Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
10 ноября 2010

Дмитрий Кобылкин:

«Последнее слово в семье – за мной!»

Фото: «Коммерсант»

Губернатор Ямала Дмитрий Кобылкин ответил на вопросы cалехардской молодежи. В студии ОГТРК «Ямал-Регион» на встречу с главой региона пришли представители молодежной редакции телекомпании, студенты, молодые специалисты. В ходе разговора участники задали больше 50 вопросов.

– Дмитрий Николаевич, играете ли вы на каком-нибудь музыкальном инструменте? Когда вы последний раз пели, с чем это было связано?

– Раньше играл на гитаре. Последний раз пел на дне рождения жены песню Розенбаума о жизни бедного парня, у которого богатый помещик забрал невесту и сказал, что вернет.

– С чего начинается ваш рабочий день?

– Встаю очень рано, в шесть, иногда в половине шестого. В семь часов проходит планерка, на которой звучит сводка МЧС по округу, в восемь часов начинается рабочий день.

– Губернатор должен быть лидером или администратором? Кем вы себя считаете?

– Мне кажется, что он, прежде всего, должен быть лидером. Хотя в какой-то степени и администратором тоже.

– Трудно быть молодым губернатором?

– Трудно, но очень интересно.

– Почему Ленин в пятьдесят два года был дедушка Ленин, а Путин в этом же возрасте – молодой и энергичный лидер?

– Как поет в своей песне Трофим, «я не видел Ленина живым, я застал его уже холодным». Думаю, это зависит от состояния души человека. Владимир Владимирович очень энергичный, выносливый и дисциплинированный человек, занимающийся собой, спортом, поэтому и молодой.

– Не раздражает ли вас, что на Ямале Интернет работает очень медленно?

– Раздражает, особенно это понимаешь, когда едешь в большой город и видишь, какая там скорость и тарифы. Мы занимаемся проводкой оптоволокна, сегодня дошли уже до Муравленко. Такими темпами через год и в Салехарде будет нормальный Интернет. (Молодежь аплодирует.) В современных условиях сложно представить жизнь без Интернета.

– Занимаетесь ли вы спортом?

– Занимался каратэ, да и сейчас пытаюсь, но не всегда получается, времени мало. Этим надо заниматься серьезно, системно. Для мужчин, которые достигли чего-то в жизни, это особенно важно.

– Спортивные навыки помогают вам в работе?

– Да, состояние бойца, который занимается восточными единоборствами, очень помогает.

– Есть ли у вас разряды, какие-то достижения?

– Да, есть разряды, и даже был период, когда тренер доверил работать со спортсменами. Я год тренировал команду в Грозном, потом переехал в Уфу, где и получил черный пояс по карате.

– Я занимаюсь тхэквондо. Но в Салехарде нет мест и спортивных сооружений, где можно заниматься. Это касается и других восточных единоборств. Будет ли как-то решаться эта ситуация?

– Мы в два раза увеличили адресную инвестиционную программу, подключили деньги Газпрома, чтобы как можно больше навалиться на спорт. Я сам прошел этот путь и убежден, что спорт решит многие социальные вопросы, связанные с молодежью. И не только на Ямале, но и по всей стране. Сегодня эти вопросы на контроле у президента. Будем строить спортивные сооружения. Кроме того, нужно максимально задействовать ведомственные спортивные залы. Вспоминаю, что в Грозном мы занимались по вечерам в спортзале профессионально-технического училища. И это нормальная ситуация, – если есть спортзал, он не должен простаивать.

– В своих выступлениях вы часто говорите о решении проблем с жильем для молодых семей. Весной было увеличено финансирование. Как эти программы предполагается поддерживать в дальнейшем?

– Я ставлю задачу не по принципу «нужен миллиард рублей для того, чтобы решить этот вопрос». Надо быть готовым к тому, что чем быстрее мы начнем решать этот вопрос, чем больше денег будем выделять, тем больше молодежи будет участвовать в программе. Понятно, что очередь особо уменьшаться не будет. Поэтому средства на это надо увеличивать в арифметической прогрессии. Я говорил об этом депутатам, деньги выделяются – и мы не будем останавливаться. Будущее Ямала – за молодежью.

