Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
3 марта 2011 | Архив

Путин: зерно даем под ответственность глав регионов

В Тамбове председатель правительства РФ принял участие в работе XXII съезда Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. Владимир Путин подробно сообщил о государственных мерах поддержки АПК, в том числе о политике на зерновом рынке. Он напомнил, что правительством принято решение все фуражное зерно интервенционного фонда распределять по заявкам регионов РФ, пострадавшим от засухи, по цене, примерно вполовину ниже рыночной: « Мы закупали в среднем по 4,5-5 тыс., сейчас цена уже где-то 8-8,5 тыс. рублей. Ну вот будем продавать по закупочным ценам с небольшой наценкой. Мы пошли именно на такое решение, потому что мы, конечно, не собирались извлекать прибыль, пользуясь сложившейся ситуацией на зерновом рынке».

Путин особо подчеркнул: «Нужно убедиться в том, что это зерно доходит до тех, кому мы его направляем по ценам в два раза ниже рыночных».

«Хочу обратиться к главам регионов ещё раз: мы зерно даём вам под вашу ответственность, под ваши гарантии, и сегодня крайне важно довести его до конкретного производителя, прежде всего, конечно, до животноводства, – сказал премьер-министр. – Нужно сделать это на понятных, как я уже сказал, абсолютно прозрачных принципах. Не должно быть никаких там мутных схем, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы распределение шло по каким-то своим, близким к руководству хозяйствам. Надеюсь, что этого не будет»

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день! Уважаемые друзья! Прежде всего хочу поблагодарить за приглашение выступить на вашем представительном форуме. Съезд АККОР проходит в первые дни весны – время, ответственное и напряжённое для всего села, всего крестьянства, крестьян. Уже совсем скоро полным ходом пойдут весенние полевые работы.

Не могу не вспомнить и не сказать о том, что мы с вами пережили два очень тяжёлых года. Два года подряд засуха – не часто такое бывает. Стихия затронула очень многие регионы страны и поставила всех крестьян в весьма сложное положение. Конечно, трудно загадывать, какими будут погодные условия, а значит, и урожай в наступающем году. Но мы с вами знаем, что конечный результат – конечно, не на 100%, но в значительной степени – зависит от умения, воли, стойкости, желания и умения работать. И у наших крестьян всё это есть. Правительство в любой ситуации, при любой экономической конъюнктуре сделает всё, чтобы создать условия для вашего эффективного труда, и в любом случае будет оказывать вам поддержку.

Как вы знаете, пять лет назад мы начали реализовывать национальный проект в сфере агропромышленного комплекса, затем сформировали на его базе государственную программу по поддержке АПК. В рамках этих мероприятий вложили в отрасль более 440 млрд рублей – это только федеральные деньги. Всего с учётом средств регионов объём поддержки сельского хозяйства составил за эти годы порядка 700 млрд рублей. И время показало, что было принято абсолютно правильное решение: все эти средства дают отдачу.

Мы вновь становимся хозяевами на собственном продовольственном рынке. Россия даже в условиях тяжёлой двухлетней засухи 2009 и 2010 годов практически полностью обеспечивает себя зерном. По мясным продуктам доля отечественного производства превысила 75%, а производство мяса птицы увеличилось за пять лет в 2 раза. Доля российского производителя на рынке мяса в 2005 году составляла, как вы помните, только 64%. Такими результатами, безусловно, можно гордиться. И в этих успехах, конечно, значительный ваш вклад – вклад всего российского фермерства. Большое вам за это спасибо. Это действительно очень серьёзный вклад в общие усилия страны по экономическому росту, обеспечению стабильности и созданию условий для устойчивого развития.

Роль малого предпринимательства в отечественном АПК постоянно растёт. Сегодня у нас уже более 200 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств и более 100 тыс. – индивидуальных сельских предпринимателей. Темпы роста производства в малом бизнесе на селе (когда я готовился к встрече с вами, к сегодняшнему выступлению, обратил на это внимание – очень хороший показатель) в 3-4 раза превышают средние показатели по отрасли! Это действительно говорит о больших перспективах фермерства.

На долю фермерских и личных подсобных хозяйств приходится почти половина производства всей сельхозпродукции российского АПК, а по некоторым позициям ваша доля ещё выше. Только в трёх наших ключевых южных житницах – Краснодарском и Ставропольском крае, в Ростовской области – фермеры собирают более 5 млн т зерна. Фермеры, личные подсобные хозяйства производят 55% молока и 80% овощей в стране. Это серьёзный, заметный вклад, это не игрушки и не шутки.

Мы с полным основанием можем говорить, что фермерство в России состоялось как экономическая и социальная сила, в значительной степени как опора страны, как важнейший источник развития российских территорий, возрождения нашего села и его лучших традиций.

Вы завоёвываете авторитет и уважение в обществе. Только в прошлом году более 2 тыс. фермеров были избраны депутатами муниципальных органов власти. Земляки доверяют вам решать проблемы своих деревень, посёлков, районов, потому что видят в вас людей дела, которые, достигая личного успеха, преображают жизнь вокруг себя.

Главное, настроение людей на селе, их социальное самочувствие действительно меняются, и, несмотря на сложности, которых очень много, всё-таки меняются к лучшему. Это значит, что мы должны ставить перед собой новые цели, добиваться бóльшего. И прежде всего надо сделать так, чтобы государственной поддержкой могли одинаково эффективно пользоваться все сельхозпроизводители – не только крупные агрокомплексы, но и фермерские хозяйства, семейные фермы. Это наша принципиальная позиция. Я ещё раз хочу повторить: поддержку малого бизнеса, формирование многоукладности в сельской экономике рассматриваем как важнейшую экономическую и социальную задачу.

Государственная поддержка должна быть доступна для малого бизнеса, работающего на селе. Мы будем постоянно держать этот вопрос на контроле, и я прошу Ассоциацию отслеживать ситуацию. Такой институт обратной связи, конечно, нам необходим, тем более что речь идёт о широком наборе мер и больших государственных ресурсах, в том числе выделяемых на проведение предстоящих сезонных полевых работ.

Так, в этом году все сельхозпроизводители смогут воспользоваться скидкой на горюче-смазочные материалы. В абсолютных цифрах это порядка 10 млрд рублей, которые смогут сэкономить крестьянские хозяйства. Принимаемые меры всё-таки позволили добиться снижения цен на горюче-смазочные материалы, на бензин. В среднем по стране – в разных регионах по-разному, но в среднем по стране – последние данные: где-то от 3 до 4,5%, а в некоторых регионах к 5% подбирается снижение, по зимнему топливу где-то даже до 8%. Ещё поговорим по другим проблемам – их много. По минеральным удобрениям – это отдельная тема, я скажу сейчас несколько слов об этом.

Дополнительно выделили 2 млрд рублей на закупку семян и удобрений, также проводилась работа по стабилизации рынка удобрений. Знаю, как я уже только что упоминал: несмотря на предпринимаемые усилия, цены на удобрения по-прежнему растут. Эту информацию мы получаем с мест. Поговорим ещё сегодня о том, что можно с этим сделать. Там у нас есть соответствующие договоры, соглашения с производителями минеральных удобрений. Кстати, на выходе с предприятий они в целом свои обещания выдерживают. Надо смотреть, что происходит в регионах с посредниками.

Дополнительные средства господдержки позволяют лишь отчасти (мы это понимаем) компенсировать рост цен на минеральные удобрения, а не увеличить, к сожалению, объёмы внесения удобрений. Выходит, что государственные деньги зачастую не дают должной отдачи. И, конечно, такая арифметика нас устраивать не может – ни вас, ни Правительство. В связи с чем прошу Виктора Алексеевича Зубкова, другого моего заместителя – Игоря Ивановича Сечина, который курирует эту сферу деятельности, проанализировать ситуацию на рынке удобрений, выработать необходимые меры по сдерживанию роста цен и обеспечить их неукоснительную реализацию. Безусловно, это нельзя сделать без тесной координации с нашими коллегами на местах – в регионах и муниципалитетах. Напомню также, что мы выделили 5 млрд рублей тем хозяйствам, которые сохранили поголовье крупного рогатого скота. Подчеркну: эта поддержка распространяется, разумеется, и на фермеров. В целом прошу Минсельхоз обратить особое внимание на интересы фермеров, малого бизнеса. Нужно это сделать и при реализации действующей госпрограммы развития сельского хозяйства, и при подготовке следующей программы – на 2013-2017 годы. Полагаю, что уже сейчас, не откладывая, надо поддержать ваши хозяйства за счёт субсидий на покупку племенного молодняка, помочь вам с приобретением семян, а также выделить средства на закладку и уход за многолетними насаждениями. В Минсельхозе такие деньги предусмотрены, они имеются. И прошу обратить внимание на малые формы хозяйствования на селе. Больше того, полагаю, что с них и нужно начать. Кстати, у нас такая мера была предусмотрена, но она распространялась на плодовые сады и виноградники площадью более 50 га, то есть по факту ею могли воспользоваться только крупные хозяйства. Считаю, что такие формальные требования по площадям нужно отменить, и сделать это нужно как можно быстрее.

Разумеется, вас не нужно убеждать в том, как важна работающая система сельхозстрахования. В этом году на страхование урожая мы зарезервировали 5 млрд рублей федеральных средств – в 2 раза больше прошлогодних объёмов. Сейчас Правительство совместно с депутатами Госдумы ведёт работу по совершенствованию законодательной базы сельхозстрахования. Основная задача – обеспечить доступную и удобную форму страхования, а главное – надёжно гарантировать страховую защиту сельхозпроизводителя в случае потери урожая. И, нужно прямо сказать, необходимо оградить крестьян от разного рода проходимцев и недобросовестных страховщиков.

В Правительство поступает информация, что ряд страховых компаний не выполняет своих обязательств, под разными предлогами не возмещается ущерб, нанесённый засухой, «замыливаются» деньги, людей гоняют по инстанциям и так далее. Об этом сами фермеры рассказывают. Подобные случаи были в Оренбургской области, да и здесь, в Тамбовской, тоже. В этой связи просил бы того же Виктора Алексеевича Зубкова (поручу обязательно министру финансов, организации страхового надзора) разбираться с каждым конкретным случаем, с каждой конкретной ситуацией. Если будет необходимость, будем привлекать и правоохранительные органы, но, вы, наверное, знаете, что у нескольких страховых компаний лицензии уже отобраны. Страховой бизнес, который лишь паразитирует на мерах государственной поддержки и не выполняет взятые на себя обязательства, -такой страховой бизнес никому не нужен. Как я уже сказал, у шести компаний лицензии уже отобраны.

Теперь о нашей политике на зерновом рынке. Как вы знаете, принято решение всё фуражное зерно интервенционного фонда распределять по заявкам регионов Российской Федерации, пострадавшим от засухи, причём по цене, примерно вполовину ниже рыночной. Мы закупали в среднем по 4,5-5 тыс., сейчас цена уже где-то 8-8,5 тыс. рублей. Ну вот будем продавать по закупочным ценам с небольшой наценкой. Мы пошли именно на такое решение, потому что мы, конечно, не собирались извлекать прибыль, пользуясь сложившейся ситуацией на зерновом рынке. Этот зерновой интервенционный фонд для того и создавался, чтобы в сложный момент поддержать сельхозпроизводителей, хотя, конечно, много было аргументов за то, чтобы распределять это зерно исключительно через биржу. Но я исходил из того, что те, кто нуждается в этом зерне, у них сегодня и денег-то нет в связи с засухой. Вот в этом-то самая главная проблема. Возникла опасность, что опять торговые организации это зерно приобретут по сегодняшним достаточно высоким ценам и будут держать. Поэтому я согласился с мнением руководителей регионов – это была их позиция – распределять именно по такой формуле. Главное – чтобы она была прозрачной, понятной и чтобы это зерно доходило до тех, кто нуждается в этом зерне.

Ещё раз хочу вернуться к так называемой обратной связи, в том числе и через вашу организацию я хотел бы её получать. Нам нужно убедиться в том, что это зерно доходит до тех, кому мы его направляем по ценам, в 2 раза ниже рыночных. Мы исходили из того, принимая это решение, что базовая задача Правительства – это сохранение стабильности сельхозпроизводства и, как следствие, – доступные цены на продовольствие для граждан страны.

Хочу обратиться к главам регионов ещё раз: мы зерно даём вам под вашу ответственность, под ваши гарантии, и сегодня крайне важно довести его до конкретного производителя, прежде всего, конечно, до животноводства. Нужно сделать это на понятных, как я уже сказал, абсолютно прозрачных принципах. Не должно быть никаких там мутных схем, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы распределение шло по каким-то своим, близким к руководству хозяйствам. Надеюсь, что этого не будет.

Конечно же, максимально эффективно должны сработать и меры финансовой поддержки. В этом году из федерального бюджета на развитие АПК, включая систему подготовки кадров, направляется 150 млрд рублей. В свою очередь для проведения сезонных полевых работ Россельхозбанк планирует выделить в качестве кредитов более 100 млрд рублей, Сбербанк – ещё 50 млрд рублей.

