Президент губернаторам:  Полагаю, настрой у вас всех одинаковый – работать, что называется, на сто процентов вкалывать
3 августа 2020

Елена Щербина: Социальное напряжение в республике в момент коронакризиса было снято благодаря слаженной работе общественников

Экспертно-аналитический центр «Юг» /КЧР/ Политолог, кандидат политических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований Елена Щербина проанализировала причины роста социально-политической активности в КЧР в период пандемии.

Политолог Елена Щербина в ходе выступления на научно-практической конференции «Общество во время кризиса. Современные практики политического и социального управления. Специфика регионов Юга России», которая состоялась на Ставрополье, проанализировала ситуацию в Карачаево-Черкесии в момент пандемии. По мнению эксперта, республиканские власти столкнулись с ростом социально-политической активности населения. Наряду с позитивными проявлениями, такими как всплеск волонтерского движения и мобилизация некоммерческого сектора, регион столкнулся и с негативными – протестами.

«Во время пандемии Карачаево-Черкесия не прекратила своей активности как в социальной, так и в политической сфере.

Первое, что отмечу: у республики есть экономические особенности. У нас нет крупных предприятий, нет моногородов, ориентированных на выпуск какой-то продукции, наша экономика по большей части – это индивидуальное предпринимательство. Соответственно, с введением карантинных мер у нас большая часть населения села по домам. И люди понимали, что рассчитывать они могут только на господдержку.

Второе – это ментальные особенности мусульманских республик, которые повлияли на ситуацию с коронавирусом. Не только для КЧР, для всех мусульманских республик очень важна массовость традиционных мероприятий: свадеб, похорон и так далее. И это, конечно же, негативно сказалось на ситуации с коронавирусом.

Третья особенность. Очень значительной оказалась роль электронных СМИ не только как индикатора проблем, но и как мобилизатора социальных сил в части протестной активности. В мае – июне огромное количество информации в кавказских Telegram-каналах было посвящено именно КЧР. В части позитива отмечу, что электронные СМИ реагировали на циркулирующие слухи и оперативно информировали жителей. В части негатива: ситуацию с коронавирусом определенные группы лиц пытались использовать в своих политических целях – для повышения своего политического статуса, для мобилизации определенных групп населения и так далее.

Позитивные практики: все общефедеральные установки в КЧР действовали и были дополнены гражданскими инициативами, например, в части продуктовой помощи. У нас оказалось достаточно много социально незащищенных людей. В республике широко велась подворовая работа, что говорит о тесноте социальных связей. Главы муниципальных администраций лично ходили по дворам и объясняли людям, как надо себя вести в ситуации коронавируса.

Но при этом паника, поднятая в ряде СМИ, привела к панике населения, у нас прошла серия одиночных пикетов. Перелом произошел благодаря тому, что очень активным оказался некоммерческий сектор. У нас в КЧР медиаторами в решении общественных проблем всегда являются национальные общественные организации, но в данной ситуации этнический фактор ушел на второй-третий план. Огромную роль начали играть НКО и общественные инициативы. Так, важной инициативой стало создание общественной группы при оперативном штабе по коронавирусу. Рабочая группа объединила представителей 27 общественных организаций, и главной задачей было не допустить нагнетания и разрастания общественной напряженности до конфликтов и открытых столкновений. Вторая задача – заполнить тот информационный вакуум, который образовался вследствие того, что в должной мере и должном качестве не был заполнен официальными источниками информации. При этом начал быстро заполняться оппозиционными источниками с превалированием негатива.

В результате действий рабочей группы, а их опыт перенимали и соседние республики, мы получили тот диалог власти и общества, который был необходим, и, надеюсь, в дальнейшем налаженный канал взаимодействия будет работать. Для начала они обратились ко всем «крикунам», пригласив их присоединиться к деятельности рабочей группы, и второе: исходя из тем, которые разворачивались в медиа, они стали посещать склады Минздрава, медучреждения и доносили до жителей реальную ситуацию. И именно рабочая группа своими простыми действиями без каких-то придуманных инновационных технологий сняла напряжение, которое зрело в обществе.

Также рабочая группа подключила большое количество меценатов, которые помогали с оборудованием, средствами защиты и так далее. Мы же все понимаем, что государственные средства идут через тендеры, а это временные затраты. Так что помощь меценатов оказалась очень кстати.

Волонтерское движение было очень активным в КЧР, и в основном это была молодежь. Волонтерские отряды формировалось на базе республиканской «Единой России», а также спонтанно возникали многочисленные добровольческие отряды на базе общественных организаций и некоммерческого сектора.

Надо сказать, что органы власти шли навстречу и в целом были открыты к взаимодействию и с рабочей группой, и с отдельными общественными организациями. И в очень значительной степени социальное напряжение в республике было снято именно благодаря слаженной работе общественников при поддержке со стороны органов власти».

Подготовлено экспертно-аналитическим центром «Юг»

Версия для печати
Карачаево-Черкесия
политолог

Кандидат политических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований

Другие статьи автора