Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
13 августа 2008

Сергей Корепанов:

«Ямальцы не ждут, когда им преподнесут благо на тарелочке»

– Мне как председателю областной думы несколько сложнее, нежели коллегам-депутатам, работать в избирательном округе во время сессий. Подготовка и проведение заседаний комитетов, думы, подписание документов обязывают быть здесь, в Тюмени. Поэтому я стараюсь как можно более эффективно использовать парламентские каникулы, чтобы побывать в районах, которые входят в мой избирательный округ, отчитаться перед избирателями о своей работе.

В этот раз я встречался с жителями Салехарда, Шурышкарского, Приуральского районов и поселка Салемал в Ямальском районе. Не удалось, к сожалению, побывать в Лабытнангах, доехать хотя бы до Яр-Сале. Дело в том, что мы передвигались водным транспортом, а он не слишком быстроходный. Если бы имели возможность летать на вертолете, успели бы сделать больше.

Нынешняя поездка оставила хорошие впечатления. Меня радует, что с каждым годом в округе появляется все больше новых школ, интернатов, клубов, больниц, поликлиник, построенных капитально, основательно. На Ямале все активнее ведется жилищное строительство, и в первую очередь – индивидуальное, в сельских районах. Люди не ждут, когда им на блюдечке с голубой каемочкой преподнесут благоустроенные квартиры, а собственными силами и с помощью органов власти возводят дома. Раньше ямальцы, строя индивидуальное жилье, в лучшем случае могли рассчитывать на централизованное отопление и холодную воду. Сейчас благодаря газификации, как, например, в Аксарке, к домам подведена вода, они оборудуются газовыми котлами, и жители северной глубинки имеют те же коммунальные блага, что и горожане. Кроме того, у них есть небольшие приусадебные участки, на которых можно и баньку построить, и огород развести.

На встречах мне часто задавали вопросы о дальнейшей судьбе взаимоотношений между тремя субъектами Федерации, о программе «Сотрудничество», о проекте «Урал промышленный – Урал Полярный».

Как известно, в начале мая нынешнего года был пролонгирован договор между Тюменской областью, Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами. Все, с кем я общался во время поездки, с одобрением относятся к такому решению, поскольку понимают, что оно является гарантией стабильности и развития всего региона.

Напрямую с подписанием договора связана и реализация программы «Сотрудничество». Ее на Ямале тоже воспринимают весьма и весьма положительно. Ежегодно около ста тысяч ямальцев могут воспользоваться правом приобретения авиабилетов по льготной цене, со скидкой на тридцать процентов. Около 40 тыс. человек обследуются и лечатся в медицинских учреждениях юга Тюменской области. 3800 пенсионеров получают доплату к пенсии в размере двух тысяч рублей. Кроме того, у северян есть возможность получить разовую помощь в размере пяти тысяч рублей. Все это стало возможным благодаря средствам, выделяемым в рамках программы «Сотрудничество».

Избиратели также довольны, что в программе предусмотрено строительство детских садов, жилья, финансирование мероприятий по охране окружающей среды, а также поддержка традиционных отраслей хозяйствования.

Большую надежду ямальцы, особенно жители западных районов, возлагают на мегапроект «Урал промышленный – Урал Полярный». Правда, представители малых народов, селяне выражают обеспокоенность тем, как бы реализация проекта не нанесла ущерб великолепной природе Полярного Урала. Это особенно волнует жителей Приуральского и Шурышкарского районов, где уже начались работы. Проплывая по одной из речек, мы видели, как недалеко от трассы будущей железной дороги проводят свои изыскания геофизики, геологи.

Нельзя сказать, что люди всем довольны на сто процентов. Наверное, такое в принципе невозможно: человек, достигнув определенного уровня, стремится жить еще лучше.

По-прежнему больше всего вопросов по улучшению жилищных условий, по переселению северян на юг Тюменской области. Уже не первый раз были высказаны жалобы по поводу нерегулярной доставки почты, особенно в сельские районы.

