Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
5 марта 2011 | Архив

Путин: самый яркий пример – это Калужская область

В Брянске премьер-министр, лидер «Единой России» Владимир Путин принял участие в межрегиональной конференции партии по Стратегии развития Центральной России до 2020г. Он подчеркнул, что «опыт Калуги, а также Белгорода, Рязани, Воронежа, Липецка, Ярославля показывает, какой результат могут принести грамотный поиск инвесторов, снятие административных барьеров, вложения в инфраструктуру и подготовку кадров».

«Считаю, что оценка эффективности работы руководителей регионов, вообще региональных властей по привлечению инвестиций, поддержке предпринимательства должна быть предельно открытой. Именно поэтому мы выдвинули предложение – ежегодно составлять публичный рейтинг инвестиционной привлекательности регионов страны», – добавил премьер.

Стенограмма:

Выступление В.В.Путина: Здравствуйте, уважаемые друзья, коллеги! Хорошей погодой нас Брянск встречает, и настроение сразу такое позитивное возникает, весеннее. Мы с вами в этой почти праздничной обстановке, во всяком случае предпраздничной, перед 8 Марта проводим первую нашу межрегиональную партийную конференцию в наступившем 2011 году. Обсудим проекты развития Центрального федерального округа. Прежде – несколько слов по итогам, а также позвольте сформулировать несколько предложений.

Мы все с вами прекрасно понимаем, что, если политическая партия претендует на поддержку людей, она должна чувствовать этих людей, знать их проблемы и ставить их во главу угла своей работы. Не случайно, что «Единая Россия» взялась за подготовку проектов развития для всех российских регионов России – от Дальнего Востока до Калининграда. На наших межрегиональных форумах мы смогли поднять и обсудить многие значимые и острые темы, но главное – вышли на практическую реализацию выдвинутых инициатив.

По итогам конференций Правительство России приняло ряд решений, например о понижении цен на газ для Камчатки. Я просто вспомню о том, какие решения принимались на предыдущих региональных конференциях и что было сделано. Так вот, приняли решение о понижении цен на газ на Камчатке, о расширении программы льготных авиаперелётов для сибиряков и дальневосточников. Выделены средства на восстановление лесов, пострадавших от пожаров в Центральном регионе. Запущена программа модернизации АвтоВАЗа и обустройства города Тольятти, других моногородов. С участием ВЭБа создаётся Фонд прямых инвестиций для проектов на Дальнем Востоке. Формируются институты развития для Северного Кавказа.

В рамках стратегий развития Приволжского, Сибирского, Дальневосточного округов нашу поддержку получили более 100 инвестиционных проектов общим объёмом свыше 3 трлн рублей. В Северо-Кавказском федеральном округе только в 2011 году будет запущено 37 крупных проектов на 400 млрд рублей – для Северного Кавказа это очень приличные деньги. Мы, безусловно, всё это сделаем, несмотря на попытки помешать нормальному развитию Северного Кавказа.

Уважаемые друзья! В прошлом году ВВП страны увеличился на 4%, реальные доходы граждан – на 4,1%. Ещё раз хочу подчеркнуть, всё время говорю об этом, – это реальные доходы за минусом инфляции. Промышленное производство выросло на 8,2%, а в перерабатывающей промышленности вообще рост составил 12%. По некоторым отраслям реального сектора экономики – выше. Так, наш автопром по сравнению с кризисным 2009 годом удвоил выпуск продукции. Продажи новых легковых автомобилей увеличились на 30%, грузовиков – на 122%, автобусов – почти на 30%. И основную выгоду от этого роста получили именно отечественные производители. Смотрите, доля машин российской сборки в структуре продаж на нашем рынке – порядка 70%, а 9 из 10 лидеров рынка легковых машин – модели, произведённые в России.

Показатели автопрома в 2009 году такие: производство легковых машин – спад был на 60%, грузовиков – спад на 65%, автобусов – спад на 47%. В 2010 году производство легковых автомобилей увеличилось на 101,4%, грузовиков – увеличилось на 74,5%, автобусов – увеличилось на 23,6%.

Наши финансовые учреждения, банки вновь расширяют финансирование экономики. Рост кредитного портфеля по итогам 2010 года – более 12%. Восстанавливаются ипотека, потребительское кредитование.

Вы помните, в период кризиса Центральный банк и Правительство России обеспечили банковский сектор необходимыми ресурсами и ликвидностью. Так, в конце 2008 года размер такой помощи доходил до 5 трлн рублей. Это колоссальные цифры для России! Сейчас эти деньги возвращаются государству, причём с прибылью. Доход государства уже составил более 200 млрд рублей. Все эти деньги, которые мы давали банкам, – это не подачка и не подарок. Словом, позитивные тенденции в экономике есть.

Вместе с тем хочу призвать всех нас к предельной собранности. Наступивший год – очень ответственный для страны. Мы переходим к этапу посткризисного развития, посткризисного восстановления. В отдельных секторах экономики это уже практически достигнуто, но ещё далеко не везде.

В острой фазе экономического кризиса мы были вынуждены концентрировать внимание на оперативных мерах, на помощи гражданам, конкретным отраслям, предприятиям. И, как мы видим, по автопрому есть положительный результат. Да, мы, конечно, продолжим наши долгосрочные программы. Но совершенно очевидно, что за предыдущий, непростой период накопилось и много системных проблем, которые требуют решения. Конечно же, мы должны сделать выводы из кризиса, извлечь уроки, восстановить экономику как можно быстрее, причём речь идёт о качественном развитии. Мы об этом всё время говорим. Как бы ни складывалась ситуация на глобальных рынках, для нас очевидно: Россия должна уходить от сырьевой зависимости.