Банкам с госучастием хочу ещё раз дать и послать чёткий сигнал: работать нужно с фермерами, со средними и малыми хозяйствами на земле, а не только с крупными предприятиями. Конечно, проще выдать не 100 мелких, а один крупный кредит. Но, во-первых, фермеры уже доказали, что они хорошие заёмщики. Они знают, что такое личная ответственность. И кредиты, и средства господдержки, как правило, используют с бóльшей отдачей. Я приводил цифры по темпам роста производства в этом секторе – сельхозпроизводстве. И во-вторых, государственные банки должны решать государственные задачи – конечно, на рыночной основе, но тем не менее ориентироваться на интересы государства, на благополучие российского села, на поддержку людей, которые крепко стоят на своей земле, выращивают хлеб и воспитывают детей. Это и есть дело государственного масштаба.

Кстати, в прошлом году фермеры и владельцы личных подсобных хозяйств получили 177 тыс. кредитов на сумму 50 млрд рублей. Государство субсидирует процентную ставку, причём объём средств, выделяемых на эти цели, за пять лет вырос в 2,5 раза – с 2,4 млрд рублей до 6,1 млрд рублей. Федерация субсидирует предоставляемые кредиты в размере 95%, и ещё 5% субсидируют регионы.

Уже начиная с этого года Россельхозбанк существенно упростит получение кредитов для малых форм хозяйствования на сумму до 15 млн рублей. Обращаю внимание: срок принятия решения не должен превышать пяти дней по таким кредитам. В качестве весомого аргумента для положительного решения по выдаче кредита может служить рекомендация местной организации АККОР. Организация себя хорошо зарекомендовала, солидная. И я здесь не вижу, честно говоря, никаких проблем. Если нужно будет, мы на федеральном уровне, на уровне Правительства выстроим определённые отношения с организацией. Кроме того, могу вам сказать, что Россельхозбанк в ближайшее время начнёт новую кредитную программу специально для владельцев семейных ферм и личных подсобных хозяйств: они получат стартовый капитал для расширения своего дела.

Регионы со своей стороны также должны создавать условия для развития кредитования, в том числе через систему гарантийных и залоговых фондов. Сегодня такие структуры сформированы в 77 субъектах Российской Федерации с общим капиталом на сумму 25 млрд рублей. Этого пока недостаточно, но будем считать, что это только начало. И, пользуясь случаем, хочу обратиться и к депутатам партии «Единая Россия» в региональных законодательных собраниях: прошу рассматривать вопросы поддержки фермерства, малого бизнеса на селе в качестве важнейшего бюджетного приоритета при принятии решений по региональным и местным бюджетам. Рассчитываю, что депутаты от «Единой России» в регионах Российской Федерации станут проводниками интересов крестьян. Кстати говоря, за «Единую Россию» на сельских территориях самый большой процент голосования. И «Единая Россия» должна знать об этом и отвечать на это.

Уважаемые коллеги! В интересах страны – чтобы фермерство развивалось, чтобы тот, кто хочет, мог выбрать для себя этот жизненный путь, добиваться успеха. Труд на земле должен стать и предметом гордости, и настоящим источником благосостояния. Пожалуй, главный вопрос здесь – это вопрос о земле, вопрос, который проходит через всю многовековую историю нашей страны. И сегодня у нас есть возможность наконец решить его окончательно, закрепить право собственности на землю за теми, кто на ней действительно работает. Став хозяином земли, человек обретает чувство стабильности и основательности, берёт на себя ответственность за бережное отношение к земле, которую он передаст и своим детям, и своим внукам.

В конце прошлого года были внесены изменения в закон об обороте земель сельхозназначения. Мы упростили процедуру оформления границ земельных паёв, сократили сроки исполнения всех формальностей, обязали муниципалитеты оказывать гражданам максимальное содействие в получении и удостоверении всех прав собственности. Сейчас у нас оформлены границы лишь 20% земельных участков, так что работа предстоит просто огромная. Более 9 млн граждан страны должны окончательно закрепить за собой право собственности. По сути, это масштабная земельная реформа, и я очень рассчитываю, что АККОР к ней активно, самым активным образом подключится.

Ещё порядка 24 млн. га сельхозземель приходится на так называемые нераспределённые земельные доли. Их также надо активно вводить в оборот и отдавать людям. Сельхозпроизводители и фермеры, фактически работающие на этих участках, смогут приобретать их в упрощённом порядке – без проведения торгов. При этом цену выкупа мы снизили с 20 до 15% от кадастровой стоимости. Я обращаю внимание: именно от кадастровой, а не от рыночной стоимости в регионе, то есть это значительно ниже рыночной цены должно быть.

Хочу подчеркнуть: органы региональной и муниципальной власти должны в приоритетном порядке предоставлять свободные земли сельхозназначения всем, кто хочет развивать агропромышленное производство, тем, кто хочет стать фермером. Прошу наших представителей и единомышленников в местных органах власти руководствоваться именно такими подходами. Нельзя допустить, чтобы земли попали в руки спекулянтов и перекупщиков, которые захотят нажиться на перепродаже земли, попытаться извлечь выгоду из того, что земли сельхозназначения пока недооценены на рынке. Землю должны получить те, кто будет на ней работать, для кого сельское хозяйство – это источник благосостояния и образ жизни.

Я уже говорил сегодня об ответственности собственника земли. Пашня не должна пустовать, её нужно использовать строго по назначению. В противном случае должны следовать жёсткие санкции. Считаю, что в отношении сельхозземель это абсолютно справедливо. И тем, кто собирается работать на земле, нужно, конечно, помогать, снять с людей дополнительные финансовые и бюрократические издержки.

Мы посмотрим на наши возможности и, думаю, в том числе за счёт федерального бюджета рассмотрим возможность компенсировать порядка 50% расходов фермеров на оформление земельных участков в собственность. Я призываю – и об этом ещё будем говорить с губернаторами, руководителями крупных муниципалитетов – последовать нашему примеру. Мы должны выработать общие подходы, и регионы должны будут взять на себя оставшуюся половину с тем, чтобы вообще снять с людей эту нагрузку.

В декабре прошлого года у меня уже была встреча с представителями малого и среднего бизнеса, в том числе с представителями аграрного бизнеса. По итогам разговора были сформулированы определённые поручения по поддержке сельхозпроизводителей. Мы говорили о возможности запуска полноценной, сформулированной по-крупному программы по поддержке начинающих фермеров.

Первое. Мы говорили, что фермер должен получить специальный грант на создание фермерского хозяйства, в том числе на покупку земли, животных, техники и семян. Сегодня это уже можно сделать по двум направлениям. Первое направление – это по линии регулирования ситуации на рынке труда, по линии Министерства здравоохранения и социального развития. Там начинающим фермерам предоставляется грант в 58 тыс., но для этого нужно предварительно зарегистрироваться на бирже труда. Или по линии Министерства экономического развития – в общем разделе по поддержке малого и среднего предпринимательства. И такая поддержка должна распространяться и фактически распространяется, в том числе, и на сельское хозяйство. И здесь можно получить грант от 150 тыс. до 200 тыс. рублей, максимально – 300 тыс. рублей.

Я думаю, это будет правильно, если мы передвинем это всё в Министерство сельского хозяйства, сформулируем там единые правила и распространим их на всех вне зависимости от того, стоит человек на бирже труда или не стоит.

Во-вторых, начинающий фермер должен иметь возможность взять долгосрочный инвестиционный кредит. Мы на федеральном уровне будем субсидировать процентную ставку, а регион должен обеспечить соответствующие гарантии или залоги. В известной степени в этой части программа работает: у нас уже в этом году предусмотрено на эти цели около 6 млрд рублей. Нужно будет продлить эту программу и в следующем году.

Третье. Будем поддерживать регионы, которые занимаются тем, что уже сейчас погашают часть первого взноса по лизингу сельхозоборудования и скота. Эту программу нужно будет продлить и договориться с регионами, как мы с ними дальше выстроим отношения.

И четвертое. Владелец нового фермерского хозяйства за счёт бюджета должен получить единовременную помощь на бытовое обустройство. Это сложная тема (это как бы подъёмные) требует значительных денег, но это надо будет дополнительно проработать в Правительстве с Министерством экономического развития, Министерством финансов, регионами. Надо подумать, но мне кажется, что это будет серьёзная, реальная мера.

Эта программа может опираться на уже имеющийся опыт – опыт развития семейных молочных ферм. Всего по стране было создано, как вы знаете, более 300 таких хозяйств. Налаживается их сотрудничество с переработчиками, хотя вопрос сбыта продукции всё ещё остаётся проблемой. И эта тема требует особого внимания со стороны отраслевого министерства и местных властей.

Став хозяевами, семья обретает своё дело и собственный доход, возможность создать прочную основу для будущего своих детей, как я уже говорил. Мы приняли решение продлить эту программу по семейным фермам до 2020 года и включить в неё новые направления. Будем теперь строить не только молочные фермы, но и обеспечивать владельцев комфортными домами, комфортным жильём через систему агролизинга. Мы помогали отстраивать саму ферму и разрешали агролизингу работать в этом направлении, помогать. Расширим их возможности на строительство жилья. Считаю, что государство должно помочь обзавестись своим жильём, добротными усадьбами всем начинающим фермерам, использовать для этого механизмы кредитования и, как я уже говорил, лизинга. С участием Россельхозбанка, «Росагролизинга» необходимо будет сформулировать Министерству сельского хозяйства соответствующие предложения, внести их в Правительство. Обсудим и примем. И, конечно, призываю АККОР и ваши региональные организации взять под своё крыло тех, кто только начинает своё дело, поделиться с ними опытом, помочь наладить кооперационные связи, подсказать, как решать те или иные проблемы – словом, стать родной организацией для тех, кто ведёт и хочет вести, хочет начать своё дело на земле.

Уважаемые коллеги! Чтобы быть по-настоящему конкурентоспособным, нашему агропромышленному комплексу нужна высокотехнологичная, современная техника и новое оборудование. Сегодня доля старых, отработавших свой ресурс тракторов, комбайнов – это 70-80%. По оценкам, ежегодно на их ремонт фермеры тратят миллиарды рублей, хотя эти средства могли бы быть вполне направлены на развитие. Конечно, нужно менять технический парк, избавляться от хлама, тем более что наши машиностроители начинают осваивать выпуск новых моделей и иностранные производители сюда приходят. Кстати, можно было бы подумать, наверное, о специальной программе – так, как мы это делаем в области автомобилестроения, которая стимулировала бы производство современной техники на нашей территории.

Мы совершенствуем различные механизмы, снижаем издержки, избавляемся от ненужных посредников. На сегодняшний день уже половина от всех договоров лизинга заключена напрямую с крестьянскими хозяйствами. Я знаю, что многие субъекты Федерации выделяют средства на компенсацию части затрат по лизинговым платежам – это правильно. Мы, конечно, будем это поддерживать.

Только вчера мы обсуждали вопрос, который ставился и АККОР, и другими сельхозпроизводителями, и крупными хозяйствами. Сейчас в системе «Росагролизинга» скопилось более 5,5 тыс. единиц современной техники – новой современной техники. Конечно, после тяжёлых двух лет засухи не у многих хозяйств есть деньги на лизинг, на приобретение техники, поэтому вчера мы приняли решение о субсидировании «Росагролизинга», с тем чтобы он имел возможность распродать или передать в лизинг сельхозпроизводителям имеющуюся у него технику за 50% стоимости. Это в условиях бюджетных ограничений текущего года для нас непростая задача: это будет стоить нам около 4 млрд. рублей дополнительных расходов. Но, имея в виду и положительные темпы роста российской экономики сегодня, доходы бюджета и, прямо скажу, имея в виду напряжённую ситуацию на рынке продовольствия, мы исходим из того, что мы обязаны обеспечить весенне-полевые работы, помочь сельхозпроизводителям получить новую, современную технику. Я очень рассчитываю на то, что это поможет собрать хороший полноценный урожай следующего года и нормализовать ситуацию и на продовольственном рынке.

Далее. Наша задача – дать возможность сельским предпринимателям вести свое дело без барьеров и преград, снять с них необоснованные, обременительные административные, финансовые, организационные издержки. И здесь, конечно, не может быть никаких мелочей. Нужно учесть специфику сельхозпроизводства при заключении договоров на поставку электрической и тепловой энергии, а также на оказание услуг по водоснабжению. Уже дано поручение Минсельхозу, Министерству энергетики, Минрегиону проработать все эти вопросы дополнительно.

Для малого бизнеса, в том числе и для сельского, мы меняем порядок расчётов за электроэнергию – таким образом, снижаем цену для этой категории потребителей. Кроме того, отменяем дополнительные платежи за недобор или перерасход электроэнергии – мы просто поменяем базовый принцип часов использования. И я согласен с вами, на моих встречах с фермерами – и в Москве, и в регионах, да и вообще с представителями малого бизнеса – все ставили вопрос о том, что те, кто потребляет небольшое количество энергии, должны платить больше, чем крупные потребители. И это несправедливо. Поэтому мы изменим здесь порядок расчётов, усредним общий порядок, и, таким образом, надеюсь, малое и среднее предпринимательство почувствует разницу. Этих скачков стоимости не будет, во всяком случае мы сделаем всё, чтобы это произошло.

