Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
2 ноября 2009 | Архив

Президент России провел видеоконференцию с кемеровским губернатором

Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе, в частности развитие промышленных отраслей, сельского хозяйства, ситуация на рынке труда. Отдельно рассматривалась реализация жилищных проектов в области.

А.ТУЛЕЕВ: Добрый день, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Рад Вас видеть. Как погода в Кемерове? Как обстановка в Сибири?

А.ТУЛЕЕВ: Погода рабочая, снег выпал. В сельских районах практически уже сантиметров на 40. Температура сегодня ночью в Кемерово была минус 17, обещают до минус 25. Сейчас, на момент разговора с Вами, минус 9. Сибирь есть Сибирь. Для нас это рабочая температура, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ясно, у нас тоже зима начинается.

Аман Гумирович, в ходе нашей с Вами видеоконференции о чем хотел бы вначале спросить. Время трудное, год тяжелый. Конечно, и для вас он был испытанием – для всех, кто живет в Кемеровской области.

Как проходит этот год? Каковы результаты? Имею в виду, прежде всего, по основным социальным показателям, а именно по занятости, динамике безработицы и по выплатам – прежде всего, конечно, среди коммерческих организаций, потому что у нас, слава Богу, в этом году никаких проблем по бюджетной линии не существует и в период кризиса.

А.ТУЛЕЕВ: Дмитрий Анатольевич, мы работаем предметно над выполнением пяти стратегических векторов экономического развития. Они обозначены в Вашей программной статье «Россия, вперед!». Прошли коллегии, прошли заседания во всех коллегиях глав городов и районов, сельских районов, городских советов.

В принципе обстановка на момент встречи с Вами стабильная. Начну с безработицы: с февраля на момент встречи с Вами мы ее снизили на 27 тысяч человек, вакансий сейчас 24 тысячи, зарегистрированная безработица снизилась, сейчас уровень безработицы составляет 3,8 процента.

Наш подвиг в чем заключается? Все молодые специалисты, студенты, которые закончили металлургические институты, высшие и профессионально-технические, это больше 360, все до единого приняты на работу. Все шахтерские профессии, все до единой обеспечены рабочими местами.

На сегодняшний день, повторяю, 24 тысячи вакансий. Задолженность по зарплате была 250 миллионов на начало года, снизили в восемь раз, сегодня задолженность – 29 миллионов. В принципе это текущая задолженность.

Теперь положение в базовых отраслях. Начну с выполнения Вашего задания. В Бурятии Вы дали задание Кузбассу добавить по этому году шесть миллионов тонн угля добычи в связи с трагедией на Саяно-Шушенской ГЭС. Задание Ваше выполнено: восемь тысяч полувагонов каждые сутки мы отгружаем. Проблем в энергетике, в угольной генерации нет, в Кузбассе с добычей угля – нет, и по году на сегодняшний день мы практически вышли на докризисный уровень добычи.

По металлургии. Знаю, что Вы недавно встречались, и крупные собственники, более 20 человек, докладывали Вам обстановку. По металлу положение сложнее, цены упали ввиду того, что Китай неожиданно выбросил на рынок большой объем металлопродукции.

По углю, несмотря на кризисный год, четыре объекта уже ввели: две шахты и две фабрики. И до конца года, чтобы выполнить Ваше задание, мы введем еще две шахты. Прорывные направления наши Вы знаете – это газ метан. Добыли уже по этому году 5,5 миллиона кубов метана, то есть достали из шахт, подали на тепловую станцию, выработали электроэнергию и снова подали в шахту. С «Газпромом» работа продолжается: пробурили восемь скважин.

А.ТУЛЕЕВ: И на сегодняшний день, Дмитрий Анатольевич, уже восемь скважин пробурено, то есть уже идет промышленная добыча газа метана. Сейчас называть Кузбасс угольным просто нельзя, это метаноугольный регион.

Самое главное, о чем мы говорим, – производительность труда в угольной отрасли за эти десять лет выросла в 2,6 раза. Но хвастаться не могу, что рывок сделали большой. Почему? На одного человека мы сейчас добываем 180 тонн в Кузбассе, а в Америке – 720 тонн, то есть в четыре раза больше они добывают.

Д.МЕДВЕДЕВ: Производительность труда в четыре раза больше.

