Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
18 июля 2008 | Архив

«Электронное правительство» должно появиться во всех регионах

Президент провёл заседание президиума Государственного совета «О реализации Стратегии развития информационного общества в РФ».

Вступительное слово на заседании президиума Государственного совета «О реализации Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации»

Дмитрий Медведев: Добрый день!

У нас на наших заседаниях президиума всегда рассматриваются наиболее актуальные вопросы развития нашей страны. К числу таковых относится вопрос развития информационного общества в Российской Федерации. Не буду говорить банальностей, очевидно, что в XXI веке главная ставка делается именно на развитие информационно-коммуникационных технологий. Этим всё сказано.

Россия пока не может похвастаться сверхпередовым уровнем такого рода технологий. Но, вне всякого сомнения, имеет предпосылки для того, чтобы осуществить прорыв в этой сфере.

Известно, что в информационных обществах информация является и предметом массового потребления, и мощным экономическим ресурсом. Причём сам информационный сектор экономики растёт зачастую значительно быстрее других отраслей, а иногда и выделяется из каких-то проектов в совершенно самостоятельную часть. Развитие таких технологий прямо влияет на подъём науки и техники, на эффективность государственного управления и даже на политическую систему, открывая доступ к политическим институтам, и тем самым на расширение демократии.

Все эти факторы учитывались нами при разработке соответствующих программ. Так, ещё два года назад появилась новая редакция федеральной целевой программы «Электронная Россия», был принят и ряд других решений. А в феврале этого года утверждена Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации.

Наш рынок телекоммуникаций также динамично развивается. Спрос на оборудование и услуги устойчиво растёт. В целом, конечно, мы можем сегодня сказать, что бизнес, государственный сектор стали больше и, самое главное, содержательней использовать информационно-коммуникационные системы в своей работе.

По объёмам заказов на разработку программного обеспечения Россия вышла в прошлом году на третье место в мире (после Индии и Китая). Заложены и определённые основы инфраструктуры.

Вместе с тем не решён целый ряд задач. И в этом смысл нашей сегодняшней встречи, нашей с вами совместной работы.

Первое. Уже довольно значительное количество лет, если иметь в виду быстроту сегодняшнего времени, мы говорим об «электронном правительстве». Никто не спорит с самой идеей электронного правительства, все согласны с тем, что информационные технологии повышают и прозрачность государственных услуг, снижают уровень коррупции, но реально почти ничего не меняется. Есть, правда, и неплохие примеры. Мы сейчас, находясь в Карелии, посмотрели ряд таких неплохих примеров, связанных с действием «электронного правительства». Но это только самое начало. Практически нигде граждане не могут непосредственно со своего рабочего места или из дома отправить декларацию, заключить договор, да и просто узнать о том, как происходит движение документа, с которым они обратились в органы государственной власти, что естественным образом, действительно, способствовало бы устранению бюрократических препон и снижению коррупции.

Нет реальных подвижек и во внедрении межведомственного электронного документооборота, да и в формировании, так называемых закупок в режиме «онлайн». Нет единой системы учёта результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполняемых за счёт государственного бюджета.

Одна из причин такого положения дел состоит в низком уровне компьютерной грамотности самих государственных и муниципальных служащих. Это не единственная причина: есть и финансовые причины, и организационные. Но эта причина самая сложная, потому что она ментальная. Между тем, именно они должны задавать здесь тон всей работе. Я имею в виду, наши коллеги – государственные служащие. Тем более, что, по сути, преимущественно электронный документооборот должен стать реальностью уже в 2010 году.

В этой связи, считаю, что надо не только организовать непрерывное обучение госслужащих, но и ввести этот критерий в результаты периодической аттестации, предусмотренной законом.

Я вообще хотел бы сказать, что чиновник, не владеющий элементарными навыками пользования компьютером, не может эффективно работать. А, стало быть, должен искать себе иное место приложения труда. Или учись, или, что называется, «до свидания». Мы же не принимаем на работу людей, которые не умеют читать и писать. Владение компьютером сегодня – это то же самое.

