Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
1 сентября 2010 | Архив

Президент: развитие образования должно стать частью модернизации экономики

На совместном заседании Госсовета и Комиссии по модернизации экономики России обсуждались перспективы развития профессионального образования.

Дмитрий Медведев отметил, что ряд документов, принятых в последние годы, улучшили ситуацию в образовательной сфере. Это, в частности, законы об автономных учреждениях, едином государственном экзамене, переходе на двухуровневую модель высшего образования, создании инновационных предприятий на базе вузов. В стране созданы современные ресурсные центры регионального и межрегионального значения, обновилась материально-техническая и информационная база значительного числа ведущих вузов.

Говоря о профессиональном образовании, глава государства отметил, что большое значение для его развития имеет принцип софинансирования. Дмитрий Медведев призвал представителей бизнес-сообщества к участию в программах софинансирования, поскольку именно предприниматели должны формировать профессиональный заказ на будущих специалистов. В связи с этим необходимо завершить разработку профессиональных стандартов, создать систему обязательной общественно-профессиональной экспертизы, обеспечить рынок высококвалифицированными кадрами, которые по-настоящему интересны работодателям и готовы к участию в модернизации экономики. Кроме того, глава государства отметил важность непосредственного сотрудничества учебных заведений разных уровней с работодателями. Такой опыт накоплен во многих регионах, и пришло время использовать его в масштабах всей страны, подчеркнул Дмитрий Медведев.

Кроме того, глава государства призвал обратить особое внимание на рациональность расходования государственных средств при подготовке специалистов. Такая подготовка должна вестись с учётом реальных потребностей в условиях модернизации экономики. Для переориентации профессионально-технического образования на нужды перспективных производств необходимы регионально-отраслевые прогнозы потребности в кадровых ресурсах.

Президент также указал на необходимость соблюдения принципа непрерывности профессионального образования и разработки программ переподготовки для преподавателей, в том числе с использованием опыта международного сотрудничества. По мнению главы государства, важно развивать систему подготовки специалистов в зарубежных учебных заведениях с применением стажировок, обменов, а также приглашать ведущих зарубежных учёных и исследователей для работы по долгосрочным контрактам. Такого рода опыт должен быть поставлен на поток, подчеркнул Президент.

Дмитрий Медведев поздравил участников заседания с десятилетием с момента создания Государственного совета.

Стенографический отчёт о совместном заседании Государственного совета и Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде чем перейти к запланированной повестке дня, мне хотелось бы поздравить всех присутствующих с 10-летием с момента образования Государственного совета России. С момента создания Государственного совета главы регионов получили дополнительную возможность влиять на выработку стратегических решений в нашей стране, стратегических направлений государственной политики. И очень многие решения, которые впоследствии появились, были результатом этой совместной работы. Они легли в конечном счёте в основу законов, указов Президента, постановлений Правительства, да и ваших решений, которые вы впоследствии принимали в своих территориях.

За эти 10 лет вся деятельность Государственного совета была направлена на развитие нашей страны. Было рассмотрено более 100 вопросов, причём абсолютно разного калибра: от обсуждения государственной символики до крупных программ и документов по внутренней политике.

Я рад видеть здесь и действующих членов Государственного совета, и всех, кто работал в Государственном совете, всех, кто участвовал в принятии жизненно важных решений в этот период. Самое главное, что мы смогли сделать, это сохранить единство страны, укрепить правовое поле нашей работы, задать ориентиры для развития государства в будущем. Это, наверное, самое важное. Мы добились подъёма национальной экономики и в результате этого смогли выдержать натиск глобального экономического кризиса.

Качественно изменилась и жизнь наших людей. Я уверен, что мы и в дальнейшем с вами будем заниматься этими вопросами. Именно поэтому мы с вами сегодня рассматриваем тему, имеющую непреходящее значение для развития страны, – тему образовательную, приоритеты профессионального образования, которые влияют на развитие нашего государства, на развитие экономики, социальной сферы. Поэтому впервые заседание Государственного совета проходит совместно с Комиссией по модернизации и технологическому развитию экономики. Тем более что мы находимся в преддверии начала очередного учебного года, и поэтому также сегодня будем говорить об образовании. Все вы готовите свои территории к началу учебного года, школами занимаетесь, средними специальными учебными заведениями, высшими учебными заведениями, поэтому такой разговор абсолютно актуален и по этим соображениям.

Я напомню также, что контуры развития профессиональной нашей системы образования были намечены практически 10 лет назад в концепции модернизации образования. Позднее эта тема дважды, в 2001 и в 2005 годах, рассматривалась на заседании Государственного совета, но она столь важна, что, конечно, с определённой периодичностью мы к ней обязаны возвращаться, и сегодня будем этим заниматься также.

В рамках национального проекта «Образование» также были созданы условия для повышения качества работы учреждений профессионально-технического образования, были заложены принципы, на которых эта система должна развиваться, а, на мой взгляд, один из важнейших принципов здесь, помимо собственно методологических, дидактических, – принцип экономический, принцип софинансирования. Потому что ещё тогда мы определили, что без софинансирования профессионально-техническое образование не может развиваться полноценно, и в этом софинансировании должны принимать участие как государственные бюджеты, так и представители бизнеса, которые, собственно, и являются основными заказчиками кадров профессионального образования.

Были приняты специальные законы, которые заложили основу модернизации профессионально-технического образования. Кроме того, были приняты акты общего порядка, которые непосредственно также влияют на ситуацию в этой сфере. Я имею в виду закон об автономных учреждениях, о едином государственном экзамене, о переходе на двухуровневую модель высшего образования, о создании на базе вузов инновационных предприятий.

В целом в рамках образовательной реформы было создано семь федеральных университетов, 29 вузов получили статус национальных исследовательских университетов, были созданы современные ресурсные центры регионального и межрегионального значения, обновилась материально-техническая и информационная база значительного числа ведущих вузов нашей страны.

Вообще, когда мы сейчас говорим об образовании, то мы понимаем, что оно сильно изменилось. Типично для ситуации жаловаться на недостаток финансирования. Собственно говоря, это не только наша национальная черта. О недостатке финансирования в образовании говорят практически в любом государстве мира. С другой стороны, за последние годы мы смогли сконцентрировать в системе образования огромные ресурсы. Я только напомню, что в прошлом году консолидированный бюджет системы образования, причём без частных вкладов граждан, составил триллион 750 миллиардов рублей. Это очень большие деньги, даже для такого крупного государства, как Россия. В этом году он практически на 100 миллиардов больше, то есть триллион 850 с лишним миллиардов. И такими деньгами необходимо правильно распоряжаться.

Тем не менее тех решений, которые принимались, недостаточно. Для полномасштабной модернизации образования требуются новые шаги. Нам нужно окончательно расчистить основу для развития профессионального образования и встроить профессионально-техническое образование в развитие тех процессов, которые идут в нашей стране, прежде всего в процесс модернизации. Причём ключевым ориентиром должно стать высокое качество подготовки во всех звеньях: и в начальном, и в среднем, и в высшем профессиональном образовании. Бизнес-сообщество должно формировать профессиональный заказ на будущих специалистов. Для этого необходимо завершить разработку профессиональных стандартов, создать систему обязательной общественно-профессиональной экспертизы, обеспечить рынок высококвалифицированными кадрами, теми кадрами, которые по-настоящему интересны рынку, которые реально востребованы работодателями и которые, конечно, подготовлены для участия в модернизации нашей экономики.

Одной из важных задач является создание так называемых цепочек в сфере образования, а именно цепочки лицей-колледж-университет, участники которой работают в непосредственном контакте с работодателями. Такой опыт есть уже во многих регионах. Я хотел бы пригласить участников нашего совместного заседания к обсуждению этой темы, его пришло время использовать и в масштабах всей страны. Считаю, что это станет дополнительным стимулом к развитию и обновлению многих учебных курсов и программ, к профессиональному росту педагогических кадров.

Особое значение имеет, конечно, взаимодействие вузов с промышленностью, организациями фундаментальной и прикладной науки, в том числе в процессе создания совместных малых инновационных предприятий. В настоящее время, кстати сказать, в рамках реализации соответствующего закона, который был принят в прошлом году, в Минобразования поступило 507 уведомлений о создании хозяйственных обществ на базе 135 вузов и научных учреждений. Но мне бы хотелось понять, какие из них уже в настоящий момент работают, и надеюсь, что об этом скажут и Министр, и выступающие.

Мы должны признать также очевидную вещь: несмотря на то, что мы тратим большие деньги на наше образование, несмотря на то, что мы привыкли гордиться хорошими основами, которые были заложены много лет назад в систему государственного образования в нашей стране, наша система образования слабо конкурентоспособна. И в этом убеждаешься, не только посещая ведущие иностранные университеты и учреждения среднего профессионального образования, но и просто исходя из того, как котируется значительная часть наших университетов, не говоря уже о средних профессиональных учебных заведениях в мире. Здесь ещё очень много работы.

Система профессионального образования у нас остаётся несбалансированной по уровням и в значительной мере неэффективной по расходованию бюджетных средств. Очевиден тот перекос, который образовался в начале 90-х годов в силу самых разных причин, социальных, демографических, экономических, перекос в сторону высшего образования. И очевидная нехватка специалистов, выпускников начального и среднего профессионального образования.

Я помню, меня искренне удивила ситуация, когда я посещал одно из таких очень продвинутых, современных ПТУ, выпускники которого занимаются впоследствии вопросами обслуживания наших трубопроводных систем. Это современное профессиональное учебное заведение. Я посмотрел на тех, кто там учится. Один товарищ меня просто заинтересовал. Сидит такой дяденька, лет 27, наверное, 29. Я подошёл, спросил, что он здесь делает. Он говорит: «Я учусь, у меня есть высшее образование, оно мне не нужно. Мне уже много лет, я хочу получить образование в ПТУ. Я буду получать после этого профессионально-технического учебного заведения нормальные деньги для того, чтобы содержать себя и семью». Вот такой абсолютно рафинированный пример того, как мы нерационально расходуем деньги на подготовку специалистов, люди сначала идут, учатся в университетах, а потом получают совсем другое образование. И, во-вторых, это пример того, как девальвировалось, соответственно, высшее образование, а, с другой стороны, что нужно делать в направлении укрепления среднего специального образования.

