Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
27 августа 2010 | Архив

Президент провел рабочую встречу с губернатором Самарской области

Д.МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович, давайте две темы рассмотрим для начала.

Первая и, наверное, самая главная (последнее время она волновала всех нас) – это ситуация в экономике и сельском хозяйстве в связи с аномальной температурой. У вас и в прошлом году была тяжёлая ситуация в области со сбором урожая, и в этом году, как я понимаю, она тоже была экстремально сложной. Что в результате, какие проблемы и какие меры поддержки Вы полагаете правильным реализовать?

И вторая тема, которая сегодня тоже волнует всех жителей нашей страны, у кого дети в школу идут, – это подготовка школ к новому учебному году. Как дела обстоят? Проведены ли августовские педсоветы? Какие проблемы существуют? Все ли школы готовы к тому, чтобы принять учеников?

В.АРТЯКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Вы совершенно правы, мы, к сожалению, подверглись сильнейшей засухе уже второй год подряд. В 2009 году мы пострадали – всего порядка половины посевных площадей, но ущерб был меньше, чем в этом году, поскольку в этом году у нас более 50 процентов посевных площадей – как яровых, так и озимых культур – полностью выгорело.

В некоторых территориях процент поражения засухой составлял более 100 процентов, то есть мы, по сути, потеряли очень много урожая. При этом мы предпринимали все меры для того, чтобы сохранить урожай – то, что оставалось. У нас есть часть посевных площадей, которые орошаемы, что даёт само по себе очень значительную эффективность, но природа всё-таки ввела свои коррективы – и урожай у нас сгорел.

Что делается на сегодняшний день для того, чтобы поддержать сельхозпроизводителей? Первое, сегодня из регионального бюджета мы выделили на прямую поддержку порядка трёхсот миллионов рублей для пострадавших.

Д.МЕДВЕДЕВ: Как вы поддерживаете, это что за меры? Деньги куда идут?

В.АРТЯКОВ: Прежде всего, деньги идут основным зернопроизводящим компаниям.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть это компенсация затрат? Компенсация процентных ставок?

В.АРТЯКОВ: Механизм следующий: первое – это компенсация прямых затрат и компенсация процентных ставок. Кроме того, мы сегодня понимаем, что неурожай очень сильно ударит по поголовью крупного рогатого скота – и в том числе очень сильно ударит по птице.

Мы приняли решение компенсировать потери именно по кормовой базе крупного рогатого скота, для крупных сельхозпроизводителей прежде всего. У нас произошла очень серьёзная заготовка грубых кормов, сена и сенажа, прежде всего, и мы, скажу откровенно, собирали буквально по колоску и по соломинке всё, что оставалось в полях.

Д.МЕДВЕДЕВ: По грубым кормам – я, кстати, недавно проводил совещание в Таганроге, и там, помимо собственно разных идей, звучала мысль со стороны сельхозпроизводителей: наладить правильную логистику между теми регионами, которые не пострадали, и теми регионами, которые сгорели, в которых состояние кормовой базы удручающее. Чтобы уже сейчас можно было закупать корма, в том числе, скажем, пшеницу пятого класса или кукурузу, ещё что-то, для того, чтобы кормить в регионах, которые не пострадали. У вас есть кооперационные связи?

В.АРТЯКОВ: Вы знаете, мы прорабатывали эти вопросы с ближайшими регионами, но на сегодняшний день мы сами вышли из ситуации и решили проблему, в общем-то, своими возможностями, своими ресурсами: выкашивали все неугодья…

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть просто интенсифицировали работу.

В.АРТЯКОВ: Да-да, в том случае, даже если люди просто оставляли луга, не востребованные в своё время (откровенно говоря, люди разучились косить уже косами), в этот раз мы проявили инициативу, обеспечили возможность людям выкашивать всё, что есть.

Д.МЕДВЕДЕВ: Неудобья так называемые.

В.АРТЯКОВ: Да, так называемые неудобья. И тем самым мы всё-таки подтянули возможности резервов, и сегодня кормовой базой мы обеспечены в достаточно сильном объёме – за исключением, конечно, фуража. Что касается фуража – конечно, мы ожидаем от Правительства Российской Федерации поддержки именно тем регионам, которые в значительной степени погорели, для того, чтобы всё-таки обеспечить кормовой базой и свиноводство, и птицу, и так далее.

Д.МЕДВЕДЕВ: По поддержке – постановление, которое недавно как раз обсуждали, я так понимаю, что оно начинает действовать. Вопрос в том, когда осуществлять эти интервенции.

Понимаете, мы должны помочь сгоревшим регионам, и в то же время мы не должны в результате этих действий совершить то, что приведёт к обнищанию хозяйств, которые, в общем-то, имеют урожай. Поэтому нужно забирать фураж с рынка и в то же время готовиться к интервенциям.

Этот баланс и предстоит найти, собственно, нашему Правительству: в какой момент выбрасывать интервенционное зерно, фураж на рынок. Там у нас три миллиона; это, в общем, довольно приличные объёмы, хотя, конечно, всю страну мы этим не закроем.