Мы продолжим чистить наше законодательство, избавляться от бюрократических барьеров, которыми пользуются недобросовестные люди. Так, только в прошлом году наши сельхозпроизводители потратили на оформление различных сертификатов и разрешений порядка 4 млрд. рублей. Нужно ускорить работу по совершенствованию законодательства, на порядок сократить перечень необходимых документов и сроков их выдачи, при этом кардинально повысить ответственность производителя продовольствия. И, конечно, эффективность контрольно-надзорных служб – они должны быть не карательным инструментом, а служить надёжной системой защиты сельхозпроизводителя от ветеринарных и других подобных рисков.

С ростом объёмов производства важнейшее значение приобретает вопрос доступа малых и средних производств к инфраструктуре сбыта. Проще говоря, надо дать возможность фермерам получить справедливую оплату за свой товар, чтобы не возникло ситуации, когда у крестьян закупаются продукты по дешёвке, за копейки, тогда как граждане, покупатели, особенно в крупных городах, в магазинах видят совсем другие цены, а прибыль оседает у оптовиков или в рознице.

Закон «О торговле» уже ограничил долю торговых сетей на рынке до 25%. Мы сделали это специально для того, чтобы не было монополизма и возможности монопольного сговора по закупочным ценам. Запрещены любые бонусы и обременения за «вход» в магазин, установлены жёсткие сроки оплаты скоропортящейся продукции (вы наверняка об этом знаете, пользуетесь этим, надеюсь) до 10 дней. Таким образом, мы постарались максимально облегчить путь отечественной сельхозпродукции на прилавки наших же, отечественных, магазинов. Конечно, этого, может быть, мало. Надо активнее объединять потенциал сельскохозяйственной и потребительской, сбытовой кооперации. Необходимо создавать инфраструктуру заготовки, переработки и реализации продукции. Руководителей регионов и муниципалитетов прошу помочь с организацией специализированных фермерских рынков, ярмарок сельхозпродукции. Я повторю: путь от производителя до потребителя должен быть максимально коротким. Мясо, молоко, овощи должны продаваться по доступным ценам, без накруток перекупщиков. В этом все заинтересованы, кроме самих перекупщиков, конечно.

Одна из базовых задач государственной аграрной политики – создать чёткие и понятные правила для отрасли. Все сельхозпроизводители, малый бизнес, фермеры должны иметь долгосрочные ориентиры и по ценам, и по конъюнктуре спроса, чтобы на этой базе выстраивать свои бизнес-стратегии, программы развития, планировать привлечение кредитов и оформление лизингов. В этой связи напомню: Министерству сельского хозяйства необходимо ускорить подготовку и в ближайшее время внести в Правительство предложения по системе мониторинга и прогнозирования ситуации на рынке продовольствия. И, конечно же, нужно повышать культуру производства, содействовать повышению квалификации фермеров, помогать им овладевать новыми знаниями и новыми технологиями.

Россельхозакадемия и отраслевые вузы Минсельхоза должны стать настоящими инновационными центрами, разрабатывать и тиражировать для широкого использования технологии в сфере ветеринарии, селекции, повышения урожайности, восстановления плодородия почвы. Да и сама система аграрного образования обязана развернуться в сторону фермеров. Нужно развивать курсы повышения квалификации, а также эффективные модели заочного и дистанционного обучения. Сейчас эти программы развиваются по всей стране, практически по всем отраслям. И в сельском хозяйстве это очень востребовано, особенно среди малого и среднего предпринимательства на селе.

Все граждане, желающие работать на земле, должны иметь возможность получить прикладные знания и в экономике, и в управлении, и в агрономии. Со своей стороны мы поможем расширять возможности центров сельскохозяйственного консультирования. На эти цели уже в будущем году направим порядка полумиллиарда рублей. Они сейчас функционируют. В основном деньги выделялись из регионов, где-то 501 млн в прошлом году был выделен. Эти программы продолжим и дополнительно ещё дадим денег из федерального бюджета.

Уважаемые коллеги! Мы с вами хорошо знаем, сколько людей проживает на селе – почти 40 млн человек. Это более четверти населения страны. Наша задача – повысить качество жизни на селе, сделать село привлекательным для молодёжи, для ведения собственного бизнеса, для того, чтобы здесь создавались и крепли большие, многодетные семьи. Мы уже приняли решение продлить до 2013 года действие Федеральной целевой программы «Социальное развитие села». Правительство сейчас восстанавливает финансирование этой программы.

За последние восемь лет уже более 217 тыс. молодых специалистов и молодых семей на селе смогли улучшить свои жилищные условия. Для них построено свыше 14 млн кв. м жилья. За 2011-2013 годы планируется ввести в строй ещё порядка 2,5 млн кв. м жилья. Кроме того, считаю, что мы должны дать крестьянам возможность строить для себя дома на землях сельхозназначения. Это странно может прозвучать для городов либо для тех, кто добивается таких решений рядом с городами, но для людей, которые живут и работают на селе, это естественное дело. Здесь ничего особенного нет, это правильное решение.

Это решение сейчас готовится. Рассчитываем, что это даст импульс, в том числе к развитию хуторского уклада на селе. И конечно, нам нужно сохранить и малые сёла, и деревни – речь идёт о гармоничном и сбалансированном развитии всего пространства страны.

Регионы и муниципалитеты должны обеспечить усадьбы и небольшие сельские поселения инфраструктурой, развивать малую электроэнергетику, автономное водоснабжение, прокладывать грунтовые дороги, тем более что затраты на эти средства связи невелики. Мы также продолжим программы газификации: к 2014 году доведём её уровень в сельских территориях до 60%. Отмечу, что с 2005 по 2010 год к газовым сетям подключено более 2 тыс. деревень и посёлков. Около половины сельских населённых пунктов уже газифицировано, а в некоторых регионах эта проблема полностью решена. С 2005 по 2010 год объём инвестиций только одного «Газпрома» составил 81,8 млрд рублей.

Минздравсоцразвития, Министерству образования и науки и Минрегиону следует ещё раз тщательно продумать все вопросы, связанные с образованием и здравоохранением на селе. С сожалением отмечу, что смертность среди сельского населения по-прежнему значительно превышает смертность в городах. Мы должны знать наши достижения в сфере демографии, повышения уровня жизни, качества жизни, продолжительности жизни. Но мы должны прямо говорить и о проблемах – только так мы сможем с ними справиться. Так вот смертность среди сельского населения выше, чем в городах. Надо приводить в порядок фельдшерско-акушерские пункты и районные больницы, оснащать их диагностическим и лечебным оборудованием, транспортом, в том числе автомобилями скорой помощи.

Мы сейчас, вы знаете, готовим, практически запускаем уже крупномасштабную программу по модернизации всего здравоохранения страны, особенно регионального, муниципального. Во всех региональных программах модернизации здравоохранения обязательно должны быть разделы, посвящённые модернизации, улучшению здравоохранения на селе. Во всех региональных программах!

Важнейшим вопросом является и развитие системы общего образования. Дети на селе, как и их сверстники в городах, должны получать хорошие, качественные знания, использовать в учёбе современное оборудование. Большую роль здесь сыграл национальный проект «Образование». На сегодняшний день практически все сельские школы подключены к сети Интернет. В школы, расположенные в труднодоступной местности, было поставлено свыше 1 тыс. комплектов учебного оборудования для кабинетов физики, химии, биологии и географии. Подчеркну: мы максимально аккуратно будем подходить и к малокомплектным школам, будем продолжать их оснащать, оставлять их в тех населённых пунктах, где это действительно необходимо. Вместе с тем продолжим развивать программу по оснащению школ автотранспортом. Но, конечно, я в разговорах с руководителями регионов говорю: крупный межрегиональный образовательный центр даёт лучшее качество образования. Ну что там говорить, когда один преподаватель и физкультуру преподает, и математику, и биологию. Даже отдавая должное этим людям, отдавая должное тому, с какой отдачей они работают, всё равно трудно добиться качества. Но, прежде чем создавать эти межрегиональные хорошие, высококлассные образовательные центры, нужно дороги сделать к этим центрам и транспортом обеспечить, чтобы решить важнейшую задачу при перевозке детей – задачу безопасности.

В рамках нацпроекта автобусы получили уже почти 4 тыс. сельских школ. В прошлом году регионам в качестве субсидий на эти цели из федерального бюджета было выделено более 1 млрд рублей. Особо подчеркну: мы намерены всемерно поддерживать и сельских учителей, привлекать на село молодые кадры, возвращать престиж профессии сельского учителя. Я хочу проинформировать вас о том, что мы отобрали 750 перспективных выпускников педагогических вузов, которые захотели поехать в сельскую местность, в отдалённые районы. Каждый получит от государства за два года 0,5 млн рублей подъёмных денег, по 250 тыс. в год. Субъекты Федерации предоставят им жильё. Рассчитываем, что эта программа будет продолжена и в дальнейшем.

Хотел бы также отметить, что теперь педагоги, проживающие и работающие в сельской местности, имеют право на компенсацию расходов по оплате жилых помещений, отопления и освещения. Такое решение принято в конце прошлого года. Безусловно, нужно заниматься развитием культуры на селе, библиотек, массового спорта.

Уважаемые друзья и коллеги! В заключение хочу вновь повторить: поддержка сельского хозяйства была и будет нашим несомненным приоритетом. «У Правительства вполне определённая цель. Правительство желает поднять крестьянское землевладение, оно желает видеть крестьянина богатым, достаточным, так как где достаток – там, конечно, и просвещение, там и настоящая свобода», – это слова, которые были сказаны выдающимся государственным деятелем России Пётром Аркадьевичем Столыпиным более чем 100 лет назад. Он считал, что Земля – это залог нашей силы, Земля – это Россия. И я уверен, что это бесценное достояние, Земля, – в надёжных, в ваших руках.

Спасибо вам большое за внимание.

В.Н.Плотников, председатель Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые делегаты съезда, присутствующие!

Наверное, мы сегодня присутствовали на историческом заседании. Уважаемый Владимир Владимирович, те задачи, которые Вы поставили, те поручения, которые Вы дали, конечно, вселяют огромную надежду в крестьян. Мы всё сделаем для того, чтобы не только укрепить, развить крестьянство, сельское хозяйство. Но это поможет нам укрепить и Российскую Федерацию в целом, поэтому огромное Вам спасибо.

Разрешите предоставить слово фермеру из Смоленской области – Алине Евгеньевне. Пожалуйста, Алина Евгеньевна.

А.Е.Гавриченкова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я очень рада приветствовать вас на нашем XXII фермерском съезде. Спасибо Вам, Владимир Владимирович, что Вы прибыли к нам на наш крестьянский съезд. Я думаю, что все сидящие здесь в зале ждали Вас, и наконец это совершилось.

Я немножко простужена, поэтому тяжело говорить. Вы высказали в своём выступлении то, чего мы очень долго ждали от нашего Правительства, от нашего министерства, от всех, с кем мы работали на протяжении этих двух дней. Я думаю, что Вы высказали наши цели, наши задачи, вселили в нас, именно на крестьянство, веру и надежду, чтобы мы жили, работали и развивались.

Из Вашего выступления я сегодня вынесла самое главное – что сегодня фермеры являются равноправными участниками аграрной политики. И наконец для нас это наступило. Спасибо Вам ещё раз за то, что Вы сегодня опять с нами. И мы убеждаемся в том, что когда Вы с нами, нам работается и дышится намного лучше во всех отношениях.

Понимаете, фермеры – это самостоятельные люди, они живут и работают на своей земле. И поэтому я рада, что сегодня государство повернулось к нам, к фермерам, именно к частному сектору по-настоящему и будет принимать в нём такое большое участие, которого до этого никогда не было, как мы услышали сегодня на этом съезде.

Я приехала со Смоленщины, я приезжаю почти на все съезды. Хозяйство – с 1991 года. Смоленщина наша – это небольшая область по сравнению, конечно, с Кубанью, Воронежем и так далее. У меня моё фермерское хозяйство семейного типа, всего 57 га земли. Мы занимаемся в основном производством картофеля. Но за последние пять лет урожай у нас не был ниже 290-300 центнеров с гектара. Фермеры, которые занимаются производством молока, сегодня на Смоленщине добиваются до 9 тыс. надоя на одну фуражную корову. Я думаю, что это уровень, можно сказать, не хуже, чем за границей.

В.В.Путин: Лучше, лучше. Алина Евгеньевна, цены на картошку не вы взвинтили, нет?

А.Е.Гавриченкова: Нет, цены на картошку… Я Вам скажу об этом немножко позже.

В.В.Путин: Хорошо, ладно.