Подготовка специалистов должна вестись с учётом реальных потребностей экономики в условиях модернизации нашей экономики. Чтобы профессионально-техническое образование было переориентировано на нужды перспективных производств, нужны регионально-отраслевые прогнозы потребности в кадровых ресурсах. То есть нужен чёткий заказ: сколько специалистов, какого уровня, какой квалификации требуется в масштабах страны. И ответ на этот вопрос должно дать государство вместе с предпринимательским сообществом.

Один из ключевых принципов развития профессионального образования – его непрерывность. Сегодня наша страна в разы отстаёт от стран Организации экономического сотрудничества и развития по охвату взрослого населения непрерывным образованием. Также необходимы дополнительные программы переподготовки для преподавателей, в том числе с использованием опыта международного сотрудничества. Важно, безусловно, развивать и систему подготовки специалистов в лучших зарубежных учебных заведениях. Речь идёт о практиках, о стажировках, об обменах, о приглашении ведущих учёных и исследователей для работы по долгосрочным контрактам. И такого рода опыт должен быть поставлен на поток. Это не должны быть единичные исключения. Иностранные преподаватели не должны быть экзотикой, на которую сбегается посмотреть вся студенческая братия. Надо вспомнить, как это было в дореволюционной России: значительной частью преподавательского корпуса были иностранцы. И не потому, что наши были плохие, а просто потому, что необходим образовательный обмен.

Да, сейчас есть возможности интернет-образования, дистанционные возможности. Но как человек, который довольно долго занимался преподавательской деятельностью, могу сказать, что ничто не заменит непосредственного общения со студентами. Только таким образом можно увлечь людей, объяснить им подчас очень сложные вопросы, которые трудно уяснить из книг или даже во время обучения на дистанционном уровне.

Хотел бы также услышать от вас, как идёт передача учреждений начального профессионального образования и среднего профессионального образования на региональный уровень. Такая задача ставилась. Конечно, она связана с финансовыми проблемами, но делать это необходимо, потому что невозможно командовать учреждениями начального и среднего профессионального образования из Москвы. Это дело регионов и муниципалитетов.

Пожалуй, достаточно для вступительного слова. Давайте заслушаем доклады, а после этого я предоставлю право выступить всем, кто захочет. Сразу предупреждаю, я не пойду по списку. Если есть желание что-то сказать, желательно это делать, периодически отрывая глаза от бумажки. Министр образования и науки Андрей Александрович Фурсенко.

А.ФУРСЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания!

В решении задачи перехода от антикризисных мер к комплексной модернизации российской экономики система профессионального образования может и должна сыграть особую роль. Ей предстоит не просто встроиться в инновационную систему, но стать локомотивом, движущей силой изменений.

Опыт и результаты нацпроекта позволили отработать эффективные инструменты развития, современные проектные и организационно-финансовые механизмы. Сегодня начинается этап, когда эти инструменты должны начать эффективно работать на всей системе профобразования. При этом её будущий облик возможно сформулировать только в совместной работе с регионами, отраслевыми лидерами, профессионально-общественными объединениями. Ключевые вопросы на этом этапе – это: чему учить, как этому учить и как оценивать успешность и качество подготовки достижения поставленных целей и новых результатов, правильность выбранного пути.

Вопрос «чему учить» в условиях перехода к инновационному развитию требует от нас знания о предстоящих структурных изменениях экономики, мировых трендах, точках возможных технологических прорывов, об областях нашей потенциальной и глобальной конкурентоспособности и лидерства в первую очередь по приоритетам, которые определены Комиссией по модернизации. И значит, как сказал только что Дмитрий Анатольевич, необходим качественный долгосрочный прогноз социально-экономического и научно-технического развития в увязке с обеспечивающими этот прогноз кадровыми потребностями.

Выстраивая стратегию инновационного развития, мы исходим из того, что образование не может оставаться только услугой, удовлетворяющей текущие запросы, и даже не может пассивно откликаться на запросы будущего. Оно обязано быть инициатором изменений, в том числе в бизнес-среде и в общественном сознании. При этом только тесное сотрудничество с лидерами науки и бизнеса позволяет формировать компетенции, требуемые для модернизации в приоритетных отраслях, и тем самым ответить на вопрос, чему учить.

Успешное решение второго не менее важного вопроса «как учить» тоже требует тесного сотрудничества с работодателями. Речь идёт, во-первых, об обновлении образовательных стандартов, то есть требований к результатам, условиям и структуре программ всех уровней профобразования. Именно эти пункты заложены в новом законе об образовательных стандартах. Такое обновление должно осуществляться на основе современных требований к профессии, сформулированных работодателями и создаваемыми ими саморегулируемыми организациями. Хотя сегодня нормативно и закреплено участие бизнеса в разработке образовательных стандартов, успехи, достигнутые при этом в области информационно-коммуникационных технологий, атомной энергетики, авиации, являются, скорее, исключениями, чем правилами. Бизнес недостаточно активно работает в формировании как квалификационных требований, так и требований к образовательным стандартам. И мы очень надеемся, что более активную часть работодателей в деятельности Общественно-профессионального совета по стандартам, который был создан в соответствии с постановлением Правительства, изменит к лучшему ситуацию в принятии, доработке проектов федеральных образовательных стандартов, в их экспертизе.

Не менее важным, чем обновление стандартов, является вопрос комплексной модернизации всей сети профобразования и интеграции с ведущими научными организациями и бизнес-структурами. Эффективным и дающим быструю отдачу инструментом интеграции должно стать активное участие студентов в работе профильных предприятий, научных институтов, что позволит этим студентам лучше подготовиться к реальной работе, а работодателям заранее оценить потенциал возможных сотрудников. Сегодня эти требования включаются как обязательные в новые федеральные госстандарты на всех уровнях профобразования. Однако если в невузовском секторе, в начальном и среднем профобразовании, такие связи налажены и, в общем, налажены неплохо, то для вузов это пока серьёзнейшая проблема. Я могу сказать, что здесь есть положительные примеры. Например, очень интересное сотрудничество «КамАЗа» с Казанским авиационным институтом. Но такие примеры сегодня – исключение. В то же время, если ведущие предприятия, общественные институты, госструктуры не заинтересованы в выпускниках того или иного вуза, то, строго говоря, такой вуз и не нужен. Он должен быть либо интегрирован с более успешным и востребованным учебным заведением, либо реорганизован, либо просто закрыт.

В соответствии со спецификой и дифференциацией новых задач, решаемых на всех уровнях профобразования, мы начали серьёзные изменения сети образовательных учреждений. Я могу сказать, сегодня в самых разных конкурсах, которые связаны с взаимодействием высшей школы с реальным сектором экономики, с развитием инновационной инфраструктуры, с привлечением к образованию ведущих учёных, получением научных грантов на привлечение таких учёных в наши университеты, участвует не более трети российских вузов. Побеждают ещё меньше. И учитывая это, а также оценки работодателей, можно сказать, в полной мере соответствуют современным требованиям к образовательному процессу в настоящее время порядка 100-150 высших учебных заведений.

Кстати, на Ваш вопрос, Дмитрий Анатольевич, я могу сказать, что именно эти вузы и создают при себе малые предприятия, именно вокруг них всё происходит. Либо они участвуют во всём, либо вокруг них ничего не происходит. И, кстати, эти предприятия, которые созданы, реально работают.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сколько их работает, Андрей Александрович?

А.ФУРСЕНКО: По нашим оценкам, реально работают, производят продукцию сегодня как минимум процентов 75-80 из тех, которые уже созданы. Это хорошая цифра.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть это сколько? Штук 150?

А.ФУРСЕНКО: Нет, 507, Вы сказали. Мы считаем, что где-то 350-400 уже сегодня активно работают.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

А.ФУРСЕНКО: Потенциал лидеров, то есть тех, кто ориентирован на задачи развития, задачи подготовки качественных кадров для новой экономики, должен быть максимально использован для ускорения оптимизации сети. Парку лидеров необходимо концентрировать ресурсы, передавать им под управление образовательные учреждения, которые не соответствуют требованиям заказчиков. А заказчиками являются регионы, отраслевые ведомства, наука, бизнес. Главный заказчик – это сами учащиеся, которые хотят быть востребованными после того, как закончат учебное заведение.

Аналогичные подходы к концентрации ресурсов должны реализовываться и во вневузовском секторе профессионального образования. При этом соцподдержка, соцзащита должны быть выведены в отдельную задачу и целенаправленно решаться на местном уровне через адекватные структуры и механизмы, а не навешиваться в нагрузку на систему профобразования. Конечно, учреждения профтехобразования, в том числе начального, должны заниматься воспитательной работой, но они при этом не должны превращаться в «камеры хранения» для трудных подростков.

Очевидно, что ведущая организационная роль в развитии вневузовского сектора – за региональным уровнем власти в тесном взаимодействии с отраслями, приоритетными для социально-экономического развития, в первую очередь для социально-экономического развития данного региона.

Для поддержки инициатив с мест в этом направлении мы предлагаем распространить инструменты комплексных проектов модернизации образования, которые себя нормально показали в ходе нацпроекта, на систему профподготовки кадров. Речь идёт о выделении на конкурсной основе субсидий тем регионам, которые предложат программу модернизации систем начального и среднего профобразования, обеспечивающую подготовку квалифицированных рабочих и технических специалистов. Создание в рамках нацпроекта «Образование» совместно с регионами-работодателями более 300 ресурсных центров вневузовского образования показало востребованность и эффективность таких программ. Я, тоже предваряя Ваш вопрос, Дмитрий Анатольевич, могу сказать, что большая часть этих центров не только готовила нормальных рабочих, но и активно участвовала в переподготовке людей, когда начался экономический кризис.

