«Левада-центр»:  коррупцию во власти считают неприемлемой 89% россиян
19 декабря 2016

Вячеслав Телегин: Губернаторы ошибаются, делая ставку на агрохолдинги

В Ставрополе прошел съезд фермеров из нескольких регионов России, выступающих против принятого в регионе «закона жирных котов». Речь идет об изменениях в земельном законодательстве края, согласно которым минимальный размер земельного участка, арендуемого для осуществления сельскохозяйственной деятельности, был увеличен с 30 до 2,5 тыс. га. Губернатор Владимир Владимиров называет эти меры защитой земли от пришлых агрохолдингов, а фермеры – «крепостным правом», введенным в интересах крупных агрокорпораций. Своим мнением о действиях краевых властей с «Клубом Регионов» поделился председатель Совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России Вячеслав Телегин, который был одним из немногих представителей фермеров, с которыми после съезда согласился встретиться Владимиров.

«Нельзя сказать, что между фермерами и краевыми властями совсем нет взаимодействия. Другое дело, что его недостаточно.

Вопрос в том, что позиции власти и фермеров разные, и в диалоге с губернатором я это увидел. Главная проблема, что законопроект приняли в спешном порядке, зная заранее, что люди против. Ведь власть знала заранее, что они против, потому что этот вопрос возник еще в 2015г., когда предыдущий состав краевой думы и губернатор поддержали позицию фермеров и этот законопроект отменили. Затем, в марте 2016г., этот законопроект вновь появился с несколькими поправками, и его приняли. И тогда крестьяне были вынуждены на митинги выходить, подписи собирать.

Большинство чиновников и губернаторов считают, что крупные хозяйства изначально высокоэффективны, что они решают многие вопросы быстро и еще и деньги приносят. На самом деле это далеко не так. Где присутствуют агрохолдинги, там идет отток населения, потому что идет резкое сокращение занятых людей, и это не просто слова, это научно доказано. Малый бизнес, наоборот, решает проблему занятости, что подтверждает общероссийская сельхозперепись. По последней переписи 2016г. у нас данных пока нет, но согласно переписи 2006г. 96% занятых на селе работали в малом бизнесе – это как раз фермеры.

Раньше минимальная площадь земельного участка была 30 гектаров. Теперь она стала 2,5 тыс. гектаров. Даже чтобы выделить участок в 30 гектаров, по Ставропольскому краю надо где-то пять человек скучковать, потому что средняя земельная доля там примерно шесть гектаров. То есть нужно пять человек, чтобы они тебе добровольно сдали в аренду или продали земельный участок. А теперь переносим эту экспозицию на 2,5 тыс. гектаров. Теперь вам надо собрать 400 с лишним человек, и какие это нужны деньги, чтобы такой участок выкупить? Понятно, что ставка здесь идет на крупный бизнес, а мелкие фермеры, владельцы паев, которые захотят выйти из общедолевой собственности, они это реально практически не смогут сделать, им закон и административные барьеры мешают.

Получается, что мы даем государственную поддержку начинающим фермерам, но при этом возникает вопрос, где для них землю взять. Он, что, оформит для себя участок в 2,5 тыс. гектаров? Нет, конечно. Да, пайщик имеет прав со своей доли создать [участок], такая декларация есть, но на практике сделать это невозможно – кадастровые палаты и все прочие [ведомства] уже четко говорят фермерам: «Минимальный участок – 2,5 тысячи гектаров. Всё остальное – через суд». Но фермерам делать что ли нечего, кроме как ходить и судиться? Должна быть законодательная позиция, которая позволит спокойно решать эти вопросы, чтобы, если у меня есть доля, я мог по закону получить этот участок и работать на нём. Вот откуда это недовольство фермеров, и справедливое недовольство.

Есть реальная вероятность, что ставропольский закон пойдет и в другие регионы, потому что в большинстве субъектов думают, что крупные [холдинги] – это наше всё. Но, во-первых, за последние пять лет фермеры по посевным площадям прибавили более 5 млн гектаров. У сельхозорганизаций – минус 2 млн гектаров. Отсюда и пустующие площади. Второй момент: у кого коровы растут? За последние 15 лет в России ни одного года не было, чтобы в целом по отрасли хоть одна корова прибавилась. Это же беда. А прибавляют только фермеры, причем не просто прибавляют, а за последние десять лет – в 2,7 раза. В Воронежской области любят хвалиться, что они в прошлом году запустили предприятие на 5 тыс. голов. А фермеры тихим сапом в прошлом году запустили 11 таких пятитысячников.

Третий момент. Мы с кем конкурируем? С Европой, Америкой. А там основа сельского хозяйства – это фермеры. Например, в Финляндии средний размер фермерского участка – 32 гектара, в Германии – 55, во Франции – под 100 гектар, в Америке – 178. Но в основе – семейная ферма, которая только закрепляет людей на земле. В основе хозяйства должен быть гражданин, фермер, у которого есть наследники, для которых работа на участке – это сама жизнь, которые землю никогда не бросят. Допустим, у крупного холдинга на сотни тысяч гектаров сегодня есть хороший менеджер. А завтра не дай Бог с ним что-то случилось. И что завтра с этим хозяйством будет? Оно рухнет. И за последние 25 лет у нас набрались сотни таких примеров».

Версия для печати
Москва
председатель совета АККОР

Председатель совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России