А.Е.Гавриченкова: На сегодня хозяйство небольшое, оно семейное: работает муж, я, два сына. Естественно, мы все, кто живёт на селе, едим свою продукцию – и хлеб, и молоко, и мясо. И Вы знаете, нам не страшно за наших детей, которые живут в деревне, которые рождаются здоровыми, крепкими. Но, понимаете, мы – крестьяне, люди, неравнодушные ко всему, и поэтому сегодня смотрим, как живёт город, что ест население города. Импорта ведь много сегодня, и поэтому…. А у нас ведь, у фермеров, у нас такие большие резервы именно по производству продукции. Ведь мы сегодня производим столько, сколько можем продать, реализовать. Маленький пример. Сегодня на Смоленщине за последние три года фермеры полностью, почти на 100%, закрывают бюджетные организации: мы кормим овощами департаменты – образования, соцразвития, больницы, школы, детские дома, выходим на УИНы (управление Федеральной службы исполнения наказаний). А мы добились этого только из-за того, что организовали свои кооперативы. Именно через кооперацию! Потому что формируем большую партию продукции. Цены у нас намного ниже, качество продукции – лучше. Поэтому мы выигрываем тендеры, которые проходят у нас, котировочные заявки, электронные торги. Но на сегодня, понимаете, кооперация есть, но хотелось бы, чтобы она вышла на другой уровень – немножко выше. Хочется нам выйти и на торговые сети, работать с магазинами. Но у нас нет современных складских помещений, у нас нет холодильников, у нас нет оборудования для фасовки нашей продукции. Хотелось бы по этим вопросам поднять кооперацию на более высокий уровень, увидеть государственную поддержку. Только при помощи государства кооперация поднимается намного выше.

Хотела бы поблагодарить также с этой большой трибуны администрацию нашей Смоленской области, потому что за последние три года тоже много сделано для сельского хозяйства. На сегодня только на 2011 год (область небольшая) уже 1,5 млрд будет выделяться именно на сельское хозяйство, в том числе на фермеров. Это уже большая помощь для нас. До этого у нас такого не было. Пользуясь тем, Владимир Владимирович, что Вы здесь, с нами, хочу попросить, чтобы импорта было меньше, чтобы мы могли принимать участие, сдавать свою продукцию в магазины всюду – поддержите нашу кооперацию. А принцип простой: на каждый рубль, вложенный крестьянами, дайте нам один государственный рубль! Всего лишь! И всё заработает!

Кооперация во всём мире есть, мы не изобрели никакого велосипеда. Я думаю, что развитие фермерства – за кооперацией. Именно отсюда пойдёт хорошая продукция, мы уберём посредников (через нас они работают) – у нас будет намного качественнее и дешевле продукция.

То, что Вы сказали сейчас насчёт картофеля, Владимир Владимирович… В 2010 году картофель у нас выше 15 рублей вообще не поднимался! До Нового года мы снабжали весь бюджет – 17 рублей! Сегодня у нас картофель в области (мы возим во все бюджетные учреждения) – 24 рубля. Это ответ на тот вопрос, который Вы мне задали.

Большое Вам спасибо, что Вы сегодня присутствуете с нами, на нашем съезде. И если можно, воспользуюсь такой возможностью и приглашу Вас к нам, на Смоленщину. Приезжайте, посмотрите, как мы живём, работаем. Я думаю, что мы встретим Вас по-русски, по-настоящему. Чтобы Вы знали куда едете, мы недавно выпустили книгу «Фермеры Смоленщины». Конечно, здесь очень мало написано про наших людей, но, чтобы Вы знали нас, я хочу подарить Вам эту книгу.

В.В.Путин: Спасибо большое! На самом деле Алина Евгеньевна подняла несколько очень важных вопросов. Это импорт. У нас один из самых открытых рынков в мире, рынков в широком смысле этого слова. В крупных городах, в Москве, сейчас точно не скажу, но совсем недавно до 70% продовольственных товаров – импортного происхождения. До 70%! Конечно, с этим нужно что-то делать. Это не значит, что нужно всё там сейчас закрыть, переломать, но нужно создавать условия. Последовательно создавать условия, для того чтобы наши продукты могли доходить до наших покупателей. В некоторых отраслях сельхозпроизводства мы, конечно, сделали очень серьёзный рывок в этом направлении. Я уже об этом упоминал, да и вы сами об этом знаете. По производству мяса птицы – это, конечно, уникальное движение вперёд. Я не знаю, кто ещё такой рывок сделал за последнее время.

Ещё 4-5 лет назад мы закупали в Штатах 1,4-1,5 млн тонн мяса птицы. В прошлом году мы им дали квоту 600 тыс., но завезли где-то 400 тыс., да, Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову)? А завезли всего 250 тыс.! Понимаете, разница какая? Совсем недавно – 1,6 млн, в прошлом году – 250 тыс. Всё остальное – практически внутреннее производство.

Если мы действуем согласованно, действуем с учётом интересов потребителя, аккуратно, и поджимаем импорт, исходя из возможности роста собственного производителя, тогда это не сказывается негативным образом на ценах для потребителей в крупных городах и помогает развитию сельхозпроизводства. По другим отраслям надо двигаться примерно в таком же режиме.

Так и будем делать, несмотря на то, что мы ведём переговоры по присоединению в ВТО. Я сейчас только был в Брюсселе. Если вы обратили внимание, мы там достаточно откровенно говорили с нашими европейскими коллегами. Они в 10 раз больше поставляют сельхозпродукции на наш рынок, чем мы к ним. У них там масса так называемых нетарифных ограничений и всяких других технологических ограничений. Они большие специалисты, напридумывали там столько, что нам ещё учиться и учиться.

Но и вам должен сказать: мы в интересах всего российского народа должны будем балансировать между интересами отрасли и интересами потребителей вашей продукции, с тем чтобы мы цены сдерживали, чтобы цены были экономически обоснованными, давали отрасли экономически развиваться, получать прибыль, но так, чтобы потребители от этого не страдали.

Что касается посредников. Посредники в рыночной экономике – это в целом невредное явление. Надо только, чтобы они были поставлены в определённые рамки, чтобы они не наживались на производителях или потребителях. Это тоже можно сделать. Это, конечно, задача Министерства экономического развития, Министерства сельского хозяйства. Но будем в этом направлении обязательно с вами двигаться. Почему вместе с вами? Потому что мы координируем. Владимир Николаевич (В.Н.Плотников) знает, может быть, мы встречаемся не так часто, как хотелось бы, но это регулярный контакт. Будем его обязательно продолжать.

Спасибо.

Ответы В.В.Путина на вопросы участников съезда

Вопрос: Ассоциация крестьянско-фермерских хозяйств Самарской области. Кожеваткин Виталий Анатольевич. Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые делегаты съезда и уважаемые присутствующие! Владимир Владимирович, на селе, особенно с появлением новой высокотехнологичной техники, оборудования, зарубежных семян, остро стоит кадровый вопрос. В отличие от крупного сельхозтоваропроизводителя фермер не может себе позволить содержать в штате одновременно агронома, зоотехника, ветврача, юриста, бухгалтера. Помощь в этой работе оказывали региональные центры сельскохозяйственного консультирования. Владимир Владимирович, вопрос такого плана: есть ли у Правительства планы по дальнейшему стимулированию поддержки, подготовки, повышению квалификации специалистов сельского хозяйства именно с акцентом на фермерство? Спасибо.

В.В.Путин: Виталий Анатольевич, я уже говорил, когда выступал, регионы выделяли 501 млн примерно. Мы из федерального бюджета это направление деятельности не поддерживали. То есть через регионы поддерживали: мы же их субсидируем – подавляющее большинство регионов Правительство субсидирует. И что касается этого направления деятельности – а мы считаем его очень важным (вы сами сейчас объяснили, насколько оно важно), – я думаю, что и профильные вузы Министерства сельского хозяйства, и другие учебные заведения должны обратить на это внимание.

Но что касается центров, региональных центров консультирования, мы приняли решение выделить полмиллиарда рублей из федерального бюджета. И эту программу будем продолжать.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович, Рязанская область, Мимоглядов Владимир. С 1997 года фермер, начал с 60 га, сейчас обрабатываю 600 га. Вы в своём выступлении расставили приоритеты выполнения данной задачи. Но хочу ещё раз подтвердить, что мы, крестьяне, тоже занимаемся бизнесом и прежде всего ориентируемся на получение прибыли. Но Вы отметили в своём выступлении, что планируете, чтобы производство нашей продукции для нас было выгодным, потому что мы видим из сегодняшних выступлений, что идёт рост цен на электроэнергию, на газ, на горюче-смазочные материалы. Они должны работать с прибылью, а у нас получается, что мы иногда не можем свести концы с концами.

Хотелось бы задать и такой вопрос. У нас есть некоторые регионы, где идёт значительная помощь на региональном уровне. Допустим, Рязань в этом плане отстаёт. И вот, когда мы здесь выступали на расширенной коллегии, были яркие примеры Татарстана, где в рамках областного бюджета запланированы суммы и там идёт финансирование малого бизнеса. Допустим, половину коровы подарили, половину трактора подарили, половину коровника построили, подарили. Мы белой завистью завидуем тому, что региональные власти обращают внимание. Нам, где такой помощи нет, тяжело соревноваться, и самое главное заключается в том, что человека можно начать лечить, но когда его запустить до определённой степени, уже лекарства не помогут. Вот как бы сделать программу софинансирования по многим проектам? Вот у нас, допустим, есть в бюджете статьи, которые на условиях софинансирования с федеральным центром, а если не подпадает под софинансирование – значит, такой статьи нет, для того чтобы привлечь федеральные деньги. Вот хотелось бы, чтобы в рамках Федерации был бы большой круг, чтобы и мы в своём регионе могли бы пользоваться такой поддержкой. Спасибо большое.

В.В.Путин: Несколько слов скажу по оплате энергетики. По электроэнергетике я сказал и надеюсь, здесь всё понятно и добавить нечего. Сейчас, только что, перед тем как войти в зал, мы провели мини-совещание Правительства с министрами, здесь присутствующими. Министр, к сожалению, не смог мне ответить – то ли постановление уже подписано, то ли оно буквально в ближайшие день-два будет подписано и будет выпущено, по электроэнергетике, с тем чтобы не переплачивать за недобор или перебор. Вот это число часов использования. Мы изменим этот порядок и проблему снимем.

Что касается газа, то уже принято решение «Газпромом» – это у них есть общая такая формула, называется Take or pay – «Бери или плати». Они используют её на внешних рынках и, может быть, там обоснованно. Здесь, считаю, не обоснованно. Они изменили уже определённым образом порядок расчётов за перебор, по-моему, до 10% перебора не берут, за недобор 20% не берут. Я думаю, что это нужно либерализовать. Я вернусь в Москву, я с ними поговорю. Нужно расширить этот коридор как минимум или снять там всякие ограничения. Во всяком случае расширить коридор – это точно совершенно. Хотя энергетиков тоже можно понять, они должны планы свои выстраивать по добыче, по сбыту. Это понятно: у каждой отрасли свои интересы и свои законы функционирования, тем не менее мы и с «Газпромом» тоже обязательно поработаем.

Что касается роста в целом по энергетике, а он в среднем – я хочу обратить ваше внимание, сам с этим недавно разбирался, неделю назад, – в среднем по стране не должен превышать 15%. Знаю, что в отдельных регионах уже и 30% есть. Но объяснение такое, что это в среднем по стране. В некоторых регионах есть 7-9% рост всего, а в некоторых – за 30%. Но всё-таки, если мы говорим в среднем 15%, то 30% всё равно не должно быть. Даже нельзя ссылаться при этом на необходимость строительства новых сетей и так далее. Всё делать постепенно, никаких рывков быстрых всё равно быть не должно. Будем продолжать работать с регионами в этом направлении. Это я вам точно обещаю.

Что касается региональных мер поддержки. Да, к сожалению, от региона к региону разное внимание проявляют к отдельным отраслям производства и разное внимание, в том числе и к сельскому хозяйству. Вы привели пример Татарстана. Татарстан, Башкортостан, вообще Поволжье – во многих регионах традиционно внимательно относятся к сельскому хозяйству и выстроили очень эффективную региональную систему поддержки. Это действительно работает и работает эффективно. В прошлом году их засуха, конечно, подкосила сильно. Эти регионы очень сильно пострадали. Они, по-моему, собрали… Может, кто-то из присутствующих знает цифры? Но, по-моему, меньше трети от обычного урожая. Сильный удар.

Что касается Рязани. Вы из Рязани, да?

Ответ: Да.

В.В.Путин: Проверим. Специально в Рязань съезжу, в том числе, и посмотреть, как там работают эти программы.

Реплика: По возвращении со съезда будет чем порадовать губернатора своего.

В.В.Путин: Губернатор Рязани – опытный человек, знающий. Надо посмотреть, как в целом администрация к этому относится.

А.В.Седов: Саратовская область, глава КФХ Седов Алексей Викторович. Уважаемый Владимир Владимирович, Вы в своём выступлении затронули вопрос засухи, но мне хотелось бы остановиться на нём ещё раз. Очень много хозяйств пострадало летом, сгорело от засухи: в 2009 году – 12 регионов, а в 2010-м – 43 региона. Меры поддержки, которые приняло Правительство Российской Федерации и местные региональные власти, спасли нас от неминуемого банкротства и просто от гибели. За это Вам низкий крестьянский поклон от крестьян 43 регионов.

