Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
6 декабря 2013

Алексей Островский:

надо вернуть людям веру в то, что они могут контролировать власть

Фото: smolensk-i.ru

Губернатор Смоленской области Алексей Островский принял участие в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Гостем студии также стал депутат Госдумы, член президиума генсовета партии «Единая Россия» Александр Хинштейн. Темой интервью со смоленским губернатором стали государственные закупки.

Ведущий: Федеральный закона № 94 вызывает, конечно, немало нареканий, но, тем не менее, это тот инструмент, который позволил хоть как-то сдерживать ту вольницу, которая разворачивалась в регионах, сейчас вступает в силу еще один закон, о контрактной системе. Как Вы его оцениваете?

Алексей Островский: На примере Смоленской области и моей работы как раз можно очень ярко показать примеры негативного действия Федерального закона № 94, который, кстати, принимался, в том числе, в тот период, когда я был депутатом Государственной думы. И я согласен с коллегами, что мы должны беречь каждую копейку налогоплательщика, при этом, конечно, мы должны двигаться к изменению законодательной системы в стране, которая бы позволила эти деньги сберечь. Я очень рад, что сейчас с 1 января вступит в силу 44-й закон о контрактной системе, сейчас в правительстве принимаются решения по подзаконным актам.

Ведущий: С чем Вы в первую очередь столкнулись, став главой региона?

Островский: Яркий пример – я возглавил область за год до проведения федерального праздника, 1150-летия города Смоленска, когда при предшествующей администрации уже были разыграны все стройки, в том числе крайне масштабная стройка, известная уже на всю страну, – смоленская набережная. Большинство объектов получили недобросовестные подрядчики, а возможности защитить деньги и убрать нерадивых подрядчиков с территории не было, потому что в 94-м ФЗ только два основания, для того чтобы расторгнуть контракт - соглашение сторон и судебное решение. Судебные тяжбы могут длиться годами, а добровольное согласие… Строители будут просто смеяться в лицо администрации области и выставлять неприемлемые условия. Мы очень благодарны федеральным судебным органам власти, которые буквально менее года назад приняли решение и создали прецедент, когда есть третье основание, которое прописано, кстати, в Гражданском кодексе: одностороннее расторжение контракта. Это впервые случилось спустя много лет после начала действия закона. Как только появился этот федеральный прецедент, мы, администрация области, расторгли в одностороннем порядке все сомнительные контракты, выгнали с территории области жуликов, привели достойные организации, которые позволили нам сэкономить порядка 200 миллионов рублей.

Ведущий: Иными словами, без поддержки федеральной власти справиться было бы трудно? Но ведь далеко не во все должны вмешиваться правительство и президент, а как же ответственность глав регионов?

Островский: Это очень важный момент. Я говорил о том, что нужно благодарить правительство, что сейчас принимаются подзаконные акты в рамках 44-го ФЗ. Сейчас по 44-му ФЗ, в отличие от 94-го, будет дано право субъектам самим определять верхнюю планку так называемой «роскоши»: за сколько, за какую максимальную сумму, покупать машины, компьютеры. Тогда мы все, и в первую очередь граждане России, увидим, в каком субъекте максимальная планка для автомобилей полтора миллиона, в каком пять, в каком десять и так на все. Ранее этого не было.

(Далее была поднята тема новогодних корпоративов, которые планируют проводить в ряде госкомпаний. Участники беседы высказали мнение, что это, по меньшей мере, неэтично. - Прим. «КР».)

Ведущий: С точки зрения буквы закона новогодний корпоратив – это не нарушение, но на фоне проблем с бюджетами на всех уровнях на Новый год аккуратно выложить себе «С Новым годом» красной икрой по черной на такой толстой подложке из евробонусов можно, наверное, но неприлично?

Островский: Я вот слушаю… Сказать, что волосы дыбом встают, я не могу, но вообще, конечно, я поражен. Я себе не мог даже представить, чтобы на фоне колоссального бюджетного дефицита размещать какие-то заказы и праздновать Новый год за бюджетные деньги для членов администрации, для чиновников. Ровно, как и говоря об улучшении имиджа губернатора…

Ведущий: А у Вас есть деньги в бюджете на улучшение имиджа губернатора?

Островский: Нет, конечно! Нет денег в бюджете ни на улучшение имиджа, ни на какие корпоративы. Это чудовищно! Мы думаем, как спасти социальные гарантии для людей. Это все зависит каждый раз от конкретного человека, от того или иного руководителя области, города. У нас есть, как и у любого органа власти, у Государственной думы, у правительства, средства для информирования населения о нашей деятельности, о том, какие заседания прошли, какие решения были приняты, и все – никакого пиара! Никаких имиджей. Это чудовищно.

Хинштейн: Сегодня мы пытаемся сохранить все социальные гарантии. Спасибо Смоленской области, что они, в конечном счете, отказались от ранее назначенных решений, когда речь шла, скажем, о сокращении доплат ветеранам труда в области. Сохранили. Вопрос цены... Для того чтобы это сохранить, чтобы смотреть людям в глаза честно, необходимо от этой всей мишуры отказаться.

Островский: Я очень благодарен коллегам из Общероссийского народного фронта, что они стараются поднять национальное самосознание и гражданское общество, потому что люди потеряли веру в то, что они могут контролировать власть. Надо эту веру возвращать. Вот яркий пример. С помощью коллег из смоленского отделения Общероссийского народного фронта, с помощью медиасообщества мы смогли совместно, во главе с администрацией области, поставить на место главу сельского поселения, который при бюджете в 20 миллионов рублей хотел купить себе «Ниссан» за полтора миллиона. Поднялись люди. И им надо сказать спасибо, потому что, если люди не будут подниматься, чиновники будут творить что хотят.

Хинштейн: Алексей Владимирович – представитель исполнительной власти, который своим примером показывает, что, несмотря ни на какие наши представления о порочности власти в целом, во власти можно оставаться нормальным человеком. Главное, этого самому захотеть.

Ведущий: И в заключение вопрос. Вы взяли очень тяжелую область – великую, исторически бесконечно важную, любимую каждым россиянином, но экономическое состояние было очень тяжелым. Какой процент бюджета Вам удалось вернуть?

Островский: Хотелось бы сказать точно, но таких подсчетов сделать невозможно. Я думаю, что реально, если сделать, чтобы чиновники не воровали и чтобы деньги не уходили на «откаты», тогда до четверти, а то и до трети бюджета можно сохранять в пользу решения тех задач, которые стоят перед регионом.

Хинштейн: Каков бюджет Смоленской области в 2014 году, Алексей Владимирович?

Островский: 29 миллиардов доходная часть и 32 миллиарда расходная часть. Вы знаете, действительно, тяжелейшая ситуация и была, и есть, и еще, я думаю, долго будет, потому что нет ни промышленности, ни сельского хозяйства. Но пока все это я смогу создать для людей, мне нужно хотя бы сохранять то социальное, что им было дано до меня. А для этого нужно, минимум, не воровать, и всё.

Версия для печати