В целом электронные государственные услуги, я об этом уже говорил, должны быть широко доступны нашим гражданам. И в этой связи, было бы желательно унифицировать страницы государственных учреждений в Интернете. С тем, чтобы гражданам просто было легче воспринимать ту информацию, которая в них есть.

Однако здесь существует и «другая сторона» – проблема компьютерной грамотности самих наших граждан, населения нашей страны. И это ещё одна крупная проблема.

Эксперты полагают, что информационный капитал личности – это очень значимый ресурс, особенно в нашу эпоху. Считают, что информационный капитал такого рода влияет и на квалификацию и на производительность труда. Это очевидные вещи. Поэтому разница в информационной подготовке, информационных возможностях, которые существуют между людьми, живущими в нашей стране, и создаёт, так называемый, «информационный разрыв», или «цифровой разрыв», цифровое неравенство. Когда те, кто живут в крупном столичном городе, обладают практически любыми возможностями и по доступу в Интернет, и по использованию мобильных средств связи, а те, кто живёт в небольших населённых пунктах, не обладают практически никакими. Вот это цифровое неравенство, цифровой разрыв мы должны преодолеть. Первые шаги в этом направлении мы с вами сделали, когда приняли решение о компьютеризации и подключении Интернета во всех школах нашей страны безотносительно к тому, где они расположены – в Москве или в глубокой провинции. Это правильный шаг в направлении преодоления вот этого информационного разрыва. Но совсем недостаточный. Мы должны этим заниматься. Надеюсь, что ключевую роль в этих процессах сыграют региональные программы информатизации, и соответственно, внедрение образовательных стандартов и программ в развитие непрерывного образования.

По тем данным, которыми мы располагаем, в Европе ежегодно проходят переподготовку и повышают квалификацию порядка 70 процентов активного населения, а у нас пока где-то до 10 процентов. Это очень мало.

Ещё одна задача с этим связана – это доступность Интернета для населения. Я только что об этом говорил. Нужен широкополосный доступ и сама техника. И в этой части эта задача, прежде всего, финансовая. Можно было бы продумать систему компенсации для отдельных категорий населения. Потому что в некоторых странах учащимся компенсируются расходы, скажем на приобретение компьютера до определённого уровня, с тем чтобы повысить их уровень компьютерной грамотности. Это не должны быть какие-то сверхъестественные деньги, но, тем не менее, для учащихся, для студентов о такого рода компенсациях можно было бы подумать.

Хотел бы обратить внимание ещё на один аспект – это развитие различного рода дистанционных технологий прежде всего в образовании и медицине. Они очень актуальны для людей с ограниченными возможностями. Это и доступ к телемедицинским консультациям, и получение дистанционного образования, и потенциально – получение новой работы.

Четвёртая тема или проблема – это создание так называемых «национальных стандартов доступности». К примеру, такой стандарт был как раз принят в ходе нашей работы по подключению школ к Интернету в рамках проекта «Образование».

Сегодня нужно разработать и принять подобные стандарты для всех ключевых сфер. В том числе, для пакета телевизионных и радиовещательных услуг. А также, для информационно-технологического оснащения учреждений медицины, образования, культуры, жилищно-коммунальной сферы.

Необходимо модернизировать и структуру федеральной почтовой связи, подняв на существенно иной уровень работу «Почты России». Ситуация там неблагополучная.

Кстати сказать, и в области архивного дела работа требует немедленного реагирования. Потому что ряд крупных хранилищ получили цифровые технологии. Но в целом пока это очень унылая, заброшенная сфера, к сожалению.

Совершенствование инфраструктуры связи – это наша общая задача. И в этой связи на передовом уровне должно быть обеспечено развитие орбитальных гражданских спутников связи и вещания и конверсия радиочастотного спектра, которая имеет принципиальное значение для продвижения перспективных технологий. Во всех этих процессах самое активное участие должно принимать не только государство, но и бизнес. Это совершенно очевидно.

И, наконец, ещё одним вопросом в развитии информационных технологий остаётся безопасность. Всем пользователям мы должны обеспечивать и безопасный режим работы, и режим, который позволяет сохранять государственную тайну, коммерческую тайну и личную тайну.