Уважаемые коллеги! Проблемы в сфере образования сегодня усугубляются сильным демографическим спадом, уменьшением числа учащихся, а значит, и дефицитом молодых специалистов, приходящих в экономику. Ситуация начнёт улучшаться только к концу этого десятилетия, а это значит, что модернизация экономики требует существенного расширения образования и переподготовки взрослых. Нужны современные модели организации непрерывного дополнительного образования, которое обеспечивает готовность работников переходить на новые места, получать новые квалификации.

Кроме того, образованию надо более гибко ориентироваться на возрастающий спрос населения на программы, связанные не только с профессиональным, но и с личностным ростом, с развитием гуманитарных знаний и компетенции. Мы знаем, как много народа сегодня интересуется получением дополнительных знаний в иностранных языках, в искусстве, в культуре. И эти вещи тоже может дать сегодняшняя высшая школа, тем более что там происходит де-факто уменьшение образовательной нагрузки на преподавателей в связи с уменьшением роста студентов. Но для этого требуется новое качество преподавания.

Реализуемых сегодня проектов по привлечению в профобразование ведущих преподавателей и учёных, в том числе из-за рубежа, недостаточно. Нужно обеспечить большую мобильность и ротацию кадров, как преподавателей, так и руководителей учреждений, привлечь в эту сферу успешных людей из науки и бизнеса. Например, один из вопросов, который, наверное, надо обсудить, это вопрос о возможности ограничить время пребывания руководителей образовательных учреждений в должности в одном и том же университете, в одном и том же образовательном учреждении. Одновременно необходимо к аттестации преподавателей, к обновлению квалификационных требований к преподавателям привлекать работодателей будущих выпускников.

Уважаемые коллеги, успех модернизации образования неразрывно связан с эффективным измерением правильности наших действий. Сегодня, несмотря на все вопросы к нему, единственный достоверный, объективный, независимый инструмент оценки качества образования – это единый государственный экзамен. Мы ставим перед собой задачу, чтобы такой механизм применялся на всех уровнях образования. И при этом мы должны соотносить наши действия с международными требованиями, а значит, на государственном уровне принимать участие в ведущих международных сопоставительных исследованиях, расширять общественную экспертизу и заниматься оценкой не только профессиональной компетенции, но и вклада всех уровней образования, в том числе профессионального, в социальное развитие.

И в завершение я хочу ещё раз подчеркнуть: при переходе на инновационный путь развития важно модернизировать профессиональное образование в целом, включая невузовское. И, может быть, даже в большей степени делая сегодня упор именно на невузовское образование, неуниверситетское. Если мы хотим, чтобы последнее было действительно привлекательным, надо создавать современные образовательные учреждения принципиально нового типа, которые дают качественную подготовку высококвалифицированных рабочих и технических кадров, реально востребованных ведущими предприятиями инновационного сектора. Такими предприятиями, в которых люди хотели бы работать, даже некоторые из тех, кто уже получил высшее образование. Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Андрей Александрович, одна вещь, которую Вы сказали, зацепила меня – ограничить пребывание в должности. Я согласен, нездорово, когда, скажем, жизнь меняется, страна меняется, в одной стране жили, в другой стране живём, а, допустим, какую-то научную организацию возглавляет один и тот же человек. Образовательную, допустим, систему. Но, с другой стороны, нельзя этот эксперимент или эту позицию механически распространять на все должности, ведь, например, заведующим кафедрой или лабораторией, сектором каким-нибудь может быть очень молодой человек. И что, через короткое время мы должны его обязательно поменять? Как это видится из Министерства? Это всё-таки не ротация должностных лиц на государственной службе, что действительно необходимо. Как здесь избежать ошибок?

А.ФУРСЕНКО: Дмитрий Анатольевич, в плане предложения я считаю, можно рассмотреть вопрос исключительно о руководителях образовательных учреждений, причём одного и того же. На самом деле было бы очень неплохо, если бы ректор успешного вуза после пребывания в своей должности два, может быть, три срока, имел бы возможность и был бы мотивирован на то, чтобы перейти и возглавить какой-то другой вуз. Это позволило бы усилить всю систему в целом и при этом дало бы возможность двигаться вперёд тем людям, которые в этом вузе уже выросли.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть речь идёт только о руководителях образовательных учреждений?

А.ФУРСЕНКО: Только о руководителях учреждений высшего и, может быть, среднего профессионального образования.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это, безусловно, проще, хотя здесь тоже, мне кажется, абсолютно механического подхода быть не должно. Ладно. Спасибо. Содоклад руководителя рабочей группы Государственного совета, губернатора Томской области Виктора Мельхиоровича Кресса.

В.КРЕСС: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Уважаемые участники заседания!

Сравнивая государственную политику в сфере профессионального образования в 90-е годы прошлого века и нынешнюю, могу констатировать существенное различие. За эти годы значительно выросли бюджетные расходы на образование, ощутимо увеличились зарплаты в этой сфере, внебюджетные фонды многих университетов стали сопоставимы с бюджетными. Сформировались региональные рынки образовательных и интеллектуальных услуг. Большинство российских семей ориентирует своих детей на получение, как правило, высшего образования. Часть из них даже готовы за него платить.

Крупный бизнес и работодатели начали участвовать в подготовке кадров для экономики регионов. Даже в условиях кризиса, когда российский валовой внутренний продукт сократился почти на 8 процентов, расходы на образование, особенно высшее, постоянно росли, за что мы, регионы, признательны федеральному центру.

Однако если ситуация в высшем образовании развивается и здесь больше вопросов к самим университетам, о чём говорил Андрей Александрович, то начальное и среднее профессиональное образование не могут быть удостоены аналогичной оценки. Эта система, выстроенная ещё в советское время исключительно по отраслевому принципу как часть планового снабжения отраслей народного хозяйства трудовыми ресурсами, слабо изменилась. Нынешняя система профессионального образования никак не соответствует ориентации на инновационную экономику. Между тем потребность в новом рабочем классе постиндустриального времени очевидна.

О проблемах начального и среднего профессионального образования. В большинстве российских регионов проявились одни и те же не радующие никого тенденции. Скажу о двух.

Первая. За последние годы с федерального на региональный бюджет переданы тысячи учреждений начального и среднего профессионального образования. Но состоялась передача только текущего финансирования. Настоящая же регионализация предполагает и передачу инвестиций для модернизации сети. Поэтому в этой системе мало что принципиально поменялось.

Новый опыт в начальном и среднем профессиональном образовании в регионах можно пересчитать по пальцам. Эксперты в качестве новаторов в этой сфере называют Республику Татарстан, Красноярский край, Тверскую, Липецкую, Томскую области. Однако признаюсь честно, все томские инновации на этот счёт не так уж велики, как хотелось бы. Да, у нас созданы многопрофильные и многоуровневые учреждения, да, работают единые ресурсные центры, есть опыт привлечения средств работодателей в подготовку специалистов в колледжах и техникумах. Внедрить подобную практику способны и другие регионы без участия федерального центра. Однако этого недостаточно для модернизации всей системы.

На наш взгляд, было бы целесообразно при подготовке инновационных программ развития госкорпораций предусмотреть кадровый блок по подготовке высококвалифицированных рабочих, как это сделано у нас в Томске Транснефтью, где готовят рабочих для эксплуатации нефтепроводов Сибирь – Тихий океан. По-моему, пример, Дмитрий Анатольевич, Вы называли наш.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ваш.

В.КРЕСС: Вторая тенденция. Начальное и даже среднее профессиональное образование стали непрестижными в обществе. «Если будешь плохо учиться в школе, отдадим тебя в ПТУ», – говорят в достаточно благополучных семьях. Отправляют учиться в учреждения системы начального профессионального образования детей из неблагополучных семей, дабы занять время либо до армии, либо до замужества. Многие не считают, что в этих учреждениях можно получить профессию. Да и само название – начальное профессиональное образование, – скажем прямо, особого доверия не вызывает. Как следствие – снижение числа обучающихся, об этом свидетельствует статистика, предложенная к совещанию, отток молодёжи, особенно из сельских территорий, вымывание молодых качественных преподавателей, полупустые, обветшалые здания НПО, устаревшее оборудование, особенно в сельской местности. Учим почти повсеместно механизаторов на технике, которая осваивала 50 лет назад целину.

Справедливости ради надо сказать, что есть и другие, пока ещё, правда, единичные примеры. Опять же это там, где в подготовке кадров заинтересована серьёзная экономическая структура. Так, в Тайгинском железнодорожном техникуме, в Томском в этой же системе конкурсы при поступлении выше, чем в самые престижные вузы.

Регионам самим не изменить описанную ситуацию без помощи федерального центра. Хочу внести предложение на этот счёт. Нужно продолжить национальный проект «Образование» в части начального и среднего профессионального образования. Позитивный эффект этого проекта, пожалуй, никто не станет сегодня оспаривать.

Руководителям российских регионов нужно не менее внимательно относиться к колледжам и техникумам, чем к средним школам. Нужны подобно национальному региональные проекты развития начального и среднего профессионального образования. Для этого в регионах надо находить деньги в наших бюджетах.

Необходимо изменить нормативную базу. Всё, что наработано сегодня в законодательном плане по вузам, а это и возможность создания при них малых предприятий, и частногосударственное партнёрство, и договоры с госкорпорациями и бизнесом, должны быть перенесены в систему начальной и средней профессиональной подготовки.

На наш взгляд, на законодательном уровне необходимо внести изменения и не облагать налогом зарабатываемые училищами средства. Пусть они их направляют на рост заработной платы и укрепление материальной базы. Нужно дать возможность объединению университетов с колледжами и техникумами. Очень хороша идея прикладного бакалавриата, где 50 процентов обучения занимает производственная практика. И разрешить финансировать эти комплексы из разных уровней бюджетов.

Таким образом, и власть, и университеты, и бизнес должны считать модернизацию профессионального образования своим кровным делом. Хорошо бы объявить федеральный конкурс на лучшую региональную программу по модернизации системы профтехобразования.