Коренные жители Ямала подняли проблему, которая, казалось бы, уж и не должна существовать: оленеводы и рыбаки не могут купить брезент, используемый для покрытия чумов. Конечно, обеспечением брезентом должны заниматься не муниципальные образования и органы государственной власти, а торговые организации. Но коммерсанты почему-то слабо реагируют на потребительский спрос. Будем разбираться. Ведь люди не просят подарить им материал, без которого невозможно жить в полевых условиях, они готовы его купить, но не могут. Хотя другие необходимые северянам товары – не дефицит в плавмагазинах.

А вот в Шурышкарском районе меня просили помочь в завершении строительства социальных объектов. Практически в каждом населенном пункте речь шла о необходимости увеличения объемов финансирования дорожного строительства. Действительно, даже в райцентрах состояние дорог пока оставляет желать лучшего.

Еще одна серьезная тема – строительство новых дизельных электростанций, которые могли бы гарантировать стабильное обеспечение электроэнергией всех поселков. Для районов Крайнего Севера бесперебойное электроснабжение жизненно важно.

На встречах поднимались и вопросы государственного значения. Людей, например, интересовало, что делает государство для поддержки молодых специалистов на селе, какие предоставляет льготы. Звучали и конкретные предложения о том, какие поправки следовало бы внести в законодательство и с какими законодательными инициативами нам, представителям парламентов субъектов Федерации, необходимо выйти в Государственную Думу.

В общем, разговор имел далеко не местечковый характер. И что понравилось: жители даже самых отдаленных поселков владеют полной информацией о происходящем в мире, в стране, в округе.

Этой информированности способствуют и местные СМИ при поддержке органов власти. Объединившись, Ямальский, Приуральский, Шурышкарский и Тазовский районы через спутниковое телевидение делают новостные программы о жизни своих муниципальных образований. Кстати, наши ветераны завалили меня просьбами создать на юге области телевизионный ямальский канал, аналогичный «Югре». Постараюсь выяснить, возможно ли это.

Практически всюду, где мы побывали, звучали вопросы о росте цен. Готовясь к встречам с избирателями, я проанализировал некоторые статистические данные. И вот какая странность: темпы роста цен на юге области и в Ханты-Мансийском округе значительно выше по многим группам товаров, нежели на Ямале. Хотя сами цены на Ямале, безусловно, выше по ряду объективных причин, в частности, из-за того, что большинство товаров поставляется на полуостров во время летнего завоза. Но мне объяснили: летний завоз теперь на повышении цен столь сильно, как раньше, не сказывается. Полагаю, все эти ценовые колебания на территории нашего региона требуют анализа, выяснения причин и принятия решений.

Зато на Ямале, как и везде, возникла другая проблема: на пятьдесят процентов, по сравнению с прошлым годом, выросли цены на топливо. Поскольку деньги на приобретение топлива были запланированы и заложены в бюджет округа еще в конце 2007 года, то сейчас необходимо изыскивать дополнительные средства.

К счастью, в прошлое ушли те времена, когда партийные и хозяйственные руководители округа, районов с весны до осени начинали каждый свой рабочий день с подсчета завезенной муки, соли, сахара, круп. Поставкой продуктов, промышленных товаров теперь занимаются предприниматели. Как утверждают хозяева плавмагазинов, торговля в северных поселках идет бойко, поскольку у местных жителей высокая покупательская способность.

– В конце прошлого года в интервью нашей газете вы отметили, что ваши избиратели недостаточно информированы о программе «Сотрудничество». Если судить по нынешним встречам, ситуация изменилась?

– Изменилась. В том числе благодаря «Тюменским известиям» и другим средствам массовой информации. Может быть, многие ямальцы еще не в курсе, что программа работает по одиннадцати направлениям, но зато все знают: «Сотрудничество» работает в интересах северян. Например, во время нынешней поездки избиратели просили содействовать тому, чтобы в рамках программы был увеличен объем средств, выделяемых для решения проблемы переселения жителей округа на юг Тюменской области. В течение этого года всего 31 ямальская семья должна получить жилье на юге области. Меня спрашивали: «Почему так мало?”

Финансы, выделенные на реализацию программы «Сотрудничество», распределяются между тремя нашими субъектами в пропорциях, по установленным квотам. А вот на какие именно цели направить полученные средства, решают органы государственной власти самих субъектов. Я уже переговорил с губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа Юрием Васильевичем Нееловым на эту тему и передал ему просьбы избирателей.

