КПРФ:  кандидатам от компартии следует вызвать на дебаты представителей ЕР. Сделать это нужно публично с привлечением внимания СМИ
14 апреля 2017

Андрей Никитин:

У меня нет никаких «запасных аэродромов»

Фото: Bnkirov.Ru

Об истории своего назначения; о том, что может дать региону опыт работы губернатора в АСИ; кого и за что нужно увольнять с высоких постов – об этом в интервью врио главы Новгородской области Андрея Никитина, которое он дал интернет-газете «Фонтанка».

– Андрей Сергеевич, у вас была возможность отказаться от назначения в Новгород? Или это было предложение, от которого не отказываются?

– История была сложнее. Когда в 2011 году я попал в Агентство стратегических инициатив, а попал я по конкурсу, то не рассчитывал победить. А работать в команде Владимира Владимировича – большая честь. Поэтому от его предложений отказываться у меня не было морального права. Да и желания отказываться не было. Теоретически, наверное, была возможность, но я ее не рассматривал.

– Саму возможность назначения вы предполагали или это случилось вдруг?

– Наверное, все пять с половиной лет, пока я работал в Агентстве, постоянно муссировалась тема: куда я пойду потом, назначат ли меня замминистра и так далее. Для меня важно было работать результативно. И когда Владимир Владимирович предложил, я предполагал, что меня ждут какие-то новые ответственные задания.

– Какие? Вы предполагали, что задания, связанные с Новгородской областью, будут как-то «истекать» из вашей предыдущей работы в АСИ?

– В какой-то степени можно так сказать. В инвестиционном рейтинге АСИ Новгородская область – на 65-м месте. И из тех вещей, что мы пытались делать, здесь с 2011 года ничего особенного не происходило. Институты развития работают недостаточно эффективно. Систему «одного окна», ставшую уже банальностью, надо создавать заново. Наверное, это справедливо: если на федеральном уровне мы много говорили о том, что надо делать, то теперь есть возможность это сделать самим.

– Губернаторы, насколько известно, к рейтингам АСИ относятся очень ревностно, с трепетом ждут, когда их объявляют на Петербургском экономическом форуме. До того как вы стали губернатором, кто-то предпринимал попытки договориться с вами: может, где-то что-то чуть повыше поставить?

– Изначально методология на 80 процентов построена на опросах, опрашивают только местных предпринимателей. И только тех, которые в последний год пользовались какими-то услугами: получали разрешение, подключались к сетям и так далее. Повлиять на это очень сложно. Хотя губернатор может повлиять на место региона в рейтинге. Как? Продемонстрировав желание работать с бизнесом. Если бизнес будет ему доверять, будет благодарен. И мы фиксировали случаи, когда сам факт начала диалога приводил к тому, что по цифрам вроде пока ничего не поменялось, а люди уже начинают оценивать обстановку лучше. А были обратные ситуации. Когда такой диалог начинался, но потом не превращался ни во что – и в следующем году мы видели падение рейтинга. Это показатель субъективный, он построен на оценках бизнеса. Это не статистика, а ощущения людей: хорошо им развиваться в таких условиях или нет.

– Было бы странно, если б с вашим назначением область не начала со своего 65-го места в рейтинге АСИ расти. Но все ведь скажут: еще бы, мы ж понимаем…

– Думаю, что в этом году существенно не вырастет. Какую-то позицию мы узнаем на Санкт-Петербургском форуме, но какую – не знаю, это еще не подсчитано.

– Вы возглавляли АСИ с 2011 года, то есть пять с половиной лет исследовали в числе прочих и Новгородскую область. Вы, наверное, ее вдоль и поперек знаете?

– Нет, вот Новгородскую область как раз не исследовали. АСИ работает только с теми регионами, которые хотят с ним работать. Это касается инвестиционного климата, инициатив в социальной сфере – НКО, волонтеров, доступа к социальным услугам, образования. Но ни по одной теме Новгородская область в этом не участвовала.

– Сама не участвовала – или никто не звал?

– А мы никого и никогда не звали. Регионы сами к нам обращались и предлагали: давайте этим заниматься, нам это важно, мы понимаем, что у нас есть проблемы.

– Что, по вашим наблюдениям, с Новгородской областью не так? Почему она в числе аутсайдеров?

– Так, наверное, нельзя говорить, определенные успехи всё-таки есть. И темпы роста экономики в области выше, чем в среднем по России.

– Тем более – что не так?

– Есть некий разрыв между тем, как мы управляем областью, и чего хотят люди. Поэтому нужен диалог. Но, например, с предпринимателями в Новгороде системного диалога никто не вел. Их же просто надо спросить: ребята, что вам нужно? Власть должна поинтересоваться: что сделать, чтобы вы создавали больше рабочих мест и платили больше налогов. Мы бизнесу не начальники. В какой-то степени мы регуляторы – там, где это касается защиты прав граждан. Но, в принципе, наша задача – бизнесу помогать. Потому что потом это помогает нам за счет полученных налогов улучшать качество жизни.