– Дмитрий Николаевич, как вы считаете, трудоголиком быть хорошо или плохо?

– Сначала думал, что хорошо. Сейчас уже – что не очень. Главное – не зайти слишком далеко, помнить, что есть семья, есть родные и близкие, друзья. Надо отдыхать иногда.

– Какими качествами должен обладать руководитель региона, чтобы творить его историю?

– Я считаю, что нужна твердость духа, уверенность, потому что иногда приходиться принимать судьбоносные решения. Надо понимать, сколько людей за тобой стоит, и не только сегодня живущих здесь, но и тех, которые будут завтра. Нужны порядочность, преданность своему краю, региону, людям.

– При устройстве на работу в некоторых организациях не доверяют диплому негосударственного вуза, имеющего, тем не менее, аккредитацию. Как вы относитесь к этой ситуации? Существует ли система, по которой можно узнать, купил ты диплом или получил его честно?

– Я вам скажу, что это появилось, когда стали покупать дипломы. Я знаю случаи, как в некоторых вузах продавали дипломы. Из-за этого разгорались скандалы, поэтому работодатель относится настороженно к негосударственным вузам. Хотя, если человек специалист, то почему нет? Существует система проверки, и те, кто работает в администрации, буквально каждый год её проходит.

– Играете ли вы в шахматы?

– Играю. Недавно в самолете играл с компьютером, двенадцатую партию выиграл. Такие эмоции были!..

– Разрешаете ли вы детям играть в компьютерные игры?

– Нет, в агрессивные игры не разрешаю. Стараюсь выбирать для них развивающие.

– Как вы выбрали профессию? В каком возрасте уже точно знали, кем будете?

– Мне кажется, я родился – и уже точно знал, что буду геофизиком: у меня мама, папа, сестра, жена геофизики. Полевые, морские, промысловики. Поэтому мой выбор был определен с детства, тем более что я рос в Грозном, а это нефтяной край.

– На дискотеки ходили?

– В Грозном дискотеки не те, что здесь. Это небо и земля. Все очень отличается, не всегда все было просто, поэтому больше дома собирались.

– Интересы молодежи тех лет отличаются от сегодняшних?

– Конечно, представьте время, когда не было видеомагнитофонов. Мы собирались, кто по два, кто по пять рублей, и брали напрокат на выходные видеомагнитофон, боевик или комедию и могли день, два их смотреть. Отдыхали больше на природе. Такого, чтобы пили, я не помню. Другие интересы были, читали больше.

– Сейчас молодым некуда сходить, негде время провести. Какие есть перспективы?

– Нужно строить молодежные центры там, где их нет. Сейчас проводится ремонт в «Полярисе». Я ставил задачу открыть его к восьмидесятилетию округа, но не успеваем. Думаю, завершим к концу года.

– Если говорить о любви к детям, то бытует мнение, что детей баловать нельзя, это их портит. А вы своих детей балуете?

– Иногда хочется. Однажды взял за правило привозить каждый раз из командировки подарки. Потом понял: очень много командировок. Притупляется чувство. Они должны ценить то, что получают, и знать, что их любят независимо от этого. В этом есть зерно. Здесь нельзя переборщить.

– В вашей семье спорт – это традиция?

– Жена занимается спортом регулярно. Старшая дочь играет в волейбол, сын ходит на бокс, буквально из-под ремня пошел, младшая – занимается спортивной гимнастикой и спортивными танцами.

– Какие ещё традиции ценны для вас?

– Любим отдыхать все вместе. Встреча Нового года стала одной из семейных традиций.

– За кем последнее слово в вашей семье?

– За мной!

– Как вы предпочитаете проводить досуг?

– Грани стираются. У губернатора нет выходных. Есть десятидневная неделя. Я везде, где нахожусь, создал спортзалы. Что мне нужно – это тренироваться. Конечно, если есть возможность, люблю отдыхать на природе, охочусь.

– Самая большая ваша охотничья добыча?

– Лось.

– Когда увидели свою жену – вы с первого взгляда влюбились?

– Она говорит, да. Я не помню... (смех, аплодисменты)

– Давно?