Наиболее объективные данные об освоении средств, выделяемых на «Сотрудничество», мы получаем в конце года и в начале следующего, поскольку львиная доля отчетов приходится на декабрь. А в начале года освоение идет на уровне 20-30 процентов, потом выходим на девяносто с лишним процентов. Насколько мне известно, пока все деньги, выделяемые на программные мероприятия, освоить не удавалось. Причины разные. На один запланированный объект не готова проектно-сметная документация, другой объект вовремя не прошел экологическую экспертизу, где-то произошла накладка с конкурсными мероприятиями, а на их организацию уходит 45 дней. Возможно, и сам механизм определения подрядчиков у нас несовершенен. Юрий Васильевич Неелов говорит, что конкурсы, которые проводятся на уровне области по строительным объектам в округах, – это не совсем ладно. Может, конечно, и лучше, если бы округа сами проводили такие конкурсы. Но ведь деньги-то заложены в бюджете Тюменской области, мы несем ответственность за их эффективное использование, а это во многом определяется подрядчиками. В общем, вопрос небесспорный. Наверное, стоит подумать над совершенствованием механизма реализации программы. Но больших неосвоенных денег по итогам года все-таки не остается.

В целом же в Ямало-Ненецком округе за год в рамках программы «Сотрудничество» осваивается по пять миллиардов рублей.

И я считаю, было бы неплохо посмотреть эффективность расходования средств на дорожное строительство. Ведь чуть ли не каждый второй рубль программы идет на дороги. Если подрядчики недобросовестные, то при строительстве дорог есть возможность и злоупотребить, и неэффективно израсходовать средства. Пока механизма контроля на уровне всех трех субъектов нет. Счетная палата Тюменской области не может работать на территории других субъектов. Поэтому на ближайшем Совете трех Дум мы обсудим эту тему и, может быть, включим в план работы совместные проверки, в которых будут участвовать представители трех Счетных палат, либо каждый контрольный орган будет работать на своей территории, согласуя действия с коллегами.

С марта прошлого года для выполнения просьб моих избирателей из резервного фонда губернатора Тюменской области было выделено более 20 млн. рублей. Значительную часть из этих средств получили спортивные организации, школы, учреждения культуры, интернаты, дома престарелых. Например, в Салехарде для шести детских садов приобретены пианино, для девятнадцати инвалидов – специальные кресла, реабилитационные кровати, детские инсулиновые помпы. Дому-интернату престарелых в Харпе выделены деньги на мини-трактор, необходимый для очистки территории. Оказана материальная помощь музею поселка Овгорт Шурышкарского района.

– Если депутат помогает покупать инвалидные кресла, значит, окружная социальная служба настолько беспомощна? Ведь людям, которым вы помогли, инвалидные кресла положены, это же не экстренный случай!

– Бывает, требуется и экстренная помощь, когда человек, например, попал в аварию и стал инвалидом. Нуждающихся гораздо больше, чем средств, выделяемых социальным службам. Если мы помогаем ветеранам и инвалидам, это не значит, что таким образом полностью решаем проблемы района, муниципального образования, закрываем их потребности в деньгах на оказание социальной поддержки.

Когда речь идет о средствах из резервного фонда, помощь в первую очередь получают те, кто действительно в ней нуждается. При решении таких вопросов мы работаем в тесном контакте со службами социальной защиты.

– Во многих поселках вас просили посодействовать тому, чтобы было увеличено финансирование дорожного строительства. Но ведь дороги – компетенция муниципальных образований. Выходит, вам жаловались на местных руководителей. Как те реагируют на подобные обращения?

– Сами руководители муниципальных образований просят, чтобы я перед органами власти округа поставил вопросы об увеличении финансирования, о том, чтобы включить в планы сооружение дорог на территории того или иного населенного пункта. Это не значит, что органы власти муниципальных образований сами ничего не делают. Я уже говорил: на территории округа ведется активное строительство, в том числе и дорог. Но поселки развиваются быстро, и потребности людей опережают возможности бюджета. Это проблема всех северных территорий.

– Каждый из трех субъектов Федерации – Тюменская область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа – имеют собственное законодательство. На ваш взгляд, нет необходимости расширить общую законодательную базу, чтобы, например, более эффективно решать вопросы экономической интеграции?

