Губернатор Кобзев:  это отличный шанс убрать турбулентность в Иркутске. Навоевались уже, хватит
5 марта 2010

Лариса Белоброва:

«Женой губернатора быть непросто»

Фото: novostivl.ru

Жена приморского губернатора, заслуженная артистка России Лариса Белоброва накануне 8 Марта дала интервью «Дальневосточным ведомостям».

К этой женщине невозможно относиться ровно. Одним она очень нравится, другим, столь же активно, нет. В общем, вызывает эмоции. Как ей и положено, не только по профессии, но и по статусу. Жена губернатора, первая леди Приморского края. Прекрасная дама, которой следует блистать…

Ну разве что на кинофестивале! В жизни Лариса Белоброва совсем другая. «Как луковица!» – сказал бы Шрек. К слову, первая леди обожает диснеевские мультфильмы. Из одежды предпочитает джинсы, беретки и редко красится. Зато часто улыбается. А глаза почему-то грустные… Актриса? Или просто похожая на француженку русская женщина, у которой по определению не может быть легкой и простой судьбы.

«Как скала… Сдвинуть – бесполезно…»

– Лариса Дмитриевна, вы рады, что ваш муж опять губернатор?

– На самом деле радости мало. Больше других вещей…

– Актриса Лариса Белоброва девять лет в роли первой леди края. Тяжело?

– Очень. Учитывая еще мою природную активность... Наверное, я бы могла что-то делать, что-то не делать. Не работать в театре, к примеру, а заниматься только общественной деятельностью. Или сидеть дома, воспитывать дочку, быть хорошей матерью, каковой я, наверное, не являюсь. Как все мы, женщины, кто работает… Но я такая, какая есть. Пытаюсь везде успеть. Хотя объять необъятное не получается, к сожалению…

– За девять прошедших лет вы наверняка поменялись. Можете сказать, какой вы были «до» статуса губернаторской жены и какая сейчас?

– Конечно, я серьезно поменялась. Раньше была намного радостней, солнечней. Я многого тогда не знала. Людей, характеров, поступков, на какие способны люди… Сейчас я узнала это сполна.

– Лариса Дмитриевна, очевидно, что вы не очень вписываетесь в тусовку жен и подруг сильных мира сего. Вы – другая, и это видно. Вам там не холодно, наверху?

– Чем выше, тем вообще холоднее… Но не у всех. Вот святейший Алексий, почивший ныне патриарх Всея Руси. Выше не бывает. Уровень президентский. Но Алексий был очень теплым, я бы сказала, обжигающим… Так что все люди разные. К слову, жены дальневосточных губернаторов – очень приятные женщины, и мы всегда рады встречам друг с другом. К сожалению, они происходят не так часто…

– Вы согласны, что мир политики – жестокий мир?

– Он жесткий. Да…

– Как хрупкой женщине там выжить? Где вы берете силу, чтобы быть в статусе жены губернатора, талантливой актрисы, оставаясь при этом собой – интересным, умным, тонким человеком?

– Театр. Он меня спасает. А еще всё зависит от характера. У меня мама очень живая, энергичная. Наверное, мне это передалось генетически. К счастью, я оптимистка, хотя и вижу много негатива вокруг. Знаете как говорят: всё кладбище у меня в плюсах... Еще очень важно состояние души. То, с чем ты встаешь, идешь на работу, стоишь в очереди. Наступили тебе там на ногу, а ты, вместо того чтобы послать, говоришь: ой, извините. Это уже твое отношение к миру. Откуда и как ты в себе это воспитываешь – другой вопрос. Для меня эта вера – моя. Я всем говорю и не стесняюсь, что я верю в Бога.

– Может быть, это слишком личный вопрос, но… Откуда эта вера пришла?