Преступления в этой сфере несут в себе огромный разрушительный заряд. Не имеют никаких границ, крайне тяжело расследуются и зачастую приносят их участникам десятки, сотни миллионов долларов незаконного дохода. Поэтому координация деятельности правоохранительных органов в этой сфере тоже исключительно необходима.

Для решения всех этих задач требуется контроль за чётким исполнением ранее данных поручений. И они, эти поручения, и результаты нашей с вами сегодняшней работы должны быть заложены в план реализации Стратегии развития информационного общества. Работа по созданию такого плана недопустимо затянута. И мы должны в самое ближайшее время его утвердить.

Есть предложения о создании в этой сфере специального координирующего органа – Совета при Президенте по развитию информационного общества. Давайте обсудим и эту идею.

Та задача, которую мы перед собой ставим, – переход к развитому информационному обществу – очень сложна. В России – в особенности, потому что в силу естественных причин для нас это архитрудное дело.

Но сегодня мы обязаны не ссылаться на трудности, а их преодолевать. Цели для нас очевидны. И в конечном счёте свободный доступ граждан к информации – это одна из самых значимых характеристик демократического развития. Вот обо всём этом мы сегодня с вами и поговорим.

Заключительное слово на заседании президиума Государственного совета «О реализации Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации»

Дмитрий Медведев: На нашем сегодняшнем заседании президиума прозвучало много интересных вещей и о том, что сделано, и о том, что предстоит сделать, в чем есть проблемы. В целом я хочу сказать, что, по моим оценкам, мы все-таки за последние годы двинулись вперед. Не знаю, на каком этапе развития информационного общества мы находимся: на первом этапе или мы перешли на второй и не заметили первого. Но в любом случае, очевидно, что движение вперёд есть, даже если посмотреть вокруг, посмотреть на офисы, на присутственные места в администрациях, посмотреть на суды (вот сегодня мы суд посещали в Карелии), посмотреть на другие социальные учреждения – движение есть. Школы, наконец, – это просто грандиозный проект, что бы мы там ни говорили. С другой стороны, очень много самых разных проблем.

Я сейчас тоже несколько слов скажу по поводу того, что звучало. По поводу секретной и открытой части, то, о чём говорили, – эта проблема на самом деле присутствует, и мы должны найти какой-то разумный выход. Потому что самый легкий способ добиться непрозрачности в работе органов управления заключается в том, чтобы что-то засекретить. Мы с вами прекрасно это понимаем. В этом случае попытка гражданина получить какую-либо информацию абсолютно блокирована, причем под красивым, благовидным предлогом. И оценить, какое количество положений того или иного документа носит реально секретный характер, а какое просто за уши притянуто, очень сложно. Поэтому мы должны подумать, каким образом всё-таки отделить одну часть от другой. Может быть, даже вплоть до того, чтобы пойти на то, чтобы нормы, содержащие в себе элементы секретности, объединять в одном источнике, а всё остальное выносить в другой источник. Чтобы тогда не было соблазна сказать, что всё это внутри, в одном котле, извините, поэтому мы вам рассказать не можем, о чём идет речь.

По поводу идеи, связанной с социальной картой гражданина – сделать её межрегиональной. Мне эта идея нравится, я думаю, другие коллеги губернаторы тоже с этим согласятся. Для этого просто нужно договориться о правилах её использования, но в целом это для граждан большое преимущество – если ты переезжаешь за границу своего субъекта Федерации, и в то же время обладаешь тем же набором возможностей, которые были у тебя на территории родного субъекта. Улучшает и мобильность, и просто настроение другое.

По школам мы всё обсудили. Давайте двигаться в том направлении, о котором было сказано.

В отношении «электронного правительства», по административным регламентам. Эта тема уже вызывает у меня, во всяком случае, чувство глубокой озабоченности. Мы об этом говорим уже, наверное, лет пять. Каждый раз, вот какое-то совещание – «надо выпустить административные регламенты, это поможет нашим гражданам, они смогут получить доступ к информации». И ничего не происходит. В данном случае я обращаюсь уже даже не к субъектам Федерации, у них своих проблем достаточно и тоже, наверное, ситуация с этими административными регламентами не стерильная. Вот мы смотрели у Сергея Леонидовича [Катанандова]. На самом деле такого доступа, такой опции в той системе, которая есть в Карелии, не существует. Думаю, что приблизительно такая же ситуация в других субъектах.

