Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
16 января 2009

Марина Шнайдер:

Главный редактор журнала «Алтайский край: город и село»

Фото: Марина Шнайдер

«Власть повернулась лицом к сельскому хозяйству»

За три года в сельском хозяйстве очень многое изменилось. Три года назад краевые власти решили не перераспределять краевые и федеральные средства как раньше, чтобы всем помаленьку дать. А была сделана ставка на лучшие развивающиеся хозяйства – на те, которые могут рассчитывать на свои силы, на те, которые видят пути выхода из трудных ситуаций. Т.е. начали помогать не тем, кто хочет, а тем, кто может. И это было оправдано, потому что за три года и урожай получили, и край оснастился новейшей техникой, т.е. люди смелее стали брать кредиты, а это значит, что они рассчитывают на свои силы, они могут их отдавать. И урожаи везде повысились. Была проблема с посевом сахарной свеклы – никто ее не хотел сеять, потому что культура достаточно капризная, а сейчас площади посевов сахарной свеклы увеличились. Централизованно стали собирать эту сахарную свеклу, т.е. организовано очень много в крае того, что касается сельского хозяйства. И это уже дало свои конкретные результаты.

– А в каком состоянии животноводческий комплекс? Как известно, Алтайский край занимает четвертое место по поголовью крупного рогатого скота.

– Животноводческие комплексы у нас сейчас есть такие, которых не все в России видели. У нас буквально три дня назад был открыт животноводческий комплекс в Ключевском районе, так он оборудован такими современными технологиями, что в принципе позавидовать может вся Россия. Там автоматизированная система и улучшены условия труда животноводов до такой степени, что многие еще и во сне не видели такого.

– Получается, что общая картина на селе изменилась?

– Картина изменилась. Многие фермеры даже и думать не думали, чтобы заниматься животноводством. Они потихонечку растениеводство развивали. А сейчас многие фермеры переходят на производство животноводческой продукции: забирают развалившиеся животноводческие комплексы и восстанавливают их. Причем восстанавливают быстро – они растут на глазах, как грибы. И у нас племенной скот за границей закупают, потому что не хватает нам этого скота, чтобы завести в эти новые животноводческие комплексы.

– А как Вы считаете, Алтайский край должен сделать ставку на животноводство или на зерновые культуры? Где потенциал больше?

– Вы знаете, в Алтайском крае столько площадей, что нам хватит и на зерновые культуры, и на животноводство. Поскольку регион располагается в нескольких климатических зонах, и есть где выращивать и корма для животноводов, и есть где выращивать любую культуру по растениеводству. Поэтому я думаю, что это должно развиваться в равной степени, тем более что это друг друга дополняет. Тем, кто занимается растениеводством, легче и животноводством заниматься. Те, кто занимаются животноводством, просто обязаны заниматься растениеводством, – может быть, на какие-то другие культуры преобладание делать, но это уже зависит от культуры возделывания почвы, от земледелия. Но как бы то ни было, это взаимосвязано.

– Т.е. можно смело утверждать, что Алтайский край, как традиционно аграрная территория, имеет четкий план, стратегию по развитию АПК…

– Обязательно, а без этого жить невозможно. Без четкого плана и стратегии можно прожить лет 10 или 15, вкладывая деньги. Но если вы собираетесь и дальше возделывать эту землю, то обязательно должен быть четкий план и стратегия.

– А вот проект «Алтайского Приобья», который не так давно был утвержден правительственной комиссией... Как Вы считаете, в условиях кризиса может быть реализована эта программа?

– Я думаю, что может. Более того, я не знаю, для кого как пугающе звучит это слово – кризис, но сельское хозяйство в условиях кризиса привыкло жить. Т.е. раньше надо было выживать в условиях кризиса, а сейчас – жить в условиях кризиса. Я думаю, что для сельчан это недостаточно серьезный аргумент, чтобы испугаться и ничего не делать. Дело в том, что я езжу по всему Алтайскому краю, крестьяне говорят, что в какой-то степени кризис им только на руку. Кто успеет, кто поизворотливее, я думаю, те и вынесут свои плюсы из кризиса.

– Потому что повысится спрос на отечественное продовольствие?

– Ну, во-первых, они ждут, чтобы спрос повысился, а во-вторых, они в ценах пытаются уже ориентироваться. Раньше они от государства ждали милостыни, а сейчас они сами пытаются ориентироваться. Они покупают вовремя ГСМ, цены на которые ненадолго упали. Семена успевают закупать, договориться. Они сейчас более активно стали сами шевелиться, договариваться и смотреть, где что дешевеет, где что дорожает.

– А какой вклад региональная власть делает во все эти программы?

– Допустим, пять лет назад все ждали, – как в интервью мне аграрии неоднократно говорили, – да когда же власть повернется лицом к сельскому хозяйству? Ведь власти просто не обращали внимания некоторое время на сельское хозяйство, и оно благополучно разваливалось. Сейчас наконец-то лицом повернулись к сельскому хозяйству. И выражение этого лица такое благонадежное, благополучное.

Вообще у меня достаточно оптимистичная картина. Я рада за наших крестьян, тем более что и они в принципе перестали плакать и говорить о том, что они вот-вот помрут. Они встречают нас с улыбкой.

С Мариной Шнайдер беседовал Вадим Попов

Версия для печати
Главное