Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
30 июня 2016

Сергей Ильин: В «байкальском округе» ЕР может рассчитывать лишь на одно место, и его оставили Кобзону

Политолог, руководитель Байкальского аналитического центра Сергей Ильин поделился с «Клубом Регионов» своим мнением о том, почему победитель праймериз ЕР, спикер заксобрания Иркутской области Сергей Брилка отказался от места в списке партии на выборах в Госдуму и какие шансы вообще имеет партия в «байкальском округе», который объединил Иркутскую область с Забайкальем и Бурятией.

«Да, озадачил нас всех господин Брилка. Я как раз накануне, в мае, встречался с ним, и он был очень уверен в том, [что пойдет в Госдуму]. Думаю, разгадка этого поступка Брилки лежит не в самом его решении не идти на выборы, а в том, что ему предшествовало.

Здесь сразу же хочется назвать видимую всем причину, которая прозвучала на съезде «Единой России», где было сказано, что партия будет менять региональные списки и добавлять в них людей, которые с точки зрения генерального политсовета должны быть представлены в ГД. И если суммировать уставные предпосылки и заявления, которые прозвучали на съезде, то возникает вопрос о том, что у партии должен быть просто аналитический расчет того, при какой явке сколько мест получит тот или иной региональный список.

Так вот, если реально считать, я как электоральный аналитик могу сказать, что на последних выборах у ЕР было 38%, на губернаторских – 49%, хотя на региональных выборах в заксобрание единороссы получили 42% мандатов. Но все три этих показателя были на низкой явке, и если на нынешних выборах явка будет увеличиваться, то она будет увеличиваться за счет протестного электората. Но я думаю, что на этих выборах повторится то же самое, что было всегда: ЕР будет пытаться получить голоса на низкой явке, и голосов будет мало.

С другой стороны, если посмотреть на нарезку избирательных округов в Иркутске и области, то мы увидим попытку избавиться от так называемого «красного пояса». Но эта нарезка не решает проблемы, а все попытки единороссов уйти от конкурентности показывают, что они испугались и пытаются решить вопросы не с избирателями, не за счет реализации каких-то проектов, потому что если я сейчас как аналитик вспомню всё, что они обещали на предыдущих выборах, а потом посмотрю на то, что они реализовали за эти пять лет, то окажется, что они все болтуны и просто ничего не реализовали из того, что было обещано. В этом смысле у ЕР хоть какой-то, пусть примитивный, анализ делается, и они понимают, что надо решать проблему другими путями.

И в этой ситуации региональный список по Иркутской области, Забайкалью и Бурятии реально может получить только одно, ну, максимум два места. Но я больше склоняюсь к одному месту, которое как раз и было у Брилки. И когда его на основании устава, на основании важности фигуры [действующего депутата от Забайкалья]  Иосифа Кобзона попросили потесниться, он, естественно, понял, что даже если он перейдет на второе место (а тут уже весь список надо передвигать), то возникнут сложности для других людей: например, [представитель ОНФ] Николай Николаев окажется третьим, и он вообще уже не пройдет никуда. Спрашивается, а ради чего была нужна вся эта возня [праймериз], зачем Николаеву нужно было идти по Иркутской области, когда у нас своих хватает?

Так что, с моей точки зрения, состоялся серьезный разговор, Брилке сказали: «Ты председатель заксобрания, это место надо держать, мы тебе поможем, на будущих выборах мы тебя поддержим». Короче говоря, были определенные посулы, ведь просто так уступать нельзя и определенная выгода для Брилки была, тем более он человек неглупый, имеет опыт ведения бизнеса, и он понимает, что лучше уступить с перспективой для себя, чем потерять всё и перспективу тоже. Поэтому задним числом это всё выглядит как его добровольный отказ, но правды мы никогда не узнаем».

Версия для печати
Иркутская область
политолог