Дмитрий Песков:  президент уже на протяжении ряда лет окунается в прорубь
31 июля 2014

Алексей Чалый:

не вижу себя в губернаторах

Фото: sevastopolnews.info

Именно его население Севастополя, выйдя в конце февраля на 50-тысячный митинг, выбрало народным мэром и отбивало потом от спецслужб Украины, которые пытались его арестовать. Россияне заметили и сразу же полюбили Чалого, увидев его в Кремле, на церемонии принятия Крыма в состав России, не в галстуке, как остальных чиновников, а в своем неизменном «счастливом» свитере. Но неожиданно для всех Алексей Чалый сразу после этого отказался сесть в кресло губернатора Севастополя. «Почему?» - задавались вопросом все, кто следил тогда за возвращением Крыма. С этого вопроса спецкор «Комсомольской Правды» Дмитрий СТЕШИН начал интервью с Алексеем Чалым.

- Алексей Михайлович, откройте секрет, почему вы все-таки ушли из политики? Да еще на пике популярности, когда только вернули Севастополь в Россию...

- Я это все объяснил на встрече с Президентом России. Сказал, что не очень вижу себя в губернаторах. У меня все хорошо в жизни. Но революция закончилась, и, как честный человек, я должен теперь взвалить на себя воз стратегического развития Севастополя. А текущую работу и губернаторство попросил доверить вице-адмиралу запаса Сергею Ивановичу Меняйло. Президент согласился.

Я понимаю, трудно поверить в то, что сказано на виду у всех. Хочется конспирологии. Той черной кошки в черной комнате. Так ее нет!

Сейчас и текущее управление в Севастополе страшно тяжелое, потому что кризис - слом системы и понятий. Просто мусор убирать, зарплату людям платить тяжело. А с другой стороны, надо пытаться понять, а куда же дальше идти. Не просто пожары тушить, а создать видение будущего. Это две задачи, которые должны решаться параллельно. По своему опыту знаю, что если ты две такие задачи вешаешь в одну структуру, то она будет заниматься только текущими задачами. Потому что они горят сейчас. И никто стратегией, закладкой крупных проектов всерьез заниматься не будет. Это я и сказал президенту. Ничего более конспирологического за этим не стоит.

- Кое-кто уже предлагает сделать Севастополь закрытым для курортников городом. Как когда-то в СССР.

- Это липа. Город не закроют те люди, которые об этом говорят. Это решение будет приниматься совершенно на другом уровне. Это предвыборные ходы депутатов, которые играют на ностальгии севастопольцев. У меня самого такой ностальгии полно, я понимаю это желание жить в чистом ухоженном городе, в котором люди не бросают на улице бумажки, ходят в брюках, а не в шортах, говорят вежливо, такая интеллигенция и офицеры. Замечательно. Но только тогда Черноморский флот был 800 вымпелов (кораблей. - Ред.), а сейчас - 60. Тогда он мог содержать такой город, а сейчас не может.

- Какую же концепцию Севастополю вы предлагаете?

- Мы работали над концепцией, я ее предложил. Да, Черноморский флот - большая часть экономики города. Это нормально. Но ее надо еще вернуть. Потому что за годы в составе Украины много служб флотского сервиса уехало в Россию из соображений секретности. Сейчас этих проблем нет. И надо возвращать сюда главную базу флота не по названию, а по сути. Это важный кусок экономики. Но и его недостаточно, чтобы город нормально развивался и жил.

- Тогда что еще? Туризм?

- Нет. Совершенно точно не туризм. Хотя это и кажется самым простым решением. Из Севастополя, мое личное видение, ни в коем случае нельзя делать Ялту. Получится плохая пародия на Ялту. При таком размере, архитектуре и базе флота ничего хорошего из этого не выйдет. На первое место должна выйти хай-тековая индустрия. Под нее мы и нашли якорные проекты. В объеме, потенциально превышающем сегодняшний ВВП города примерно в 10 раз. Это то, что мы уже на сегодня нашли.

- Какая сфера?

- Не обо всем можно открыто сказать, там секретов хватает. Это приборостроение, микроэлектроника, IT-индустрия. Здесь у нас есть уникальные навыки, которых в России нет почти нигде. Компаний российских, которые бы на своих гражданских разработках построили международный бизнес, заняв большую долю мирового рынка в своем классе, мало. А в Севастополе это есть. Есть культура создания таких инновационных компаний. И люди для этого здесь есть. Средний возраст разработчиков - 27 лет. И они не Гарварды оканчивали.