И ещё скажу об одном. Мне очень нравится Ваша идея, Дмитрий Анатольевич, о создании в каждом федеральном округе президентского лицея. Многим кажется, что это не вполне по теме. Думаю же ровно наоборот, так как при формировании концепции президентского лицея можно было бы соединить модели новой школы и модернизацию начального профессионального образования, ведь для инновационной экономики нужны не только специалисты с высшим образованием. Мы в Томске готовы к проведению этого эксперимента и учреждению, если доверите, президентского лицея.

Коротко о высшем образовании. Многие губернаторы, члены Комиссии по модернизации экономики, уже побывали во многих наших томских университетах, где соединились университеты, бизнес-инкубаторы, наукоёмкие предприятия и технико-внедренческая зона. Об этом я сегодня говорить не буду. Как это бывает обычно, при решении одних проблем возникает веер новых. Я хочу в телеграфном стиле внести несколько новых предложений по решению этих проблем.

Предлагаю разработать и реализовать пилотный проект по созданию в нескольких российских регионах консорциумов университетов и научных организаций как модели интеграции образования, науки и наукоёмкого бизнеса. К примеру, для нашей области подсчитано, что результатом реализации подобного проекта станет расширение пояса инновационных предприятий как минимум на 200 компаний, создание в течение пяти лет не менее 150 конкурентоспособных технологий для коммерциализации, появление нескольких тысяч рабочих мест для специалистов новой экономики.

Предлагаю внести дополнение в 217 Федеральный закон, связанный с возможностью использования упрощённой системы налогообложения для предприятий, созданных при вузах. Также вузы должны иметь возможность приобретать акции или доли ранее созданных при них инновационных предприятий. Предлагаю внести изменения в 94-й Федеральный закон по закупкам для выполнения научно-технических проектов по заказу бизнеса. Без таких изменений частно-государственное партнёрство может остаться на бумаге.

И в заключение. Для модернизации профессионального образования сейчас, как это ни покажется странным, наступает самое подходящее время, в том числе по демографическим причинам. В течение ближайших 8-9 лет будет значительно снижаться доля обучаемых, а значит, нагрузка на бюджет. Россия в ближайшие годы будет терять по миллиону студентов в год, а к 2013 году число студентов уменьшится на 25 процентов. Таким образом, высвободится 100 тысяч преподавателей. Большая часть из них и могла бы составить костяк будущей модернизированной системы начального и среднего профессионального образования.

И совсем последнее. На XIII Инновационном форуме в этом году в Томске было объявлено о создании ассоциации инновационных территорий при соучредительстве Академии народного хозяйства и Роснано. Заявились пока восемь российских регионов. Эта ассоциация могла бы способствовать и содействовать не только процессу появления и развития огромного числа инновационных предприятий, но и стать своего рода генератором проектов и идей, в том числе и в сфере профессионального образования. Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Виктор Мельхиорович. Коллеги, кто хотел бы продолжить? Пожалуйста.

О.БЕТИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания!

Подготовка профессиональных кадров всегда была проблемой из проблем, поэтому мы поддерживаем сформулированные в докладах и материалах Комиссии предложения. Со своей стороны, мы также внесли предложения по конкретизации ряда подходов и созданию механизмов их внедрения в практику. Поэтому я в своём выступлении остановлюсь лишь на двух проблемах. Во-первых – на перспективности, на наш взгляд, создания интегрированных научно-образовательных центров, которые бы объединяли внутри себя науку, учреждения высшего и среднего специального образования и производственные предприятия, которые непосредственно участвуют в осуществлении инновационных разработок. Эти подходы могли бы стать приоритетными при проведении преобразований. По нашим предложениям уже получена поддержка в создании такого аграрно-профильного центра в городе-наукограде Мичуринске со стороны Министерства образования и науки, сельского хозяйства и Россельхозакадемии. Надеемся на принятие соответствующего решения Правительством России. В стадии проработки находится также объединение, создаваемое на базе Тамбовского государственного технического университета.

Эти предложения учитывают особенности экономики области, её кадровый потенциал и направлены на выполнение разработанной стратегии развития региона. Думаем, что такой подход мог бы быть полезен и для других регионов.

Считаю также очень важным, особенно для создания прикладного бакалавриата, принятие специальной федеральной программы по развитию современной межвузовской библиотечной системы на основе новых информационных технологий. Сегодня с библиотеками в вузах очень сложная ситуация.

И, во-вторых, для выполнения задач инновационного развития было бы целесообразным введение федерально-регионального механизма реализации государственного заказа на подготовку кадров. Сегодня в силу разобщённости разных уровней управления в профессиональном образовании это невозможно. С этой целью территориальные структуры управления образованием субъектов Федерации могли бы быть наделены статусом уполномоченных органов Минобрнауки в регионах, что касается федеральной составляющей, и, самое главное, нести полную ответственность за качество подготовки кадров, специалистов всех уровней в регионе. Данные предложения ускорили бы создание системы подготовки кадров новой формации. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Олег Иванович, знаете, Вы про библиотеки сказали. Я просто о чём думаю. Понятно, что библиотеки сейчас существуют реальные и виртуальные, электронные. Но проблемы реальных библиотек понятны: закупка книг, новых, современных, книгообмен. Что касается проблем электронных библиотек, то посмотрите, как они зачастую выглядят в университетах: каждый университет запирает свою библиотеку на ключ. То есть если я, например, не отношусь к соответствующей студенческой части или не отношусь к преподавателям этого университета, то я туда зайти не могу зачастую. Вообще-то, это плохо. Эти библиотеки, если уж так разобраться, в государственных университетах – это наше с вами национальное достояние. И то, что университеты запрещают к ним доступ, это неправильно. Я хотел бы обратить ваше внимание как руководителей субъектов и обратить внимание ректоров университетов. Надо делать свободный доступ. Я понимаю, это ещё нагрузка на серверы, вопрос закупки правильного оборудования. Это можно решить. Но закрывать свои библиотеки для студентов и вообще всех заинтересованных наших людей, которые хотели бы, допустим, посмотреть книги из того или иного университета, а они всё-таки разные в разных местах, – это ошибка, её нужно исправить.

И ещё одна ошибка. Никита Юрьевич Белых, который сидит и пишет в «Твиттер» прямо на заседании Государственного совета (видимо, больше заняться нечем), отметил, что идея государственных президентских лицеев была его идеей. Я абсолютно с этим согласен. Эту ошибку нужно исправить. Это была Ваша идея, а не моя. Но от этого, может быть, она не становится хуже.

Кто хотел бы продолжить? Пожалуйста.

М.ПРОХОРОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мне хотелось бы поднять вопрос о подготовке высококвалифицированных рабочих кадров. Если посмотреть на систему в целом, то высшая школа, её ведущие вузы либо уже перешли на международные стандарты подготовки высококлассных специалистов, либо переходят. И с точки зрения инноваций, кому изобретать, видимо, вопрос будет решён. Но кто руками будет работать, продвигать эти инновации – мне кажется, вопрос стоит в настоящий момент крайне остро. Основная проблема существующей системы в том, что не решается вопрос массовой подготовки квалифицированных рабочих кадров.

За последние 20 лет ведущие корпорации у себя дома решили свой вопрос через корпоративные институты, договора с крупными вузами, с техникумами и ПТУ. Свой локальный вопрос они решили. Тем не менее для остальной экономики подготовка особенно новых рабочих профессий, так называемых сквозных профессий, остаётся крайне острой. Извечный российский вопрос «что делать» в данном случае распадается на три вопроса: чему учить, кого учить и как учить. Я очень кратко хочу эти вопросы охарактеризовать.

Первая проблема, которая есть в нашей стране, – у нас отсутствует национальная современная система квалификации. По современному единому тарифному справочнику профессий, он был создан в 50-60-е годы, то есть ему больше 50 лет, у нас больше 7 тысяч рабочих профессий. В странах развитых этот список состоит из 600-800. Соответственно, мы теряем огромные деньги и ресурсы на постоянную переподготовку кадров. По этому вопросу мы уже с Минздравсоцразвития в июле начали совместную работу и надеемся в I квартале 2012 года подготовить современный справочник. Он станет, мне кажется, большим подспорьем по вопросу подготовки квалифицированных кадров.

Вторая проблема, которую Вы затронули, Дмитрий Анатольевич, – это «неувязка» заказа. Я хотел бы привести цифры. Современная система подготовки готовит 70 процентов специалистов с высшим образованием, 20 – со средним и 10 – с начальным. Требования рынка сейчас таковы: 80 процентов – это начальное и среднее и 20 процентов – высшее. То есть больше 50 процентов выпускников гарантированно остаются сейчас без работы.

На вопрос, кого учить, я согласен с предыдущими докладчиками, что престиж рабочих профессий крайне низок. На государственном российском телевидении образ рабочего сейчас для всей молодёжи – это Равшан и Джамшут из «Нашей Раши». И я согласен с тем, что современное ПТУ и вообще система ПТУ или колледжей, которые сейчас их заменили, является системой перевоспитания трудных подростков. На наш взгляд, нужно разделить и отказаться от трудового обучения. Нужно отделить социальные функции и прийти к настоящему профессиональному образованию.

Другая проблема, на которую хотелось бы обратить внимание, – это разбалансированность системы образования с трудовым законодательством. Что происходит на практике? В 15-16 лет молодой человек идёт в ПТУ, в колледж, 2-3 года обучается. До 18 лет он не имеет права по трудовому законодательству пройти профильную практику на предприятии. Соответственно, когда он приходит на предприятие, то в основном убирает мусор. Стимулов для продвижения в профессии нет. В 18 лет его забирают в армию. В 20 лет, когда он возвращается из армии, его нужно готовить по-новому. Те деньги, которые потратило государство, общество, ушли практически впустую.

Соответственно, если продолжить тему о разделении образования с профессиональной подготовкой, то в современных странах обучение профессии длится от 6 до 8 месяцев. Наши же дети учатся два-три года, потому что совмещают общеобразовательную учёбу с профессиональной. И создаётся ощущение, что это трудовая повинность или трудовое воспитание, а не трудоустройство на интересную и престижную работу.