– На территории автономных округов сейчас действует всего три областных закона: о наказах избирателей, о бюджете – в части финансирования программы «Сотрудничество», а также о формировании органов власти в Тюменской области. Но это не значит, что у нас здорово разнится законодательство. Мы и наши коллеги из югорского и ямальского парламентов принимаем законы, похожие по сути.

Есть такое понятие – модельный закон. Он может готовиться в рамках Российской Федерации, Уральского федерального округа или Тюменской области. Проект обсуждается на Совете трех Дум, и в него вносятся изменения, отвечающие требованиям того или иного субъекта и соответствующие условиям территории, на которой данный закон будет работать. Во-первых, все субъекты Российской Федерации имеют право формировать собственное законодательство, а во-вторых, на мой взгляд, такой подход самый логичный. Вряд ли на юге Тюменской области можно учесть все нюансы развития оленеводства, а на Ямале – выращивания зерновых культур.

Так что законодательных нестыковок, мешающих сотрудничеству трех субъектов, нет. Это касается и интеграционных процессов.

Сейчас на Ямале, например, ведутся работы по воспроизводству рыбы. В Приуральском районе мы видели живорыбницу, специальное судно для перевозки осетров. Пойманных для разведения осетров перевезут в Абалак, получат икру – и из нее вырастят молодь, которую затем доставят домой, в родные речки. Это очень важное дело!

В прошлом году в Обской губе произошел колоссальный замор ряпушки, муксуна, потеряны сотни тысяч тонн рыбы. Есть версия, что это связано со снижением содержания кислорода в воде. Наука должна отслеживать такие процессы и принимать меры по снижению потерь. Когда я работал в Шурышкарском районе, мы постоянно отслеживали состояние стада сырка на речке Сыне. Если уровень кислорода в воде падал, мобилизовывали все хозяйства и срочно отлавливали рыбу. А тут Обская губа, где столько ценных пород! Почему такое произошло? Вопрос к тюменским ученым. Науке есть чем заняться на Ямале!

– Сергей Евгеньевич, а есть у ямальцев вопросы к тюменским сельхозпроизводителям? Покупают ли ваши избиратели продукцию с маркой «Сделано в Тюменской области»?

– Честно говоря, людей мало интересует, чью именно продукцию они покупают. Главное, чтобы она была качественная и недорогая. При существующей сегодня транспортной схеме, когда железная дорога проходит через Киров, где неплохо поставлено сельское хозяйство, Ямалу на данном этапе целесообразнее получать продукцию оттуда. И они ее получают в большом количестве. Не скажу, что на прилавках магазинов и рынков в тех районах, где мы побывали, пока много тюменских товаров.

Думаю, логистический центр, который ямальцы строят в Тюмени, положительно повлияет на укрепление связей между северными потребителями и тюменскими товаропроизводителями. Надеюсь, в перспективе мы к этому придем.

Возможности по увеличению объемов производства продовольствия на юге области великолепные. Наше сельское хозяйство на подъеме. Сейчас, когда весь мир обеспокоен дефицитом продовольствия и ростом цен, в нашем субъекте Федерации есть все возможности для того, чтобы сгладить негативные тенденции на мировом рынке, и мне кажется, ямальцы эти возможности используют.

Да и тюменцы, уверен, хотели бы, чтобы продукция Ямала была представлена в магазинах не только рыбой, но и олениной, дикоросами. Взять ту же морошку. Это же изысканное лакомство!

– Из каждой поездки в избирательный округ депутаты привозят пакет обращений и наказов...

– И я привез такой пакет. Все обращения, жалобы, просьбы будут проанализированы и обобщены. По вопросам, которые находятся в компетенции органов власти Тюменской области, сами примем меры, а по вопросам, касающимся муниципальных образований и органов государственной власти округа, направим письмо в адрес губернатора округа. Уже сейчас могу сказать, что в этом письме будет затронута тема финансирования строительства ряда незавершенных социальных объектов, в частности в Шурышкарском районе. Ну и, конечно, начну работать с новыми наказами своих избирателей.

«Тюменские Известия»

Версия для печати