Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
3 июня 2010

Александр Ткачев:

«Дети не могут ждать, пока мировой кризис закончится»

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев в интервью «Известиям» рассказал, как в регионе реализуется программа помощи детям-сиротам.

– Александр Николаевич, позвольте начать с немного странного вопроса: а что для вас самого «день защиты детей»? Какой смысл лично вы вкладываете в этот праздник и от чего надо защищать наших детей?

– Ответ на такой непростой вопрос на самом деле лежит на поверхности. Достаточно задуматься о своей семье. И хотя обе мои дочери уже достаточно взрослые – старшая не так давно уже стала мамой, в этом плане отношение к ним у меня особо не изменилось.

Как и любой нормальный отец, я хочу уберечь дочерей от жестокости и равнодушия, от соблазна легких путей и непоправимых жизненных ошибок. А еще я очень хочу, чтобы и они вкладывали правильные и нужные для жизни вещи в головы уже своих детей…

Знаете, около 20 лет назад я впервые приехал в детдом, самый обычный, каких в крае было много – в станице Березанской. И признаюсь, таких тяжелых потрясений у меня за всю жизнь было немного. Пожалуй, вспомню только кошмарные последствия наводнения 2002 года.

Просто смотреть в глаза этих детей, живущих в страшных условиях, где порой нет самого необходимого – да душа переворачивалась!

Тогда мы (хозяйство «Агрокомплекс» – ред.) решили взять над детдомом шефство. И каждый раз во время приездов туда я старался брать с собой дочерей. Они с удовольствием общались с детьми, со многими подружились. И это была такая жизненная школа, какой не даст никакое родительское наставление! Они, с одной стороны, узнавали – какой бывает жизнь, а с другой, – учились сопереживанию, милосердию.

– А правду говорят, что вы тогда возили в детдом еще и своих подчиненных – руководителей «Агрокомплекса»?

– Да, приходилось. На ближайшей после поездки в Березанскую планерке я объявил о шефстве над детдомом и, более того, предложил каждому от души помочь сиротам из собственной зарплаты.

Возражений было море. Просто времена были тяжелые, всеобщий развал, эпоха бартера, когда каждая копейка на счету. И я не стал давить, настаивать. Молча посадил всех в автобус – и отвез в Березанку. Вернулись они оттуда с серыми лицами, у кого-то из суровых мужиков, крестьян в глазах стояли слезы. С тех пор они много лет перечисляют часть своих зарплат детдомовцам.

За прошедшие годы Березанский интернат мы полностью привели в порядок. Сегодня в школе-интернате сто человек персонала на 150 детей, новое здание, современный медпункт, достойный спортзал и теннисные корты… А тогда, поверьте, картина была совсем другая.

И я до сих пор регулярно звоню директору, расспрашиваю, когда удается – бываю там. Конечно, не с легким сердцем, потому что к обездоленным детям нельзя, наверное, приезжать с легким сердцем. Но, по крайней мере, как человеку и как руководителю мне не стыдно.

– А потом, уже на губернаторском посту, не возникало желания свозить кого-то в детдом в воспитательных целях?

– Возникало, и не раз. Признаться, многих и отправил. Я бы вообще каждого начальника свозил туда! И не надо ничего объяснять, втолковывать, что есть куда более важные в жизни вещи, чем власть, какие-то должности, а также производственные показатели и прибыль.

Хотя, безусловно, все это, что для меня входит в понятие «совесть», прививается еще в семье, родителями. Если это есть, есть нравственные ориентиры в жизни, то получается своего рода прививка от любой грязи и пороков. Человек получает иммунитет от наркомании и пьянства, распутства и лени. Все начинается в семье.

– А еще известно, что практически одним из первых своих решений на посту губернатора вы закрепили крупные предприятия и компании шефами над конкретными детскими домами. И заставили большой бизнес вкладывать деньги в детей, пока такая возможность не появилась у бюджета…

– Да никого мы силой не заставляли. Как говорится, если нет Бога в душе, то ничего и не будет. Но если руководитель раз побывал в таком интернате, то, как правило, свои подшефные учреждения никто из них уже не бросил.

Еще в 2001 году был создан краевой Попечительский совет, в который вошли представители всех предприятий, закрепленных за детдомами. Свои «малые» Попечительские советы появились у детских домов и число шефов растет год от года. Сегодня их почти 250.