Хотелось бы также отметить, что докладчики абсолютно правильно говорили о том, что для того, чтобы ответить на вопрос, как учить, необходимы современные общенациональные стандарты и требования к современным профессиям, а также технологии и механизмы их реализации в разрезе отраслей и знаний. На наш взгляд, основная проблема учебных заведений в том, что основные фонды изношены до 90 процентов, и в балансе это не новое, современное оборудование, а это здания и старые сооружения.

Соответственно, мы передали в Комиссию и в Госсовет ряд наших предложений. Я хотел бы остановиться, может быть, на одном, которое не пересекается с предыдущими докладчиками. Мне кажется, нужно создать федеральный модульный центр, который выполнял бы для рабочих профессий две функции. Первое – являлся бы эталоном того, как и к каким профессиям нужно готовить. И второе – он бы являлся центром постоянного изучения как российского, так и иностранного опыта по системе подготовки и переподготовки рабочих профессий. При наличии этого эталона в региональных учреждениях было бы к чему стремиться. Спасибо

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Михаил Дмитриевич. Несколько моментов Вы отметили, на мой взгляд, важных. Коллеги их тоже отмечали, но, может быть, в Вашем выступлении это прозвучало более прямо.

По проблеме массовой подготовки рабочих кадров и стыковки с различного рода нормативами. Вы уже эту тему затрагивали по так называемому, если я правильно помню, ЕКТС, так они раньше назывались при советской власти – единые квалификационные тарифные справочники. Нужно обязательно их поменять. Я не знаю, в какой стадии сейчас работа идёт в министерстве. Вы сказали, что вы её начали уже делать.

М.ПРОХОРОВ: Мы совместно с Минздравсоцразвития эту работу делаем, надеемся закончить в I квартале 2012 года.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, они безнадёжно устарели, и нужно эту работу завершить в самой короткой перспективе. Это я поддерживаю.

Насчёт престижа рабочих профессий. Здесь ни убавить, ни прибавить: действительно, престиж крайне низкий. Это должна быть полноценная системная работа не только по созданию современных ПТУ, не только по созданию современных учебных пособий, по развитию практических навыков, но и работа в средствах массовой информации. Это справедливо. Она не должна быть, конечно, тупой какой-то, она должна быть современной, но очевидно, что всё, что сейчас показывают, выглядит очень кисло.

Насчёт практики только с 18 лет. Здесь мне бы хотелось тоже окончательно разобраться с тем, как применяется это законодательство, потому что, я помню, раньше почему-то всё-таки людей водили на практику в гораздо более раннем возрасте. И во время нашего обучения в школе, и впоследствии те, кто учился в ПТУ, всегда выходили на практику работать на профильных предприятиях, на профильных производствах. Сейчас это запрещено разве?

М.ПРОХОРОВ: Я приведу простой пример. Профессия – водитель. Права получают с 18 лет, а учить начинают с 15-16.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но водитель – это всё-таки оператор источника повышенной опасности. А я имею в виду обычную ситуацию не по эксплуатации источника повышенной опасности, не по вождению автомобиля, а просто на завод нельзя прийти в 16 лет, когда в ПТУ поступил?

М.ПРОХОРОВ: По высококвалифицированным профессиям, о которых мы речь ведём, существуют очень большие ограничения, порядка 70-80 процентов только с 18 лет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я тогда хотел бы, чтобы наше министерство проанализировало эту проблему. Действительно, если там такие ограничения или бессмысленные ограничения существуют, их нужно ослабить.

Пожалуйста, кто хотел бы продолжить? С этой стороны никто. Пожалуйста, давайте, Александр Сергеевич.

А.МИШАРИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета!

Я хотел бы продолжить тему начального профессионального образования, что сегодня прозвучало, действительно, на наш взгляд, очень своевременно. Тема становится ещё более актуальной в процессе реализации программы модернизации экономики, внедрения инвестиций. И на примере Свердловской области могу сказать, что если выпускников с высшим профессиональным образованием мы готовим на 15 тысяч больше, чем востребовано регионом, то с начальным образованием – на 5 тысяч меньше сегодня. И эта цифра, несмотря на то, что мы увеличиваем выпуск, не снижается за последнее время, а даже увеличивается.

При этом здесь уже достаточно много говорилось о качестве начального образования. Одним из выходов из этой ситуации мы видим развитие и создание сети ресурсных центров. Их в области сегодня создано девять по основным направлениям. На примере Первоуральского колледжа создан ресурсный центр, на базе которого создан совет предпринимателей, отрабатывается методология и программы развития, сформированы критерии к материальной базе. Сегодня этот центр у нас взаимодействует не только с ассоциацией предпринимателей, которая заключила соглашение в том числе с профсоюзами, но и с другими профессионально-техническими училищами и колледжами, которые осуществляют на их базе подготовку преподавателей и формируют программы. Этот опыт показал, что в этой части мы решаем несколько проблем. Мы, с одной стороны, имеем сегодня эффективно разработанные методики и программы, с другой – мы решаем как раз ту задачу поднятия имиджа и престижа профессии начального образования, используя и телевидение, и возможные методы. То же самое сделано в горно-металлургической отрасли.

Интересный опыт создания ресурсного центра в части развития потребительского рынка и торговли, транспортно-логистической, дорожной и строительной отраслей, социально-культурной, производства потребительских товаров и малого предпринимательства. Но мы столкнулись с тем, что на сегодняшний день практически отсутствует нормативная база.

Д.МЕДВЕДЕВ: База, Александр Сергеевич, для чего?

А.МИШАРИН: Для создания таких ресурсных центров.

Д.МЕДВЕДЕВ: Для ресурсных центров?

А.МИШАРИН: Нормативная база ресурсного центра.

Второй вопрос, с которым мы столкнулись, – это, собственно, координация ресурсных центров. И в этой части, на наш взгляд, интересен опыт создания производственных цепочек так называемых, которые здесь звучали, и привлечение к этой работе высших учебных заведений. Известно, что на Урале создан Уральский федеральный университет. Мы его позиционируем как Высшая инженерная школа, и на сегодняшний день ему поручено дальнейшее прогнозирование и разработка программ развития профессионального образования.

И третье. Здесь достаточно много говорилось о повышении эффективности работы профессиональных образовательных учреждений. В этой части, я думаю, при определении финансирования образовательных учреждений могли бы учитываться целевые показатели эффективности работы, которые выражались бы в том числе в количестве трудоустроившихся выпускников по специальности, потому что сегодня известно, например, что по Свердловской области не более 50 процентов работают по специальности. Мы говорим об этом как о данности, о факте, но опыт показывает, опыт работы с крупными корпорациями, предприятиями, если эту работу организовать правильно, а ректор должен быть в этом заинтересован, количество выпускников, работающих по специальности, значительно увеличивается.

Кроме этого, такие показатели, как научные разработки, востребованные реальным сектором экономики, и создание предприятий, о которых говорили, на наш взгляд, являются тоже важными показателями оценки эффективности. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Предложения по нормативной базе, о которых Вы сказали, если они у Вас сформулированы, тогда оформите и передайте для дальнейшей работы. Пожалуйста, кто желает добавить что-то?

Л.КОССОВИЧ: Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Госсовета, коллеги!

Второе столетие своей работы Саратовский государственный университет встречает в статусе национального исследовательского университета. Наши научные разработки тесно связаны с приоритетными направлениями модернизации экономики и технологического развития страны, при этом большое внимание уделяется медицинской технике и фармацевтике. Формы развития инновационной деятельности в вузах, которые чётко и последовательно представляются в государственной политике, можно проиллюстрировать в нашем университете следующими примерами, конечно, не единственными.

Работа с бизнесом. Нашими учёными создано нанопокрытие для лечения ожоговых заболеваний, аналогов в мире нет. И совместно с двумя российскими фирмами сейчас организуется производство на российском рынке и вне его, за рубежом. Обобщаются эти результаты на случай других медицинских направлений и даже для создания тканей и материалов для строительства.

Приглашение иностранных специалистов. Создана научная лаборатория, международный научный коллектив, который имеет лидирующие позиции в мире по разработке микро- и наноконтейнеров для адресной доставки лекарств. Руководитель этого коллектива – профессор одного из лондонских университетов Сухоруков. Также продолжается развитие инновационной инфраструктуры университета. Хотелось также отметить, что собственные разработки в образовательной деятельности по IT-технологиям привели к тому, что с 2002 по 2010 годы мы неоднократно получали золотые, серебряные и бронзовые медали, а в 2006 году стали чемпионами мира по программированию.

Но эффективное развитие НИУ, конечно, требует решения ещё очень многих задач. И одна из главных – это тесное взаимодействие с работодателями, системное взаимодействие с работодателями. И в частности, как нам представляется, это структурное объединение работодателей на разных уровнях для решения, в частности, таких задач, как организация на современной основе студенческих практик разного уровня в передовых предприятиях и за рубежом. И хотелось бы также отметить то, что проект НИУ надо рассматривать не поэлементно, а надо создавать государственную систему национальных исследовательских университетов, которая несомненно даст большой синергетический эффект. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Леонид Юрьевич, я хотел бы понять. Вы рассказывали про разработки. У Вас при вашем университете какие-то малые предприятия созданы или нет, которые этим занимаются?

Л.КОССОВИЧ: Да, национальный исследовательский университет в этом году начал разрабатывать этот проект. В качестве пилотного мы создали в этом году одно, уже апробировали все юридические основы. Сейчас создаём, уже в процессе разработки шесть предприятий по всем видам деятельности.

Д.МЕДВЕДЕВ: Кто там работает?

Л.КОССОВИЧ: Работают наши выпускники, в основном молодые специалисты.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. То есть будет шесть?

Л.КОССОВИЧ: В этом году будет 10-12.

Д.МЕДВЕДЕВ: Можно ещё раз спросить? Когда 20 будет?