– Это не личный вопрос. Я еще в детстве носилась, падала и всегда приговаривала: ой, господи…У меня были очень верующие бабушки. А родители были инженеры, строили самолеты на арсеньевском «Прогрессе». При чем здесь господь, когда мы строим самолеты? Оно же само летает!.. В общем, молодые итээровцы, прекрасные, веселые люди, как-то обходились без Бога. А вот бабушки – что у одной в доме висели иконы, что у другой. Помню, меня даже это пугало. Уголки все эти с ликами… А бабушка уссурийская, мамина, так она меня на порог не пускала, пока не почистит. Выкатывала нас яйцом, тогда только в дом заходите... Откуда вера пришла? Жизнь заставила, скажем это мягко… Где-то пинок послабее, где-то удар пострашнее. Где-то легко, как дитя ладошкой. Тык-тык-тык – и загнали меня туда куда нужно. Я так считаю… И если сначала ты не понимаешь многих вещей и говоришь: за что, господи? – то потом приходит осознание, что это все – учителя твои…

– Тяжело так учиться, наверное?..

– Нормально. Очень хорошо. Зато потом всё легко. Мне сейчас это очень помогает. Думаю, если бы я не прожила довольно сложную жизнь до того, как стала тем, кем сейчас являюсь, может быть, меня бы поломало. А это страшно. Потому что я очень эмоциональный человек и всё принимаю близко к сердцу. Я такой и осталась, но, с другой стороны, стала как скала. Конечно, где-то могу мандражировать, но уже сдвинуть – бесполезно.

«Любить, как самое себя…»

– Помните, у Пушкина: «…я тогда моложе, я лучше, кажется, была…» Вы согласны с этим тезисом, Лариса Дмитриевна?

– Знаете что, я себя в 20 лет не ощущала женщиной. Сейчас вижу: в возрасте 20-25 лет совсем другие барышни, но у них и жизнь другая, взрослеют рано девочки. А я мои 20 лет даже плохо помню. В том смысле, что тогда во многом себе не отдавала отчет. Летала, как бабочка. И самый мой лучший возраст – начиная лет с 29. И теперь я не хочу быть моложе, вообще не хочу… Сейчас время, когда я себя осмыслила, и от этого мне стало замечательно. Другое дело, что с возрастом мы такие противные становимся. И когда мы живем со своими близкими мужчинами, мы вдруг забываем, какими они нас видели бабочками, нежными, не омраченными ничем… А мы начинаем брюзжать, что вот, я сижу дома, тебя жду, а тебя нет…

– То есть никто никому ничего не должен?

– Не должен. Прекрасно в Библии сказано: мужчина да возлюбит жену, как самое себя.

Если такое происходит в семье, то есть возможность тогда сосуществовать безболезненно, даже если вы прожили вместе долгое время. Потому что себе самому ты ничего плохого не сделаешь. Не обидишь себя, не унизишь, не обманешь, не изменишь…

– Лариса Дмитриевна, а ваш муж вас ТАК любит, как самое себя?..

– Это к нему вопрос. Во всяком случае, пока что я от него вижу много хорошего…

– Все знают, что у Сергея Михайловича характер, скажем так, непростой. Подчиненные в «белом доме» могут подтвердить! Но ведь и вы женщина темпераментная. Наверняка многих интересует, как эта пара друг с другом уживается? Как вы друг с другом ругаетесь?..

– Он никогда не ругается со мной. Я хочу выяснить отношения, он уходит! Всегда в другую комнату. Что-то делает, читает, телевизор смотрит. Я, как в итальянской семье, бегу за ним с криком: «Нам надо срочно поговорить! Нам надо объясниться!» Нет, ничего… Наверное, всё зависит от воспитания. Муж вырос в очень хорошей семье, у него прекрасные родители, а это всегда задает тон будущим семейным отношениям. В свою очередь, я стараюсь, чтобы он всегда уходил на работу в хорошем настроении. Если мне потом говорят, что настроение изменилось, я отвечаю: не знаю, из дома уходил в хорошем!..

– Лариса Дмитриевна, вы меня совершенно поразили во время той нашумевшей истории, когда губернатор лежал в подмосковном санатории, а вы, говорят, метали чашки в агентов ФСБ. Это на самом деле было?

– Нет, с чашками уже придумали. Но у нас были разговоры с этими господами, и я им обозначила свою позицию, гражданскую и женскую. Не то что я их не пустила, у них же есть своя работа. Я просто попросила, чтобы они поприличней ее исполняли, потому что это всё же не гестапо…

– А в принципе чашку в кого-нибудь способны метнуть?

