мэр Омска:  были обсуждения с правительством региона и президентом о том, чтобы мне остаться работать
18 февраля 2009 | Архив

«Дальневосточные губернаторы поневоле должны держать сторону Центра»

После серии митингов на Дальнем Востоке, а также накануне новых демонстраций, которые в марте планируют организовать представители КПРФ совместно с движением ТИГР, свою точку зрения о причинах конфликта и его возможных последствиях в интервью «Клубу Регионов» высказал профессор географического факультета МГУ Леонид Смирнягин.

– В Приморье громко заявило о себе новое общественное движение ТИГР (товарищество инициативных граждан России), которое сразу начало участвовать в акциях протеста. На Ваш взгляд, новое движение является признаком «оранжевых» проявлений на Дальнем Востоке?

– Это не может быть «оранжевой революцией» по определению, коль скоро это движение оседлали коммунисты. Ведь революции такого рода проходят под лозунгами сугубо демократическими, с требованиями политических и других свобод, а с коммунистами это мало компонуется. Да и сам факт создания и существования подобных движений – наглядное свидетельство наличия подобных свобод в нашем государстве, по крайней мере, в «частичном» виде. Чем кончались подобные движения при советской власти, я видел летом 2008г. в музее г. Новочеркасска, где в 1962г. мирные выступления местных рабочих утопили в крови. Появление ТИГРа – прямое следствие крайне неуклюжих действий федеральных властей, это совершенно очевидно любому здравомыслящему эксперту. Мне вспоминается, как в марте 1993г., когда я был членом Президентского совета у Б.Н.Ельцина, была попытка запретить машины с правосторонним рулем. Дело было накануне знаменитого референдума «да-да-нет-да», и я, узнав об этом, написал президенту записку, где прямо указал, что он тут же потеряет на референдуме весь Дальний Восток; к этому я приложил справку из ГАИ о том, что эти машины ничуть не чаще попадают в ДТП, а также заключение «компетентных органов», что это предложение инициировано дилерами, поставляющими в Россию европейские подержанные машины. В то время у властей хватило чувства осторожности не делать такие опрометчивые шаги.

– Как Вы вообще относитесь к мнению аналитиков Госдумы, которые ранее заявили о том, что на Дальнем Востоке назревает своя «оранжевая» революция?

– Разговоры про «оранжевую революцию» – это попытка запугать федеральные власти с целью вызвать их на «решительные» действия. Это ложный и опасный путь. Ведь эти революции в других странах (да и в нашей в начале 90-х) были нацелены на ниспровержение государственных властей, они проходили под ясными политическими лозунгами. Здесь же имеют место протесты сугубо регионального масштаба, поэтому они в принципе не могут повлиять на устои государственного строя России. Было бы гораздо мудрее канализовать эти протесты в чисто экономическое русло, а не приписывать им политические мотивы. Если приписывать это достаточно упорно и долго, можно и вправду внушить ТИГРу и т.п. движениям политический уклон. Надо, впрочем, помнить, что многие, в т.ч. самые радикальные политические перемены начинались с довольно мирных протестных выступлений. Февральская революция началась с недовольства домохозяек очередями за хлебом, в годы перестройки многие гражданские движения (за возвращение Калинину названия Тверь, например) вскоре становились политическими. Причиной подобного перевоплощения всегда были глупые действия властей. Поэтому я вовсе не исключаю, что продолжение нелепых действий федеральной власти на Дальнем Востоке раскалит здешнюю обстановку. Судя по моим впечатлениям от многочисленных путешествий по Сибири и Дальнему Востоку, на Дальнем Востоке народ гораздо боевитее, свободнее, инициативнее, чем сибиряки, многие из которых уже отчаялись и опустили руки.

– Могут ли за акциями протеста автомобилистов, представителей политических партий и ТИГРА стоять силы, заинтересованные в ослаблении и расчленении России? Могут ли они использовать эти акции для того, чтобы дестабилизировать ситуацию в регионе?

– Акции протеста автомобилистов были вызваны конкретными действиями федералов. По логике вашего вопроса придется счесть, что это и есть силы, заинтересованные в расчленении и ослаблении России. Я так не считаю, я не знаю среди федерального руководства ни одного политика, который был бы в этом заинтересован. Мне кажется, дело тут не в их злом умысле, а в неверной оценке последствий и в слабом понимании регионального контекста российской жизни за пределами московской окружной автострады. Но, как говорил в подобных случаях Талейран, это хуже, чем преступление, это ошибка. Самая большая ошибка и нелепость – искать в произошедшем следы деятельности вражеских разведок. Если уж идти на это, то было бы правдоподобнее подозревать их во влиянии на федеральных авторов соответствующих акций, чем в организации ТИГРа. Не то сейчас время, чтобы общественность верила подобным россказням. Их авторы, публично озвучивая подобную ерунду, могут получить сочувствие у некоторых федералов, виновных в осуществлении соответствующих акций, но они сильно рискуют своей репутацией в глазах жителей Дальнего Востока.

– Как, на Ваш взгляд, в ситуации непрекращающегося конфликта должны действовать дальневосточные губернаторы? В частности, Виктор Ишаев (глава Хабаровского края, где, по некоторым данным, находится штаб-квартира ТИГРа), Сергей Дарькин (губернатор бунтующего больше всего Приморья), а также Олег Кожемяко (которому в Амурской области нужно и уважение местного населения к себе приобрести, и в то же время поддерживать курс федерального правительства)?

– Так и хочется сказать словами классика, что положение у этих трех политиков «хуже губернаторского». Нынешняя ситуация наглядно показывает негативные последствия того, что губернаторы стали назначенцами Кремля, его чиновниками, а не политическими лидерами регионального сообщества. Теперь они поневоле должны держать сторону Центра в его конфликте с региональными интересами, поэтому неспособны демпфировать остроту ситуации, так как не воспринимаются населением как «свои». Опять же вспоминаю свои годы в Кремле. Возвращаясь из поездок по регионам, я иногда жаловался президенту, что многие губернаторы позволяют себе крайне резкие высказывания в его адрес, когда выступают перед земляками с объяснениями текущих трудностей. И Ельцин всякий раз махал на это рукой: дескать, пусть валят на меня, у них тяжелая работа, им иначе не снять напряжение. Но это были губернаторы избранные, это были политики, а не чиновники, им легко было играть роль «отца народов». Мне кажется, сегодня для губернаторов Дальнего Востока настал «час истины». Если есть среди них политики крупного калибра (а я бы поручился на этот счёт, по крайней мере, за Виктора Ивановича), то им стоило бы пойти к народу с открытым забралом, но не играть в «отца родного», а показать себя как деятеля федерального уровня, который не в далекой Москве, а вот здесь, среди народа, и который готов исправлять сделанные ошибки местными силами (лучше бы, конечно, по предварительному согласованию с Москвой). У губернаторов появилась редкая возможность показать Москве, что без их помощи она не справляется с неурядицами в регионах и что им нужна бОльшая автономность решений для того, чтобы обеспечивать стабильность в России.

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.