В.АРТЯКОВ: Безусловно. Дмитрий Анатольевич, тут только, единственное, надо обратить внимание на ситуацию, когда сегодня сельхозпроизводители ждут поддержи в определённый период времени. Если мы её некоторым образом транслируем на поздние периоды, то будет уже неэффективно её применять.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это справедливо, но есть один момент. Производителям всё равно, какое это зерно: оно из резервного фонда, Интервенционного фонда или с рынка. Нам нужно сейчас – у нас же есть ещё старое зерно, которое лежит, его нужно тоже вытаскивать и, может быть, обновлять, закладывать новое. Я к тому, что нужно в реальном режиме Вам самому провести совещание на эту тему.

Мне что говорят наши аграрии? Они сейчас, допустим, готовы брать по 5-6 рублей зерно соответствующего, пятого класса так называемого. Значит, дороже вроде бы они считают это неприемлемым. Значит, зерно из Интервенционного фонда где-то, наверное, в этих границах и будет выходить. Но это зерно сейчас же есть и в других местах, его нужно забирать оттуда. И механизмы финансирования нужно продумать и с Правительством тоже.

В.АРТЯКОВ: Если говорить о прямых убытках, которые мы понесли в этом году, они равняются порядка семи миллиардам рублей, это только в этом году.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это убытки сельхозпроизводителей?

В.АРТЯКОВ: Да, прямые и косвенные. В прошлом году они составляли 3,5; мы эти вопросы решали совместными усилиями с Правительством Российской Федерации. Сегодня ожидаем ту же самую поддержку. Дело в том, что если мы не обратим особое внимание на это, то мы просто обрушим отрасль.

Д.МЕДВЕДЕВ: Фураж, корма надо закупать. Вам же всё равно придется покупать – что из фонда, что с рынка, просто сейчас нужно взвесить. Вы правильно говорите, что ждать опаснее, чем приобрести сейчас.

В.АРТЯКОВ: Опаснее.

Д.МЕДВЕДЕВ: Поэтому нужно покупать сейчас и с использованием государственных механизмов, и просто с рынка забирать свободное зерно, оно есть на рынке на самом деле.

В.АРТЯКОВ: Дмитрий Анатольевич, мы говорили с Виктором Алексеевичем Зубковым об этом. Там может существовать какая проблема? Я предложил для погорельцев уходить от прямых торгов, отпускать по фиксированной цене, чтобы не было спекулятивного всплеска цен.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это правильно, но здесь тоже нужно наших производителей зерна успокоить. Они, конечно, не должны на этом наживаться, но, ещё раз говорю, во время совещания, которое я проводил буквально неделю назад, они сказали, что они готовы отпускать по ценам, близким к тем, которые закладываются для осуществления интервенций. В общем, это всё нужно соединить в один «котёл»: и государственное зерно, и зерно с рынка.

Договорились. Занимайтесь этим. И что с первым сентября? Как дела?

В.АРТЯКОВ: Дмитрий Анатольевич, докладываю. У нас сегодня практически 100-процентная готовность всех школ. Даже по требованиям МЧС, которые были нам предписаны по прошлому году, мы их все реализовали, и сегодня мы можем смело сказать, что все школы в нашей области первого сентября откроются и будут работать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Все без исключения?

В.АРТЯКОВ: Без исключения. Осталось только две школы, которые мне обещали…

Д.МЕДВЕДЕВ: Значит, исключение есть.

В.АРТЯКОВ: Я маленькую тайну выдаю.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но обещают все доделать?

В.АРТЯКОВ: Да. Лично мы всё смотрим, лично у меня на контроле. 31 числа мы это всё ещё раз осмотрим, отдельно проведём все необходимые мероприятия для того, чтобы первого сентября школы открылись.

В случае аварийных школ, а такие у нас тоже имеются, мы перераспределяем детей достаточно комфортно, поскольку мы полностью обеспечены сегодня школьными автобусами, у нас проложены достаточно эффективные школьные маршруты, и неудобства родители и дети испытывать не будут.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это наша задача – сделать так, чтобы родители и дети не испытывали неудобства во время транспортировки в школу. Для этого действительно нужно парк автотранспорта развивать. Я так понимаю, что у Вас эта тема на контроле.

В.АРТЯКОВ: Дмитрий Анатольевич, мы поменяли в этом году вообще весь парк: у нас все автобусы новые, 100 процентов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это современные автобусы, специально приспособленные для перевозки детей?

В.АРТЯКОВ: Да, есть большие, есть малые. Мы посмотрели именно те, которые нам необходимы – с учётом, какие территории, какие у нас сельские поселения.

Кроме того, мы пошли ещё на такой смелый шаг: мы сегодня значительно увеличили заработную плату водителям, поскольку раньше принимали непонятно вообще кого, лишь бы водил автобус. Сегодня мы берём высокопрофессиональных водителей для того, чтобы возили детей. Идёт отбор, практически идёт конкурс для того, чтобы водитель устроился на эту работу, поскольку это гарантированная стабильная заработная плата, хорошее транспортное средство и комфортное рабочее место.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. Будем надеяться, что к первому сентября всё будет в порядке.

kremlin.ru

Версия для печати