Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
10 июня 2015

Кузбасс напрашивается на дефолт

Фото: ngs42.ru

Комментируя требование Кемеровской области реструктурировать в рубли валютный долг перед Внешэкономбанком, экономист Денис Ракша заявил, что государству, у которого «денег нет», в нынешних условиях проще объявить в регионе дефолт, чем разбираться с его долгами. А Арсений Мамедов уверен, что федеральный центр не обладает политической волей, «чтобы запустить хотя бы псевдопроцедуру банкротства региона», хотя это, по его мнению, было бы правильным решением, чтобы повысить эффективность бюджетной политики.

На заседании Совета Федерации впервые было рассмотрено обращение региона с просьбой решить проблему многомиллиардного валютного долга. За помощью в верхнюю палату обратилась Кемеровская область. Как пояснил зампредседателя комитета Совфеда по экономической политике, сенатор от Кемеровской области Сергей Шатиров, в 1993г. «власти региона приняли непродуманное решение и взяли на себя неподъемные обязательства», взяв во Внешэкономбанке валютный кредит для оплаты поставок итальянского сельхозоборудования. В 1993г. задолженность области перед банком составляла 172,1 млн долларов. В 2005г. с банком было заключено мировое соглашение о реструктуризации задолженности, и в результате долг составил уже 302,1 млн долларов. Однако в связи с резким скачком доллара в конце 2014г. этот долг вырос на 5 млрд руб. Теперь регион оказался в преддефолтном состоянии. Власти Кузбасса требуют провести конвертацию задолженности в российские рубли по курсу доллара на день заключения мирового соглашения.

В Совфеде в ответ на просьбы региона приняли решение подготовить предложение по урегулированию проблемы и направить их в правительство РФ.

Помощи ждать неоткуда

Управляющий партнер компании экспертного консультирования НЕОКОН Денис Ракша, оценивая ситуацию с региональными долгами в целом, уверенно заявил, что государство не будет принимать никакой унифицированной политики по поводу помощи регионам, поскольку он приближается к 2,5 трлн руб., «а у государства денег нет». Кроме того, продолжает эксперт, «государство в какой-то момент осознало, что дефолт региона выглядит не так страшно, как тогда, когда это произносишь вслух, и ничего смертельного в этом нет». В отношении валютных кредитов, продолжает Ракша, государство с субъектами поступит точно так же, как и с ипотечными заемщиками, а оно, напомнил эксперт, «отказалось брать на себя какую-либо ответственность». Однако если Минфину будет «удобно, выгодно или необходимо» помочь региону с реструктуризацией кредитов, то он это сделает. «Что касается Кемеровской области и ВЭБа, то можете не сомневаться – этот кредит будет реструктурирован, но не из валютного в рублевый, а просто увеличат его сроки», – дал прогноз эксперт.

Что касается остальных регионов, которые также испытывают проблемы с валютными кредитами, то они, считает Ракша, «будут сейчас внимательно наблюдать» за тем, какое решение относительно Кузбасса примет правительство. «А когда они увидят, что государство не реагирует, то они поймут, что они по сравнению с Аманом Тулеевым просто школьники. Потому что он сидит там на своей губернаторской должности уже четыре срока, и его выпустили вперед, потому что ему никто ничего не может сделать. Он там у себя в Кемеровской области – царь, бог, отец и сын, кто угодно. Он, в отличие от всех остальных губернаторов, защищен. Но федералы прекрасно понимают, что их помощь Кемеровской области тут же приведет к тому, что выстроится очередь из губернаторов, которые скажут: «И мне тоже!». Так что не будет никакой помощи. А с другой стороны, федеральный центр очень тактично объяснит Аману Гумировичу, что сейчас не самое лучшее время, чтобы говорить о дефолтах, и разговоры эти просто прекратятся», – поделился своим мнением Ракша.

