Курганская область:  облизбирком не посчитал серьезным нарушением визиты кандидата к голосующим на дому в день выборов
18 февраля 2009

Владимир Якушев:

«Нужно мыслить и действовать социально ответственно»

Губернатор Тюменской области в интервью агентству «Интерфакс-Урал» заявил, что, несмотря на кризис, все социальные обязательства перед населением будут выполнены.

– Владимир Владимирович, завершился 2008 год, каким он был для региона?

– Прошедший год был самым удачным для нашего региона, несмотря на два последних месяца, когда мы вслед за всей мировой экономикой вошли в глобальный финансово-экономический кризис. Основные показатели за 2008 год, по предварительным данным, одни из самых высоких, которые Тюменская область имела и в советский, и в постсоветский периоды. Год был благополучным и для экономики, и для социальной сферы региона. В промышленности мы планировали, что индекс вырастет на 19%, но с учетом падения в ноябре-декабре его рост составил 13%. Тем не менее, это достаточно высокий результат.

Стоит отметить, что в период кризиса наибольшие трудности испытывает строительная отрасль, но по итогам прошлого года мы ввели, как и намечали, более одного миллиона квадратных метров жилья. Таких объемов тоже никогда не было в истории области.

Значимый для нас показатель – положительная демографическая ситуация. Прирост рождаемости над смертностью в области наблюдается на протяжении двух последних лет. В 2008 году эта цифра превысила одну тысячу человек. Демографический показатель очень важен, потому что он показывает – регион развивается.

Более того, в прошедшем году существенно вырос процент мам, которые рожали в возрасте старше 40 лет. А так как женщины в этом возрасте очень взвешенно оценивают свои возможности, считаю это одним из самых серьезных достижений. Если люди рожают детей, значит, у них есть работа, есть доходы, они знают, как будут решать жилищный вопрос, они уверены в здравоохранении.

– Как обстоят дела с привлечением инвестиций в регион?

– Нам удалось реализовать достаточное количество инвестиционных проектов. Если возьмем, например, такую инвестиционно непривлекательную до недавнего времени отрасль, как агропромышленный комплекс, то в течение прошлого года мы реализовали около 200 проектов в этой сфере, и сегодня в АПК осуществляется еще около 300 инвестпроектов.

Есть серьезный прорыв в реализации крупных инвестиционных проектов в промышленности. В первую очередь это Уватский проект. Юг области не богат нефтью, тем не менее, в Уватском районе найдены залежи углеводородного сырья, и их сейчас активно разрабатывает ТНК-ВР. В 2008 году объем инвестиций в этот проект составил около 9 млрд. рублей. УГМК строит на территории области металлургический комбинат с объемом инвестиций 550 млн. евро. Крупный инвестиционный проект по строительству нефтехимического комбината в Тобольске реализует компания «СИБУР».

– Возникают ли проблемы в реализации проектов из-за кризиса?

– Вопросы возникают, но мы их решаем. Пока инвесторы не останавливаются и двигаются вперед. Проблемы есть, не буду этого скрывать, потому что речь шла о привлечении крупных и длинных кредитов. Компании сейчас находятся в процессе переговоров, сложно что-либо предугадать в условиях, когда цена на нефть падает. Но пока проекты не остановлены, и будем надеяться, что в дальнейшем все планы будут реализованы.

– Можете назвать крупные проекты, которые уже успешно реализованы?

– Нам удалось осуществить проект, о необходимости которого давно говорили, но долгое время у нас не получалось воплотить его в жизнь. Теперь, благодаря вводу Антипинского нефтеперерабатывающего завода, мы имеем на территории области нефтепереработку. Сейчас идет строительство второй очереди завода, и после ее ввода объем переработки будет составлять три миллиона тонн в год. Это не крупное, но и не маленькое предприятие. Завершить строительство второй очереди планируется в течение двух лет.

– Что ожидает область в текущем году? Как кризис может отразиться на отраслях экономики региона?

– Прогнозы делать очень сложно, потому что не понятно, какие будут последствия экономического кризиса, каким образом они отразятся на той или иной отрасли экономики. Только сейчас мы начинаем понимать, в каких сценарных условиях будем двигаться в 2009 году. Цена нефти, как мы предполагаем, будет от 40 до 50 долларов за баррель. Доллар, как ожидается, будет стоить 35 рублей и даже дороже. Мягкая девальвация национальной валюты будет происходить и дальше.

Считаю, кризис не коснется оптово-розничной торговли, хотя первоначально там возникли определенные сложности, но то, что было потеряно в начале кризиса, торговля наверстает в дальнейшем. Вероятнее всего, падение не коснется пищевой переработки, потому что, учитывая девальвацию валюты, у людей появилась потребность в отечественных товарах. Проблем, думаю, не будет в агропромышленном комплексе, потому что спрос на местную продукцию будет расти.

Провал, который мы наблюдали в нефтегазовом сервисе, к весне текущего года, скорее всего, восполнится, и эти компании в 2009 году будут работать на рынке достаточно уверенно. Нефтяные компании сумеют приспособить свою экономику к нынешним условиям и никаких банкротств с их стороны, думаю, происходить не будет. Цена на газ не изменилась, поэтому компании Газпрома и работающие на их обеспечение тоже будут чувствовать себя неплохо.