– Если меня доведут, я способна на многое, к сожалению. Поэтому я дома всех прошу – и детей, и мужа: не доводите меня до белого каления. Неизвестно, что я смогу сделать!

«На людей надо смотреть, как в бане…»

– Ваша младшая дочь маму слушается?

– Да. Но иногда тоже у меня получает. Когда старшая приехала погостить, она так с прищуром смотрела, сравнивала. А как ты меня, а как ты ее?.. Когда увидела, успокоилась. Так же! Требования у меня достаточно жесткие. Но и сама довольно много детям стараюсь отдавать.

– Наверняка статус вашей семьи давит на младшую дочку. Маленькая же еще! Как вы с этим справляетесь?

– Я знаю, что это всё происходит, и мне ее категорически жалко. Есть проблемы, конечно. Хотя класс, где она учится, замечательный. Я учу своих детей никогда не афишировать, кто их родители. Не надо. Те люди, кто на это обращает внимание, сегодня могут поклониться, а завтра дать пинка. Какая разница, чья ты дочь? На людей надо смотреть, как в бане. Знаете – все голые…

– Лариса Дмитриевна, всё-таки какие дети вырастают, во многом зависит от мам, я так считаю. А наши женщины в обществе настолько загнаны, что на воспитание детей сил просто не хватает. Вы согласны со мной?

– Знаете, когда я встречаю русских женщин за границей, они всегда мне рассказывают, сравнивают свою жизнь «до» и «после» эмиграции. Главное, что отмечают – дети там растут очень спокойными. В отличие от российских сверстников, у них нет такой агрессии. Потому что там мамы всегда ждут и встречают детей со школы, к примеру. Ребенок приходит домой и знает, что его накормит мама, очень вкусно. И в этот же момент она будет смотреть ему в глаза. Нюхать, чем от него пахнет. Незаметно! То есть он понимает, что у него меньше возможности сделать что-то не то, потому что мама всегда дома. Там папа содержит семью, и люди рожают не менее трех детей. И я так рада, что у нас пошел понемногу процесс. В общем, если есть возможность, мама должна оставаться мамой. В противном случае дети начинают вести себя неадекватно. И моя дочь иногда – тоже, потому что она очень нуждается в моем внимании, но получает его недостаточно. Конечно, я могу всё бросить и сидеть с ней…

– Думаю, не можете…

– Наверное, да, не могу. Есть женщины, такие же сумасшедшие, как я, которые не смогли бы сидеть дома. У каждого свое предназначение. Или судьба. Как хотите, назовите… Я как верующий человек должна сказать: самое страшное, что есть у человека – это выбор. И мы свободны сейчас в этом выборе. Вы можете выбрать, где вам работать. Или печь хлеб, или пойти в монастырь, или начать пить… Или не пить. Сами выбираете, с кем вам общаться, что делать завтра, к примеру. И от этого выбора зависит вся наша жизнь. Как в той сказке: налево пойдешь, вот это найдешь, направо – вот это, а можно и прямо… И ведь никто не говорит, какая дорога правильная. Но от этого выбора, от каждого нашего последующего шага в буквальном смысле, я в этом уверена, зависит наша будущее. То есть мы в своей жизни себе сами всё складываем.

«По силе дается…»

– Лариса Дмитриевна, а вам не хотелось бы влиять на события в крае в большей степени, нежели до сих пор? Мне кажется, актрисе Белобровой есть что сказать людям…

– Я не вправе кого бы то ни было учить. Не хочу. У меня вера есть моя. В нашем театре идет замечательный спектакль «Поминальная молитва». Приходите, смотрите. Вот он, я думаю, и учит, и влияет. Народ рыдает…

– Но вы же сами говорили в одном из интервью: кому много дано, с того больше спросится.

– Однозначно. По силе дается. Только это нерадостно, я бы сказала...