Л.КОССОВИЧ: Одно создано, шесть сейчас в разработке и до конца года намереваемся ещё добавить до 10-12.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Я почему об этом говорю? Нужно активнее, конечно, всё это делать. Мы тогда целую дискуссию имели по этому поводу, и Правительство даже возражало, говорило, что это всё неактуально, ни к чему и так всё хорошо. Но потом вроде бы договорились о том, что это может быть полезно, потому что сами университеты убеждали нас в этом. Поэтому нужно активнее двигаться в этом направлении, потому что это и проблема трудоустройства, и вопросы создания новых разработок. Я обращаюсь не только к Вам, конечно, как к ректору, а вообще ко всем руководителям университетов.

Л.КОССОВИЧ: Дмитрий Анатольевич, мы как раз программу создания этих предприятий связали с программой развития НИУ.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, ладно. Хорошо. Пожалуйста, кто продолжит? Прошу Вас.

З.ШАКУРОВА: Шакурова Зумейра Мунировна – государственное автономное образовательное учреждение среднего профессионального образования, Казанский энергетический техникум.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Государственного совета Российской Федерации!

Мне бы хотелось рассказать об опыте нашего учебного заведения. В условиях растущей востребованности специалистов со средним профессиональным образованием, повышения требований к качеству их подготовки одним из условий развития среднего профессионального образования является взаимодействие с социальными партнёрами, поэтому в Республике Татарстан в 2007 году были образованы 14 образовательных кластеров. На основе соглашения о государственном корпоративном партнёрстве в области профессионального образования наш техникум совместно с вузами, центром подготовки кадров и бизнес-сообществами вошёл в состав одного из образовательных кластеров республики – энергетический. В результате была создана новая система подготовки кадров, которая строится на двух основных принципах. Это паритетное финансирование, когда подготовка студентов ведётся за счёт средств из бюджета республики и конкретного работодателя, и интеграция, когда разработка, реализация и оценка результатов программ осуществляются вместе с работодателем, с последующим приёмом выпускников на работу. В тесном взаимодействии с партнёрами по кластеру в 2008 году мы разработали и представили на конкурс нацпроектов программу по внедрению инновационных технологий в учебный процесс. Программа получила паритетное финансирование со стороны федерального и республиканского бюджетов, а также предприятия «Татэнерго». Это нам позволило создать новые учебные, учебно-производственные комплексы в первую очередь по такому приоритетному направлению, как энергосбережение, а также малой энергетике, электрическим машинам и трансформаторам. Создано 17 интерактивных и 10 компьютерных классов. На базе техникума образован ресурсный центр. Сейчас центр участвует в реализации 14 совместных проектов, в том числе и в рамках программы «Энергосбережение» Республики Татарстан.

В 2008 году Казанский энергетический техникум получил статус государственного автономного образовательного учреждения. Был образован наблюдательный совет, который возглавляет Министр энергетики Республики Татарстан, а в состав совета входят генеральные директора наших крупнейших инжиниринговых компаний «КЭР-холдинга», инвестиционного предприятия в области энергетики «ИНВЭНТ» и другие.

Особое значение в работе наблюдательного совета уделяется стратегическому развитию учебного заведения в рамках энергетического кластера. Результат такой совместной работы сегодня – это чётко спланированная целевая подготовка специалистов по заказам 16 предприятий. Это привлечение ведущих специалистов отрасли в учебный процесс и полноценно организованное производственное обучение, уроки на производстве, привлечение дополнительных источников финансирования. Можно сказать, что только в 2009-2010 годах для техникума в виде спонсорской помощи проведена модернизация и ремонт тепловых и электрических сетей, а также на капитальный ремонт спортивного зала было выделено 19,5 миллионов. Мы получили положительный опыт работы в кластере. Предлагаем развивать и распространять такой опыт интеграции учреждений в профобразование, причём не только вузов, но и техникумов с ведущими профильными предприятиями в других регионах страны. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Зумейра Мунировна, у меня такой вопрос. У вас конкурс есть? Как вы принимаете своих учеников?

З.ШАКУРОВА: На конкурсной основе. В этом году было пять человек на место.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пять человек на место?

З.ШАКУРОВА: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, хороший показатель. А сколько всего народа учится?

З.ШАКУРОВА: Около тысячи студентов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Тысяча студентов. Ну, ладно. Спасибо.

Кто хотел бы продолжить? Юрий Михайлович, пожалуйста.

Ю.ЛУЖКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Дорогие коллеги!

Я не хотел бы заниматься самоотчётами. У нас эта работа организована. И в этой организации есть несколько проблем, которые требуют, может быть, даже повышенного внимания.

Первая проблема – это комплектование наших колледжей, профтехучилищ современным оборудованием. Сегодня их уровень оснащённости – это проблема, которая приводит к тому, что мы готовим рабочий класс на отсталом оборудовании. Они не соответствуют тем условиям новых технологий в современном производстве. Это в высшей степени важная задача. И нам пришлось выделить очень большие деньги на то, чтобы переоснащаться. Тем не менее эта тема ещё очень остро звучит в наших колледжах, количество которых насчитывает 181.

Вторая тема высшего уровня важности, Дмитрий Анатольевич, это специализация профтехобразования для ребят-инвалидов, детей-инвалидов и, будем так говорить, для детей, которые имеют недостатки в своём развитии. Это особая статья. И здесь нам приходится преодолевать сложности и методологического плана, и сложности самые разнообразные по определению тех специальностей, которые более или менее пригодны для последующей взрослой работы этих детей. Сложная проблема (мне кажется, нам всем имеет смысл обратить на неё внимание) является, наверное, общей. У нас, в Москве, 26 тысяч детей-инвалидов. Примерно такой же процент по России.

И третий, последний, вопрос, который я хотел бы здесь предложить к очень внимательному осмыслению, – это новый закон, проект закона, который готовится по образованию. Там исключён термин «начальное профессиональное образование», он заменён на термин «профподготовка». «Профподготовка» – это кратковременная система, которая, по существу, не даст нам готовить нормальный рабочий класс. «Начальное профобразование» является общемировым термином, который используется везде, в том числе пропагандируется ЮНЕСКО, используется во всех законодательных актах цивилизованных стран. Мы сегодня, заменяя его на «краткосрочную профподготовку», по существу, делаем шаг назад. Мне кажется, этот вопрос имеет смысл рассматривать с предельным вниманием, когда будет приниматься закон об образовании. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. По поводу детей-инвалидов. Абсолютно правильная ремарка. Это наша всеобщая забота, в том числе при создании модели начального и среднего профессионального образования, не говоря уже о высшем.

Что касается нового закона, то мне бы хотелось, чтобы министр прокомментировал, что там. Андрей Александрович, Юрий Михайлович говорит, что там отсутствует термин «начальное профессиональное образование», он заменён на некий суррогат – профессиональная подготовка.

А.ФУРСЕНКО: Там не суррогат. Речь идёт о том, я уже говорил, что нам необходимо разделить начальное профобразование от задачи получения общего образования, и в этом плане сосредоточиться на том, чтобы получали профессиональное образование, даже начальное, те люди, которые уже получили общее образование, то есть специальные центры подготовки, во всём мире они называются vocational training. Там нет терминов «начальное» и «среднее», там есть vocational training, который, собственно говоря, и говорит о том, что люди после получения нормального общего образования получают профессиональное образование и становятся техническими специалистами. Потом, переходя в колледж, следующее образование получают, что у нас называется техникумом.

Проект этого закона сейчас обсуждается. И тот вопрос, что поднял Юрий Михайлович, окончательно ещё не решён, однако такое предложение есть. Многие представители работодателей, так же как представители образования, как раз настаивают на том, что начальное профессиональное образование в том виде, в котором оно сегодня есть, вообще уже не соответствует требованиям времени.

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, я вообще не сторонник терминологической игры – такой термин, такое понятие. Ценности в этом очень мало. Но есть опасность просто, если мы что-то поменяем, не продумав, это будет сопровождаться дальнейшей деградацией того, что мы называем сегодня начальным профессиональным образованием или профессиональной подготовкой. Дело не в термине, а в том, чтобы за этим не последовали меры по сворачиванию того, что у нас осталось, совсем скромного. В общем, я не предрешаю, что нужно сделать. Вы просто подумайте и вместе с регионами предложите оптимальную модель, с учётом, конечно, мирового опыта. Кто хотел бы добавить что-либо? Пожалуйста.

Н.ЗОЛОТАРЁВА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Государственного совета!

Я директор 10-го профессионального лицея города Липецка Золотарёва Наталья Владимировна. Наш лицей является базовым образовательным учреждением Новолипецкого металлургического комбината. И лицей ежегодно осуществляет подготовку под заказ предприятия. Обучение мы ведём по 11 образовательным программам начального профессионального образования, которое включает в себя 27 специальностей. С 2006 года на базе нашего лицея работает областной ресурсный центр машиностроительного профиля. Мы совместно с базовым предприятием и со службами занятости осуществляем дополнительное профессиональное образование по 13 профессиям. Что такое дополнительное профессиональное образование? Это профессиональная подготовка, переподготовка, повышение квалификации и опережающее обучение. Для всех учащихся нашего лицея гарантировано прохождение практики на базовом предприятии и гарантировано трудоустройство на базовое предприятие после окончания лицея.

Для оценки качества подготовки выпускников лицей у нас включён в областную систему оценки качества образования. Кроме того, руководители и специалисты комбината ежегодно у нас принимают участие в итоговой государственной аттестации. Наша совместная работа с базовым предприятием очень многогранна. Я остановлюсь на нескольких позициях.

Это совместная профориентационная работа, это дополнительная ежемесячная стипендия для учащихся от 500 до тысячи рублей в зависимости от рейтинга учащихся. Существует положение о профессиональной оценке преподавателей и мастеров. В зависимости от рейтинга преподаватели и мастера получают ежемесячно от тысячи до 5 тысяч выплаты.