– А жителей области о качестве жизни власть спрашивала?

– Здесь тоже мы видим некие пробелы, например, по вопросам качества городской среды или по вопросам образования. Скажем, в сфере рабочих профессий: в Новгородской области есть система колледжей, но для кого они готовят кадры? Кто заказчик этой работы? В частности, это – бизнес. И, конечно, логично было бы привлечь бизнес к управлению этой системой. Чтобы готовить ровно тех, кого потом возьмут трудиться на предприятиях на хорошей зарплате. Но встреча на эту тему впервые у нас была месяц назад.

– Что ваша работа в АСИ дала за пять лет в практическом плане?

– Кому?

– Стране. Регионам. Как она вообще повлияла на бизнес?

– Назову самый понятный показатель: мы были на 124-м месте в рейтинге Всемирного банка Doing business, когда я пришел. Когда я уходил – мы занимали уже 40-е место. И российские, и международные эксперты говорят, что в России по определенным показателям вести бизнес стало проще. Мы практически обнулили барьеры при подключении к сетям для малого и среднего бизнеса. Сроки получения разрешений на строительство серьезно сократились. Никогда прежде задачи по сокращению сроков даже не стояли в приоритете. Теперь это вошло в дискуссионное поле. Президент об этом говорит. Так что АСИ, я считаю, поменяло очень много с точки зрения набора ориентиров. По системе среднего профессионального образования это, может быть, не так заметно и не так шумно, но мы очень хорошо продвинулись.

– За счет чего мы продвинулись в системе образования?

– Мы стали в чём-то возвращаться к практикам, которые были в Советском Союзе, а в чём-то – к действующим во всём мире. Есть, например, понятие дуального образования: когда ребенок может учиться и параллельно сдавать тесты в колледже. Идет такой пилотный проект: мы вернулись к демонстрационным экзаменам в колледжах. Также ребята соревнуются на чемпионатах рабочих профессий Worldskills. В свое время мы поддержали этот проект, и теперь это уже мощное самостоятельное движение, которое объединяет регионы России. Вот в этом плане АСИ, я считаю, очень хорошо сработало.

– Предполагается, что работа АСИ должна способствовать улучшению ситуации с инвестициями. Ну ладно – внешние, тут понятно: международная обстановка. Но ведь у нас и со внутренними тяжело.

– Есть масса факторов, которыми АСИ никогда и не занималось. Такого мандата у нас и не было. Но была вещь, действительно важная для меня и моих коллег, и в ней мы улучшения добились. Я говорю о сокращении сроков. За пять лет было отменено порядка тысячи нормативных актов. Мы просто сидели с Минстроем: давайте здесь у нас будет не две бумажки, а одна, а тут не три, а две. И так – в каждой цепочке. Но ведь АСИ – это не think tank, мы никогда не занимались выдумыванием тем. Нашей задачей было – собрать профессионалов и активистов в области, например, образования, понять, чего они хотят от государства, перевести это на язык нормативных актов и добиться того, чтобы эти акты были приняты. Потом контролировать исполнение.

– Хорошо, а в Новгород вы как будете привлекать инвесторов? Я слышал, что при прежнем губернаторе их, бывало, наоборот, выдавливали, а уж при «позапрежнем»…

– Во-первых, надо провести инвентаризацию того, что есть сейчас. У нас сегодня нет четкой карты площадок, куда можно пригласить инвесторов. У нас нет понимания даже о том, сколько есть свободной земли.

– Ваши предшественники этого не выясняли?

– Получается, что общей картины у нас нет. Приведу пример. Вот по лесу: нет понимания, сколько леса реально используется, а сколько свободно для инвесторов. То есть первое – надо посчитать и выявить собственно объекты управления. Второе – безусловно, система «одного окна». И это задачи для Агентства развития Новгородской области. Надо, чтобы любому инвестору, пришедшему туда, выделяли сотрудника, который бы дальше бегал по чиновникам. Мы поменяем регламенты. Посмотрим, как это сделать правильно. И добьемся того, чтобы у людей вообще не было проблем с административными барьерами.

– Вы считаете, этого достаточно, чтобы бизнес захотел пойти именно в Новгород? Кто будет потреблять товары и услуги ваших новых бизнесменов, если сейчас из области жители уезжают?