И это не принудительное закрепление. Силой ведь не добьешься милосердия. Поверьте, у людей есть потребность работать с детдомами не ради пиара, а чтобы на самом деле помочь, ради своей души. И нередко руководители предприятий-шефов сами усыновляют детдомовцев.

Только в рамках краевой акции «Согреем детские сердца» бизнес ежегодно выделяет на развитие учреждений и адресную помощь сиротам более 20 миллионов рублей.

А краевая программа «Вместе поможем детям!» – объединяет усилия власти, бизнеса и общества для решения проблем детей и семей, попавших в трудную жизненную ситуацию. В прошлом году в рамках большого марафона всей Кубанью мы собрали более 50 миллионов рублей онкобольным детям на дорогостоящее лечение в специализированных клиниках Европы, Санкт-Петербурга и Москвы. И 1 июня, в День защиты детей, мы повторим эту акцию, чтобы еще больше маленьких кубанцев забыли про болезни.

Благодаря программе «Вместе поможем детям!» на Кубани, к примеру, больше нет очереди на кохлеарные импланты для малышей с патологией слуха, а также инсулиновые помпы и донорство крови для онкобольных.

В магазинах и учреждениях по всему краю мы поставили боксы для пожертвований. И только в прошлом году жители Кубани собрали на лечение больных детей почти 140 млн. рублей! И ведь никто никого не заставляет это делать. Люди искренне, по доброй воле хотят помочь!

Это заложено в нашей православной культуре. Что значимость человека определяется не толщиной кошелька или должностью, а его нравственным стержнем. Так должно быть и, я уверен, мы обязательно к этому придем.

Вот почему я считаю важным возрождение Православия, чтобы эти идеалы и ценности прививались и в семье, и в школе.

И миллионы рублей на возрождение храмов каждый год тратятся далеко не зря. Прежде всего, речь идет о восстановлении святых мест Кубани, старинных соборов «родом из 19-го века». По копейке собирая средства, отказывая себе во многом, наши прадеды строили их что называется всем миром. Сегодня золотые купола уникальных храмов снова поднялись над казачьими станицами Новоивановской, Пластуновской, Платнировской, Новодонецкой... Это наша живая, духовная связь поколений.

А всего уже 117 церквей и соборов прошли реконструкцию за последнее время, на это было выделено 300 миллионов бюджетных рублей. И, что для меня важно, в храмах все больше людей, особенно молодежи.

Я хочу подчеркнуть, что точно такое же бережное отношение у нас к культуре, традициям и вере всех 125 национальностей, которые традиционно живут на Кубани.

– О том, что в крае в последние годы не стихает самый настоящий бум усыновлений – говорится немало. А много ли малышей увозят за пределы Кубани? Ведь один за одним идут скандалы с иностранцами, которые издеваются над усыновленными детьми из России…

– Вот именно поэтому мы изначально выстроили систему так, чтобы как можно меньше наших детей уезжали в иностранные семьи. И чего только не наслушались тогда – про ущемление прав, про бюрократические перегибы. А ведь наши службы опеки просто жестко исполняли требования закона в плане проверки потенциальных родителей!

Причем это касается абсолютно всех, кто желает взять ребенка. Из 3 тысяч подавших документы на усыновление по различным причинам получила отказ треть – или тысяча человек! И я считаю такую принципиальность абсолютно оправданной. Сирота ведь не игрушка, не вещь – взял в аренду, поигрался и сдал обратно!

Мы уже давно подбираем не ребенка для усыновителей, а наоборот, лучшую семью для малыша. И потому у нас каждый случай возврата ребенка в детдом – как ЧП. Счет идет на единицы.

Еще одно кубанское ноу-хау – школы приемных родителей в каждом городе и районе. После нас их стали открывать по всей России.

Коротко говоря – выстроена система работы с семьями и детьми, в том числе, в интернатах.

Как результат, сегодня детей в приемных семьях уже вдвое больше, чем осталось в детских домах. Как результат, мы уже закрыли 11 детдомов, потому что ребят разобрали в семьи, и в этом году закроем еще три. Наконец, еще один результат большой работы – из интернатных учреждений почти перестали сбегать. Хотя еще несколько лет назад побеги были массовыми.

А что это значит? Это значит, что детям там действительно хорошо, интересно. Созданы комфортные условия для жизни и развития. Возможно, покажется крамолой, но скажу, что в детдомах сегодня условия лучше, чем в некоторых семьях.

К сожалению, у нас еще 350 тысяч малообеспеченных семей, 25 тысяч семей воспитывают детей-инвалидов. И я искренне мечтаю о том дне, когда каждая кубанская семья будет жить в достатке.

