прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
13 октября 2010 | Архив

Якутский президент позаботился о чумработницах

Парламент Якутии с согласия президента Егора Борисова готовится принять закон «О кочевой семье», который позволит финансировать приобретение модульного жилья для оленеводов, обеспечение их мобильной связью, а для чумработниц будут выделены дополнительные ставки, и они смогут кочевать вместе с мужьями. Опытом Якутии уже заинтересовались в Норвегии.

Комитет по делам семьи Госсобрания Якутии завершает работу над законопроектом «О кочевой семье», который вскоре планируется принять во втором чтении. Председатель комитета Александр Подголов подчеркивает, что это будет первый в мире подобный закон и им уже заинтересовались в других регионах России, а также в Норвегии, Финляндии, Дании и Монголии. В интервью «Клубу Регионов» Александр Подголов пояснил, что в первом чтении закон был принят в апреле, а президент Якутии Егор Борисов, находившийся тогда еще в ранге премьер-министра республики, поддержал его: «Сейчас Борисов уже в должности президента, и я не берусь говорить о его мнении, но, скорее всего, он поддержит, естественно, потому что это не популистский закон, не декларативный. Я специально ездил, встречался с оленеводами, рыбаками, которые живут обычной, традиционной жизнью: суть в том, чтобы сохранить эти кочевые семьи, обеспечить им соответствующую государственную поддержку. Они хотят жить в тундре, в тайге, заниматься оленями, рыболовством, и все-таки они живут в современном мире, соответственно, им надо учить детей, им нужна современная связь. Кроме того, они уже не строят юрты и яранги, как раньше, а для них нужно строить какие-то модули, которые легко разбираются и их можно перевозить. Кроме того, обозначалась такая проблема: к примеру, шесть оленеводов выезжают на полгода, и с ними может поехать только одна жена, т.к. одну ставку только дают. На эту одну ставку едет не одна женщина, а три. Поэтому они ставят вопрос, чтобы могли семьями выезжать и чтобы дети тоже могли с ними там же быть. У нас уже есть закон о кочевой школе».

Депутат Александр Подголов считает, что, обсуждая такой документ, власти Якутии подают пример другим: «Я изучал ситуацию – нигде ничего подобного нет. У нас даже были саамы из Норвегии: они тоже очень удивились и были восхищены, что мы такой закон принимаем. И у оленеводов Норвегии, оказывается, тоже такая проблема».

Советник председателя правления Ассоциации оленеводов мира Мария Погодаева считает, что якутский закон о кочевниках можно приравнять к конституционному, так как он касается национальной политики России. «Мы недавно встречались с Егором Борисовым и депутатами, говорили о том, что нельзя оленеводство рассматривать только как источник товарного мяса. Надо думать о людях, о строительстве стационарного жилья в местах кочевания, о том, почему мы должны жить в дырявых палатках и при свечках, если уже есть солнечные батареи. И пользоваться хотя бы компьютерами, ноутбуками, чтобы смотреть фильмы и т.д., чтобы наши дети не были сильно оторваны от остального сообщества. Это не так много денег и не так много субъектов – разве нельзя обеспечить 400 семей? Мы кочуем, чтобы сохранить ягель, который растет 100 лет, а не потому, что нам нравится бродить по тундре под дождем и снегом. Конечно, хотелось бы, чтобы эти вопросы решились давным-давно, но самое главное, что в этом законе – и образование, и здравоохранение, и культура, и традиционные отрасли – все в комплексе. Пока что нас еще постоянно отсылают туда-сюда, но в законе будет конкретно прописано, сколько нам нужно денег на жилье, солнечные батареи и другие нужды».

По данным, которые приводит пресс-служба Госсобрания Якутии, отсутствие системного подхода в решении вопросов коренных малочисленных народов Севера, преобладание отраслевого метода привели к снижению среднего уровня продолжительности жизни (у мужчин – 42 года, у женщин – 45-50 лет), а также уровня рождаемости. Смертность увеличилась на 26 %, в том числе в результате самоубийств. Всего в оленеводстве республики работает 1 тыс. 578 оленеводов и 636 чумработника. 650 оленеводов не имеют семей.

Версия для печати