– А как вы относитесь к тезису феминисток, которые ратуют за то, что во властных структурах должно быть больше женщин? Вон в приморской администрации не так-то уж много прекрасных дам на ответственных постах…

– И слава богу, что это так. Для женщины это очень тяжело. Там голова должна работать даже не 20, а 30 часов в сутки. Там нужно выбирать: или работа, или семья. Хотя я согласна с тем, что если бы женщин-руководителей было бы больше, то мир был бы мягче, возможно. Но самим этим женщинам не позавидуешь. Поэтому когда меня иногда спрашивают, могу ли я помочь какой-нибудь барышне устроиться в администрацию, я всегда отвечаю: лучше не надо, не устраивайтесь. Я просто знаю своего мужа и знаю, как он требует со своих подчиненных. Хотя он со всех требует: и с меня, и с детей. В хорошем смысле слова, не дает нам расслабиться.

– А что для вас отдых?

– Очень по-разному. Допустим, когда муж улетает, я стараюсь раньше вернуться домой, когда еще никого нет. Живем на госдаче, у нас там народа много, но мне нужно, чтобы не было никого. Я покупаю очень красивое кино, про любовь. Я люблю всё романтичное. Или мультики, мой любимый – «Ледниковый период». У меня очень много фильмов в коллекции, такие, что я могу смотреть сто раз или двести. Последнее смотрела «Гордость и предубеждение» с Кирой Найтли. Не знаю, что меня там трогает, фильм такой наивный... Наверное, именно это.... Вокруг меня так много негатива, что мне хочется почерпнуть где-то положительных эмоций, из кино или из книг. И вот я дома делаю себе такую сказку. Не в том смысле, что я обставляю себя золотом или бриллиантами, а в том, что я должна прийти, лечь и смотреть кино. И чтоб никого не было. Ни-ко-го! А когда мы вместе с мужем, это совсем другой отдых… Мне нужна хорошая компания, вот и всё. То есть те люди, с кем мне приятно, от кого я могу получить новое, интересное. Мои друзья – это тоже такие аккумуляторы…

– Лариса Дмитриевна, вы талантливая актриса, и это не комплимент, а данность. Вам не хотелось по-настоящему большой, то есть московской сцены? Как чеховские сестры: «В Москву, в Москву…»

– У меня брат учился в Харькове, и я думала: после школы поеду к нему, поступлю в театральный. Но потом мне вдруг пришла в голову мысль, что таких мальчиков и девочек, как я, миллионы. Может быть, я струсила. В общем, осталась здесь. А позже… Не знаю. Мое счастье, что я всегда могла довольствоваться малым, и вот никогда у меня… Господи, прости меня, сейчас скажу, а он потом меня будет чем-нибудь искушать!.. Даст мне по носу! В общем, никогда у меня не было такого чувства, что, видимо, я рождена, чтобы быть звездой. Видимо, Голливуд плачет по мне или Европа, и я чувствую, что он плачет! Надо учить язык и ехать! Ну росточком не удалась и не Мэрилин Монро, но всё же есть что-то… Надо ехать срочно! Так вот, такого никогда не было, к счастью. Хотя у нас с курса многие хотели. Может быть, у меня еще характер другой. Я люблю ходить по дороге, которую я сама протоптала. И чем мне хорошо с Сергеем Михайловичем, что он – всегда новое. И вместе с ним я многое узнаю. Везде езжу, со многими людьми знакомлюсь. А я такая «бабка – макабка», на земле стою. Я – Телец, а он – Стрелец. Мы, Тельцы, не любим полетов, вот этих вод, мы любим землю под ногами. Мне всегда бывает комфортней, когда я знаю то, что здесь и сейчас.

– Как Телец, лет через десять, где бы вы хотели пастись? На каком-нибудь сказочном острове, наверное?