Существует также система и материального стимулирования молодых кадров на базовом предприятии. Это единовременные выплаты при трудоустройстве. Если наши обучающиеся в течение месяца устраиваются на базовое предприятие, то они получают выплату 18 тысяч рублей. Кроме того, минимальная заработная плата для наших выпускников в этом году в зависимости от производства, где они работают, установлена от 14 до 17 тысяч рублей.

Наш опыт взаимодействия с базовым предприятием показал, что работодателям нужны более короткие программы, которые не включают в себя общеобразовательную подготовку, но существенно увеличивают объём и требования к практике. Вместе с этим в новом поколении профессиональных стандартов, как нам кажется, нужно укрупнить и сделать более универсальным перечень профессий, про который уже говорилось. Это позволило бы нам готовить более мобильных и востребованных специалистов. У меня всё.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Наталья Владимировна, у меня два вопроса. Первый вопрос. Вы сказали о доплатах и так далее. А какая средняя заработная плата у преподавательского состава вашего лицея?

Н.ЗОЛОТАРЕВА: Вы имеете в виду за 2010 год?

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, 2010-й, а какой Вы хотите, 2003-й, 2015-й?

Н.ЗОЛОТАРЕВА: 18 тысяч рублей, это если берём со стимулирующими.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. И второй – вот какой. У нас вообще такое образование, и я сказал об этом во вступительном слове, должно развиваться только на принципах софинансирования. Я, кстати, с вашим собственником беседовал несколько дней назад как раз на эту тему. Насколько, на Ваш взгляд, сейчас хорошо работает система софинансирования и что можно было бы здесь улучшить?

Н.ЗОЛОТАРЕВА: Вы знаете, вообще систему софинансирования трудно назвать системой софинансирования, я бы сказала, это больше социальная поддержка. Если это касается выплат преподавателям и мастерам в зависимости от рейтинга, если это касается, допустим, стипендий учащимся. Это как мотивация к обучению.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, я-то имею в виду следующее, сейчас поясню. У нас в целом профессиональное образование, так на будущее, если речь идёт, например, о государственных учебных заведениях, то они должны иметь как минимум несколько источников финансирования. Если речь идёт об учебных заведениях, которые входят уже в корпоративную систему, по сути, принадлежат частным компаниям, то тогда, конечно, это в основном инвестиции за счёт бюджета компаний. Как Вы себе это видите как директор лицея?

Н.ЗОЛОТАРЕВА: Вы знаете, очень хорошо было бы, если бы работодатель и государство софинансировали пятьдесят на пятьдесят, или хотя бы семьдесят на тридцать. Но пока такого мы не видим. Предложение такое было, но оно было не принято.

Д.МЕДВЕДЕВ: Кем?

Н.ЗОЛОТАРЕВА: Работодателем. Когда мы переходили с федерального бюджета на областной.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если работодатель сам отказался, это, в общем, его решение. Потому что мы в рамках национального проекта как раз развивали такого рода подход, он, конечно, применялся далеко не везде, но там, где он применялся, в общем-то, неплохо смогли переоснастить свои средние специальные учебные заведения во многих местах. Пожалуйста, коллеги.

В.ПОЗГАЛЁВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Конечно, сегодняшний Государственный совет вселяет уверенность, что внимание к профессионально-техническому образованию будет серьёзно изменено. Например, я бы сравнил это с тем результатом, который был с национальным проектом по образованию. Реализация национального проекта по образованию, безусловно, изменила и отношение, и позиции общего образования, и сегодня мы видим положительный результат от реализации этого проекта. Думаю, что сегодняшний Государственный совет, те задачи, которые Вы перед нами поставили, безусловно, вселят уверенность у работников этой отрасли в то, что профессионально-техническое образование востребовано и будет серьёзно поддержано государством.

В этой связи я хотел бы дополнить несколько моментов, которые сегодня прозвучали. Михаил Дмитриевич Прохоров сказал о том, что сегодня крайне низка популярность рабочих профессий. Действительно, это так. Поэтому, может быть, имело бы смысл предложить Агентству по кинематографии на конкурсной основе заявить производство фильмов, которые бы популяризовали рабочие профессии. Вы помните, фильм «Высота» сделал романтичной и популярной профессию монтажника-высотника, фильм «Большая семья» сделал героической профессию шахтёра и так далее. Поэтому если бы такие, скажем, в массовом порядке фильмы появились на наших экранах, наверное, эти рабочие профессии стали бы более популярными.

Второй момент. У нас есть профессионально-технические училища, которые готовят специалистов народных промыслов. Если, конечно, специалисты основных профессий народного хозяйства востребованы и будут заказываться сегодня бизнесом, мы видим (по крайней мере, у нас в области совершенно очевидно), те ПТУ, где готовят рабочих общих профессий или специалистов профессий металлургических, химических, лесных, сельскохозяйственных отраслей, живут, в общем-то, неплохо и поддержаны серьёзно бизнесом. У народных промыслов нет серьёзных владельцев и собственников, которые могли бы заказывать. Поэтому, если бы в таком образовании было бы заказчиком государство, мы бы и промыслы сохранили. Между прочим, это достаточно массовая профессия.

И ещё одно замечание, может быть, или просьба (здесь она тоже прозвучала вскользь) о совместном софинансировании не только профессионально-технического образования, но и высшего. Скажем, есть у нас вузы. Мы могли бы поддержать эти вузы материально, но не можем. У нас разные бюджеты. Если бы такое разрешение мы получили, конкретно скажем, по Череповецкому государственному университету, мы бы предложили сделать серьёзный капитальный ремонт. Там учатся наши студенты. Мы могли бы это сделать. Но Бюджетный кодекс нам запрещает областной бюджет тратить на поддержку материальной базы вузов. То же самое и в других отраслях образования. Поэтому, может быть, нам дали бы такое право на условиях соглашения, на договорной основе всё-таки деньги в поддержку материально-технической базы учебных заведений вкладывать. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Насчёт популяризации рабочих профессий. Я, собственно, тоже об этом уже говорил. Мне кажется, что здесь все средства хороши, но, конечно, «умные» средства. Наверное, и фильмы надо снимать. Вы назвали несколько. Я тоже вспомнил один. Был такой фильм «Премия». Помните? Но там другое пропагандировалось – необходимость отказываться от незаработанных денег.

А насчёт народных промыслов, я думаю, что, действительно, по таким особенным для нашей страны видам рабочих специальностей государственная поддержка обязательно необходима, потому что там действительно нет таких крупных собственников, которые способны были бы взять это на себя. Тем более это в основном творческие специальности.

Пожалуйста, Евгений Степанович.

Е.САВЧЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Хочу три пожелания высказать. Первое пожелание. Я считаю, что нужно ликвидировать законодательно как явление платное обучение в вузах, да и в сузах тоже, которое, на мой взгляд, развратило вообще систему высшего образования и резко снизило качество обучения. Кстати, если мы сравним процент обучающихся на платной основе в России со странами Запада, то там несколько процентов, не более 10-15 процентов обучаются на платной основе, и то, как я подозреваю, это иностранные, наверное, студенты. Это первое пожелание.

Второе. Считаю, что нужно всё-таки вернуться или, может быть, ввести порядок обязательного направления выпускников вузов и сузов по направлениям, по предварительным заявкам работодателей, в том числе и бюджетной сферы. Возможно, даже подумать над тем, чтобы и дипломы выдавать, скажем, после одного года работы. Тогда уже будет понятно качество образования и качество подготовки в том или ином учебном заведении.

И третье пожелание сводится к тому, чтобы ввести плату работодателей за выпускников вузов, равную нормативным затратам на обучение, которая пойдёт на материальное поощрение сотрудников того или иного учебного заведения.

Считаю, что эти три меры создадут сбалансированную, взаимно ответственную систему между системой профессионального образования и работодателями. Если нам, скажем, как бюджетной системе нужно сегодня 1000 преподавателей подготовить в год, мы выберем высшее учебное заведение, заплатим по 150-200 тысяч рублей за одного преподавателя и то заплатим тогда, когда убедимся, что это качественно подготовленный продукт или услуга, студент. То же самое и по поддержке народных промыслов и так далее. Я просил бы рассмотреть и по возможности поддержать. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Евгений Степанович.

Я думаю, от Ваших предложений вся система нашего образования вздрогнула просто. Как я на это отреагирую. (Смех.) Вы знаете, насчёт платного обучения в высших учебных заведениях – я тоже знаю, что это такое, она меня зачастую, даже как человека, который имел отношение к системе образования, дико раздражала, – но объективности ради, надо признать, что всё-таки, конечно, в большинстве развитых государств в основном высшее образование, к сожалению, платное. И только очень незначительная часть людей учится за государственный счёт или за счёт частного образовательного учреждения. Это сверхталантливые студенты, такие, которые имеют огромный IQ и которые являются просто будущими научными гениями.

А у нас, конечно, проблема не в том, что есть платное образование, а в том, что значительная часть учебных заведений стала подменять нормальные образовательные курсы платным обучением. И то, что появилось огромное количество частных образовательных учреждений, где не обеспечивается уровень образования и где образование даётся за деньги, конечно, девальвировало в значительной мере ценность университетского диплома, с этим трудно не согласиться. Но если я Вас правильно понял, Вы говорили про распределение, возврат к системе распределения. Мы об этом неоднократно говорили, это, конечно, выглядит, может быть, и привлекательно для выпускников. Было бы здорово, чтобы любой студент понимал, что после окончания университета он будет трудоустроен в то или иное место. Но у нас нет таких возможностей, во всяком случае, при нынешней системе образования изначально закреплять всех за теми или иными предприятиями, учреждениями и требовать распределения в эти места нет юридических возможностей, потому что это не соответствует действующему законодательству об образовании, никого нельзя понудить работать на том или ином предприятии. Здесь другой путь, я неоднократно об этом говорил, его нужно практиковать активно. С теми, кто учится по направлениям от соответствующих организаций, предприятий, учреждений, в ряде случаев от государства, должен быть заключён договор, по которому они обязаны либо отработать положенное время на том или ином предприятии, если оно в них заинтересовано, либо, если не хочет отрабатывать, вернуть деньги за образование и работать в другом месте. Это абсолютно современный способ мотивировать к работе в том месте, которое тебя направило на образование, для того чтобы получить диплом.