– Когда мы выясним, чем конкретно управляем, мы будем, например, понимать: эти земли мы можем предложить инвесторам в области мясомолочного животноводства. Или – эти леса мы можем предложить тем, кто хочет заняться глубокой переработкой древесины. Или – есть площадки рядом с федеральными дорогами, и мы можем предложить их тем, кто будет делать продукцию не только для Новгородской области. Так что нет смысла искать инвесторов только под объемы потребления в Новгородской области. Регион находится на транзите – между Москвой и Санкт-Петербургом. Поэтому инвесторов надо искать под объемы этой трассы и обоих мегаполисов. Для этого у бизнесменов должны быть настолько комфортные условия, чтобы никаких проблем с бюрократией не было.

– Так в чём комфортность условий, кроме отсутствия проблем с бюрократией? Зачем бизнесменам, которые могут работать в Москве или в Петербурге, стремиться в Новгород?

– Понятная, четкая система региональных налогов. Понятная, четкая система льгот, которые даются не по принципу «этому дам – этому не дам», а по правилам. Тогда люди, которые рассчитывают, например, на рынок Москвы или Петербурга, могут разместиться в Новгородской области.

– Откуда вы их рассчитываете «перетащить»? Из Москвы или из Петербурга?

– Я вообще не рассчитываю кого-то «перетаскивать». Думаю, у нас есть еще масса инвесторов в других точках. Есть инвесторы в центральной России, которые сейчас не работают на рынок, например, Петербурга. Или есть инвесторы в Петербурге, которые не работают на рынок центральной России. И в данном случае уникальность Новгородской области в том, что она находится практически посередине пути. Хочешь ближе к Питеру работать? Пожалуйста: Чудово. Хочешь ближе к Москве? Пожалуйста – Валдай.

– Вам еще предстоит выиграть выборы. Вы ведь до сих пор в выборах не участвовали?

– Нет, это у меня будет первый опыт.

– Мы знаем, как у нас, бывает, выигрываются выборы. Вы за счет чего рассчитываете победить?

– Есть, наверное, два важных фактора. Во-первых, не надо людей обманывать. Во-вторых, с ними надо разговаривать. Сейчас мы заканчиваем «районную» часть этой работы. В каждом районе мы провели стратегическую сессию со всеми, кто хотел прийти. По трем темам: качество жизни, образование, привлечение инвесторов.

– Много народу приходило?

– В маленьких районах – человек тридцать бизнесменов плюс глава, плюс директор школы и жители. Люди сами обозначали свои приоритеты: что надо сделать, чтобы им жилось лучше. Говорили, за что готовы взяться сами, а где нужна помощь областной власти. Вы поймите, что невозможно нанять каких-то консультантов, внешних экспертов, кто нарисовал был стратегию региона, если она не будет частью жизни людей. Мы такую «мозаику» собрали. В апреле мы систематизируем информацию на уровне области. У нас появится, если хотите, такая «народная стратегия развития». Каждый человек в каждом районе себя в ней найдет. Это будет понятный для всех документ.

– Голосовать за вас будут не только бизнесмены, мэры и директора, а обычные люди, очень разные. Как вы будете их убеждать? Или вы, может, планируете какие-то «альтернативные» механизмы применить при голосовании?

– В рамках этих сессий мы работаем с лидерами общественного мнения в районах. Безусловно, я рассчитываю, что они высказывают предложения не от своего лица. Конечно, мы будем информацию еще верифицировать. У людей будет возможность подать свои идеи и непосредственно. Если мы сделаем это хорошо, то результат, видимо, станет ответом на запросы большинства жителей. Дальше мы будем просто всё это выполнять.

– Что вас больше всего поразило в Новгородской области?

– Качество дорог.

– В гостиницах не останавливались?

– Да, тема туризма – еще одна тема, связанная с инвестициями. Понятно, что качество сервиса – это тоже проблема.

– Насколько хорошо вы вообще представляете, с чем вам предстоит иметь дело? Вы успели посмотреть Демянский район, Шимск, Малую Вишеру?

– Сейчас я как раз все эти районы посещаю. И стараюсь делать это не в парадном формате, а надевать сапоги и лезть туда, где совсем тяжело.

– То есть вы приезжаете инкогнито, без мигалки, без охраны – и идете «в народ»? Или всё Чудово знает, что завтра прибудет новый «начальник»?

– Когда я еду куда-то, я сначала анализирую проблемные точки. Стараюсь понять, что там с дорогами, что с аварийным жильем, какие еще проблемы. Исходя из этого, планирую поездку. Наверное, сейчас начну просто «ходить в народ». Но первые мои поездки были достаточно узкопрофессиональные. Разбирался, например, почему садик вроде бы и сдан, но уже рассыпался и детям в нём находиться нельзя. Не могу же я встречаться с людьми, не погрузившись сначала в их проблемы, в причины, по которым эти проблемы возникают. Это же не само по себе происходит, а из-за конкретных управленческих решений. Надо понять, почему так происходит.