- Вы удовлетворены нынешним положением Крыма как гражданин?

- Да, конечно.

- Тогда скажите, почему так повезло Крыму и не повезло Новороссии? У вас все получилось быстро и красиво, а Донбасс бомбят...

- Я думаю, главным моментом было почти полное единодушие населения в Севастополе. Именно с Севастополя все в Крыму и началось. А в Новороссии население расслоилось в восприятии этих событий. И это сыграло негативную роль.

- У вас нет такого беспокойства, что противостояние вокруг Крыма еще не закончилось?

- Все еще не закончилось. Но этот вопрос уже не крымского масштаба. Если хотите - планетарного. Не думаю, что кто-то сегодня, сидя в Новосибирске, может чувствовать себя спокойно.

- Ваш прогноз по Новороссии?

- Прежде всего предстоит развилка - устоят ополченцы в Новороссии или не устоят. Если устоят, будет один сценарий. Не устоят - другой.

- Киев будет пробовать Крым на прочность?

- Не будет. Представить себе украинские танки, штурмующие Перекоп, сегодня у меня никак не получается. С военной точки зрения это нереальный сценарий. Думаю, что Россию будут изнутри раскачивать. И создавать на месте Украины теперь уже унитарное государство а-ля Прибалтика, которое уже доходит аж до Луганска и Харькова, это да.

- Было много прогнозов из Киева о том, что в Крыму будет партизанское движение крымско-татарского народа… И ничего этого не случилось в итоге.

- Если бы меня спросили, будет ли, я бы сказал: нет, не будет. Серьезной почвы нет для этого. Крымско-татарское движение в Крыму, его противоречия с русскими поддерживались и финансировались Киевом. Именно поэтому противоречия и существовали. Сейчас, понятно, такой поддержки не будет. И все сдуется. Две-три газификации татарских сел провести, вот уже самострой их узаконили - это уже очень большой шаг. И вопрос рассосется навсегда. Надо всем по-человечески жить. Да, на проблему крымских татар обращать внимание. Но не за счет остальных, как специально провоцировалось на Украине: крымские татары - коренной народ, а все остальные здесь никто и звать никак. Что бы вчера ни было в истории, сегодня крымские татары - это лишь 10 - 15 процентов населения полуострова.

- Что было самым тяжелым для Крыма за эти три месяца нахождения в составе России?

- Вы меня все время про Крым спрашиваете. Я бы хотел ограничить ответ Севастополем. У нас много общего, но есть и отличия. Сегодня народ Севастополя излучает оптимизм, несмотря на экономические сложности. Многие острые фазы проблем мы уже прошли, когда не было банкоматов, очереди стояли гигантские, чтобы открыть счет в банке. Едешь по городу - стоят толпы людей. Сейчас другая фаза, более долгая и тяжелая - переходный период.

- У севастопольцев еще не прошла эйфория от вхождения в состав России?

- Севастопольцы сегодня почти в два раза счастливее, чем в среднем граждане России.

- Вы это сами измеряли?

- Есть такие рейтинги. Индекс счастья в Севастополе сегодня - 57 процентов. Для России это необычайный результат - почти на уровне самых счастливых стран мира. И выше среднеевропейских индексов. Мы тут писали плакаты, которые почему-то многие сочли провокационными: «Русская весна. Что дальше?», чтобы заставить людей перестать уже пребывать в эйфории и начинать думать, как жить дальше. Многими это было воспринято в штыки. Даже люди сделали гигантский плакат - огромный триколор, на котором написали: «Что дальше?.. Да хоть камни с неба! Мы на Родине!» Это вполне отражает сегодняшние настроения севастопольцев.

- Уже завидую севастопольцам. А знаете, многие в России и на своих улицах тоже хотят увидеть «русскую весну», как у вас.

- Вы меня не отделяйте в этом смысле. Я был гражданином Советского Союза, потом России. Гражданином других стран я не бывал. Это первое. Второе. У меня в России 50 компаний. Я езжу по разным регионам страны. Представляю настроения людей.

- Вы занимались Русским движением в Крыму?

- В том, что официально называлось Русским движением в Крыму, я участия не принимал. Денег я ни от кого не получал. Я их тратил. На те проекты, которые считал нужными, чтобы противостоять тому идеологическому наезду, который на Украине системно и постоянно продолжался на протяжении 20 лет. И никакой серьезной контригры против этого Россия не вела. Я считал, что хотя бы здесь я должен этим заняться.