В.В.Путин: Спасибо!

Вопрос: Выжить-то мы выжили, Владимир Владимирович, но вот к посевной не готовы, поэтому хотелось бы задать такой ещё вопрос: планирует ли Правительство Российской Федерации ещё к посевной помочь погорельцам 43 регионов? Спасибо большое.

В.В.Путин: Вы воспользовались всеми возможностями, которые были предоставлены? Вам кредиты продлили?

А.В.Седов: Продлили.

В.В.Путин: Кредиты продлили. Но если вам продлили действующие кредиты, это даёт право взять новый кредит под новый урожай, под новую посевную.

А.В.Седов: Владимир Владимирович, если бы, конечно, была оказана Правительством помощь на покупку именно семян, которые являются самым больным вопросом, тем более в прошлом году было много недосеяно озимых, нагрузка переходит на весну… Конечно, это было бы огромной помощью...

В.В.Путин: Мы приняли решение выделить дополнительно ещё 1 млрд, мы это решение приняли.

А.В.Седов: Спасибо уже за это, но вопрос стоит.

В.В.Путин: На семена приняли решение выделить ещё дополнительно 1 млрд рублей. Такое решение уже принято. Мы рассмотрим, давайте ещё раз посмотрим в Министерстве сельского хозяйства, Министр здесь, посмотрите ещё, если есть такая необходимость, анализ проведите, можно подумать о дополнительной поддержке в таких объёмах, о которых я сказал, можно прикинуть.

А.В.Седов: Спасибо!

В.В.Путин: Что касается техники, я вот сейчас эту меру озвучил, только что сказал недавно. Вчера вечером мы такое решение приняли – 3,7 млрд рублей выделим дополнительно на агролизинг, через субсидии Агролизингу за 50% продадим вам технику. Я надеюсь, что Агролизинг тоже этим воспользуется в том смысле, что, продав эту технику, вы сможете приобрести уже новую. И наше сельхозмашиностроение тоже почувствует эту меру положительным образом на себе.

Вопрос: Уважаемый, Владимир Владимирович! Фермер Бочаров Сергей Николаевич. Начинал с 200 га земли, на данный момент обрабатываю 5 тыс. га земли, работает 70 человек постоянного персонала.

У меня вопрос в таком плане: Вы в своём выступлении уже обозначили проблемы страховых случаев, когда урожай у фермеров сгорел, и страховые компании под выдуманными предлогами стараются не выплатить это. То есть получается, что мы, труженики села, всё это время, можно сказать, напрасно тратили свои денежные средства, отдавая их страховщикам. Вопрос у меня такого плана: как в дальнейшем будет совершенствоваться рынок страховых услуг в сельском хозяйстве и как обстоят дела с принятием нашумевшего закона о сельскохозяйственном страховании? Спасибо.

В.В.Путин: То, что мы видим в ряде случаев, когда страховые компании уклоняются от выплаты необходимых денег, конечно, очень печально, потому что страхование от рисков через страховые компании – это самый правильный, цивилизованный способ решения проблемы. Но когда мы видим, что у нас здесь происходят сбои, то тогда это значит, что эта система порочна, не настроена изначально. Нужно принять новый закон. Сейчас работа в Государственной Думе идёт, этот закон прошёл первое чтение. Очень рассчитываю на то, что в весеннюю сессию он будет принят окончательно. Речь идёт об использовании государственных средств, которые выделяются на эти цели, для поддержания страхового рынка. Там разные варианты сейчас рассматриваются. Через субъекты Российской Федерации деньги должны прийти прямо в страховую компанию. В конечном итоге это должно поддержать сами страховые компании, с тем чтобы сделать их платёжеспособными при любом развитии ситуации. Повторяю ещё раз: надеюсь, что до конца весенней сессии этот закон в окончательном виде будет принят Государственной Думой.

С.Н.Бочаров: Спасибо.

Вопрос: Президент Ассоциации крестьянско-фермерских личных подсобных хозяйств, Мудаев Владимир Мутляевич.

Уважаемый Владимир Владимирович! Будет ли предусмотрена в программах развития села поддержка мелиорации, в том числе компенсация затрат или субсидирование кредитов на приобретение водополивной техники? Опыт прошлогодней засухи показал, что это будет эффективно.

В.В.Путин: Считаю, что это очень важное направление. Сейчас не буду из головы цифры воспроизводить: боюсь ошибиться. Но мы знаем, что в Советском Союзе хоть в целом сельское хозяйство, к сожалению, не демонстрировало тех результатов, которые сегодня сельское хозяйство демонстрирует, мелиорации уделялось много внимания и немалые средства тратились на эти цели. Мы, к сожалению, этого не делаем. Министерство сельского хозяйства имеет мое поручение – сформулировать свои предложения по поддержке мелиорации. Давайте дождёмся, что они предложат. Потом мы на Правительстве рассмотрим и будем исходить из возможностей бюджета. Но в целом это правильное направление. Подумаем, как это можно сделать.

Вопрос: Новокубанский район Краснодарского края, председатель АККОР, Коробкина Екатерина Григорьевна. Сейчас из-за вспышки африканской чумы в ряде регионов страны происходит изъятие и уничтожение свиней. Мы очень озадачены этой проблемой, особенно те фермеры, которые занимаются животноводством. Действительно ли эти жёсткие меры оправданы или мы имеем дело с перегибами местных властей и ветеринарных служб, которые сначала допускают такую ситуацию, а потом уничтожают не только свиней, но и, как мы знаем, и лошадей?

В.В.Путин: Екатерина Григорьевна, я насчёт лошадей, честно говоря, не знаю, являются ли лошади переносчиками этого заболевания. Но в целом могу вам сказать, что, во-первых, нет никакого противоядия у этой болезни, и это самое главное, нет противоядия не только у нас в России – нет нигде в мире, никакой вакцины пока учёные не придумали. Это очень опасное заболевание животных – основание для того, чтобы закрывать рынки иностранных государств для нашей сельхозпродукции.

Я уже упоминал о своих переговорах с Еврокомиссией в Брюсселе, с нашими европейскими партнёрами. Они закрыли импорт (для них это импорт) всей нашей свинины из страны на том основании, что у нас во многих регионах сейчас зафиксированы «вспышки» африканской чумы свиней.

Я понимаю, что это тяжёлое испытание для людей, которые занимаются свиноводством. Кстати говоря, свиноводство у нас второе по темпам роста после птицеводства в стране. Конечно, это серьёзный ущерб. Мы обсуждали эту тему несколько раз, и встречаясь с крупными производителями, и на правительственном уровне, и на министерском. К сожалению, другого способа борьбы, кроме тех жёстких мер, которые сегодня предлагаются, нет. Вопрос – в компенсациях, вот это можно обсуждать. Сегодня порядок такой, что эти компенсации – за регионами. Если нужно, мы всегда регионы поддерживаем. Будем с ними в контакте по этому вопросу.

Вопрос: Алтайский край, глава фермерского хозяйства Балаков Александр Анатольевич, по совместительству председатель союза, член регионального совета «Единой России». Так что мы тоже поддерживаем все начинания вашей и нашей партии, Владимир Владимирович. И сегодня прозвучало, что село поддерживает всё это. Поэтому я хотел бы, наверное, от всех выразить слова благодарности за программу развития АПК и ту программу, которая будет по поддержке фермерства. Именно благодаря этой программе село наконец-то увидело, я не побоюсь этого слова сказать, технику, о которой мы и не мечтали, – как отечественную, так и, к нашему счастью, зарубежную.

Но, к сожалению, эта программа именно по поддержке, по компенсации части процентной ставки по импортной технике просуществовала не так долго. Сегодня включилась строчка такая: «…кроме техники, не имеющей аналогов».

На сегодняшний день у нас, как всегда, если есть импортная сеялка или наша сеялка, нам говорят: берите аналог, что нас не совсем устраивает. Сегодня у Вас прозвучало в докладе, что по технике принято, я считаю, очень серьёзное решение по поводу «Росагролизинга». Прозвучало, что будет техника более совершенная производиться уже в нашем машиностроении.

Но вот хотелось бы, Владимир Владимирович, обратиться прямо к Вам. На период становления нашего машиностроения, пока ещё на сегодняшний день недостаточно современной, серьёзной техники, продолжить программу по софинансированию или по снижению процентной ставки именно по импортной технике, если есть такая возможность. Спасибо!

В.В.Путин: Вы знаете, такая возможность есть, вопрос в том… Вы сейчас затронули очень важный аспект. Ведь каждая отрасль народного хозяйства должна быть сбалансирована, и у каждой есть свои интересы. Что вы сейчас сказали? Дайте нам купить высокопроизводительную, эффективную, хорошую и, в общем, не очень дорогую импортную технику, тогда мы (следует из того, что вы сейчас сказали) произведём хороший урожай, и продукты питания будут, может, подешевле и так далее. Мы ведь пошли на определённые ограничения по импорту в связи с экономическим кризисом, когда наши производители сельхозтехники полностью затоварились.

Вот я приехал в Ростов, в «Россельмаш» – у них техника, которую они производят, не просто на площадках на отгрузку стояла. Картина страшная была – забито всё! Все проходы, все проезды – всё забито техникой! Не то, что проехать, пройти негде! Всё забито было техникой. Реально. И не только это предприятие было поставлено на грань остановки. Всё, надо было остановить предприятие и распускать коллектив. В этих условиях ничего другого… То есть и другое тоже было, мы и другие меры поддержки предпринимали, но и это была мера поддержки отечественного сельхозмашиностроения.

Сегодня ситуация, конечно, меняется, но сегодня уже и Внешторгбанк, и Сбербанк финансируют, кредитуют закупку иностранной техники. Есть определённые ограничения только у Россельхозбанка. Я с вами согласен в том, что такие ограничения для Россельхозбанка пришло время снять. Мы это сделаем. Но только без субсидирования. Ведь что такое субсидирование? Нет, вы должны нас понять, и должны понять сельхозмашиностроителей. Что такое субсидирование закупок иностранной техники? Это значит, мы из госбюджета за деньги налогоплательщиков будем поддерживать производство в иностранных государствах. Это перебор!

Что мы можем и должны будем сделать, о чём мы должны будем подумать – создать такие условия, чтобы иностранный производитель приходил на нашу территорию производить эту иностранную технику. Так же, как мы, собственно, добились этого в области автомобилестроения. Но это будет связано с некоторыми другим ограничениями – на завоз готовой продукции, ещё с чем-то. Понимаете? Это будет отражаться на потребителях техники. Но если мы хотим с вами, чтобы у нас в стране производилось, – значит, сознательно нужно будет пойти на это. Мы будем в контакте с вашими организациями, с сельхозпроизводителями. Это всё должно быть прозрачно, понятно, ясно, перспектива должна быть. Но повторяю ещё: раз мы хотим, чтобы она была современная и приличная по ценам, без всякого субсидирования, тогда нужно добиваться, чтобы производство было на нашей территории. Субсидировать за счёт бюджета производство иностранных продуктов – это всё равно что мне бы сказали сейчас: «Давайте будем субсидировать производство финского масла». А вы бы мне сказали: «Ты что, совсем сбрендил? Мы здесь масло производим, а ты будешь субсидировать иностранное производство!» Так же мне скажут производители нашей отечественной сельхозтехники. Поэтому ограничения на финансирование кредитования со стороны Россельхозбанка снимем, но без государственного субсидирования.

Реплика: Уважаемый Владимир Владимирович, зная опыт работы Татарстана и других регионов Российской Федерации по развитию сельскохозяйственных потребительских кооперативов всех видов, можно сказать, что они играют важную роль – не только экономическую, но и социальную. Поэтому развитие данных кооперативов требует государственного подхода, о чём Вы и сказали. Поэтому нам бы хотелось, чтобы государство участвовало в развитии этих кооперативов не только через кредиты, которые мы получаем или не получаем в Россельхозбанке, но и на основе государственно-частного партнёрства. Есть кооперативы, которые уже получили развитие, но требуют дальнейшей закупки оборудования и новых технологий. Поэтому хотелось бы, чтобы была отдельная программа на основе государственно-частного партнёрства. На этой основе мы строим свою работу в Республике Татарстан. Спасибо.

В.В.Путин: Вы с Миннихановым (Р.Н.Минниханов – глава Республики Татарстан) обсуждали эти вопросы, нет?

Ответ: Да, мы работаем уже несколько лет, начиная с 2006 года. 50% стоимости оборудования, которое закупается кооперативами, возмещается республикой, поэтому здесь софинансирование необходимо учесть... Другие программы работают на софинансировании, поэтому хотелось бы, чтобы и федеральный бюджет в этом участвовал. Спасибо.

В.В.Путин: Хорошо, мы подумаем. Министр вот сидит, я прошу обратить на это внимание и посмотреть, насколько, в какой части, в какой доле мы могли бы принять участие в этой программе.