– Вас вообще не пугают масштабы явления, с которым предстоит иметь дело?

– Нет, не пугают. Говорят же, что если страшно есть слона сразу, надо подвинуться поближе, чтобы не видеть его целиком, и отрезать по маленькому кусочку.

– Когда я вспоминаю поездки в Новгородскую область, мне ваши планы кажутся фантастикой. Вы действительно считаете, что можно всё это сделать?

– Да всё здесь можно сделать! Понятно, что не всё получится сделать быстро. Но что, например, мешает, не класть асфальт в лужу? Ничего не мешает. Может быть, не с первого раза получится. Может быть, кого-то придется наказать. Но всё возможно.

– Насколько широки ваши полномочия по части «кого-то наказать»?

– Уволить кого-то из подчиненных я точно могу, если подобные вещи будут продолжаться. Хотя понятно, что это не единственное решение. Вот, например, на днях мы запустили горячую линию «Народный контроль». Я попросил жителей области обращаться при любом нарушении в дорожном строительстве. Для этого опубликовали простую методичку для тех, у кого нет специального образования: чего нельзя делать никогда при строительстве и ремонте дорог. Понятно, что я не могу бегать за каждой ямой. Но люди-то могут, это их деньги, их налоги. И либо мы делаем эту дорогу по чуть-чуть, но так, чтобы 10 лет к работам на ней не возвращаться, либо продолжаем каждый год латать ямы. Это проконтролировать можно. И можно убрать подрядчика, который плохо строит.

– Подрядчики в наше время тоже разные бывают, особенно в дорожном строительстве. Если «сверху» начнут давить, что подрядчика нельзя трогать, вы что будете делать?

– Ну, договориться-то можно со всеми, чтобы они хорошо работали, правда? С большинством точно можно. Не вижу здесь серьезной проблемы. Но самое главное ведь не то, что думаю об этом я. Я смогу сделать ровно то, что поддержат люди, в чём они сами готовы будут участвовать. По-другому это в современном мире не работает. Если всем важно, чтобы дороги были хорошие, мы сможем сделать так, чтобы они были хорошими.

– Какие лучшие примеры региональных практик вы планируете использовать?

– У нас самые лучшие региональные практики, если верить оценкам, в Татарстане. Еще, наверное, в Москве, в Петербурге. Всё это сравнивать с Новгородской областью нельзя. И очень сложно что-то оттуда взять. Но по отдельности везде есть что-то такое, о чём имеет смысл подумать. Ничего, например, не мешает нам выбрать десять регионов, где лучше всего ситуация с дорогами, и посмотреть, как это организовано. Нам всё равно придется придумывать что-то свое, но поучиться у других, я считаю, не зазорно.

– На днях вы привозили в Новгород архитекторов из Москвы. Зачем?

– А, это очень важная история. Новгород не только по названию Великий, это действительно великий город. Таких городов, с такой историей, больше нет. И удобство городской среды – это важная вещь. Мы начнем присматриваться к тому, как его обеспечить. Для этого и надо собирать сообщество молодых архитекторов, молодых дизайнеров, проговаривать с ними, как это всё организовать

– А есть такие местные сообщества, которые это заинтересует?

– Есть. Не так много, но есть. И потом, столько новгородцев уехало в Москву и Петербург, я, конечно, рассчитываю на их помощь.

– Думаете, вернутся?

– Кто-то, может, вернется. А кто-то, наверное, советом поможет или поучаствует в каком-то проекте.

– Известно, что вы байкер. Мотоцикл перевезете с собой?

– Конечно.

– А семью?

– Семью, конечно, тоже. 14 февраля я приехал в Новгород, а дочка родилась 25-го. Сейчас немного подрастет, и перевезу их с женой в Новгород.

– Вы до такой степени доверяете новгородской медицине, что готовы перевезти из Москвы грудного ребенка? И прямо в Новгороде будете лечиться, у местных врачей?

– Иначе будет нечестно.

– Ну, придется поднимать местную медицину.

– Моя жена – врач. Наверное, какие-то базовые вещи она поможет оценить. А по-другому как? У нас хорошая, дружная семья.

– Какие задачи перед вами ставил президент, какие напутствия вам давал, когда назначал?

– Напутствие было, по сути, одно: работать честно и постараться сделать максимум возможного.

– Вы – «государев человек»?

– Да.

– А что вы вкладываете в это понятие?

– Простые вещи. Я люблю свою страну, я здесь вырос, здесь живу и собираюсь жить дальше. У меня нет никаких «запасных аэродромов». Так меня родители воспитывали: если что-то делаешь – делай хорошо.

«Фонтанка.ру»

Версия для печати
Главное