А возвращаясь к сиротам, скажу – ушло то время, когда детдомовцев узнавали на улице по одинаковой серой и убогой одежке, когда их кормили и содержали кое-как.

Сегодня они живут в удобных комнатах по два-три человека, у них есть компьютеры, современные спортзалы, физиокабинеты. Хотя число учреждений сокращается, их финансирование только увеличивается. Всего за последние два года сумма составила 2,2 миллиарда рублей. А на поддержку замещающих семей за три года выделено почти 3 миллиарда.

Мы понимаем, что ребенку нигде не будет так хорошо, как в любящей семье. И потому в прошлом году запустили программу стимулирования усыновлений. Семьям, которые решились на это, край будет выплачивать «подъемное» пособие в размере 300 тысяч рублей.

И радует, что дело движется. Если раньше за год в крае усыновляли около 100 детей, то сегодня уже – более 400.

Я очень хочу, чтобы сирот больше усыновляли бездетные семьи. Таких на Кубани 160 тысяч – это очень много. Знаю немало случаев, когда у бездетной пары, усыновившей сироту, затем появлялся долгожданный свой ребенок. Это не случайно. Дети – это божье послание. А добро и любовь, которые отдаешь чужому, да еще больному ребенку, всегда возвращаются.

– Когда мы готовились к интервью, столкнулись с удивительным фактом – в детдомах края сегодня остались в основном подростки старше 13 лет и дети-инвалиды. Чем, на ваш взгляд, это можно объяснить?

– Причин здесь несколько. Прежде всего, их реже берут, опасаясь объективных трудностей. Подростки – практически сложившиеся личности, привыкшие к детдомовской жизни и ее коллективизму. В семье с ними трудно. Да и сами старшеклассники часто уже не хотят приспосабливаться к новой семье.

Другие трудности с детьми, имеющими ограничения здоровья. Взять такого ребенка в семью – настоящий подвиг. Ему надо посвящать себя 24 часа в сутки. И, к сожалению, мало кто пока готов к такому шагу. Хотя с каждым годом этих семей становится все больше. И это радует. Со своей стороны, мы стараемся поддержать их материально. Семьям, усыновившим детей-инвалидов, выплачивается дополнительное пособие.

– Несмотря на трудное кризисное время, в прошлом году Кубань пошла на беспрецедентный шаг: в 11 раз увеличила финансирование программы обеспечения жильем детей-сирот. Почему именно сейчас?

– Ну не могут же дети ждать, пока мировой кризис закончится! Проблема жилья стоит очень остро. Получается так, что дожив до 18 лет в детдоме, они затем по сути дела оказываются на улице. Идти им просто некуда.

Чтобы получить положенную по закону квартиру, детдомовцы должны встать на очередь и ждать неизвестно сколько лет. И что им делать? Многие ли сразу смогут устроиться на такую работу, чтобы снять квартиру?

Настоящий тупик получается, который попросту толкает детей к криминалу!

Мы отвечаем за этих детей, за то, как они начинают свою взрослую жизнь. Признаюсь, меня потрясла откровенность ребят в одном из наших детдомов, с которыми мне довелось общаться по душам. Они сказали: наших девушек охотно берут замуж, потому что они – хорошие хозяйки. А мы – незавидные женихи, потому что, как говорится, ни кола-ни двора.

Тот разговор и главная проблема выпускников детдомов долго не выходили у меня из головы. И потому в прошлом году мы пошли на беспрецедентный шаг – нашли на это в краевом бюджете почти 340 миллионов рублей. Действительно в 11 раз больше, чем в 2008-м.

И в шести пилотных территориях края построили для сирот быстровозводимое жилье. В результате уже в прошлом году новоселье справили почти 400 человек! А до этого было – за четыре года всего 250.

В нынешнем году новоселов тоже будет более трехсот. Сейчас мы строим жилье еще в шести городах и районах. И в течение нескольких лет полностью обеспечим всех нуждающихся сирот. Сегодня их на очереди 1800.

– Много копий было сломано вокруг так называемого «детского закона», который принимался именно по вашей инициативе. Скоро будет два года, как он работает в Краснодарском крае. Как вы сами считаете, оправдала ли инициатива себя? С чего начинали и к чему пришли?

–Когда готовили закон, подсчитали: каждый год более 250 родителей привлекались к уголовной ответственности за жестокое обращение с детьми. Около двух тысяч лишались родительских прав. При этом восстанавливались в правах – менее 50.

