дело в предстоящих выборах, но любой вопрос, оказавшийся в повестке, немедленно политизируется.

Казалось бы, что может быть более аполитичным, чем улучшение жилищных условий. Однако именно столичная программа реновации стала поводом для проведения самого массового в этом году протестного митинга. Стартовавший уже после акции опрос москвичей по сути является плебисцитом. Он не имеет юридической силы, но и «настоящие» референдумы в субъектах РФ, если состоятся, будут носить рекомендательный характер. Кстати, программу сноса хрущёвок предлагается распространить на регионы – почему бы у местных жителей не спросить их мнения на этот счет?

Но их, конечно, не спросят, как не предложат проголосовать, например, по вопросу платного въезда в центр города или взносов на капремонт. Не спросят, потому что ответом станет протест в той или иной форме. По большому счету, не осталось вопросов, по которым возможен консенсус. Не надо Сталинграда с Кёнигсбергом – провинциальный Романов-Борисоглебск раскалывает общество: противники переименования намерены провести общегородской митинг «За Тутаев!».

Вообще, добровольная политическая активность сегодня – чаще всего протестная. Если все недовольные переименованиями, реновациями и безальтернативными выборами прямо с митингов пойдут голосовать, явка, несомненно, взлетит. Но нужна ли такая явка федеральному центру и властям в регионах?

Похоже, в Кремле о чём-то уже догадываются, не случайно губернаторов нескольких регионов освободили от выполнения плана по явке. Среди тех, кому больше не надо любой ценой обеспечивать заветные проценты, руководители Ярославской и Калининградской областей – территорий с высоким уровнем протестных настроений. Означает ли это, что и запланированные в этих субъектах референдумы больше неактуальны? Противоречивость поступающих в регионы команд позволяет предположить, что в штабах царит легкое смятение и окончательное решение пока не принято. 

Тенденция, впрочем, очевидна. Трансформация изначально нейтральных вопросов в острополитические вынуждает людей, принимающих решения, пересмотреть отношение к явке. Если полгода назад активность избирателей планировали подстегивать, теперь явку будут «сушить», отсекая муниципальным фильтром от выборов сильных оппонентов. В такой ситуации любая мобилизация, кроме подвоза бюджетников автобусами, выглядит неоправданным риском.

Вместе с тем предстоящие региональные выборы остаются репетиционной площадкой президентских. По этой причине, возможно, в одном-двух субъектах местные плебисциты всё же проведут, чтобы опытным путем проверить: как поведет себя «источник власти», если дать ему немного этой власти? 

Александр Билибин
Версия для печати
Главное