Политолог:  на борьбе с Дегтярёвым запал жителей Хабаровска закончится, и следующего губернатора они будут воспринимать как мессию
16 ноября 2016

На Камчатке студентов научат противостоять идеологии терроризма

Фото: sseu.ru

Камчатский край одним из первых в стране внедрит в своих вузах программу Минобрнауки РФ по противодействию распространению идеологии терроризма. Инициатор нововведения губернатор Владимир Илюхин уверен, что программа позволит реализовать в регионе комплексный подход к антитеррористическому просвещению молодежи.

В вузах Камчатского края по распоряжению губернатора Владимира Илюхина введут дополнительную общеобразовательную программу «Гражданское население в противодействии распространению идеологии терроризма». Глава региона напомнил, что на Камчатке активировалась работа по противодействию идеологии терроризма и экстремизма. «В ежегодные планы образовательных организаций Камчатского края включены мероприятия по антитеррористическому просвещению детей и молодежи – фестивали, круглые столы, конференции. Но для повышения эффективности работы, безусловно, необходим комплексный подход, который будет осуществляться на базе дополнительной образовательной программы», – пояснил Илюхин.

Сейчас в регионе идет проработка этого вопроса, сама программа начнет действовать в следующем году. В оставшееся время будет уделено особое внимание подготовке преподавателей.

Этой теме «Клуб Регионов» посвящает материал своей постоянной рубрики «Онлайн-клуб экспертов». Ведущие специалисты России рассуждают о перспективах начинания, подобного камчатскому.

Любые программы такого плана несут только позитив, считает доктор юридических наук, завкафедрой гражданского общества Международно-правового факультета МГИМО, вице-президент федеральной палаты адвокатов Владислав Гриб: «Конечно, эффективность таких программ будет зависеть от методики преподавания, поэтому очень важно, чтобы и сами преподаватели прошли специальные курсы. Сегодня не все понимают, что просто репост [экстремистских материалов] – это уже преступление. Это молодежи очень сложно объяснить, ведь в их понимании это не они, а кто-то другой написал, а они просто поделились с друзьями. Вводя такие программы, мы решаем две задачи. Первая: мы боремся с проявлениями экстремизма и объясняем молодежи, насколько их действия могут быть опасны и преступны. Вторая: мы в очередной раз привлечем к данной к проблематике внимание родителей и вузов. Потому что эта проблема у нас иногда вспыхивает, а потом уходит под суетой наших будничных дел».

Политолог и журналист Павел Святенков главной проблемой подобных программ считает размытое определение экстремизма. Сам он предлагает уделить внимание практической стороне: «Это могло бы быть актуально, если бы существовало рациональное определение экстремизма в РФ. Однако у нас понятие экстремизма чрезвычайно растяжимое, и экстремистом может стать любой, кто допустил то или иное критическое высказывание, расцененное судом как экстремистское. У авторов будут трудности с определением. Наверное, предостережение «не занимайтесь экстремизмом!» имеет право на существование, но что есть экстремизм? Да и сделать прививку против подобных настроений сложно, потому что вербовщики настоящих террористических организаций – это люди опытные, и они обманут любой спецкурс. Утверждение, что если бы, например, Варвара Караулова прошла такие занятия, то она не связалась бы с исламистами, кажется мне сомнительным, потому что обработка с их стороны была более интенсивной, чем любая образовательная программа.

Это не та ситуация, где клин вышибают клином. А вот дать людям первичные знания о том, как действовать в ситуации террористической опасности, – это было бы полезно. Грубо говоря, это мог бы быть курс о том, как действовать в случае нападения террористов. Напали террористы на университет. Куда бежать или не бежать, куда звонить, что делать, что ждать, как себя вести. Вообще-то, такие советы есть в открытом доступе на сайте ФСБ, но мало кто их читает, и у меня нет впечатления, что люди знают их наизусть. А в странах, где террористическая угроза высока, например, в Израиле, там детей с детского сада учат не противодействию экстремизму, а действиям в ситуации террористической опасности. Там даже учения проводят. И вот этот опыт применить было бы рационально».

Изучить опыт Израиля, где проблема терроризма намного актуальнее, чем в России, предлагает и старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО Ахмет Ярлыкапов: «Конечно, должно быть какое-то воспитание и какие-то элементарные вещи необходимо проговаривать. В каком виде и как – об этом надо думать. Я не думаю, что для этого нужен какой-то отдельный предмет, потому что, на мой взгляд, это лишнее привлечение внимания [к явлению терроризма], что чревато обратным эффектом. Должны быть продуманы какие-то вещи и какие-то мероприятия. Но не в лоб, не явно. В противном случае благие намерения могут превратиться в формальность вроде той, чем в свое время в университетах были лекции по марксизму-ленинизму.

Сложность в том, что на сегодняшний день какого-то универсального способа борьбы с терроризмом, ограждения граждан от вербовки террористических организаций не существует. В той же Норвегии, Германии обращают внимание на внешние признаки радикализма, но их недостаток в том, что в современных условиях эти вещи всё меньше работают. Мы часто общаемся с родственниками тех, кто ушел туда [в террористические организации], и они часто говорят о шоке, о том, что никаких признаков радикализации они практически не видели, о том, что есть феномен мгновенной радикализации – она проходит где-то внутри человека, он ее никак не проявляет. У нас есть какие-то старые клише и представления, но ситуация динамична и очень быстро меняется. Сейчас признаки радикализации всё менее видны. Как действовать в этой ситуации – надо думать, но для начала ситуацию надо вообще представлять».