А.ТУЛЕЕВ: Производительность труда в четыре раза больше. Мы за этот период смогли нарастить в 2,3 раза, и она выше, чем рост заработной платы. Зарплату подняли тоже где-то в 2,2 раза. Но самое главное, над чем мы работаем, мы решили не идти по пути сокращения – опять мы идем прорывными технологиями. Какими? На шахте «Распадская», Вы ее знаете, знаменитая шахта, безлюдная, то есть вообще нет ни одного горняка под землей, участок внедрили уже, работают роботы. И этот эксперимент уже год продолжается, доказал свою состоятельность.

Д.МЕДВЕДЕВ: Аман Гумирович, наши коллеги-собственники, как раз хотел задать этот вопрос, они вкладываются в реконструкцию, в новые инвестиционные проекты, имею в виду именно в шахтах, в угольных разрезах?

А.ТУЛЕЕВ: Значит, что получается? Мы вложились по инвестициям в целом по Кузбассу на этот год – 130 миллиардов рублей. Это, к сожалению, на 15 миллиардов рублей меньше, чем в прошлом году, создали 20 тысяч новых рабочих мест: это уголь, металл и химия в базовых отраслях.

Д.МЕДВЕДЕВ: В этом году создано только 20 тысяч новых рабочих мест, правильно я понимаю?

А.ТУЛЕЕВ: В этом году 20 тысяч уже создано. Уже создано.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хороший показатель.

А.ТУЛЕЕВ: И 24 тысячи вакансий у нас в запасе. Мы могли бы показать большие объемы, но мы вкладываем деньги, причем приличные, 16 миллиардов, в развитие и строительство морских портов. Вы знаете про морской порт в Усть-Луге, его построили полностью мы, кузбасские собственники, потому что нам нужно вывозить уголь, и сейчас вывозим четыре миллиона тонн по Усть-Луге.

Порт Ванино. Построили угольный терминал. В этом году вывезем уже миллиона три. И сейчас 10 морских портов, где мы занимаемся строительством угольных терминалов, то есть цепочку прокладываем от шахты и разреза до погрузки на корабль. Без этого технология не выполняется.

Единственная просьба, Дмитрий Анатольевич. Убедительно прошу, если возможно, поддержать. Спасибо за тот уровень поддержки, который был все эти десять лет. У нас недавно, 23 октября, произошел подземный толчок силой примерно 2,5 балла. Это на юге Кузбасса, город Полысаево.

Нового для нас ничего нет, Кузбасс – район сейсмический, рассчитан на 7 баллов. Но что меня смущает, наши сейсмостанции не зарегистрировали, что это природный земляной толчок, а угольщики отрицают, говорят, что от взрыва такого тоже не должно быть. У нас есть Кузбасс наверху, и есть Кузбасс внизу. Одна только шахта «Распадская» имеет 400 километров подземных тоннелей выработок, это примерно два московских метро.

Что получается? Мы ежегодно взрываем 370 тысяч тонн взрывчатки – это больше, чем несколько хиросим, плюс нас трясет. Одни ученые говорят: «То, что вы взрываете, – хорошо, земная кора освобождается, и тогда сила землетрясений уменьшается». Другие говорят прямо противоположно, что эти две силы накладываются и это может привести к серьезным последствиям.

Прошло три комиссии, в том числе на уровне МЧС. Никто на себя ответственность не берет. Дмитрий Анатольевич, нам нужно, чтобы нам сказали, какой уровень вообще добычи должен быть в Кузбассе?

Д.МЕДВЕДЕВ: Аман Гумирович, это действительно серьезная тема, тем более она затрагивает и безопасность всех, кто живет в нашей стране и в Кузбассе, – естественно, безопасность горняков – и в то же время связана с природными аномалиями. Поэтому у меня какое предложение. Вы мне напишите на эту тему письмо, и я дам поручение, чтобы Правительство вместе с нашими институтами подготовило мотивированный ответ.

А.ТУЛЕЕВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Для нас это очень серьезно – каждый день жить в этом напряжении, не знать научной точки зрения на дальнейшие действия.

По металлургии, Дмитрий Анатольевич. Производительность труда за десять лет выросла в 2,3 раза, но мы отстаем. К примеру, Новокузнецкий металлургический комбинат, рельсовый, Вы его знаете: рельсы в основном даем нашим железнодорожникам, для стран СНГ. Такой же завод в Европе – производительность в четыре раза выше, чем у нас, несмотря на сокращение, которое мы видим. Что мы делаем сейчас по металлургам? Во-первых, сокращение идет, но необычным способом. Никто никаких жалоб не выдвигает.