Вопрос: Спасибо, что Вы приехали на наш съезд, Владимир Владимирович. Я главой крестьянско-фермерского хозяйства была 15 лет, и вот два года я глава Роговского сельского поселения. И естественно, моя подруга задала вопрос по африканской чуме свиней. Но у меня теперь вопрос не как у главы фермерского хозяйства, а как у главы поселения. Мы столкнулись с очень серьёзными вопросами, ведь закон о ветеринарии был написан в 1980 году и в 1993 году было внесено только три поправки. А нормы содержания животных так нигде и не отработаны, нигде и не освещены. И вот как глава поселения я не могу принять никаких мер по содержанию животных. Поэтому у меня просьба такая: давайте дополним этот закон или, может быть, изменим, выработаем новый и так далее. Спасибо большое.

В.В.Путин: Да, вы правы. Мы месяца четыре-пять назад, в конце прошлого года, обсуждали это тоже с сельхозпроизводителями, когда подводили итоги уборочных – где-то в ноябре, по-моему, было. И все представители, в том числе крупных хозяйств, ставят этот вопрос. Сейчас идёт работа, мы будем этот закон, безусловно, совершенствовать. Вы абсолютно правы. Это правильная постановка вопроса.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Большое спасибо, что посетили наш съезд. У меня один вопрос. Вы в принципе уже ответили на те вопросы, которые мы хотели задать по земле. Спасибо, что есть такая инициатива – 50% субсидирования земляных работ, кадастровых. Наш областной бюджет 50% субсидирует по оформлению земельных участков. Единственное, что бы ещё хотелось заметить. Ленинградская область, сами знаете, земли мало, мы занимаем предпоследнее место в России по количеству гектаров – это всего 9 га. Для крестьянского хозяйства это очень мало. Но тем не менее народ хочет заниматься хозяйством, развиваться. И тут просто хотелось бы пожелать, чтобы всё-таки сократили сроки предоставления в аренду даже вот этих кусочков небольших – 7-8 га. Потому что получается, что приходит молодой парень: «Помогите получить землю в аренду». Начинаем разбираться: он сходил в сельсовет, ему сказали: «Приходите годика через полтора-два – мы этот вопрос рассмотрим и поможем».

В.В.Путин: Это областная администрация?

Ответ: Да.

В.В.Путин: Я с Валерием Павловичем (Сердюковым) переговорю обязательно, поговорю, посмотрю, как у них организована эта работа.

Реплика: Спасибо.

Вопрос: Большакова Татьяна Андреевна, фермер, Краснодарский край. Председатель организации Белореченского района фермеров и председатель краевого отделения регионального движения сельских женщин России. Уважаемый Владимир Владимирович, большое спасибо, что мне предоставили слово для вопроса. Мы заседали на круглом столе движения сельских женщин в рамках съезда. Вчера это было, вернее, сегодня. Очень много социальных вопросов поднимали женщины России, делегаты съезда. Всё сводится к тому, что те большие, очень большие деньги и те меры поддержки, которые и Правительство, и Министерство сельского хозяйства разрабатывают, до малых ферм не доходят. И не потому, что чиновники плохие – как бы сейчас я взяла и пожаловалась – нет. Совершенно не потому. Например, ГСМ. Я, как председатель районной ассоциации, могу сказать, что из 500 крестьянских хозяйств, даже из 522, из всех этих сельхозпроизводителей ГСМ получили в прошлом году только в пределах 20. Остальные не получили. Почему? Чиновники говорят: пожалуйста, получайте, но дают по разнарядке получать в Краснодаре. Это 100 км, значит, нужно нанять бензовоз, нужно привезти к себе в хозяйство, слить в сертифицированное нефтехранилище и хранить. Это по горючему.

Другой вопрос по удобрениям. Мы тоже не можем получить, потому что там проговорены условия: нужно чтобы был севооборот столько-то такой культуры, столько-то такой. У меня 90 га и я не могу севооборот в один год разделить на эти маленькие делянки и сеять пшеницу, подсолнечник. Я севооборот соблюдаю, но во времени: в этом году – у меня пшеница, на следующий – подсолнечник и так далее. Но я уже выпадаю из этой поддержки. Понятно, что у нас при том, что где-то 25 млн га сейчас необработанной земли, и при том же из 30% сельского населения – половина безработные. Вопрос такой: нужно создавать так эти условия получения, чтобы человек обязательно мог получить. Мы предлагаем: на гектар. Министерство вчера возразило, потому что разная рентабельность, понятное дело, и зоны разные. Но неужели нельзя посчитать при условии, что это хозяйство действующее, что это хозяйство отчитывается в Налоговую, что у него нет задолженности по налогам – ему на гектар определить по культурам вот эту субсидию? Не надо мне там на удобрение, на горючее, на то, на сё. Определите сколько, даже можно добавить, чтобы я по этому отчиталась ещё, куда я там дела, к примеру... Нельзя сказать, что это неразрешимые вопросы, но они будут большим стимулом, потому что вот те земли, которые мы говорим, что не обрабатывают, и те люди, которые безработные, они соединятся... И это будет для сельской семьи, для маленьких сельских семей очень большая помощь, большой эффект. Можно ли решить этот вопрос?

В.В.Путин: Вы знаете, что некоторые специалисты считают, что субсидирование просто на гектар – очень затратное, большое, но малоэффективное. Я знаю мнение – и Вы его сейчас сформулировали, –согласно которому считается, что это универсальный способ решения проблемы. И Вы сейчас сказали: «И не нужно мне тогда никаких послаблений по ГСМ там, по удобрениям». Но это значит, что эта субсидия на гектар будет безразмерно расти, потому что нефтяники и химики будут часть этой субсидии через вас постоянно оттаскивать на себя, если мы не будем бороться с повышением цен на эти ресурсы. Это будет означать, что вот мы же вот, допустим, договорились с нефтяниками, что цены на ГСМ, которые нужны сельскому хозяйству, будут снижены на 10% от цены ноября прошлого года. А от цен, когда мы об этом говорили, то есть от сегодняшних цен, это снижение на 30% и даже 37%. Это даст возможность сэкономить до 10 млрд рублей в сельском хозяйстве. А если мы пойдём по этому пути (я не говорю, что нельзя по этому пути идти, надо подумать, вместе прикинуть, чтобы не попасть нам в какую-то сложную ситуацию), но здесь есть и определённые сложности, которые могут нас поджидать. Вот я сказал: мы тогда не будем ограничивать рост цен на ГСМ, не будем ограничивать рост цен на химическую продукцию, но и они часть этих субсидий твёрдой рукой через Вас будут у нас забирать. Вот и всё. Повторяю ещё раз: не говорю, что это нельзя сделать, я просто обращаю внимание на то, что здесь много сторон проблемы. И так просто она не решится. Хотя как вариант это рассматривается. Но это, представляете, на всю страну по гектару. И постоянно нужно будет субсидировать нефтянку и химическую промышленность, по сути. Это в принципе такой метод, который применяется во многих странах. Да, он применяется, это правда. У нас он будет работать? Мы сможем администрировать всё, что вы сказали, или нет? Но во всяком случае пока такого решения не принято, я хочу обратить внимание Министерства сельского хозяйства на то, что было сказано по поводу доступности тех мер поддержки, которые мы формулируем, Министерства энергетики и региональных властей. Потому что организация доставки всё-таки на местном региональном уровне решается. Скажем, почему это вас заставляют ездить куда-то там в другие города, возить бензин или дизель, которые становятся там золотыми уже, и вся эта субсидия улетает на перевозку, это ерунда какая-то, не для этого же делалось.

Вы хотели сказать что-то, Сергей Иванович? Министр энергетики что-то скажет.

С.И.Шматко: Владимир Владимирович, хотел просто доложить, и это приятная весть, что вчера подписано постановление о вопросах функционирования розничного рынка электроэнергии, и как раз вот те вещи, о которых Вы говорили, будут действовать уже с 1 января этого года.

В.В.Путин: С 1 января этого года?

С.И.Шматко: Да.

В.В.Путин: И назад всё пересчитаем и заложим в будущие платежи?

С.И.Шматко: Так точно. Даже если они в январе получили платёжки по каким-то старым формулам, то с 1 января всё будет пересчитано.

В.В.Путин: Да, хорошо. Новость хорошая, но Сергей Иванович, министр энергетики, сразу увёл нас от того вопроса, который вы задали, причём сделал это блестяще, под аплодисменты. Но вопрос тем не менее правильный, и нужно, Сергей Иванович, обязательно посмотреть, как в регионах организована эта работа, с тем чтобы меры поддержки, которые мы вырабатываем и на которые мы направляем немалые ресурсы, чтобы они до людей доходили. Посмотрите, потом мне скажите.

Вопрос: Крестьянско-фермерское хозяйство Рязанской области, Храмов Николай Александрович. У меня земли, конечно, немного – 3,5 тыс. с сыном. Но у меня часть земли выкуплена. Вы сейчас вопрос задали хороший. Нам раньше земля выдавалась на постоянное пользование. Это был закон такой, постановление постоянное, пожизненное пользование... Вот эту землю я, конечно, отмежевал, всё сделал, но не могу её выкупить. Мне сказали: 15%. Я на этой земле работаю уже 10 лет – с 2000 года, не с 1990-го. Но земли у меня порядочно. У меня одной озимки – 2 тыс. га посеяно сейчас и сеять буду ещё весной. Это хорошо, конечно, все Ваши поддержки отличные, но как быть тем людям, которым была дана земля в постоянное, пожизненное пользование, чтобы её я мог выкупить не за 15 кадастров (кадастровая оценка земли у нас – 45 тыс. га)? У нас много таких, которым земля дана под это постановление, но сейчас её выкупать – очень дорого. Можно тем людям, которым дана была земля в постоянное, бессрочное пользование, сделать 2% выкупа за то, что мы там межуем и всё это делаем? Пока закон этот будет рассматриваться, если можно, пожалуйста, сделайте для тех…

В.В.Путин: То есть понизить стоимость…

Н.А.Храмов: Для тех, кому земля была раньше дана в постоянное, пожизненное, бессрочное пользование.

В.В.Путин: И тех, кто её обрабатывает, работает на ней.

Н.А.Храмов: Да! Я её обрабатывал, работал столько лет, столько вложил! И вдруг мне… У меня, конечно, пять детей – четыре сына и дочь. Все почти работают со мной, только дочь – в Россельхозбанке. Но дело не в этом, дочь и не должна работать на земле со мной, потому что у меня – сыновья. А так, конечно, даже за то, что Вы приехали к нам, огромное-огромное спасибо!

В.В.Путин: Хорошо. Спасибо за то, что вы сформулировали эту проблему, потому что то, что Вы сказали, – значит, что у людей, которые реально работают на земле, всё-таки проблемы будут, даже с этой оценкой и с этой стоимостью. Обязательно подумаем. Нам главное, знаете что? Здесь не допустить, чтобы кто-то залез сюда, я прошу меня простить за моветон, на халяву получил, а потом начал бы торговать этим. Поэтому нужно найти такой администрированный способ, чтобы земля попадала по дешёвым ценам, но в руки действительно тех, кто на ней работает. Нужно порядок администрирования и принятия решения отработать, но я вас услышал по поводу стоимости. Обязательно подумаем. И я прошу, Елена Борисовна (обращаясь к Е.Б. Скрынник), обязательно вот это посмотреть, сформулировать и с коллегами в Госдуме тоже поговорить на этот счёт. Нужно взвесить. Я думаю, это будет неправильно, чтобы государство использовало это как источник дохода. Вопрос только в том, чтобы это дисциплинировало людей, чтобы не просто так это было. Знаете, когда всё получено просто так – это ничего не стоит. Но в то же время, чтобы не было обременением большим. Я согласен, обязательно посмотрим.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Фермерское хозяйство «Маяк», Омская область. Мариенко Александр Захарович. Изначально, в силу природных условий, у людей, которые выращивают зерновые в неблагоприятных условиях, к которым относится Омская область (это на самой границе с Казахстаном), рентабельность производства будет ниже по сравнению с теми хозяйствами, которые находятся в более благоприятных условиях (Кубань или ещё где-то). Потому что затраты одни и те же на гектар: посеять, убрать и так далее, и так далее. Реализационная цена зерна одна и та же, а урожай зависит не от того, что я плохо работаю, а извините, от Господа Бога: он дождичка не дал. Как вот здесь, чтобы рентабельность наших хозяйств позволяла расширенно развиваться, а не выживать?

В.В.Путин: А вы бананы не пробовали выращивать, нет?

А.З.Мариенко: Нет, к сожалению.

В.В.Путин: Ну, то есть если климатические условия не позволяют, апельсины всё равно растить не будете?

А.З.Мариенко: Это понятно. Но если с таких позиций, Вы тогда скажите: нужно выращивать в наших природных условиях пшеницу или хватит одной Кубани? Мы тогда другим будем заниматься.

В.В.Путин: Вы знаете, это рискованное земледелие… оно ведь не только у нас есть. Скажем, в Финляндии, у наших коллег на северо-западе, у них рентабельно: новая техника, новые средства, химия, современные средства производства, новые технологии. За счёт этого можно поднимать рентабельность и нужно поднимать рентабельность.

