Самарские дольщики:  «10 лет без жилья! Губернатор, помоги!»
22 августа 2017

Владимир Слатинов: Конфликт с «Родиной» крайне негативно сказывается на имидже тамбовского губернатора

Лидер партии «Родина» Алексей Журавлёв обвинил власти Тамбовской области в давлении на отделение партии. Губернатору Александру Никитину пришлось после этих слов объясняться с журналистами. Политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов считает, что у главы региона есть два варианта: либо додавить «Родину», либо согласиться на цену, которую она предлагает за свое лояльное отношение. 

«Могу сказать, что обвинения господина Журавлёва не беспочвенны. Фактически, сегодня так сложилась ситуация, что региональное отделение партии «Родина» можно рассматривать как единственную активную оппозиционную силу по отношению к областной власти. Причина заключается в субъективном факторе. Дело в том, что отделение «Родины» возглавляет бывший сити-менеджер Тамбова Максим Косенков, который одним из первых в Черноземье был назначен на эту должность, а затем покинул ее со скандалом: был приговорен к лишению свободы по весьма пикантному обвинению в похищении человека. Потом он освободился, а обвинение против него было опровергнуто.

Косенков – человек молодой, очень амбициозный. В своё время именно его рассматривали как возможного преемника Олега Бетина, и злые языки утверждали, что своей скандальной историей с последующим арестом и осуждением он был во многом обязан интригам со стороны тогдашнего губернатора. Оговоримся, что всё это слухи, но, в общем, многие говорили, что в Косенкове Бетин видел своего конкурента, и поэтому случилась вся эта история.

Но мы видим, что у Бетина в конечном счете нашелся молодой преемник. Ну а дальше мы понимаем, как развивается драматургия жизни: Косенков возвращается из мест не столь отдаленных и становится руководителем регионального отделения партии «Родина», а на место Бетина приходит молодой, амбициозный и полный сил Александр Никитин, вокруг которого фактически сегодня складывается «консенсус развития», и в принципе основные политические силы, прежде всего парламентская оппозиция, его поддерживают. То есть серьезных конкурентов среди коммунистов, справороссов или либерал-демократов у Никитина нет, кроме, разумеется, Косенкова.

Понятно, что «Родина» выпадает из тамбовского консенсуса, плюс сталкиваются амбиции двух молодых лидеров. Поэтому я не думаю, что в администрации Никитина «Родине» и Косенкову очень рады, и я не исключаю, что есть отдельные элементы давления на региональное отделение партии со стороны областной администрации с тем, чтобы вписать ее в региональный консенсус и чтобы оппозиционной риторики с ее стороны стало меньше.

При этом понятно, что если есть конфликт и если он вышел на федеральный уровень, то это, в общем, означает, что стороны к компромиссу не пришли. С другой стороны, всё равно, и это неизбежно, есть оппозиционная ниша. И на фоне поникших системных оппозиционеров у Косенкова есть возможность плыть на этой волне и тем самым получать свою долю политического капитала. Но Косенков, как человек из власти, я думаю, понимает правила игры. Сейчас стороны не договорились и для «Родины» более перспективной представляется позиция сохранения жесткой оппозиционности, нежели какой-то консенсус. Как я понимаю, цена предложений, которые делались «Родине», ее, видимо, не устраивает.

При этом я могу сказать, что Журавлёву надо отдать должное, потому что он заступается за одно из самых дееспособных своих отделений, которое демонстрирует очень неплохие результаты, в том числе и на региональных парламентских выборах, сумев пробить стену из монополии системных парламентских партий. С другой стороны, мы понимаем, что на федеральном уровне Журавлёв тоже вписан в некий политический консенсус, и вообще он фигура вполне системная. Таким образом, его заявление может означать предложение Никитину или намек на то, чтобы сделать более солидные предложения региональной «Родине» и ее руководству. Это естественным образом поднимает ставки в игре, но одновременно дает понять руководству Тамбовской области, что договориться, скорее всего, можно, вопрос только в цене и в предмете договора.

И тут важно, что Никитин позиционируется в Черноземье, во-первых, как агент развития; в-вторых, учитывая многих наших черноземных губернаторов, которые уже в возрасте, прецедент Никитина может рассматриваться как модель для смены власти в регионах – достаточно безболезненной, но одновременно в обновленческом формате, когда к власти приходит молодой представитель местной элиты, который консолидирует регион вокруг идеи развития. Это я к тому, что вынос конфликта с «Родиной» на федеральный уровень для такого имиджа – это не очень хорошо. И, собственно, дальше Никитину надо либо «додавливать», что сложно и проблематично с учетом произнесенного Журавлёвым, либо что-то предлагать, чтобы сохранить имидж человека, который консолидировал регион и его политическую систему вокруг идеи развития».

Версия для печати