Пожалуйста, давайте ещё два человека и после этого будем завершать. Прошу Вас.

И.ФЁДОРОВ: Глубокоуважаемый Президент! Коллеги!

Сегодня Дмитрий Анатольевич поставил задачу модернизации среднего и начального специального профессионального образования. Это задача, которую поставили Президент и Администрация Президента. Мы собрались, серьёзно обсуждали здесь проблематику, в том числе выступали руководители конкретных лицеев и профессиональных училищ, руководители вузов. Задача поставлена, её необходимо решать. Чтобы решить эту задачу, Министерство и Правительство должны выработать систему и методологию.

Не так давно в стране были созданы федеральные университеты на базе каждого федерального округа, назначены ректоры этих федеральных университетов. Очень бы не хотелось, чтобы те федеральные средства, которые будут отпускаться в эти федеральные университеты, пошли банально на строительство и реконструкцию зданий и сооружений.

Ректоры, которые назначены, – достойные люди. Предложение – создать рабочие группы при каждом федеральном университете во главе с этим ректором. В эту рабочую группу должны войти соответствующие губернаторы, входящие в федеральный округ, руководители госкорпораций, естественных монополий, общественности. Министерство, вырабатывая методологию и системный подход к решению этой задачи, которую Вы сегодня поставили, должно отработать подходы. Рабочая группа должна системно отработать, через определённое время отчитаться и показать результаты. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Вы знаете, я одну вещь только скажу по Вашему выступлению. Я полностью согласен с тем, что те деньги, которые выделяются, неважно, кстати, какие: федеральные, региональные, деньги частного бизнеса – не должны тратиться только на реконструкцию зданий и сооружений, хотя многие из этих зданий и сооружений в очень плохом состоянии. Я понимаю ректоров, которые такие решения пробивают. Но всё-таки главная задача университетов заключается в том, чтобы учить. Поэтому деньги прежде всего должны идти на образовательные программы. Но при этом, конечно, нужно поддерживать и технологическую сеть, нужно поддерживать нормальную инфраструктуру. А для крупных университетов стоит задача формирования университетских кампусов, которые, собственно, являются основой для нормальной университетской жизни. То есть это такие вещи, связанные, конечно. Пожалуйста.

С.МОРОЗОВ: Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич!

Я хотел бы заострить внимание на трёх моментах. И в самом начале хотел бы поддержать ещё раз идею, которая была высказана и Виктором Мельхиоровичем, и Андреем Александровичем, о необходимости распространения на систему профессионального образования всей этой мощи, которую мы испытали от реализации приоритетных национальных проектов. Уверен, что это действительно хороший стимул для всех нас: и для регионов, и для федеральных руководителей, чтобы мы занимались вопросами профессионального образования более предметно и качественно, что Вы сейчас от нас требуете.

Второе. На мой взгляд, мы должны смелее создавать пилотные проекты и их очень активно поддерживать, в том числе и из федерального бюджета.

Например, мы у себя в Димитровграде Ульяновской области создаём, наверное, единственный профессиональный ядерный инновационный кластер. В него входит очень много интересных моментов, которые, я знаю, Вы лично контролируете. Например, федеральный высокотехнологический центр медицинской радиологии, завод по производству радиофармпрепаратов, комплекс по производству молибдена-99, производство тепловыделяющих элементов и ряд других проектов. Например, надеюсь, совсем скоро начнём строить многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах.

Мы сегодня прекрасно понимаем, что успешная реализация всех этих проектов требует принципиально нового подхода к системе подготовки кадров. Поэтому мы уже определили предварительную потребность в специалистах всех уровней, прописали многоуровневость системы подготовки кадров, заключили соглашения и взяли в качестве партнёра Московский инженерно-физический институт, Федеральное медико-биологическое агентство Российской Федерации, Ульяновский государственный университет. Получился очень серьёзный, многогранный проект.

Дмитрий Анатольевич, мы не сумеем его очень быстро, эффективно реализовать, если не будет соответствующей поддержки, если не будет соответствующего пилотного проекта, который будут поддерживать и Министерство образования, и другие федеральные министерства Российской Федерации.

И третье. Сегодня уже звучало о том, что наша молодёжь, к сожалению, наверное, по многим моментам не имеет достаточной информации о потребностях экономики в специалистах, о возможностях своей будущей профессиональной карьеры. Я знаю о том, что в апреле по итогам заседания Совета по приоритетным национальным проектам Вами уже было дано поручение о создании научно-образовательного телевизионного канала. Полагаю, что этот ресурс мог бы в полном объёме выполнять и функции по профессиональной ориентации молодых людей. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Сергей Иванович. Насчёт пилотных проектов я два слова потом ещё скажу.

Уважаемые коллеги, тема большая, но в то же время всем нам знакомая. Практически любой губернатор, здесь присутствующий, как и наши коллеги, которые работали на этих должностях, знают, сколько отнимает времени образование и какая доля затрат в региональном бюджете идёт на эти цели. Поэтому я скажу несколько существенных, на мой взгляд, вещей в заключение нашего обсуждения.

Очевидно, что без радикального улучшения профессионального образования никакая модернизация у нас не получится, мы будем жить в технологически отсталом обществе. Но мы должны заниматься всеми этими вопросами в привязке к конкретной жизни. Здесь не может быть абстрактных разговоров. Чем был удачен национальный проект в этой сфере? Он привязал деньги к определённым планам по воссозданию системы образования. И в чём-то это удалось. Поэтому я думаю, первое, что нужно было бы зафиксировать, и пилотные проекты, и вообще продолжение национального проекта в области образования должно распространяться и на систему начального и среднего профессионального образования.

То, что мы тогда делали, – я не помню общее количество этих грантов, но мы соединяли деньги федеральные, около миллиона долларов, по-моему, с софинансированием со стороны регионов и работодателей, – помогло достаточно большому количеству средних специальных учебных заведений. Надо эту практику продолжить. Там, где уже сегодня сам бизнес финансирует свои профессиональные учебные заведения, это очень хорошо, слава богу, что называется. В этом случае они сами определили, как им работать дальше, какой контингент преподавателей иметь, какие финансовые инструменты использовать, какие зарплаты платить. Но в ряде случаев бизнес ещё не готов к этому. Нужно набирать пул из местных представителей малого и среднего бизнеса, которые ориентированы, например, на те или иные профессии. Те же самые строительные ПТУ. В каждом регионе есть десятки подрядчиков, относительно небольшие региональные подрядчики, которые нуждаются в квалифицированных кадрах. Надо, чтобы они принимали на финансирование, частичное финансирование, образовательную сеть.

Теперь в отношении будущего. Я поддерживаю идею реализации мероприятий, которые должны бы способствовать повышению престижа рабочих специальностей. Это войдёт и в поручение по итогам Государственного совета, включая возможности использования социальной рекламы, ознакомления учащихся с перспективами трудоустройства. То есть это должна быть современная система мониторинга и современная система поиска и распределения. И меры дополнительной социальной поддержки выпускников учреждений среднего профессионального образования.

Ещё одна вещь – разработка с участием объединений работодателей комплексных региональных или межрегиональных программ развития профессионального образования, которые направлены на достижение стратегических целей инноваций. Такого рода работа должна вестись не только на уровне Федерации, такого рода программы должны быть в каждом регионе. Я хотел бы, чтобы присутствующие здесь руководители территорий там, где их нет, эти программы подготовили, а там, где их уже создали, посмотрели на перспективу реализации с учётом потребностей сегодняшнего дня.

Кроме того, будет дано поручение по поддержке финансовыми ресурсами на конкурсной основе комплексных региональных программ развития профессионального образования, то есть деньги здесь должны идти за этими программами. И это ещё требует дополнительного обсуждения. Соответствующее поручение Правительству я дам.

Ну и ещё одна тема, на которую я не успел отреагировать, она поднималась в содокладе Виктора Мельхиоровича по поводу общей ситуации со студентами, демографических проблем, которые, к сожалению, в нашей стране имеются. Тот провал, который возник в начале 90-х годов, сейчас как раз уже докатился до университетов. Нам действительно нужно подумать, как поступать с профессорско-преподавательским составом. Это очень тонкая тема, она требует внимательного, абсолютно конкретного подхода к каждому человеку, к каждому преподавателю. Есть возможности перераспределения преподавателей в наиболее успешные вузы, есть возможности объединения университетов и не только под маркой университетов брендовых, таких, как университеты национальные или национально-исследовательские университеты. Просто можно укрупнять университеты, это абсолютно нормальная вещь. Вы знаете, у нас огромное количество высших учебных заведений, которые требуют реорганизации, объединения, а некоторые из них в конечном счёте должны просто исчезнуть. Поэтому такой переток профессорско-преподавательских кадров возможен. Но я бы не стал исключать то, о чём было сказано в содокладе, это абсолютно нормальная вещь. Часть преподавательских кадров вполне могла бы перейти в хорошо подготовленные средние профессиональные учебные заведения. Это не вопрос амбиций, это вопрос работы, работы по специальности. Поэтому такого рода программы по профессорско-преподавательскому составу для тех университетов, которые теряют студентов, нужно будет подготовить, нужно к этому относиться предельно внимательно, но честно. Нет смысла держать такие штаты в том случае, если у университета нет студентов. Нужно думать, как поступать. Нужно думать, как дать преподавателям работу.

Я хотел бы, чтобы руководители субъектов Федерации в этом плане вместе с Министерством образования также подготовили свои предложения.

Уважаемые коллеги, тема образования является вечной. Это у нас с вами не первое и не последнее заседание, посвящённое профессиональному образованию. Сейчас есть определённые приоритеты, которые были вами обозначены, которые были обозначены в моём выступлении. Я хотел бы, чтобы вы этим всем занимались. Спасибо за внимание.

Пресс-служба Президента России

Версия для печати
Главное