Мы с вами вместе собрались сегодня, и я приехал, чтобы вам доложить о том, какие меры предпринимаются нами для того, чтобы такие условия создать, в том числе по технике, кстати говоря. Естественно, это долгий процесс, но добиться эффективной работы даже в условиях рискованного земледелия можно. Будем вместе с вами искать эти механизмы, которые позволят нам решить эту задачу. Обязательно! А сибиряки… Вы знаете, какое качество сибирского зерна.

Ответ: Очень хорошее!

В.В.Путин: Очень хорошее, да. Поэтому есть свои проблемы, но есть и свои преимущества. Надо использовать эти конкурентные преимущества. Конечно, при поддержке государства, потому что сельское хозяйство везде пользуется поддержкой государства. Особенно в нашей стране это абсолютно необходимо. Обязательно будем с вами работать в этом направлении.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Для меня большая честь, что я попала на этот съезд АККОР. Для меня историческое событие, что Владимир Владимирович здесь присутствует и я могу рассказать о своей «болячке». Я – многодетная мать, из Новгородской области, с глубинки, из Холмского района. У меня есть 14 приёмных и 6 своих детей.

В.В.Путин: Как же вы, такая хрупкая женщина, справляетесь с этой «бандой»?

Ответ: Дети у меня очень хорошие. Но у меня есть такая проблема. У нас фермерское хозяйство, племенное. Благодаря Россельхозбанку мы приобрели племенных коров. Спасибо, конечно, Россельхозбанку, но с кредитом расплачиваемся до сих пор, вот последний год. Мы бы расширили ферму и увеличили бы скот: у нас и овцы есть, и в инкубаторе разводим птиц, и торгуем за пределами района и выезжаем на разные ярмарки. Но трудность такая – у нас нет микроавтобуса. Ну и Бог с ним, мы его заработаем. Но самая большая трудность у нас – нам нужна большая ферма.

Посодействуйте нам построить ферму, остальное заработаем мы сами.

В.В.Путин: У вас кредит сколько? Кредит, который вы до сих пор выплачиваете?

Ответ: Мы брали 540 тыс., осталось где-то 100 с чем-то вроде.

В.В.Путин: Вы должны погасить будете, да?

Ответ: Да.

В.В.Путин: А сколько стоит ферма?

Ответ: А я не знаю. Мы там оформили землю и старую ферму от бывшего колхоза, там 100 голов скота стояло.

В.В.Путин: А у вас сколько?

Ответ: У нас сейчас 20 голов дойных коров, бык племенной, купили недавно.

В.В.Путин: Одного быка на 100 коров?

Ответ: Нет, на 20 коров.

В.В.Путин: Давайте мы так сделаем: мы вам кредит погасим, построим ферму и купим микроавтобус, имея в виду, что вы – многодетная мать.

Реплика: Спасибо большое.

В.В.Путин: Только, извините, пожалуйста, мне нужны ваши данные. Сейчас коллега подойдёт, ваши данные возьмёт все.

А у вас большие дети, сколько им?

Ответ: У меня приёмные дети уже учатся в агролицее – двое, они технику от и до знают.

В.В.Путин: А остальным по сколько лет?

Ответ: Самому маленькому 10 лет. А есть и маленькая, которой 8 месяцев.

В.В.Путин: Понятно. Поздравляю Вас с наступающим 8 Марта!

Вопрос: Кохановская Наталья Николаевна. Я мать 20 детей, у меня 4 своих и 16 приёмных.

Владимир Владимирович, я уже первых, старших, детей вырастила. Это не для того, чтобы тут подытожить. Я просто хочу немного добавить. Первые мои дети выросли, девять детей. Закончили аграрные вузы и колледжи нашего края. Что я хочу сказать? Эти дети выросли благодаря тому, что я их растила на нашей земле. Из девятерых детей шесть получили высшее образование, остальные – колледж. Остались со мной четверо, из которых двое доучиваются в высших учебных заведениях. И сейчас, видя сколько в России сирот, я считаю, что это позор для нашей страны. Мы просто со старшими детьми взяли десять детишек – от восьми месяцев до десяти лет сейчас этим деткам.

Всегда на земле жили многодетные крестьянские семьи, которые трудились на ней и не оставляли её. Государство должно по-особенному посмотреть на эту прослойку многодетных крестьянских семей. Потому что я для себя, например, решила, что буду детей отправлять учиться не в престижные вузы, а в те, которые мне нужны, растить тех специалистов, которые мне нужны. Нужен мне механик – первый поступил на мехфак, другая девушка – агроном, защита растений и остальные… Я вырастила специалистов.

Но на сегодняшний день очень тяжело, как сказала предыдущая женщина, гасить наши кредиты. Мы взяли кредитов, но нам этого мало, для того чтобы хозяйство велось по-умному и чтобы нам оставалось время водить наших детей на кружки или пригласить музыкального руководителя… Потому что дети наши должны быть развитыми, умными, и чтобы никто о них не сказал: «Эх, деревня!».

Владимир Владимирович, я Вам хочу преподнести такой подарок небольшой от нашей семьи – наш семейный альбом.

В.В.Путин: Спасибо!

Вопрос: Аверьянова Елена Викторовна, доцент Аграрного университета, Санкт-Петербург.

15 лет мы в России работаем в сфере сельскохозяйственной кредитной и потребительской кооперации. У нас в Аграрном университете, в Санкт-Петербурге, создан первый пилотный студенческий кооператив, потому что мы подумали, что закладывать эту кооперативную идеологию, кооперативное мышление в гражданское общество необходимо и в школе, и в университете. Мы Вас просим, я уже прошу не как многодетная мать (у меня студентов, с которыми я работаю, – 300 человек), и студенты обращаются к Вам тоже с такой просьбой: Владимир Владимирович, если Вы возьмёте под контроль кооперативное образование, то точно у нас обязательно село будет развиваться, потому что, если даже будущим чиновникам в головы вкладывать вот это кооперативное мышление, они, естественно, будут помогать, в том числе развитию фермерства через кооперацию. Большое Вам спасибо. Пообещайте, пожалуйста, что будете заниматься кооперативным образованием!

В.В.Путин: А в чём особенности именно кооперативного образования? В чём его отличие от другого аграрного образования?

Ответ: Особенность кооперативного образования в том, что можно кооперативно учить, начиная в школе создавать маленькие такие артели, кооперативы, допустим, вузовские кооперативы… Мы 10 лет наших кооператоров учили только на международные гранты, понимаете? Сами писали, сами выигрывали, сами учили. Мне стыдно даже у фонда «Евразия» просить деньги на образование студенческой кооперации. Нам кажется, что это государственный подход должен быть.

В.В.Путин: А вы относитесь к системе общего образования либо в Минсельхоз входите?

Ответ: В Минсельхоз. Но это тоже государственный вуз.

В.В.Путин: Елена Борисовна, Вы услышали, да?

Е.Б.Скрынник: Да.

В.В.Путин: Вы мне тогда просто в Москве зайдите и расскажите поподробнее, что здесь можно сделать и как помочь им можно, ладно?

Реплика: Спасибо большое.

В.В.Путин: Не за что пока. Обязательно посмотрим.

Вопрос: Липецкая область, крестьянское хозяйство, Дорохин Юрий Иванович. Уважаемый Владимир Владимирович, есть русская поговорка: Дай – хорошо, дай – ещё лучше. Поэтому то, что Вы нам сегодня предоставили – и просить-то больше неудобно. Но тем не менее есть некоторые вопросы, которые… Хотелось, чтобы Вы услышали людей от сохи, так сказать.

Такой вопрос. Бензин марки А-80, выпуск этого бензина отменили. А большинство хозяйств и фермерских, да и больших имеют машины, которые работают на этом бензине. Сегодня их переводить на дизельное топливо – лучше купить новые. Это будут очень большие затраты. Может быть, мы не успели или до нас не успели раньше довести то, что его выпуск будет прекращён. Но на этот год нам обещают, что мы доработаем этот год – весенне-полевые работы, уборочную кампанию – на тех запасах, которые есть. А что дальше? Этот вопрос никем не решается. Это один вопрос.

Второй вопрос. Честно сказать, мы устали, что цены на нашу продукцию прыгают вверх-вниз, уловить их невозможно. Мы ни сегодня не знаем, ни завтра не знаем – какая будет цена конкретно на ту же пшеницу, которую мы сохранили до сегодняшнего дня, и какая цена будет на ту пшеницу, ячмень, на зерновые, которые будут у нас после уборочной кампании. У нас у крестьян две беды: урожай большой – беда, урожая нет – беда. Урожай большой – цены нет. Урожая нет – цена как будто бы есть.

Сегодня на всё цена подрастает, а на пшеницу пошла вниз. Сказали, что будет выброс на торги и все перекупщики, мукомолы нам говорят: «Мы поедем, купим по шесть рублей зерно на торгах». Всё – цена шесть рублей. Два года мукомолы на дешёвом зерне работали, но цена хлеба в магазинах не понижалась. И начинается уборочная кампания, нам говорят: «Зерна у нас море, цена будет маленькая». В общем играют на том, что мы очень зависимы. У нас, у крестьян, фермеров нет хороших складов, нет возможности хранить, особенно осенью. Это, конечно, игра такая, Вы знаете. Сохранить тяжело, цена понизилась, нам надо продавать, и весна сейчас – нам надо сеять, у кого-то осталось зерно. Хочешь, не хочешь, зерно пошло вниз, а нам надо продавать, держать мы больше не можем. Вот такая система.

И, пользуясь таким случаем, как деревнеобразующий фермер я привёз Вам от жителей деревни небольшое послание. Если Вы разрешите, я Вам передам.

В.В.Путин: Виктор Алексеевич возьмёт сейчас и мне передаст.

Ю.И.Дорохин: Спасибо большое! Спасибо за ту помощь, которую Правительство оказывает. Я фермер с 1994 года и начинал с 24 га в 1994 году, сегодня – 1200 га. Благодаря Вашей помощи мы потихоньку развиваемся, но хотелось бы побыстрее. Хотелось бы побыстрее развиваться!

В.В.Путин: Понятно.

Ю.И.Дорохин: Спасибо большое!

В.В.Путин: Юрий Иванович, Вы сознательно или несознательно сталкивались с реальными проблемами по жизни. Сейчас вот говорили таким простым, доходчивым языком и попали в самые болевые точки развития целых отраслей экономики. Сейчас я отвечу Юрию Ивановичу, потому что он недолго говорил, но говорил очень важные вещи. Ну, например, по некоторым видам топлива, по ГСМ.

Здесь ведь мы говорили… Выступал коллега из Сибири, из Омска – он говорил: «Как же нам сделать так, чтобы у нас производство сельхозпродуктов было эффективным и конкурентоспособным?» А я, если Вы обратили внимание, сказал, что техника нужна новая, новые формы, новые удобрения, их должно быть достаточно и так далее. Но, скажем, чтобы была новая техника, нам нужно заставлять, в том числе наших производителей, делать её современной, конкурентоспособной. А для этого мы договорились с нефтяниками, чтобы они на определённом этапе переходили к новым видам топлива, в том числе экологически чистым, чтобы не загрязнять наши города и те места, где люди живут.

Это всё сбалансировано. При этом мы пошли навстречу нефтяникам, пошли навстречу армии, потому что в армии тоже очень много машин, которые работают ещё на старых видах топлива. И мы оттянули, по-моему, на три года переход на новые виды топлива. Планировали на три года раньше это начать, всех предупредили – всё равно нефтяники уговорили нас продлить производство этих старых видов топлива. А те, кто производит двигатели, моторы для машин, они говорят: «Как же так? Мы уже начали производить новые виды двигателей. Куда нам их девать? Их покупать никто не будет. У нас заводы встанут!» Понимаете, насколько всё взаимосвязано и сбалансировано в экономике должно быть. Поэтому это неизбежный процесс обновления. В конечном итоге он должен пойти на пользу всем отраслям, в том числе и отрасли сельского производства. Это такой стимул для обновления техники, к переходу на новое поколение. Да, наверно, это связано с дополнительными затратами, но здесь государство должно помочь вам тогда с другой стороны – больше субсидировать закупки. Вот что я сейчас сделал, объявил? Вот сейчас почти 4 млрд, 3 млрд 700 тыс. мы выделяем на то, чтобы за 50% вам продать новую технику. Надо этим воспользоваться. Если этого мало, мы готовы ещё помочь. Но затормозить движение развития было бы неправильно, хотя, конечно, делать нужно очень аккуратненько. Если вы считаете, что это слишком быстро, можно подумать. Но тогда мы можем подсадить наши предприятия, которые производят автомобильную технику.

Теперь по ценам. Всё-таки вы знаете, почти 9 тыс. уже на рынке стоит зерно. В некоторых регионах по 8,5.

Реплика: 6-7.

В.В.Путин: 6-7, а в некоторых регионах доходило до 9. Вон Виктор Алексеевич Зубков мне докладывал, он следит за этим.

Реплика: Упало.