– В каких сферах могут возникнуть серьезные трудности?

– Проблемы возникнут в строительной отрасли, потому что многие свернули свои инвестиционные программы. Текущий год также будет сложным для научно-исследовательских институтов – компании урезали научные разработки. Проблем следует ожидать и в машиностроении. Объемы выпускаемой продукции уменьшатся, но предприятия не остановятся. Как все это выразится в физическом объеме и в цифрах, пока говорить рано, потому что сегодня у предприятий нет пока четко сформированного портфеля заказов, и сказать, как они будут жить в 2009 году, сложно.

– Выделяет ли правительство области приоритетные отрасли для оказания господдержки?

– Мы поддерживаем все отрасли – их у нас не так много, хотим, чтобы все они преодолели проблемы, вышли из этой ситуации с минимальными потерями. Наш план по преодолению кризиса предполагает максимальное нивелирование тех последствий, которые есть и могут возникнуть. Самый большой подраздел наших антикризисных мероприятий занимают вопросы, связанные с занятостью населения. Высвобождающиеся люди уже есть, и они будут появляться в течение 2009 года. Мы должны сделать все, чтобы этих людей максимально задействовать. Сегодня мы отрабатываем программу создания новых рабочих мест и переобучения высвобождающихся работников. В этом вопросе мы будем делать максимально все, что зависит от правительства области.

– Планируется ли вводить новые меры поддержки экономики?

– В течение восьми лет мы поддерживали промышленность всеми инструментами, которые у нас были, – это и возмещение части процентной ставки по привлеченным коммерческим кредитам и лизинговым платежам, и возмещение 8% от стоимости заказа, размещенного нефтегазовыми компания на наших машиностроительных предприятиях, и огромный набор других инструментов.

Все эти меры мы сохранили и в бюджете 2009 года, несмотря на то, что он претерпел серьезные изменения и будет почти в два раза меньше, чем в 2008 году. Мы сократили в бюджете все статьи за исключением господдержки реального сектора экономики и тех средств, которые необходимы на исполнение наших государственных полномочий. Объемы государственных гарантий в бюджете области увеличены с одного до 6,4 млрд. рублей.

К сожалению, мы вынуждены сократить до минимума нашу инвестиционную составляющую. Новое строительство, капремонты – эта статья расходов в бюджете практически сведена к нулю.

– Можно ли сейчас оценить ущерб для области в результате проявлений финансового кризиса?

– Пока точных оценок всех последствий нет, и говорить об этом преждевременно. Сейчас мы оценили только бюджетную сферу, областной бюджет текущего года будет, как я уже сказал выше, почти в два раза меньше, чем в предыдущем. Если в прошлом году он составлял 110 млрд. рублей, то в этом году, даст бог, будет выполнен на 56 млрд. рублей. Вот такая разница.

– Некоторые субъекты РФ уже обратились в Минфин за предоставлением займов на покрытие кассовых разрывов. Не планирует ли Тюменская область обращаться за помощью к федерации?

– Мы пока никуда не обращаемся. Исполнение бюджета в январе проходило в том режиме, в котором было запланировано. Думаю, что и в феврале обращаться за помощью мы не будем. Нужно в первую очередь рассчитывать на свои силы.

– Встречаетесь ли Вы с крупными инвесторами, которые сейчас реализуют проекты в области? Какие у них планы на 2009 год?

– Конечно, мы ведем переговоры в постоянном режиме. У кого-то графики работ сдвигаются, но для того, чтобы быть в курсе, мы такие встречи и обсуждения провели еще в ноябре и декабре. Те инвесторы, которые планировали продолжать реализацию проектов, работают в намеченном режиме, кто планировал приостановить реализацию проектов – временно ее приостановили.

К сожалению, инвестиционная политика в области в 2009 году не будет такой активной, как в прежние годы. Главная задача сейчас – сохранить и реализовать те инвестиционные проекты, которые есть. Мы не говорим о новых инвестиционных проектах, мы говорим о сохранении тех, которые сейчас реализуются на территории области.

– Владимир Владимирович, Вы как опытный экономист, финансист, управленец можете предположить, когда закончится падение и начнется рост экономики?

– О росте говорить рано. По моему мнению, нужно сначала, чтобы ситуация стабилизировалась. Думаю, что к лету ситуация станет более прогнозируемой и мы выйдем на некий уровень понимания того, в каких объемах будет работать экономика и когда прекратится ее падение. В это время можно будет разговаривать об окончании негативных последствий и, может быть, строить планы о будущем экономическом росте.

– Насколько критичная ситуация с безработицей в Тюменской области? Что делается, чтобы ее предотвратить?