Сомнительный и благородный поступок

Научный руководитель РЭУ имени Плеханова, профессор, доктор экономических наук Сергей Валентей не видит большой проблемы в дефиците ни регионального, ни государственного бюджетов «при условии, если в рассматриваемом случае кредит берется под решение сельхозпроблем». «Если деньги заимствованы на эти нужды, конечно, надо попытаться помочь региону. Но нужно знать меру. Если Внешэкономбанку долги не будут возвращать, то он просто лопнет»,– добавил экономист. Поэтому Валентей предлагает разобраться, на что в действительности были потрачены взятые в 1993г. 172 млн долларов: «Если Кемеровская область взяла кредит на развитие сельского хозяйства, а эта продовольственная безопасность сейчас является стратегически важной и попала в столь сложную ситуацию, то ей, конечно, нужно, повторю, помочь. Однако если деньги взяли и неизвестно на что потратили, то, конечно, вопрос надо решать по-другому». Если руководство региона взяло кредит, не просчитав возможности региональной экономики, в этом случае, по словам экономиста, «возникают очень серьезные вопросы к уровню квалификации тех, кто разрабатывал программу и отвечал за использование средств». Такой подход, считает Валентей, стоит применить и в отношении других субъектов РФ, которые вслед за Кузбассом могут заявить об аналогичных проблемах. Вместе с тем он подчеркнул, что возможность появления таких просьб от других регионов во многом будет зависеть от того, какое решение по Кемеровской области примет кабмин.

Председатель экспертного совета Фонда развития гражданского общества Леонид Давыдов считает, что в реструктуризации подобных валютных долгов, так же как и переговорах с банками, федеральный центр должен помогать не только Кемеровской области. Вместе с тем Давыдов полагает, что за признанием ошибок для областного руководства не последует негативных последствий, поскольку этот регион находится на «особом положении». «Я также считаю, что Кузбасс своим обращением сделал большое дело для всех остальных субъектов. Потому что это, безусловно, позволит как-то сдвинуть эту ситуацию или, по крайней мере, обратить на нее внимание», – добавил Давыдов.

Кредитные скелеты в шкафу и отсутствие политической воли

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич обратила внимание, что долг Кемеровской области – «древнегреческий», «долг старых времен». Такой же долг, по ее словам, есть у Орловской области, которая «билась давным-давно с просьбой простить или реструктурировать этот долг». «Это все реструктурировалось, пролонгировалось, но с ростом валютного курса этот долг стал неподъемным», – добавила экономист. Новых валютных долгов статистика Минфина не показывает, сказала Зубаревич. Исключение, по ее словам, составляет лишь Москва, «которая всегда занимала на валютном рынке и до сих пор занимает, но она с этими долгами абсолютно профессионально управляется».

Что касается Кемеровской области, Зубаревич, ссылаясь на последние данные Минфина, привела цифры, согласно которым долговая нагрузка этого региона к собственным доходам составляет меньше 60%. «Но эта нагрузка далеко не самая сильная в России. Даже если по Сибири брать, то в Хакасии, Забайкалье и Омской области долг еще больше. Так что ситуация по текущим долгам в Кузбассе совершенно неуникальная. И я не понимаю, почему они просят: «Дяденька, дай денег», – сказала Зубаревич.

Экономист, заведующий лабораторией бюджетной политики Института Гайдара Арсений Мамедов, так же как и Зубаревич, считает валютные долги регионов «исключением». «Был период, когда субъекты вообще не имели возможности занимать в иностранной валюте. Потом им это право вернулось, но только для ограниченного числа высокообеспеченных субъектов. Сегодня регионы снова не имеют права занимать в валюте», – пояснил эксперт. Таким образом, ситуацию с долгом Кемеровской области, по оценке эксперта, можно считать уникальной, но не критичной. Мамедов уверен, что региону в любом случае окажут какую-то помощь. «У нас нет политической воли, чтобы запустить хотя бы псевдопроцедуру банкротства региона. Да и вообще в нынешней истории еще не было прецедентов, чтобы федеральный центр допускал очень большие проблемы в регионе. Практика показывает, что как только регион приближается к преддефолтной ситуации, из федерального центра выделяются бюджетные кредиты», – пояснил свою точку зрения экономист. Однако Мамедов считает, что так вести себя неправильно. «Опыт тех же США показывает, что как только перед муниципальными или властями штатов встает перспектива прийти к банкротству, это как раз является стимулом, чтобы повышать эффективность бюджетной политики. А у нас из-за того, что регионы всегда ждут, что им помогут, это в критической ситуации снижает эти стимулы», – сказал Мамедов. 

Версия для печати
Главное