Больше тысячи детей на Кубани ежегодно пропадали без вести, около трети из них – уходили из дома. Они просто не могли жить в невыносимых условиях.

Самое страшное, что большинство случаев насилия над детьми происходит в семьях. И получается такая картина. Раньше семья задавала основы нравственности государству, а сегодня наоборот – государство «вытаскивает» семьи. Произошла замена главных жизненных принципов, их трансформация. Образно говоря, от своих корней оторвались, а до цивилизованных отношений не дотянулись. Болтаемся где-то посередине.

К сожалению, отношение соседей, земляков к насилию над детьми до сих пор часто определяется фразой: «Моя хата с краю». Но равнодушие – это не меньшее преступление, чем сами издевательства над ребенком. Это соучастие в нем!

Во Франции, к примеру, есть даже уголовное наказание для тех, кто не сообщил в полицию о жестоком обращении с ребенком. В России такой практики нет, у нас ее всегда заменяла совесть. Но со временем и она стала в дефиците.

Наш детский закон – это не карательный документ. Он работает, прежде всего, на профилактику. Образно говоря, если раньше мы в большинстве случаев «гасили пожары», то сегодня стараемся не допустить «возгорания». Предупреждаем семейное неблагополучие, которое, в первую очередь, всегда бьет по детям.

Оправдал ли закон себя? Безусловно, да. Всего за время его реализации с ночных улиц и злачных мест удалось вернуть домой более 90 тысяч подростков. И во многом благодаря закону уровень подростковой преступности снизился на 20 процентов. А преступлений против детей стало меньше вдвое!

Это показатель того, что мы все-таки встряхнули родителей. Чтобы всегда помнили о своих обязанностях перед детьми. А то некоторые из них до сих пор убеждены: мой ребенок – воспитываю, как хочу и делаю с ним, что хочу!

Но ребенок – это не вещь, не мебель: надоела – выкинул! Это ответственность на всю жизнь, а по большому счету – ради него и живем мы с вами.

По крайней мере, так меня самого воспитывали родители.

– В СМИ проходила информация, что главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, посетив краевую детскую инфекционную больницу в Краснодаре, признался: она – одна из двух лучших в стране...

– Еще несколько лет назад в эту больницу страшно было зайти, не то что лечиться. Ночью по коридорам бегали крысы, а в окна дуло так, что приходилось завешивать их одеялами...

По большому счету за три года нам удалось сделать 100-процентную реконструкцию инфекционки. Только по ремонтным работам это стоило 250 миллионов рублей. Плюс, еще около ста миллионов – на оборудование. Сегодня оно практически все – «по последнему слову». Это касается и лаборатории, и реанимационного комплекса, и даже научных исследований, которыми занимаются здесь.

А как иначе – за всем этим стоит качество лечения, стоят тысячи спасаемых каждый год детских жизней. Конкретный пример, который я лично вспоминаю с теплотой и гордостью.

Осенью во время эпидемии свиного гриппа в нашу больницу доставили девочку, которую сняли с поезда в тяжелом состоянии. Она ехала из центральной России сюда на отдых.

Страшная пневмония развивалась очень быстро, девочка жила только на аппарате искусственного дыхания. И шансы ей давали минимальные. Но спасли! Она стала единственной в России, кого смогли вытянуть из такого состояния после свиного гриппа. И сделали это у нас, в краевой инфекционной больнице. А наших, кубанских детей с тяжелыми пневмониями спасли 179.

– У краснодарских врачей есть свои секреты в лечении?

– Нет, просто самая современная диагностика и препараты. Ну и, конечно, высокая квалификация докторов. К слову, они регулярно стажируются в ведущих клиниках не только России, но и Европы. Я считаю, нельзя экономить и на содержании больниц.

Но мы занимаемся не только инфекционной темой. Модернизируется и детская краевой клиническая больнице. За те же три года она получила оборудования на полмиллиона рублей.

И, что очень важно, – вся высокотехнологичная помощь бесплатна для пациентов. Например, лечение больного сколиозом ребенка в Германии стоит более 25 тысяч евро, а некоторые операции на сердце в России – до 700 тысяч рублей. Кубанцы же за них не платят ни копейки.

