Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
16 марта 2015

Владимир Вигилянский:

Современникам всегда кажется, что они присутствуют при смерти литературы, но они всегда ошибаются

Фото: pravoslavie.ru

Настоятель храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский в интервью РИА Новости рассказал о своем новом миссионерском проекте, о том, что такое православная книга сегодня и в чем секрет феноменального успеха «Несвятых святых» архимандрита Тихона (Шевкунова).

– Отец Владимир, в чем, на ваш взгляд, актуальность такого праздника, как День православной книги, отмечаемого последние несколько лет 14 марта, в день издания в 1564 году первой печатной русской книги – «Апостола»? Какое место в вашей жизни занимает православная книга и какое место она вообще должна занимать в жизни человека?

– Понятие «православная книга» чрезвычайно широкое. Скажу об этом схематично и кратко. В первую очередь, это специальная литература: богослужение, толкование сакральных текстов, история церкви, жития святых, догматика, проповеди, христианская философия, сочинения святых отцов и многое другое. Во вторую очередь, это книги о жизни человека, но с христианским взглядом на нее. Эти книги – самое настоящее богатство православной литературы, потому что христианское измерение очень высоко и очень глубоко. Особенно здесь ценны личные свидетельства человека о его встрече с Богом и о влиянии этих встреч на события. В мемуарах, письмах, жизнеописаниях христианский взгляд увеличивает масштаб жизни, предлагает нам ключи понимания человеческой личности. В третью очередь, это популярная и детская литература, которая «переводит» два этих направления на язык «простого народа».

– Сейчас издается очень много литературы, церковные лавки заполнены книгами, журналами и брошюрами. Какое чтение вы посоветовали бы людям, которые недавно пришли к вере и не могут ориентироваться в этом безбрежном книжном океане? Как не ошибиться в выборе?

– Сложно сказать. Надо видеть человека и понимать, что ему нужно. У меня есть набор из 10-20 книг, которые я предлагаю новоначальным. Когда-то они сыграли большую роль в моих первых шагах в церкви. Но лучше всего зайти самому в большой магазин православной литературы и полистать книги, подержать их в руках. Например, в нашем храмовом магазинчике 5 тысяч книг. Большая часть из них – золотые слитки.

– Много ли сегодня православных бестселлеров, подобных книге архимандрита Тихона Шевкунова «Несвятые святые»? Могли бы вы выделить каких-то авторов или отдельные произведения такого же масштаба? И чем вы могли бы объяснить такую популярность книги отца Тихона, издаваемой стотысячными тиражами?

– Сравниться с книгой отца Тихона не может ни один писатель из православной среды, да и не только из нее. «Несвятые святые» – достойна книги рекордов Гиннесса. Ее популярность – а она переведена на десятки языков – и тираж – около 2 миллионов экземпляров и около 10 миллионов прочтений в интернете – говорит о том, что это не только литература высокого качества, но и новый, до этого времени неизвестный, код художественного анализа человека и жизни.

– Насколько остро стоит сегодня проблема распространения псевдорелигиозной, псевдоцерковной литературы, которая искажает позицию церкви и наносит вред духовному здоровью людей? Пользуется ли подобная продукция таким же спросом, как и, допустим, пять-десять лет назад, когда в патриархии принимались специальные решения по этому поводу, учреждались грифы?

– Я бы не преувеличивал количество таких книг. Несколько лет я вместе с другими 30 экспертами являюсь одним из членов комиссии по рецензированию православной литературы при Издательском совете церкви. Два раза в месяц мы обсуждаем 100-150 книг, представленных для получения грифа. Какое-то небольшое количество книг мы возвращаем издательствам для уточнений, переделки, доработки. Но большей частью это касается качества текстов, а не их содержания. Всякую эзотерику, ересь, мракобесие нам прекратили давать на рецензирование. Этот род литературы издается и продается, но не в церковных издательствах и храмовых лавках и без грифа «одобрено» или «рекомендовано».

– Сохраняются ли традиции русской литературы, наших классиков? Сейчас, как известно, активно развивается блогосфера, постоянно появляются новые СМИ, не говоря уже о растущем числе книжной продукции, новых авторов и их критиков. Но насколько велико воздействие на людей через слово, через писательский труд в современном информационном обществе – не обесценилось ли это слово, в сравнении с временами Пушкина, Лермонтова, Гоголя?

– Всем известны такие определения – литература второго, третьего, четвертого ряда, «массовая», «бульварная» литература. Это существовало во все времена. Я спокойно к этому отношусь. Истинное художественное слово всегда тонуло в тоннах, как раньше говорили, «маловысокохудожественных» книг. Современникам всегда кажется, что они присутствуют при смерти литературы. Но они всегда ошибаются.

– Вы яркий церковный публицист и литературный критик, являетесь членом Союза писателей России и Союза журналистов России. Можете приоткрыть нашим читателем, над чем работаете в настоящее время, есть ли в ваших планах написание новой книги, какой теме хотелось бы уделить главное внимание?

– Сейчас я осуществляю своеобразный миссионерский проект – уже три месяца веду свой журнал в фейсбуке. Там я опубликовал более 150 эссе на самые разные темы: политика, литература, юмор, богословие, мемуары, биографии, литературная критика. За это время я оброс большим количеством читателей (4500 друзей, около 4000 подписчиков), которые подключились к моим темам. После того как доведу количество эссе до 300, начну искать издателей, которые могли бы опубликовать не только самые лучшие тексты из этого журнала, но и подобранные мною иллюстрации к ним.

РИА Новости

Версия для печати
Главное