– Ни за что! Остров не годится. Как без общения? Надо, чтобы люди были вокруг. На самом деле, пусть будет хотя бы чуть-чуть травы и не выжженная почва вокруг. Уже хорошо... Я бы вообще с удовольствием где-нибудь там жила, на Пандоре… Смотрели «Аватар»? Я проплакала весь фильм… Я уверена, что всё так и есть, как в этом кино. Человечество – единое целое. Все такая огромная сеть. Мы посылаем каждый свой сигнал, мы же тепловые существа. И всё, что я говорю сейчас, тоже улетает куда-то в единый центр. Именно поэтому я верую. Я знаю, что за каждое слово и за то, что я сейчас здесь говорю, потом буду отвечать. И получать то или другое…

– Смерти не боитесь?

– Боюсь. Стала бояться, когда родила Яру. До этого мне было всё равно. Одно время я даже ее хотела. И только рождение дочери всё изменило, началась новая жизнь. Потому что рождение ребенка – это материальная страшная завязка. Ты начинаешь себя тормозить и говорить себе: это даже не твой ребенок! Твоя главная миссия – помочь ему вырасти. Там уже всё предрешено, чем он будет заниматься и что делать. Самое главное – сделать его таким, чтобы с ним было комфортно людям общаться. Чтобы он не думал, что все ему должны. Потому что он сам всё должен делать в своей жизни.

Еще раз про любовь…

– Не могу не спросить про любовь. Как считаете, любовь к мужчине возникает за что-то или в таком случае это уже не любовь?

– Никогда в моей жизни не было такого, чтобы я влюблялась с первого взгляда. Внешне – да, человек может понравиться. Но для того чтобы влюбиться, мне нужно с человеком провести определенное количество времени. Нужно, чтобы появилось доверие. Я долго человека воспринимаю. Может, потому, что я была закомплексованной девочкой в детстве. Мне казалось, что я такая, как миллионы. Что я не красавица, не уникальная личность… Поэтому я никогда не ожидала от мужчины, что он должен увидеть меня и упасть с криком: боже мой, женюсь на тебе! Ты любовь всей моей жизни! А если серьезно, наверное, только маленькие девочки могут влюбляться ни за что. У взрослых девочек всё уже иначе…

– А как быть с тем, что чувства рано или поздно проходят?

– Да, есть разные рубежи – три, пять, семь, девять лет... Я думала над этим и сейчас с сожалением говорю друзьям: да, страсть проходит, господа. И даже если вы каждый раз в течение следующих семи лет будете обретать себе нового спутника, это будет заканчиваться тем же… Так зачем это делать? Ведь всё в наших руках. То, что мы позволим друг с другом сделать, когда порыв сильных чувств пройдет. Позволим ли мы неуважительно относиться друг к другу, изменять, лгать... У меня есть замечательные примеры – мои православные батюшки, староверы. Там нет проблем ни с семью годами, ни с девятью. Потому что эти люди знают, что такое семья и как к этому относиться. И есть такое понятие, как долг. Я часто думаю, почему мы постоянно подвергаем сомнению какие-то истины? Наверное, это нормально. Наверное, если бы мы не подвергали сомнению, не было бы многих открытий. Но вот десять заповедей. К чему с ними спорить? Так ведь нет, подождите, вот то, что мама говорит, надо обязательно проверить! А вдруг неправильно? И тут первую оплеуху от жизни получаешь. Но потом всё равно думаешь, нет, все-таки недокопался, надо еще посмотреть! И тут вторая оплеуха к тебе летит…

– К сожалению, все учатся только на своих ошибках. Разве возможен другой путь?

– Есть старцы, которые говорят, что когда сердцем вы чувствуете – это от Бога, а логика – от дьявола. Когда увидел человека первый раз и что-то у тебя кольнуло, но ты подумал: нет, он хороший, а потом оказывается – сердце не ошибалось. Слушайте первое! Я вижу замечательное в том, что когда-то людям не нужен был язык. Ведь мы способны читать мысли друг друга, просто надо больше слушать и меньше болтать. А мы заглушаем всё. Поэтому я сама стараюсь и всех призываю: по сердцу живите, пожалуйста!..

– Лариса Дмитриевна, а вы пост соблюдаете?

– Стараюсь. Не всегда, к сожалению, получается. Владыка Вениамин говорит, что главное – «не есть» людей в это время. Не злиться, не ругаться…

«Ну, за децентрализацию!..»

– У вас есть сегодня заветная мечта на будущее?

