Президент Путин:  Прямая связь с регионами – это чрезвычайно важная, просто очень важная вещь
13 февраля 2023

Ярослав Нилов: парламентской группой уже сформирован пакет предложений, которые войдут в доклад президенту по поддержке СВО

Парламентская рабочая группа по вопросам поддержки СВО, которой руководит вице-спикер Совфеда Андрей Турчак, подводит первые итоги своей полуторамесячной работы и готовит доклад для президента. О работе группы «Клуб Регионов» поговорил с председателем комитета Госдумы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов, членом парламентской группы Ярославом Ниловым.

– Ярослав Евгеньевич, очередное рабочее заседание группы состоялось на днях в Курске. Уже можно озвучить, какие выводы и результаты работы парламентской группы войдут в доклад президенту?

– Действительно, последнее наше заседание перед подготовкой итогового доклада президенту у нас состоялось 8 февраля в Курске, и символично, что мы приехали в регион с дни празднования 80-летия освобождения от немецко-фашистских захватчиков. В ходе визита мы разбились по подгруппам, и каждая команда поехала по своим профильным задачам. Мы побывали в центре подготовки мобилизованных, на презентации короткометражного фильма про Великую Отечественную войну, и замечу, что в зале было очень много молодежи. И потом собрались все вместе, чтобы еще раз проанализировать и обсудить увиденное и в Курске, и в других территориях.

Что касается предложений, которые мы обсудили и они войдут в доклад, первое: необходимо либо вернуть пенсии военных, которые были мобилизованы, либо ввести компенсационный механизм. В отличие от гражданских пенсионеров им, когда они отправляются для участия в СВО, прекращают выплачивать пенсии. Мы считаем, что это неправильно и нужно либо вернуть пенсии, либо установить компенсацию.

Второе – бесплатная юридическая помощь: должно быть закреплено на федеральном уровне, чтобы такая помощь оказывалась и участникам СВО, и их семьям. Третье – вопрос, связанный с сокращением сроков признания участника СВО сначала без вести пропавшим, а затем умершим. Это нужно для того, чтобы семья могла получать соответствующие выплаты.

– Какие вопросы пока на стадии обсуждения?

– Обсуждалось правоприменение норм по кредитным каникулам. Там речь идет о том, что норма распространяется на самого мобилизованного и членов семьи, но у мобилизованного могут отсутствовать члены семьи, а мама и папа ими не являются по Семейному кодексу. И получается, что эта норма не распространяется в том случае, если родители были созаемщиками кредита. И здесь, мы считаем, требуется корректировка.

Трудовое законодательство. Существует гарантированная норма, что мобилизованный возвращается и получает рабочее место. А в том случае, если был срочный трудовой контракт и он прекратил свое действие во время службы, как тогда поступать? Тут тоже нужно смотреть, что можно сделать в рамках Трудового кодекса.

Есть вопросы, которые поднимают руководители регионов, подвергающихся диверсиям или обстрелам. Там организуют группы территориальной самообороны, но оружие находится под контролем Росгвардии, и нет юридических оснований выдавать его в руки гражданским. Или, например, пострадали дома под обстрелами, их ремонт – это нецелевое расходование средств, потому что нет такой статьи в бюджете.

Я лично также поднимал вопрос присвоения участникам СВО статуса «ветерана боевых действий», бойцам тех подразделений, которые ведут боевые действия с территорий субъектов Федерации, не включенных в зону СВО. Например, стоит в одной из наших приграничных областей бригада, которая занимается поражением противника с дальнего расстояния. Фактически они выполняют задачи СВО, но юридически не находятся в зоне боевых действий.

Немаловажный вопрос, связанный с оказанием профессиональной психологической и терапевтической помощи. Специалистов этого профиля у нас не хватает, и этот вопрос мы ставим, и хотя правительство считает, что все урегулировано здесь, мы с этим не согласны и от ЛДПР соответствующие поправки внесли.

Вопросы, связанные с патриотическим воспитанием. Тут тоже прозвучал ряд интересных предложений: например, в зоне приграничных территорий устанавливать специальные региональные дома, где будет не просто обеспечиваться питание, а угощение национальными блюдами. Ребята далеко от дома, скучают по привычной кухне. Мы с этим тоже стараемся помочь, вот, к примеру, члены нашей группы во время поездки в Челябинск смогли организовать безопасный дистанционный телемост с семьями бойцов. Кроме этого, ребята просят привозить местные газеты, чтобы как-то отвлекаться, журналы про рыбалку, например, многие просят. Конечно, все в доклад поместить невозможно, но какие-то региональные практики будут там тоже отражены.

По-прежнему есть вопросы и с отсутствием должного материального обеспечения. В частности, просят малую спецтехнику для рытья окопов, чтобы не вручную копать. У нас в курском центре подготовки получился очень насыщенный и конструктивный разговор, и все прозвучавшие просьбы и предложения мы, конечно, стараемся реализовать.

– В координационной группе, хоть она и называется парламентской, есть и военкоры, и представители Минобороны. С ними тоже взаимодействовали?

– Я особо хочу отметить, что прямое взаимодействие с Минобороны в нашей рабочей группе помогает решать многие вопросы. Приведу только один пример. Мы много месяцев пытались добиться, чтобы незаконно мобилизованный из Забайкалья вернулся домой. И на первом же заседании нашей группы я отдал замначальника Генштаба соответствующее обращение, и буквально через неделю человек был возвращен. Иными словами, этот диалог помогает намного оперативнее подключать разные ведомства и решать вопросы.

– Комментируя итог курского заседания рабочей группы, Андрей Турчак выделил в отдельный кейс работу по реабилитации бойцов, причем речь идет и о здоровье, и о социальной адаптации. Эту же тему недавно озвучил и ставропольский губернатор, который сказал, что сейчас в первую очередь власти будут брать в работу именно эти вопросы, а также отметил, что в крае есть хорошие возможности для санаторно-курортного лечения бойцов. Это работа на опережение?

– Я бы рассматривал вопросы реабилитации тех, кто возвращается из зоны СВО, не как работу на опережение, а как актуальную уже сейчас. Мы уже сейчас, к сожалению, видим в регионах те или иные резонансные случаи с участием ветеранов СВО, которые заканчиваются драками, дебошами, и нужно понимать, что в большинстве случаев это результат нервного срыва, и им нужна помощь. И дальше этого будет больше, если мы уже сейчас не начнем подготовку. Когда речь идет о военнослужащих Минобороны, там помощь оказывается. Но если это гражданский человек, неважно, доброволец или мобилизованный, и контракт уже закончился, то остается наша обычная медицина в рамках ОМС, ну или ДМС за свой счет. Поэтому вернувшимся бойцам необходимо и санаторно-курортное лечение, и восстановление, а также психологический отдых и разгрузка. И, конечно, нужно чтобы с ними беседовали профессионалы, чтобы вовремя увидеть и купировать синдром ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство. – Прим. ред.). Люди видели смерть, кровь, гибель товарищей, видели такое, что не забудешь. Это серьезное психологическое потрясение, поэтому и работа здесь нужна серьезная. И первый шаг – провести мониторинг, посмотреть, какие у нас имеются реабилитационные возможности в регионах и как максимально эффективно использовать все это.

Версия для печати