– Официально зарегистрированный уровень безработицы у нас в январе составил 1,03%. Больше того, по отношению к декабрю у нас произошло даже некоторое снижение этого показателя. Встречи с руководителями предприятий по всем отраслям у меня идут практически в ежедневном режиме. Мы обсуждаем, как будем работать в условиях кризиса и, естественно, касаемся вопросов сохранения рабочих мест. Работодатели адекватно реагируют – переходят на новые схемы организации труда сотрудников, переподписывают контракты с корректировкой зарплаты в сторону уменьшения, но к моим призывам воздержаться от сокращения относятся с пониманием.

Важно не забывать еще один момент – восемь лет экономика активно росла, и предприятия зарабатывали неплохую прибыль. Сегодня вдруг эта прибыль куда-то исчезла, все заговорили о том, что единственный выход – это сокращение сотрудников. Позвольте, а куда делась прибыль? Куда делись резервы, которые копили восемь лет? В этой ситуации нужно тщательно разбираться, и диалоги у нас идут.

– Удается находить взаимоприемлемые решения?

– Удается. Большинство руководителей к нашей позиции относятся с пониманием. Тех, кто занимает иную позицию, я стараюсь перенаправить в нужное русло. Если сегодня мы не сохраним трудовые коллективы, то и в решении тех проблем, которые сейчас есть, далеко не продвинемся. Нужно мыслить и действовать социально ответственно.

– Как убеждаете представителей бизнеса?

– Фонд заработной платы на предприятиях составляет максимум 15% расходов. Вряд ли этих денег достаточно, чтобы предприятие поправило свое положение. Нельзя допускать спекуляций, когда руководители предприятий ставят вопрос выхода из кризисной ситуации в прямую зависимость от сокращения рабочей силы. Категорически с этим не согласен, потому что экономически такие действия не обоснованны. Нужно сокращать другие затраты.

Ведь ни представители топ-менеджмента, ни акционеры компаний сегодня не говорят о сокращении своих зарплат и доходов. А сейчас как раз наступило такое время, когда акционеры и руководители должны поделиться своими доходами с трудовыми коллективами. Сегодня настали такие тяжелые времена. Если мы люди государственные и думаем по-государственному, то должны и вести себя в этой ситуации иначе.

– Но у бизнеса свои аргументы…

– Мы не должны сегодня идти на поводу у той категории людей, которые выйдут из этого кризиса еще богаче, сделав бедных еще беднее. Власть должна занять здесь жесткую позицию и просто запретить сокращение трудовых коллективов. А если они (акционеры, руководители компаний – ИФ) хотят, чтобы мы нашли те источники, за счет которых предприятия и компании могут сократить свои затраты, то мы это сделаем. Но думаю, что не захотят и найдут выход.

Нужно просто придерживаться четкой позиции. Понимаю, если бы мы в условиях кризиса жили два года, когда из предприятий были бы выжаты все соки, тогда надо предпринимать экстремальные меры – сокращать рабочих, переводить людей на пособие. Здесь еще месяца не прошло, а некоторые руководители только и говорят о том, что людей надо отправить на улицу. Поищите другие расходы, которые можно сократить, они есть.

– Удалось ли Тюменской области создать запас прочности в социальной сфере?

– Среднемесячная зарплата жителей области по итогам года достигла 20 тыс. рублей. Рост по сравнению с 2007 годом составил 25%. Социальная сфера региона в 2008 году чувствовала себя очень устойчиво, активно реализовывались приоритетные национальные проекты. Миллиарды рублей были направлены на капитальные ремонты образовательных учреждений, объекты культуры, спорта, здравоохранения. Мы сдали в эксплуатацию пять школ, еще пять – находятся в стадии строительства, ввели новое здание драматического театра и технопарк в Тюмени. Все это сделано в 2008 году, и, несмотря на то что окончание года оказалось смазанным из-за проблем, которые стоят перед страной, у нас хорошие достижения во всех сферах жизни.

– Владимир Владимирович, в завершении интервью скажите, сможет ли область в условиях кризиса обеспечить выполнение всех социальных программ?

– Все наши социальные обязательства заложены в бюджете области, и, несмотря на то что мы его сейчас серьезно уменьшаем, эти расходы остаются в прежних объемах, и мы их будем неукоснительно выполнять. Каких-то рассуждений на тему невыполнения или сокращения социальных обязательств быть не может. Они утверждены и будут выполнены.

«Интерфакс-Урал»

Версия для печати
Главное
«Опору России» втянули в криминальный скандал с «черными лесорубами» в Омской области
Трое членов «Опоры России» из Тарского района Омской области попросили Владимира Путина найти управу на активистов ОНФ, которые якобы не дают работать лесной сфере своими расследованиями действий «черных лесорубов». В областном отделении организации от заявления своих членов уже открестились. «Они без согласования с руководством просто бахнули это письмо, использовав бренд «Опоры России», – заявил ее региональный лидер Олег Ананьев. «Сумма ущерба от варварской вырубки леса перевалила за 4 млрд руб. И, естественно, люди, которые кормились с этого, не хотят терять свои деньги», – комментирует ситуацию представитель областного отделения ОНФ Александр Фадеев. Он уверен, что сейчас «можно говорить о существовании организованного преступного сообщества с четко распределенными ролями на низшем и среднем уровнях и на уровне покровителей во властных структурах».