СПРАВКА

Программа «Гражданское население в противодействии распространению идеологии терроризма» была разработана и рекомендована для применения в вузах в Минобрнауки РФ. В ее основе лежит междисциплинарный подход, который подразумевает взаимодействие гуманитарных дисциплин: политологии, истории, социологии, юриспруденции и смежных технических направлений, таких как информационная безопасность.

Завкафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ Иван Засурский вполне допускает, что противостоять экстремистским и террористическим идеологиям вуз может, выпуская качественных специалистов: «Профессиональный успех неизбежно отвлечет от любой подрывной деятельности. А преподавателям нужно добиться того, чтобы их студенты были настолько успешны, чтобы им была неинтересна ни подрывная, ни экстремистская, ни какая-то еще деятельность.

Невостребованность, ощущение того, что сама по себе учеба не является чем-то важным, а что-то важное происходит в другом месте. По всей видимости, та же Караулова не чувствовала интереса к тому, что происходит вокруг. Но чем более интенсивно будет вестись подготовка в вузе, чем больше будет всяких конкурсов от работодателей, которые будут предлагать темы для учебных и выпускных работ, чтобы студенты чувствовали, что они сами в реальном мире могут изменить что-то, не через присоединение к каким-то террористическим или экстремистским множествам, а напрямую, как профессионалы могут внести свой вклад в развитие общества, тем реальнее будет противостояние такой [экстремистской] идеологии. Мы, каждый из нас на своем месте можем очень много сделать, но для этого мы должны принять то общество, ту профессию, ту жизнь, которые у нас есть, понимать, как она устроена, уметь принимать в ней участие и получать от нее удовольствие.

Дело в том, что возможность оказать влияние на будущее через какие-то экстремистские террористические организации на самом деле иллюзорна. Просто она соответствует менталитету отверженных людей из маргинальных групп. Поэтому нам нужны социальные лифты, нам нужно приковать внимание учащихся к реальной повестке дня, нам нужно, чтобы каждый из них имел свое публичное портфолио. А если у них есть какие-то сложные или опасные интересы, то нам нужно, чтобы они превращали их в темы своих научных работ, разбирались в этом, понимали, что на самом деле происходит, и расколдовывали это».

Впрочем, Ахмет Ярлыкапов уверен, что заставить человека стать террористом может что угодно. «И мы, и западные исследователи всё больше отмечаем, что в 90-е гг. был терроризм бедных, обиженных и так далее. А сейчас всё больше тех, кто не беден, не обижен и вполне себе успешен. Сегодня примкнуть к бандформированиям людей заставляет рефлексия по поводу того, что происходит вокруг. В той же Франции или Штатах это протест против общества потребления, глобализации и так далее. В России, если брать, например, Северный Кавказ, это протест против коррупции, системного кризиса и так далее. То есть в каждом случае это какой-то вполне индивидуальный набор проблем, для решения которых предлагается универсальное решение – быстро с оружием в руках навести порядки, которые приведут к социальной справедливости. Наверное, общий знаменатель – это поиски социальной справедливости, которая очень абстрактна. И именно поэтому люди ведутся на этот абстрактный ответ», – говорит эксперт.

Председатель комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ, председатель президиума общероссийской общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков, комментируя инициативу губернатора Камчатского края, поделился следующим мнением: «В каждом вузе вводить такую программу, я думаю, не стоит, но я давно говорю о том, что необходимо заниматься воспитательной работой среди молодежи как в школах, так и в вузах. И вот это, конечно, крайне важно. Информировать молодежь по ряду вопросов, касающихся противодействия терроризму и экстремизму, тоже нужно.

Здесь есть два варианта. Первый – когда проводятся лекции и семинары на эту тему с привлечением представителей МВД и ФСБ. Но не как отдельный предмет, а как тематические лекции и семинары. Это можно. Второе – когда проводится сквозное доведение информации по теме в процессе всего обучения в рамках других предметов, имеющих к теме косвенное отношение. Здесь возникает вопрос готовности педагогов к этой работе, их квалификации. Но всё-таки и в этом случае надо привлекать специалистов из правоохранительных структур».

Стоит отметить, что Камчатский край станет одним из первых регионов России, где программа по гражданскому противодействию терроризму будет внедрена. Первым и пока единственным вузом, где она уже работает, является Дальневосточный филиал Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития РФ.

Версия для печати
В правительстве РФ губернаторам поручили создавать центры реабилитации бездомных
В регионах должны быть созданы центры социальной адаптации бездомных для профилактики преступлений в этой среде. Правительственная комиссия по профилактике правонарушений поручила губернаторам до февраля 2021г. отчитаться о проделанной работе. Экономист Наталья Зубаревич скептически отнеслась к инициативе: «Рекомендовать можно все что хотите. Но у регионов на это нет денег», – сказала экономист. Демограф Юрий Крупнов убежден в необходимости разработки соответствующей госпрограммы с федеральным финансированием. А депутат Госдумы Виталий Милонов считает, что лиц без определенного места жительства нужно свозить в специальные поселения, где они будут возвращаться к нормальной жизни при помощи трудотерапии и психологической помощи.