При этом ежегодно в детской краевой больнице, проводится более десяти тысяч операций, обследуются и лечатся почти 350 тысяч детей. У нас уже нет очереди на детские кардиооперации. Их делается 700 в год. В том числе, в первые часы жизни, когда сердце как наперсточек, а сосуды – как тончайшие нити. И хирурги просто творят чудеса, дарят детям второе рождение!

Или такой пример. В год рождается 25-30 малышей с тяжелыми патологиями слуха. Спасти их может только специальная операция, когда вживляется кохлеарный имплант. Раньше их делали только в Петербурге и на весь край мы имели 10 квот на год. Но беда в том, что если операцию не сделать в первый год жизни – такие дети обречены, у них останавливается психическое развитие.

Именно поэтому мы закупили дорогостоящее оборудование – один этот имплант стоит миллион рублей, обучили врачей – и стали спасать своих детей сами. Сегодня мы – единственный регион, где делаются эти высокотехнологичные операции.

С каждым годом мы увеличиваем расходы на детское здравоохранение. К примеру, за последний год финансирование целевых программ по охране здоровья матери и ребенка подняли в 2,5 раза. И получили результат. Младенческая смертность в крае за год снизилась на 17 процентов, тогда как в среднем по стране – всего на 8. Вы только вдумайтесь: мы научились выхаживать малышей с экстремально низкой массой тела – 500 граммов!

Мы строим современный перинатальный центр и должны ввести его уже к концу этого года. И здесь будут спасать мам и детей с самой тяжелой патологией. Если есть хоть малейший шанс на жизнь – он будет использован. То есть мы идем к тому, что останется только смертность от непредотвратимых причин, есть такой медицинский термин. Хотя так хочется, чтобы и их не было, этих причин!

Но вопросы демографии – это не только состоявшиеся рождения. Это и качество жизни, и ее продолжительность, и конечно, на статистику демографии оказывает влияние проблема абортов.

Представьте, в 1998 году у нас на каждые десять родов приходилось 18-20 абортов! Какая уж тут демография!

Сегодня, когда мы серьезно занимаемся этой проблемой, у нас на Кубани на 10 родов уже 6 абортов. Казалось бы, громадный шаг вперед. Но в целом в мире это выливается в 60 миллионов абортов в год. По сути, 60 миллионов узаконенных убийств!

У нас принято считать, что аборт – это личный выбор женщины. Но нужно понимать, что она не одна делает этот страшный выбор. Ей обычно «помогают» и мужчина, и окружающие.

Сегодня мы все больше обращаемся к Богу и пытаемся сверять свои поступки с ценностями веры. Так вот, церковь говорит, что есть грехи раскаянные, а есть нераскаянные. И аборт – из числа самых тяжелых, которые не отмолить за всю жизнь.

С другой стороны, нельзя забывать об угрозе жизни самой женщины. Особенно, если это первая беременность. Вот почему нас так волнует отношение к абортам молодежи, студентов.

И как раз среди них ведется большая разъяснительная работа. Уже четвертый год мы проводим акцию «Сохрани мне жизнь». С идущими на аборт работают врачи, психологи, юристы, социальные работники. И знаете что получается? В большинстве случаев достаточно лишь доверительного разговора, внимания и поддержки. Подсчитали, что каждая из таких акций спасает жизни более чем сотне малышей!

Всего на Кубани в прошлом году родилось 64 тысячи малышей, а умерло 78 тысяч человек. А могло родиться еще меньше – нам удалось предотвратить 5 тысяч абортов. То есть их число снизилось в полтора раза.

Но, тем не менее, их еще происходит 37 тысяч в год. Это очень много. А нам нужно, чтобы аборты были только по медицинским показаниям, когда есть реальная угроза жизни матери.

Знаете, есть даже такое выражение «русский крест» – когда рождаемость значительно ниже смертности. И мы только-только начинаем преодолевать эту тяжелую ситуацию.

Сегодня статистика такова, что количество семей и детей у нас практически один к одному. А должно быть хотя бы трое детей на двоих родителей!

Потому аборты сегодня, я считаю, не просто медицинский, а демографический вопрос. Именно так мы и будем к нему относиться.

Ребенок сейчас без преувеличения – на вес золота. Мы должны бороться за каждую детскую жизнь и каждую детскую судьбу – и никаких денег на это не жалко!

Я хочу обратиться к женщинам, которые сейчас решаются на этот шаг: не берите грех на душу перед собой, перед Богом и не рожденным малышом! Государство найдет возможность воспитать ребенка – пусть он живет!

admkrai.krasnodar.ru

Версия для печати
Главное