– Давно. Мы, как две половинки, абсолютно противоположны и очень дополняем друг друга. Мне очень её не хватает, когда она далеко. И в период, когда дети доучивались в Тарко-Сале, а мне пришлось переехать в Салехард, то было очень тяжело без них три с половиной месяца.

– Во сколько лет нужно жениться?

– Никогда не поздно!

– И никогда не рано?

– Тут, наверное, есть особенности, мы сами должны их понимать. Например, четвертый курс института, у нас родился ребенок. Двадцать лет. Это, с одной стороны, рано. С другой, как к этому относиться. Это ж определенная дисциплина. Кто-то может отказаться, не захотеть жениться. Но если ты это решение принял, то оно тебя дисциплинирует, ты должен зарабатывать на семью, идти дальше.

– Надо брать ответственность дома, на работе?

– Не ты возьмешь – за тебя возьмут.

– У вас трое детей. Пришлось ли вам столкнуться с трудностями их переходного возраста?

– Не ожидал, но, оказывается, трудности переходного возраста действительно есть. С моим характером переживать такие моменты тяжеловато, хочется сломать, сказать, что надо только так, и никак по-другому. Хорошо, что жена сглаживает углы.

– Какой возраст, на ваш взгляд, лучший?

– Мне казалось, в двадцать четыре-двадцать пять лет можно осуществить все. Ничего не боишься, идешь до упора. Старшее поколение не рискнуло бы на то, что молодежь может сделать. С каждым годом труднее принимать решения.

– Как вы относитесь к новому празднику – День национального единства?

– Мы – многонациональная страна. Сегодня невозможно вернуться во времена СССР, во времена республик, когда все было перемешано. Многие западные спецслужбы пытаются разобщить народы. Но вы же знаете: испокон веков мешается кровь, завозились народы из других земель, чтобы не было болезней, чтобы дети росли здоровыми. В этом плане Россия – передовая, интересная страна. Надо быть сплоченней, вместе радоваться победам и переживать поражения.

– Кто такой патриот?

– Человек, который любит свою землю. Может быть, он даже этого не осознает: вот, я патриот. Он просто честно делает свое дело, ценит опыт предков, уважает историю своей страны.

– Всю жизнь прожила в городе. Не понимаю вашей политики: зачем развивать село? Для кого, для чего?

– Вы родились в городе. Такие же девушки, как вы, родились и живут в селе. Так же смотрят телевизор, учатся в школе. Но условия их жизни – просто невыносимые, там куча проблем, от снабжения питьевой водой до возможностей развития. Я хочу выровнять социальную жизнь на селе и в городе, как в развитых странах. В национальных поселениях нужно построить хотя бы школу и детский сад. Мама рожает здоровых детей – создали школу – село зажило.

Для нас село – это всегда была определенная кузница кадров. Человек от сохи, имеющий связь с землей, более патриотичен, более легок на подъем, когда речь идет об опасности для страны. Это нужно даже не для вашего поколения – это нужно для ваших детей.

Ямал завтра – отличные дороги и замечательное село. Какие ещё планы?

– Мы должны стремиться возвращать сюда наших детей после учебы в вузах, создавать такие условия, чтобы они хотели сюда вернуться. Ямал не должен становиться вахтовым. Я считаю, что вахтовый Ямал станет поражением, бедой. Во-первых, молодежь возвращается, когда можно найти работу, создать семью и получить жилье. Ямал не должен быть миллионным, миллиардным. Имеет он сегодня пятьсот тысяч населения, средний возраст тридцать четыре года – и не надо делать его пенсионным. Пенсионерам здесь жить нельзя: отработали, определили, где комфортно – и переехали в старости туда.

– То есть Ямал завтра – регион молодых?

– Конечно. Вы готовы работать на Ямале для Ямала?

– Я всегда думала, что выучусь, уеду и не вернусь на Ямал. Но если вы добьетесь того, о чем говорили сегодня...

Мы добьемся, – уточнил губернатор, сделав ударение на слове «мы». – Я также несколько лет назад сидел с той стороны и задавал вопросы. Поэтому МЫ добьемся.

ФедералПресс

Версия для печати