Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
15 сентября 2016

Меняйло предложил создать Агентство развития Сибири

Фото: dela.ru

На базе созданной в 1990г. межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» новый полпред в СФО Сергей Меняйло намерен создать Агентство по развитию Сибири. Эксперты, опрошенные «Клубом Регионов», по-разному оценивают эту инициативу. [Обновлено]

Полпред президента в Сибирском округе Сергей Меняйло выступил с инициативой создания Агентства развития Сибири. Оно должно заменить неработающую, по мнению Меняйло, межрегиональную ассоциацию «Сибирское соглашение», созданную губернаторами в 1990г. и объединившую глав исполнительной и законодательной власти регионов Сибири.

Как пояснил Меняйло, новое агентство объединит представителей научного и экспертного сообщества. Также ему предстоит обобщить и скоординировать инвестиционные проекты и стратегии развития регионов. Задачами Агентства развития Сибири станут обобщение и координирование инвестпроектов и стратегий развития регионов СФО. «Стратегии развития есть у каждого региона Сибири. Стратегии есть, но они не рабочие, они не превратились в «дорожные карты». Необходимо более активно внедрять разработки регионов Сибирского отделения РАН в практику, важно сохранять научные школы. На сегодняшний момент основная задача – консолидация всех усилий, чтобы обеспечить возможность вести научную деятельность», – подчеркнул полпред. По его словам, руководитель создаваемого агентства будет назначаться по согласованию с главами регионов Сибири. В настоящее время уже рассматривается несколько кандидатур.

Опрошенные «Клубом Регионов» эксперты по-разному оценивают инициативу нового сибирского полпреда.

Так, политолог из Красноярска Юрий Москвич напомнил, что «Сибирское соглашение» было успешной «попыткой регионов удержаться на плаву» в начале 90-х: «Регионы фактически создали теневое межрегиональное правительство, которое помогало губернаторам решать вопросы, а само соглашение стало мягкой формой сибирского регионализма». В 2000-х, продолжает эксперт, регионы – участники соглашения по-прежнему были востребованы как партнеры в получении инвестиций. Но сейчас, по словам Москвича, наступает новый экономический период и полезность «Сибирского соглашения» стала вызывать много вопросов, «так что совершенно очевидно, что Меняйло ставит вопрос об устранении рудиментов 90-х гг.».

По мнению политолога, новый полпред пытается создать в Сибири нечто похожее на Корпорацию развития Дальнего Востока, в который в результате повышенного внимания федеральных властей в вопросе привлечения инвестиций «пришло ни много ни мало более 2,5 трлн руб.». «Видимо, Меняйло начинает готовить в первую очередь восточные сибирские регионы, Красноярский край, Иркутскую область и так далее, которые объявлены зонами опережающего развития, к созданию аналогичной структуры, которая будет гарантировать разного рода азиатским инвесторам предсказуемую, ясную политику и четкие процедуры согласования общих проектов», – рассуждает Москвич. При этом он допускает, что некоторым сибирским губернаторам и вообще представителям региональных элит хотелось бы самостоятельно участвовать в процессах привлечения инвесторов. Однако восточные партнеры, такие как Китай, Корея и Япония, предпочитают вкладывать средства только под государственные обязательства и личное покровительство президента, поскольку опасаются очень высокого уровня коррупции региональных структур, считает политолог. И, таким образом, от успешной реализации инициативы Меняйло выиграют многие, хотя «политические интересы разных лиц очень сильно от этого опечалятся», заключил эксперт.

Довольно оптимистично инициативу Меняйло оценивает и политгеограф, доцент географического факультета МГУ профессор Леонид Смирнягин. «У нас принимается множество проектов развития экономики в целом для России, но между тем страна наша очень контрастна, и нам крайне нужны рационализованные программы развития, специфические для отдельных участков. Конечно, нужны программы и по Дальнему Востоку, и по Кавказу, и по европейскому Северу, ведь перед каждым из этих районов страны стоят совершенно разные задачи», – говорит эксперт. Однако в должном воплощении идеи сибирского полпреда Смирнягин сомневается, тем более что успешных примеров подобных проектов эксперт не знает: «По Дальнему Востоку что-то намечалось, но эту программу столько раз переделывали, что назвать ее успешной трудно. Что-то похожее по Северному Кавказу в свое время делал [полпред Александр] Хлопонин, но всё это было очень слабо».

