Памфилова:  из-за муниципального фильтра на выборы не попали кандидаты, которые могли составить реальную конкуренцию
16 марта 2017

Алексей Цыденов:

На виду только глава региона

Фото: egov-buryatia.ru

О ближайших планах, о том, что можно успеть сделать до выборов, о принципах формирования своей команды – в интервью врио главы Бурятии Алексея Цыденова, которое он дал корреспонденту «Коммерсанта».

– После назначения врио главы Бурятии вы заявили, что для вас это было неожиданным. Как происходило назначение?

– Я с 2010 года состою в президентском кадровом резерве. И за эти годы прошел серьезную школу подготовки в Академии госслужбы [Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ]. Была и стажировка за границей, потом я учился на курсах в университете Сбербанка. Видимо, результаты экзаменов и тестов показали, что я готов руководить регионом. Времени на то, чтобы согласиться или отказаться, мне дали буквально несколько дней. Но окончательного решения я до самого последнего момента не знал.

– В республике был конфликт между главой региона и элитами…

– Здесь нет такой четкой сепарации, чтобы были группы остро ненавидящих или горячо любящих. Хорошее всегда быстро забывается. Мало кто вспоминает, что полгода назад что-то построилось, что-то открылось. Негативное имеет свойство не только не забываться, но и накапливаться. Восемь лет назад что-то не так сделал, семь лет назад. И за десять лет груз того, что было сделано не так, становится достаточно большим. А на виду только глава региона.

– Как вы намерены поступить с командой Вячеслава Наговицына?

– Кардинальной замены в планах нет. У всей команды есть карт-бланш. Все достаточно подготовленные и профессиональные, и, думаю, смогут переориентироваться под мои требования. Думаю, что с большей частью команды мы и дальше пойдем.

– На вакантные должности будете брать управленцев из Москвы?

– Возможно.

– Сложно их уговаривать переехать из Москвы в Бурятию?

– А я никого уговаривать и не собираюсь. Если человека надо уговаривать, он сюда приедет как на одолжение. А люди, которые своим приездом делают мне одолжение, тут точно не нужны. Лучше тот, кто бежит не быстро, но изо всех сил, чем тот, кто умеет бежать быстро, но идет пешком.

– Времени до выборов у вас мало. Как будете действовать?

– Надо показывать конкретные дела, эффекты. Полгода – это и мало и много. За это время можно достаточно много сделать. И такие дела, которые уже за полгода дадут результат, и те, итог которых будет в перспективе. Важно показать, что сентябрем жизнь не заканчивается.

– Как оцениваете свои шансы на выборах?

– Я буду работать, а дадут оценку люди. И ведь сентябрь – это не точка. Сейчас наскакать, наработать, наизображать чего-то там – сентябрь прошел, а в октябре сдуться?

– Вы вступили в «Единую Россию» в 2010 году, работая в аппарате правительства РФ. Зачем вам это было нужно?

– Причина может показаться забавной, но это правда. Это был период, когда партию власти было очень модно просто шельмовать. Тогда мое решение даже в принципе не могло положительно сказаться на моей карьере, аппаратная работа не политическая, и состоишь ты в партии или нет – абсолютно всё равно. Каких-то амбициозных политических планов на будущее я тоже не строил. Поэтому вступление в партию было моим гражданским актом, что ли. Я в партию вступил тихо, без огласки. Я понимал, что устойчивость власти и взвешенность, осознанность в принятии решений очень важны. Ресурсы как одеяло: потянул влево – оголилось справа. Оно может только порваться посередине. Вступил в партию, чтобы власть была стабильная и разумная, а не популистская и крикливая.

kommersant.ru

Версия для печати
Главное