Но мы и на федеральном уровне ничего сделать не можем. Сколько говорили: вот, давайте выпустим регламент, чтобы гражданин, заявитель, организация понимали, что происходит с его документом. Ничего нет. Всё как в песок какой-то уходит.

Поэтому предлагаю Правительству эту работу завершить, и к 1 ноября текущего года руководителям ведомств доложить о том, что сделано, в Контрольное управление Президента. Если административные регламенты по списку не будут выпущены, будем рассматривать вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности соответствующих руководителей ведомств. Надо точку в этом вопросе ставить. Я понимаю, что это не в интересах федеральных структур, не в интересах иногда региональных структур, но двигаться нужно в правильном направлении.

У нас действительно не всё так благополучно с нашей электронной промышленностью, и мы не особо много чего имели, как Сергей Борисович [Иванов] правильно сказал, и уж точно за последнее время, во всяком случае в 90-е годы, почти все потеряли, что до того имели. Но какие-то ниши всё равно нужно искать. Потому что программирование программированием, но нужно и материальные объекты создавать, и «железо» развивать. Тоже неоднократно об этом говорили в ходе работы над программой, связанной с развитием телерадиовещания. Вот цифровые телевизионные приёмники. Почему бы нам за этот проект не взяться, не поработать с нашими крупными производителями, которые, кстати, вроде бы интересовались этими делами, с тем чтобы новые цифровые приёмники уже выпускались со встроенными ресиверами? Я посмотрел на саммите, когда был в Японии, у них уже приёмники стоят со встроенным ресивером. То есть карточка уже туда прямо втыкается.

Но рынок в этом смысле очень большой. И 99%, а то и, наверное, все 100% телевизоров, которые продаются в нашей стране, – это ещё телевизоры, которые не имеют этой возможности практически. Давайте попробуем развить этот проект. Естественно, что не обязательно на нашей элементной базе. У нас нет такой элементной базы. Но хотя бы вот новый продукт «слепить», который имел бы спрос и внутри страны, и за её пределами с учетом того, что значительная часть телевизионных приёмников даже очень хорошего уровня, которые не имеют этих возможностей, устаревает моментально. Выходили с этими предложениями ряд структур, и международных структур, надо вернуться к этому вопросу.

Программирование тоже важный вопрос. Сергей Борисович говорил по поводу того, что нужно законченные программы создавать – это правильно. Это лучше, чем заниматься оффшорным программированием. Но всё же, на мой взгляд, лучше заниматься оффшорным программированием, чем просто уезжать за границу. Потому что мы перед собой ставили ряд задач. Задача самая первейшая – просто сохранить своих программистов, чтобы они работали в нашей стране. И вот для этих целей этот инструмент работает. Но в интересах страны, конечно, чтобы они получали заказы на создание законченных программных продуктов, которые бы использовались для нашего государства, для целей, существующих в нашей стране.

По поводу спецпотребителей, мне кажется это интересная идея, и я хотел бы, чтобы Правительство этот вопрос проработало. Уверен, что спецпотребители этому не обрадуются, но, во всяком случае, это возможность радикально упростить ситуацию. Если ты ресурсом обладаешь, но им не пользуешься – плати деньги за него. Не сиди, как собака на сене. Или отдай. Но нужно, естественно, подумать о размере этой платы. Она должна быть разумная, но достаточная. Для того, чтобы побудить либо к использованию, либо к передаче соответствующего права.

Как я уже сказал, я пишу по итогам сегодняшнего нашего президиума поручение с учетом того, что мы с вами обсуждали.

Особое внимание обращаю на электронный документооборот, на «электронное правительство», на административные регламенты. Стыдно, мы, развиваясь по другим направлениям, здесь просто реально отстаём.

Отдельно хотел бы, чтобы мы не растеряли те преимущества, которые получили за последнее время, поэтому вопросы, связанные со школами, учебными центрами Министерства обороны, медицинскими учреждениями, я буду контролировать лично.

Всего вам доброго и до свидания.

Пресс-служба Президента России

Версия для печати
Главное