Стоит отметить, что о необходимости переформатирования «Сибирского соглашения» Меняйло заявлял и в конце августа во время встречи с губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым. Тогда он заявил, что ассоциация, в частности, «не должна заниматься научной деятельностью, она должна быть подспорьем главам регионов». А теперь источник в сибирском полпредстве сообщил, что регионы, которые войдут в Агентство развития Сибири, должны дополнять друг друга, а не быть конкурентами.

Эти заявления вызвали много вопросов у директора Алтайской школы политических исследований Юрия Чернышова, который признает необходимость «оживления» «Сибирского соглашения». «Некоторые прозвучавшие со стороны полпреда предложения звучат странно. Что, например, означает заявление, что ассоциация «не должна заниматься научной деятельностью»? Любое серьезное экспертное заключение не может не основываться на предварительно проведенном научном анализе. Иначе это будет не экспертное заключение, а волюнтаризм. Так же странно выглядит и еще одна фраза – о стремлении добиться, «чтобы регионы не были конкурентами, а дополняли друг друга». Возникает вопрос: не основывается ли такая модель на «командных» методах управления экономикой и на непонимании того, что именно здоровая конкуренция и является зачастую наиболее эффективным двигателем прогресса? Или, может быть, СМИ опять неточно передали сказанное?» – рассуждает политолог. Он уверен, что «Сибирскому соглашению» необходимо реформирование, «но это реформирование надо проводить согласованно, гибко и с умом, чтобы излишний административный раж не нанес ущерб реальным интересам сибирских регионов».

Как отмечает профессор Института нефтегазовой геологии и геофизики (ИНГГ) СО РАН Леонтий Эдер, «Сибирское соглашение» «на протяжении последних десятилетий имело значительное влияние на координацию усилий в области экономического развития регионов Сибири». И научные организации, в том числе и ИНГГ, принимали в его работе активное участие, продолжает эксперт: «Последняя работа, в которой институты СО РАН по инициативе «Сибирского соглашения» принимали активное участие, – это региональная активизация проекта строительства газопровода «Сила Сибири-2» (газопровод «Алтай»), проходящего через Новосибирскую область, Алтайский край, Республику Алтай, способного послужить мощным толчком для экономического развития южных регионов Западной Сибири». По словам Эдера, за два десятилетия «Сибирское соглашение» накопило колоссальный опыт содействия экономической кооперации регионов Сибири, и этот опыт нужно учесть. «Положительное влияние от переформатирования организационной структуры «Сибирского соглашения» будет определяться теми целями и задачами, которые новое руководство и новая структура перед собой ставят, а также конкретными шагами, предпринятыми по активизации экономического климата в регионах Сибири», – полагает эксперт.

А вот генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв, комментируя для «Клуба Регионов» предложение Меняйло, высказал мнение, что полпред путает понятия, «потому что ассоциация регионов – это не агентство по развитию макрорегиона, а союз регионов для реализации общих проектов». «Но это не значит, что не надо создавать агентство, просто это разные истории», – добавил политолог. Что же касается идеи создания Агентства развития Сибири как таковой, то Журавлёв обратил внимание, что экспертные структуры можно создавать непосредственно при полпредстве. «Зачем для того отдельное агентство, какими будут его правовой статус и механизмы финансирования? Меня немного пугает, что Меняйло заговорил об ассоциации. Может, он хочет с регионов на это деньги получить? Но поскольку наш Сибирский округ не включает в себя богатые Тюменскую область и Ямал с Хантами, сделать это будет непросто. А если он собирается финансировать это за счет привлечения внешних источников, пойти к бизнесменам и сказать: «Дайте, это потом вам пойдет в плюс», то это понятно», – рассуждает эксперт.

Однако у Журавлёва есть и другой вопрос: «А что дальше?», ведь никто из инвесторов в центральную Сибирь особо заходить не хочет, рассуждает он. Политолог обратил внимание, что у Агентства стратегических инициатив хотя бы есть попечительский совет в лице первых лиц государства, но структура, которую собирается создать Меняйло, не будет иметь ни административного, ни политического, ни экономического веса в сибирских регионах. «Тем более что, например, красноярский губернатор – сам бывший полпред, и любого другого полпреда он видел «в гробу у белых тапках», – подчеркнул Журавлёв. Да и заручиться федеральной поддержкой у программы, которую выпустит «меняйловское агентство», тоже вряд ли получится, «ведь у нас даже на программу развития Дальнего Востока, которая неоднократно поднималась, денег нет, так что какая там программа развития Сибири?» – сомневается политолог.

Версия для печати