В.В.Путин: Сейчас упало, да. Мы объявили о том, что мы из резервного фонда… Вы понимаете, а стоимость продуктов питания как растёт. Ведь у нас десятки и сотни миллионов живут в крупных населённых пунктах, понимаете? Мы же должны о них тоже подумать. Я понимаю, что цены немножко сократились. Но для этого и существуют резервные фонды, которые Правительство сделало. Ведь мы в своё время, когда вам было тяжело, и тот же Виктор Алексеевич Зубков, министр сельского хозяйства пришли ко мне, говорят: «Давай деньги, мы должны с рынка взять, срочно дешёвое зерно убрать, помочь сельхозпроизводителям цены поддержать на должном уровне».

В.А.Зубков: Было, мы просили.

В.В.Путин: А сейчас это зерно используется для того, чтобы их немножко опустить. Но это сбалансировано должно быть и для производителей, и для потребителей. Я сейчас не готов сказать, но если оно немножко припало по ценам, значит (знаете, наверное, не та аудитория, где порадуются люди), в целом по стране мы добиваемся результата. Так же, как я говорил по ГСМ. Вот мне зампред Правительства по этому виду деятельности говорит: «Нефтяники пищат уже там, орут». Но держат всё-таки слово своё: на 4,5% бензин снизили, по дизельке до 8% доходит. Плохо, что не должным образом везде организован порядок доведения этого продукта до потребителя, но над этим надо работать. Но в принципе эта отрасль в общем-то выполняет свои обязательства. Всё должно быть, как я неоднократно говорил, сбалансировано. Мы, конечно, будем следить за ценообразованием.

Но у государства в условиях рыночной экономики не так много инструментов. Один из них – это резервные зерновые фонды (что касается зерна). Другие способы оказать влияние на ценообразование – это как раз весь тот комплекс поддержки, который мы осуществляем: субсидирование ставок по кредитам, по лизингу, продление кредитов. Мы обещали 5 млрд для тех, кто сохранит поголовье скота, – мы эти деньги выделили, они будут. Обещали дополнительно 1 млрд на зерно, на посевную – мы выделили. Обещали дополнительно ещё 1 млрд на минеральные удобрения – мы его выделили, договорились с химиками, что они будут держать. Мы видим проблемы, в некоторых регионах до 30% рост по минеральным удобрениям. Мы обязательно будем с ними работать. И не только с ними, потому что они с заводов-то выпускают, как мы договорились, дальше, что происходит – непонятно. Но мы будем над этим работать, будем вам помогать. Но инструментов влияния на эти процессы, на ценообразование не так уж и много. Они есть, но они ограничены всё-таки. А уж что касается погоды и засухи – здесь мы с вами совсем бессильны.

Вопрос: Я из Карачаево-Черкесии, небезызвестной Вам своими достопримечательностями. То, что Вы сегодня перед съездом говорили – всё это, можно сказать, подарок для фермеров, для присутствующих здесь. Мы тоже приедем, на местах будем об этом говорить.

К большому сожалению, то, что здесь говорится, до регионов не доходит. Как бы нам найти всю эту информацию, которую Вы сейчас здесь озвучили, чтобы мы могли потребовать то, что было сказано здесь: «Нет, не так, дорогие наши и уважаемые чиновники, это вот так!». Мы сидим на лошади, а уздечку тянут они! На таких условиях, по-моему, у фермеров нет никаких резонов выполнять те проекты… Поэтому хотелось бы эту всю информацию иметь, и чтобы это всё контролировалось из федерального центра. Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Я не случайно сюда приехал. Я просто сказал о том, какие меры мы предпринимали и намерены предпринимать. Но приехал именно на ваш съезд, имею в виду, что у Владимира Николаевича (Плотникова) есть возможность встретиться со всеми моими коллегами, с присутствующими здесь вице-премьерами, с министрами, с руководителем «Росагролизинга», вот он здесь сидит тоже. Он всю эту информацию возьмёт и по линии АККОР всё будет до вас доведено. Но этого всё-таки недостаточно, нужно, чтобы и на региональном уровне была поставлена работа соответствующим образом, без дополнительных, ненужных и обременительных так называемых административных барьеров. Собственно говоря, ради этого мы и работаем с регионами, будем эту работу обязательно продолжать.

Вопрос: Шохин Вячеслав Павлович, Орловская область, фермер.

Владимир Владимирович, Вы действительно все вопросы, с которыми мы ехали и которые хотели услышать, озвучили. Но есть один вопрос, касающийся меня и ассоциации нашего района. Основной вопрос у нас – вопрос земли. Есть такая пословица «Работать на чужой земле – это всё равно, что жить на квартире». Понимаете? Поэтому вопрос стоит очень серьёзно. Я, например, и многие наши фермеры уже успешно развиваемся. Мы вырастили своих детей, они получили образование и хотят работать на земле. Вы уже сказали, что первоочередное право земли будет предоставлено мелкому и среднему бизнесу. Но у нас сейчас такая проблема: раньше пришли люди, которые вложили, может быть, деньги, взяли в аренду землю, работают на ней и люди, которые пришли с большими деньгами, понимаете? Но они в своё время заключили договоры аренды на 49 лет, и заключили на таких условиях, которые в несколько раз хуже, чем у нас. Люди, понимая, что мы с ними живём, понимая, что мы там, они к нам относятся уже хорошо. Вы правильно сказали, нас в депутаты выдвигают, выбирают, и мы начинаем уважением пользоваться. И они хотят эти земли передать нам, потому что мы их не обидим. Но получается так, что те, у кого много денег, пытаются это всё снивелировать и перебить. У них юридические службы. Поэтому есть такая просьба, чтобы было первоочередное право приобретения земель и чтобы это слышали люди, которые желали передать, чтобы не было перебоев. Ну, Вы знаете, как это происходит – приезжают ребята, дают деньги и начинают скупать земли. Юридическими своими службами они забивают нас, мы не можем противостоять им.

В.В.Путин: Вы из какого региона?

Ответ: Орловская область.

В.В.Путин: В Орловской это, может быть, даже ещё и не так актуально, а вот в Московской области, в Ленинградской области, где земли дорогие, там это приобретает совсем извращённый характер. Поэтому мы и говорим о совершенствовании механизмов оформления земли в собственность. Там ведь существует ещё одна проблема, связанная с паями: паи есть, а их вроде и нет, и они не нарезаны на конкретных участках.

В.П.Шохин: Нам первоочередное право нужно, Владимир Владимирович!

В.В.Путин: А часто не найти даже собственников этих паёв. И что с этим делать? Это вопросы, на которые нет простого ответа. Я сегодня только обозначил в целом эту проблему и показал, по какому пути мы будем идти. Мы обязательно будем идти. Я с вами полностью согласен, просто где-то лет 10-15 назад, в 1990-е годы, было принято много решений, которые казались тогда оптимальными и рыночными, современными. Они поставили нас в такое сложное положение, из которого никак теперь не выбраться. Но мы будем искать этот выход, в том числе и по вашей области, конечно.

В.П.Шохин: Спасибо!

Реплика: Можно вопрос?

В.В.Путин: Пожалуйста, но тогда уж точно завершающий, ладно?

Вопрос: Вы рассказали много полезного. Но я хочу Вам ещё один вопрос задать – по технике именно. Я фермер, республика Калмыкия. Зона рискованного земледелия. Тем не менее мы занимаемся зерновыми, имеем технику, землю – всё есть.

Но нас очень волнуют цены на технику. Комбайны у нас – 17-20 лет. Заменить практически очень сложно. Техника повысилась в цене, и очень здорово, а на зерно у нас до этого года 2-3 рубля была цена. Чтобы купить комбайн, нам надо было 1 тыс. т зерна сдать, где-то 800-900 т. Цены на комбайны высокие. Может быть, они и не высокие, но для нас в данный момент так получается.

Теперь, значит, дал я заявку на приобретение комбайна. Ну думаю, ладно – соберёмся там, чуть-чуть займём, чтобы купить комбайн. Вместо двух «Нив» – один «Вектор»: наш отечественный комбайн два заменит. Но если до конца февраля не заплатим, цена на комбайн «Вектор» поднимается на 390 тыс. рублей. Как этот вопрос отрегулировать – я не понимаю. И потом, старую технику утилизировать надо, сдавать. Вроде программа начинала работать, но сейчас опять нет такого. И автомашины точно так же. У нас автомашины старые – эту технику тоже надо менять, но у нас «Зил» – он с арены ушёл, такие небольшие машины. «Газ» сейчас только работает. А комбайны сейчас выходят – «Вектор». Зерна он намолачивает 6 кубов. Что в этом плане? Как правильно подойти?.. А ещё зерновой рынок – я не знаю, как его регулировать. Раньше мы работали так: зерно намолотили, на элеватор завезли, сдали зерно, деньги – в банк, налоги – в казну. Никаких не было проблем. Сейчас с этим зерном проблемы небольшие. Всё. Спасибо.

В.В.Путин: Я начну с того, чем вы закончили. Во всех странах с нормальной рыночной экономикой зерновой рынок, как правило, регулируется через биржу. Если бы мы сделали так, как предлагали некоторые наши экономисты и некоторые наши эксперты, мы поступили бы с точки зрения рыночной экономики абсолютно правильно: направили бы фуражное зерно на биржу – мы стабилизировали бы цены на этот вид зерна, чуть-чуть, немножко, я думаю, их опустили бы, но в целом вам пришлось бы покупать это фуражное зерно где-то в районе 6 тыс. за тонну. А мы будем распределять это зерно по 4,5-5 тыс.– это не очень рыночное решение. Но в данных условиях, имея в виду засуху двух лет и крайнюю потребность в этом зерне животноводческих хозяйств, думаю, что мы поступили правильно. В целом в нормальных условиях, конечно, биржа должна регулировать. Конечно, она должна нормально функционировать, там должны быть соответствующие правила, они должны администрироваться должным образом, соблюдаться, надзор должен быть соответствующим образом налажен. Но в целом это – самое простое, универсальное средство нормального ценообразования на рынке продовольствия – в данном случае зерна.

Что касается техники. Нужна соответствующая программа развития сельхозмашиностроения, примерно такая же, как и по автомобильной технике. К нам сегодня пришли все мировые бренды, все производят автомобильную технику в нашей стране сегодня. С большим уровнем локализации, то есть производства запасных частей на территории Российской Федерации, и с хорошими планами на будущее. Но это было связано с определёнными ограничениями – с ограничениями завоза подержанной техники на таможенную территорию Российской Федерации. И, надо прямо сказать, это, конечно, не всем понравилось. И естественно, так проще – пойти и купить дешёвый, подержанный автомобиль иностранного производства. Дешевле и всё. И в общем-то я этих людей, наших граждан, понимаю.

Но если мы хотим иметь свой хороший автомобиль, произведённый на нашей территории, качественный, имеющий перспективы, то тогда мы вынуждены вводить ограничения на завоз иностранной автомобильной техники. Если мы хотим производить на нашей территории хорошую современную сельхозтехнику, нам придётся тоже пойти по этому пути ограничения. А потребители-то вы! Так в любой сфере производства. И мы с вами тогда должны будем вместе, со знанием дела принимать ответственные решения. Понимаете?

То же самое в области транспортного машиностроения, авиационных перевозок. Нам компании, которые занимаются авиаперевозками, говорят: «Да не нужны нам отечественные самолёты. Дайте нам возможность беспошлинно завозить иностранные». Но тогда мы никогда не будем производить своих и наш авиапром просто умрёт. Нужно действовать очень аккуратно. Но мы эти проблемы знаем. Мы их видим, и мы целый комплекс поддержки сельского хозяйства наметили, осуществляли последовательно в течение предыдущих 10 лет и намерены осуществлять его дальше. Я сказал, в этом году только 150 млрд на поддержку сельского хозяйства выделяем в целом и будем наращивать эти усилия. Обязательно будем это делать по всем направлениям.

Десять лет назад, когда мы начинали эти крупномасштабные меры поддержки, тогда, надо прямо сказать, и фермеров-то не было, только говорили о том, что будет фермерство, и многие коллеги мне говорили: «И не надо этого делать, потому что сельское хозяйство – это чёрная дыра. Туда сколько денег ни давай, всё равно ничего не будет. Вон сколько в Советском Союзе денег давали, а всё равно продовольствия не было, всё равно ездили в Москву за колбасой». Понимаете?

А у нас получилось с вами! Я же приводил эти цифры. Сколько сегодня товарное производство у нас сельхозпродукции? Как оно растёт? Как мы занимаем свой собственный рынок? Как мы вытесняем импорт? У нас очевидный прогресс, даже несмотря на тяжелейшие условия последних двух лет, связанных с засухой.

Конечно, нужно совершенствовать эти механизмы. И, конечно, мы будем это делать. Вот здесь женщина – многодетная мать – выступала, она говорила: «Мы хотим так воспитывать своих детей, чтобы никто нам никогда не бросил: «Эх, вы, деревня!”» А я хочу сказать, что деревня – это звучит гордо. Я желаю вам успеха. Спасибо!

Сайт Председателя Правительства РФ

Версия для печати
Главное