Что мы делаем? Мы говорим: «Мы не можем дальше отставать в четыре раза от всех ведущих стран на таких же металлургических комбинатах. Мы тебе даем пять зарплат – и дальше работает комиссия: ты получаешь 200 тысяч, если защитишь свой малый проект бизнеса». Уже 500 человек защитились. 500 человек сокращенных получили пять зарплат: 150-200, некоторые – 300 тысяч и начали свой малый бизнес.

Считаю, это правильное направление: они работают. Напряжения социального нет. Мы уже проработали этот порядок на других предприятиях и по этому пути будем идти дальше. Тогда конкурентоспособность повышается, а люди занимаются своим делом.

По сельскому хозяйству, Дмитрий Анатольевич. Мы угольный регион, но я Вам докладываю, что получили рекордный урожай зерна. Когда я принимал область, мы ввозили 200 тысяч тонн зерна начиная от Канады и кончая Краснодаром, – в этом году нам нужно продать хотя бы 400 тысяч тонн.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Урожай какой был?

А.ТУЛЕЕВ: Дмитрий Анатольевич, для Сибири невиданный. 24 центнера с гектара.

Д.МЕДВЕДЕВ: Аман Гумирович, раньше за такие вещи Героя Социалистического Труда давали.

А.ТУЛЕЕВ: Спасибо. Дмитрий Анатольевич, но какую задачу мы ставим: продовольственная безопасность Кузбасса должна быть обеспечена. Мы подтянем мясо и молоко.

Кстати, я Вам докладываю про эксперимент. Мы в этом году взяли необычную форму. Надо мной, правда, смеялись многие. Мы раздали 1300 коров. Взяли корову и привели. «Многодетная семья?» – «Многодетная». – «На тебе буренку. Пожалуйста, дои и нам молоко продавай». Эксперимент себя полностью оправдал. Раздали три тысячи кроликов. Это быстрое мясо плюс занятость.

Д.МЕДВЕДЕВ: Аман Гумирович, раз уж мы заговорили про крупный рогатый скот... Это тема тяжелая для нашей страны: поголовье у нас, к сожалению, не растет, хотя мы с Вами и в рамках нацпроекта этим занимались, стабилизировали ситуацию, но она качественно не улучшается.

Просто хочу понять: то, что Вы раздали в личные подсобные хозяйства, – поголовье стабилизировалось, или же все-таки люди избавляются, режут и все, после этого поголовье все равно падает?

А.ТУЛЕЕВ: Да, мы как сделали? Мы собрали семьи, привели этих буренок, сказали: «Вот тебе корова и вот тебе четыре тонны сена, все бесплатно, но не вздумай зарезать, а первого теленка отдашь туда, куда скажет поселковый муниципалитет». Никто ничего не сделал, все коровы на месте, поголовье увеличилось, на 70 процентов мы себя прикрыли по мясу, а раньше нам не хватало на уровне 50 процентов, сейчас за порогом безопасности осталось всего 30 процентов. Считаю, мы на верном пути и эту линию продолжим, когда идет существенное оказание помощи не кому попало, а многодетным. И им хорошо, и государству, и обществу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, Аман Гумирович, у меня еще один вопрос. Мы с Вами достаточно давно, уже несколько лет назад, начинали заниматься национальными проектами; я был у Вас в гостях, и мы запускали несколько крупных проектов в области жилищного комплекса, несколько городов, по сути, новых закладывалось. Как сейчас дела?

А.ТУЛЕЕВ: Дмитрий Анатольевич, Вы в 2006 году были в городе Лесная Поляна, это город молодых, город будущего, там будет жить 30 тысяч молодых семей. Вы одобрили наш проект – принесли, честно говоря, удачу. Можно я покажу Вам очень короткий ролик по Лесной Поляне, если разрешите?

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте ролик.

(Идет просмотр видеоролика).

Аман Гумирович, приятно в кризисный год смотреть такие репортажи, не буду скрывать, потому что он показывает, что все-таки те заделы, которые мы с Вами вместе создавали несколько лет назад, воплотились в жизнь.

kremlin.ru

Версия для печати
Главное