Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
27 сентября 2011

Наталья Зубаревич:

«Никакой особой медведевской инвестиционной политики в России нет»

Объявленная рокировка Путин-Медведев, помимо очевидных политических последствий, влечет за собой и экономические изменения, содержание которых не столь прогнозируемо. С одной стороны, аналитики подчеркивают, что для иностранных инвесторов принципиально важна предсказуемость российской политической системы и запланированное возвращение Путина в президентское кресло обеспечивает необходимую стабильность. С другой – «либеральный» Медведев, как полагают некоторые эксперты, симпатичнее западным политическим и бизнес-элитам, чем «консервативный» Путин. По самым пессимистичным прогнозам, потеплевший, как считается, за последние годы инвестиционный климат может обернуться резким похолоданием после возвращения нынешнего премьер-министра на пост главы государства. Нервозности в настроения инвесторов добавила и скандальная отставка министра финансов Кудрина, напрямую связанная с грядущими весной перестановками в российском руководстве. И все эти события происходят на фоне ожидания второй волны кризиса. О том, что ждет страну в 2012-м и насколько экономическая ситуация зависит от фамилии президента, в интервью «Клубу Регионов» рассказала профессор МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

«Клуб Регионов»: Насколько инвестиционная привлекательность России зависит от того, кто ее возглавляет, и правда ли, что со сменой лидера наша страна рискует потерять действующих или потенциальных инвесторов?

Наталья Зубаревич: Инвестиционная привлекательность России резко снизилась во время кризиса и не повысилась до сих пор. И поэтому путать политическую и экономическую конъюнктуру – это путать божий дар с яичницей. И собственно рост инвестиций докризисных тоже был связан с большим кэшпо, который шел во все страны, а спад инвестирования связан и с кризисом, и с плохой институциональной средой в России. Поэтому я не понимаю установки, что при Путине инвестиционная привлекательность России не росла, а при Медведеве – наоборот. Это неправильно. Поэтому я, как экономист, никакого оптимизма не испытываю. Россия в целом еще при господине Медведеве перестала быть привлекательным объектом для инвестиций. Все в любом случае будет зависеть от мировой конъюнктуры.

«Клуб Регионов»: Политическая конъюнктура хоть и не имеет непосредственного влияния на экономику, однако во многом ее формирует. Действующий президент России неоднократно подчеркивал, что будет развивать высокотехнологичные производства в регионах, особенно в дотационных, и с этим были связаны определенные надежды жителей экономически провальных областей. Как вы считаете, со сменой российского лидера этот «нанокурс» для бедных изменится?

Наталья Зубаревич: По существующей формальной статистике, в России дотационным является 71 регион из 82, и среди дотационных есть еще и высокодотационные регионы. И разве для этих регионов начиналась новая экономическая политика? Сколково? Это не регион – это персональный проект. Та же Калужская область искала инвесторов сама. Это не было результатом политики Медведева. Калининградская область сохранила некоторую инвестпривлекательность благодаря статусу особой экономической зоны, Ленинградская - благодаря географическому положению. Какая-то особая инвестиционная политика в России сейчас ведется в отношении всего двух регионов – это Приморский край – персональный проект ВВП и Краснодарский край - тоже персональный олимпийский проект Владимира Путина. Никаких других инвестиционных проектов в России нет. И никакой особой медведевской инвестиционной политики, кроме Сколково, в России тоже нет. И не надо придумывать несуществующие в природе проекты. Не надо слушать слова, необходимо смотреть цифры!

«Клуб Регионов»: Есть еще одна версия грядущего возвращения Владимира Путина на высший пост в стране. Она такова: вторая волна мирового экономического кризиса с такой силой обрушится на Россию, что от власти потребуются очень непопулярные решения в экономической сфере, в том числе резкое сокращение социальных расходов в бюджетах всех уровней, что повлечет за собой рост недовольства. И справиться с этой ситуацией сможет лишь такой популярный и в то же время жесткий лидер, как Владимир Путин…

Наталья Зубаревич: Владимир Владимирович Путин никогда не был сильным экономическим лидером и не стоит ему приписывать несуществующих достоинств. А вот кризис, его вторая волна, скорее всего, будет, и запаса экономической прочности у России сегодня значительно меньше, чем было в 2008 году. И раздутость бюджета сегодня значительно больше, чем была во время первого кризиса. И как следствие этого, во-первых, уже не будут такими темпами расти доходы населения, они собственно уже не росли в 2011 году, а все деньги, которые оставались в госбюджете, «ушли» за последние предвыборные месяцы. У нас уровень инфляции в январе – феврале 2011 года был выше, чем за такой же период 2010-го! И государство вынуждено было увеличивать суммы социальных выплат, потому что инфляция попросту пожирает любые фиксированные доходы. При первом правлении Путина рост доходов опережал инфляцию и опережал экономический рост почти в два раза, что само по себе безумно с экономической точки зрения. Сегодня, при Медведеве, в 2011 году мы видим уже обратный тренд - доходы фактически заморожены, поскольку растут медленнее, чем инфляция. Конечно, в предвыборный период пенсии и другие социальные выплаты будут расти, но надеяться, что это продолжится после выборов, может только наивный. К тому же административные меры не применимы к экономическому управлению, применимы институциональные. Это комплекс мер, который улучшает ситуацию для агентов рынка. Право собственности, неподкупные суды, возможность честно решать споры между субъектами бизнеса без покупки прокуратуры – это не административные меры, это институты, с которыми в России дела обстоят из рук вон плохо. И рассчитывать на значимый рост инвестиций, при любом президенте, можно только в одном секторе – нефтегазовом. В эту отрасль инвесторы вкладывают деньги даже в Нигерии. Однако в России пускать туда иностранцев никому не хочется, но, видимо, придется.

С Натальей Зубаревич беседовал Сергей Прудников

Версия для печати