- В Севастополе школьная программа по истории отличалась от того, что на Украине преподавали?

- Нет, здесь преподавалась украинская программа, грубо говоря, по понедельникам. По пятницам - другая.

- Бандера в Севастополе был героем?

- Не был. Про него рассказывали в понедельник, что он национальный герой. А в пятницу рассказывали другие вещи, которые можно пощупать руками. Отгадайте, чему дети верили. Работа велась постоянно с преподавателями русского языка, истории, севастополеведения. Шла тихая, но жесткая игра как с той, так и с нашей стороны.

- Есть ощущение, что Крым немножко заблокирован?

- Вот вы, чтобы попасть в Крым на машине через Керченский пролив, прождали на переправе 36 часов, у вас есть ощущение, что он «немножко заблокирован»? Понятно, что это никудышная логистика. Поэтому туристический сезон по сравнению с прошлым годом и будет слабее. Плюс боязнь многих российских компаний из-за санкций заходить работать в Крым.

- Может, они ждут развязки?

- Ну да. У бизнеса свое видение. Им хочется ездить и на курорты в Альпы зимой... Но особого ужаса я в этом не вижу. Я понимаю, что этот период будет года полтора, потом начнет все подниматься. В этом даже есть плюс. Это иллюзия, что мы тут по пляжам будем ходить турецкие фрукты продавать и на этом вырастет экономика. Никогда на этом ничего не вырастет… Тем, что нас немножко зажали, надо воспользоваться правильно. Сконцентрироваться на отраслях, которые будут конкурентоспособными. Тогда с нами и разговаривать будут по-другому. А маленьких и слабеньких затаптывают, какие бы они лояльные ни были, как бы они ни лаяли в тон своему боссу.

kp.ru

Версия для печати
Главное
Эксперты: основная интрига выборов губернатора Владимирской области – одобрит Кремль кандидатуру Орловой или нет
Трех кандидатов для участия в выборах губернатора Владимирской области рассматривают в КПРФ. В ЛДПР также заявили, что примут участие в выборах главы региона. По мнению экспертов, среди местных оппозиционных политиков никто не сможет составить конкуренцию действующему губернатору Светлане Орловой, если она пойдет на новый срок. В то же время они не исключают конкуренцию за право стать кандидатом в губернаторы внутри «Единой России». Наблюдатели также говорят о возможности смены Орловой на нового врио губернатора. Среди потенциальных сменщиков называют сенатора Антона Белякова. Политолог Евгений Полковников считает, что губернаторское будущее Орловой на 80% зависит от итогов выборов президента России.
Эксперты: сохранить прямые выборы мэра в Екатеринбурге будет непросто
По мнению губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, главы городов, назначенные по конкурсу, работают эффективнее всенародно избранных мэров. При этом он добавил, что его позиция не должна отразиться на решении о форме проведения выборов мэров в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, где мэры избираются населением. Эксперты отмечают, что практика не показала большей эффективности сити-менеджеров по сравнению с избранными мэрами. Политолог Дмитрий Орлов заявил, что в реформе местного самоуправления есть как свои плюсы, так и минусы. Его коллега Сергей Мошкин считает, что у свердловской областной власти есть все политические возможности, условия и желание ликвидировать прямые выборы в Екатеринбурге, а в Нижнем Тагиле гарантом сохранения этого института остается всенародно избранный глава Сергей Носов.
«Белкомур» позволит заработать регионам более триллиона рублей
Значимость реализации проекта «Белкомур» для северных регионов России не вызывает сомнений у специалистов. Известные политологи, экономисты и транспортники утверждают, что железная дорога изменит экономику регионов арктического пояса, позволит привлечь миллиардные инвестиции и создать тысячи рабочих мест. На реализации этого проекта сейчас активно настаивает губернатор Архангельской области Игорь Орлов, который при этом старается учесть интересы соседей – НАО и Мурманской области, заявляя «Белкомур» в качестве «общероссийского проекта». Большое значение «Белкомура» для развития экономики арктической зоны отмечает и председатель комитета Госдумы по проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. А гендиректор «Белкомура» Владимир Щёлоков обратил внимание на исследования проекта экспертами, которые единогласно говорят о скорой окупаемости «Белкомура». Политолог Григорий Добромелов отмечает, что архангельский губернатор делает акцент на общероссийском значении «Белкомура»: «Орлов старается максимально привлечь внимание и максимально воспользоваться собственным ресурсом для того, чтобы этот проект, в конце концов, был реализован».