– Да нет, пожалуй. Живу тем, что происходит здесь и сейчас. Наверное, с удовольствием бы снялась в каком-нибудь хорошем кино…

– И все-таки, киностудия во Владивостоке появится?

– Надеюсь. Если те люди, кто проявил к этому интерес, найдут деньги. Я очень хотела бы, чтобы была киностудия. И чем больше всего вокруг будет – зоопарков, аквапарков, хороших дорог, чистых улиц, – тем будет лучше. Нам не надо будет никуда уезжать. Если я поднимаю тост, я пью за децентрализацию в России! Серьезно. Я хочу, чтобы были города, были лица, кроме Москвы и Петербурга. Другой вопрос, как этого добиться. Знаете, есть такая притча. Сидит старик у ворот города. Подходит к нему путник и спрашивает: «Какие люди живут в этом городе?» «А ты сам в каком городе жил?» – отвечает старик. «В плохом!» – «Ну, значит, и здесь тебе всё будет плохо…» И очень правильно сказал мой друг Артемий Троицкий: то, что происходит вокруг тебя, зависит только от личного восприятия. Если в голове есть идеи, а вокруг – единомышленники, никогда и нигде не будет скучно и плохо. Если ты сам интересный человек! Что же касается окружающей обстановки, так кто же, кроме нас, виноват, что Россия по жизни «немытая», а наши города разительно отличаются от европейских. Страна наша здесь ни при чем. Это МЫ козлы!

– Ну, не все, наверное…

– Конечно! Если бы были все козлы, я повесилась бы. Устроила бы акт самосожжения прямо рядом с краевой администрацией. Вместе с вами за компанию это бы сделала! Слава богу, столько хороших, интересных людей вокруг! За эти девять лет видела много всякого плохого, но в то же время познакомилась с таким количеством необыкновенных, уникальных личностей, которых я бы никогда не увидела, будучи просто Ларисой Белобровой, актрисой. Наверное, если бы я не имела этого статуса дурацкого, чьей-то жены, то не могла бы просто куда-то прийти или набрать телефон и сказать: здравствуйте, я вот такая-то... А потом мы начинаем дружить. И вот таких прекрасных людей вокруг меня появилось очень много за этот период. Поэтому можно написать, что я счастливый человек. Я счастлива, несмотря ни на что…

Интервью Лады Глыбиной, «Дальневосточные ведомости»

Версия для печати
Бывший иркутский губернатор Левченко продолжает нападать на своего сменщика Кобзева
Экс-губернатор Иркутской области Сергей Левченко в очередной раз подверг критике работу властей региона. В этот раз он обратил внимание на слабую подготовку области к сезону лесных пожаров. До этого Левченко высказывал претензии врио губернатора Игорю Кобзеву за наращение госдолга региона и слабые темпы строительства жилья в пострадавших от наводнения районах. Эксперты считают, что Левченко и КПРФ сосредоточатся на критике Кобзева и не станут формировать собственную позитивную повестку. Политтехнолог Виталий Сергеев отметил, что «Левченко критикует сейчас новые власти за то, за что критиковали его». Политконсультант Владислав Шиндяев подчеркнул, что Левченко может возглавить федеральный список КПРФ на выборах в Госдуму, поэтому ему важно оставаться в информационном поле.
Союз пенсионеров: решение главы Камчатки Илюхина приостановить дачные маршруты – необходимая мера
По распоряжению губернатора Камчатского края Владимира Илюхина в целях противодействия распространению коронавирусной инфекции предпринят целый ряд новых ограничений. Городской транспорт работает в особом режиме, приостановлены дачные маршруты. Необходимость такого решения отметила зампред президиума центрального правления Союза пенсионеров Людмила Пискунова. По ее словам, большинство пассажиров дачных маршрутов – это граждане старшего возраста, которые входят в группу риска. Эксперт отметила, что, несмотря на то, что на Камчатке не зарегистрированы случаи заражения новой инфекцией, краевые власти вынуждены учитывать все риски. При этом она подчеркнула важность открытой работы главы региона в текущей ситуации.