Текущая благоприятная конъюнктура на наше сырьё, углеводороды, металлы, химию не должна никого расхолаживать, служить поводом для затягивания назревших проблем. Именно поэтому, сохраняя базовые цели и ориентиры Стратегии развития страны до 2020 года, нам необходимо найти новые точки роста, задействовать факторы развития для промышленности, бизнеса, определить резервы для повышения национальной конкурентоспособности.

Знаете, я сейчас скажу простую, но такую вещь, которую мы в общем нечасто повторяем: партия «Единая Россия» сыграла очень важную роль в нашей новейшей истории, особенно в период кризиса, – говорю это совершенно ответственно – когда быстро, оперативно принимались необходимые решения. В чём ценность была и остаётся «Единой России»? В том, что она является краеугольным политическим камнем стабильности и в политике, и в экономике. Спасибо вам за аплодисменты.

Но я хочу сказать, что сегодня этого уже недостаточно, потому что сегодня мы должны идти дальше. Нам нужна модель, основанная на высокой квалификации и профессионализме людей, на умных управленческих решениях и грамотной инвестиционной политике, на кардинальном повышении производительности труда, создании условий для малого и среднего бизнеса. Нам вперёд надо идти, надо в будущее смотреть. И партия «Единая Россия» должна сейчас предельно мобилизоваться. Она обязана найти и предложить обществу оптимальные пути решения проблем, стоящих перед страной и на ближайшую, и на отдалённую стратегическую перспективу.

Совсем недавно, на этой неделе, в Тамбове я встречался с фермерами. Правительство обязано, конечно, продолжить оказывать поддержку российскому сельскому хозяйству, тем более что речь идёт о продовольственной независимости страны, о доступных и качественных продуктах для наших граждан. Сегодня одна из самых острых проблем – это рост цен на продовольствие.

Обращаюсь к руководителям регионов, к депутатам наших фракций: надо более активно проводить политику сдерживания цен, гибко реагировать на ситуацию, формировать региональные продовольственные фонды, наладить эффективное межрегиональное сотрудничество. Мы сейчас уже используем такой механизм на зерновом рынке, предоставляем фуражное зерно по цене ниже рыночной регионам для поддержки животноводства. Мы знаем, что продолжают расти цены и на мировом рынке, которые создают определённое давление на нашем, на российском. Наши крестьяне пережили не только два неурожайных года вместе со страной, но и последствия мирового экономического кризиса, который сильно ударил по нашей экономике и тем самым сказался на социальной сфере и на уровне жизни наших граждан. Да, в отличие от некоторых стран, в период кризиса Россия не урезала зарплаты бюджетников, не снижала пенсии, не повышала пенсионный возраст, как это сделано в очень многих странах с развитой устойчивой экономикой, вы все об этом хорошо знаете. Мы строго выполняли все наши социальные обязательства. Однако многие наши граждане столкнулись с безработицей, со снижением реальных зарплат и доходов. Мы в прошлом году вообще не индексировали заработную плату бюджетников – она у нас очень низкая. Но все программы социального развития мы в целом всё-таки смогли реализовать. Например, во время кризиса мы подняли пенсии, вы знаете, почти на 46%. Сейчас у нас появляются дополнительные возможности, и, конечно, люди ждут, как мы будем их использовать, что выберем в качестве приоритета.

Вы знаете, в экспертном сообществе предлагаются разные рецепты, но одно ясно: мы не можем отказываться от социальных обязательств. И мы, конечно, не можем и не будем бросать людей один на один с проблемами, обещая им процветание завтра, как это было десятилетия тому назад. Так было уже не раз в нашей истории, и мы по своему историческому опыту знаем, чем это заканчивается.

Надо найти такие решения, которые, с одной стороны, дают возможность стране эффективно развиваться, а с другой – позволят абсолютному большинству граждан страны ощущать это развитие на себе, судить о нём по реальному улучшению своей жизни, жизни своих детей, использовать плоды этого развития. И повторю ещё раз: не в каком-то туманном отдаленном будущем, а сегодня.

Несмотря на все трудности, ограниченность финансовых возможностей, в 2010 году, как я уже говорил, мы пошли на серьёзные увеличения пенсионных выплат. С 1 февраля 2011 года трудовые пенсии в России вновь проиндексированы – на 8,8%.

Сейчас мы готовимся к тому, чтобы с 1 апреля провести очередную индексацию уже социальных пенсий – тоже на 8,8%. У нас ещё есть обязательства. Мы подумаем, как действовать дальше по этому направлению. Иначе поступить невозможно: пенсия в большинстве случаев – единственный или основной источник средств существования для пожилых людей. И мы не допустили падения их доходов в кризис, тем более не можем позволить, чтобы это произошло сейчас.

Теперь о том, что ещё предстоит сделать. В текущем году нам нужно принять решение по увеличению стипендиального фонда, поддержать российское студенчество, тем более что стипендиальный фонд не индексировался два года. Если по бюджетникам мы в конце 2008 года резко увеличили фонд оплаты труда на 30% и 2009 год ещё, можно сказать, прошли более или менее нормально в условиях падения заработных плат в экономике в целом, бюджетники держались. В 2010 всё пошло вниз, стипендии вообще два года не повышали. Мы этот вопрос проработали, могу сказать (я уже говорил об этом), что индексация по стипендиям составит с 1 сентября 2011 года не менее 9%, именно не менее. Постараемся, чтобы эта цифра была выше.

С 2012 года мы начнём внедрение новой системы денежного довольствия военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов: предусматривается существенное повышение окладов по должностям и званиям. При этом размеры денежного довольствия будут зависеть от уровня профессиональных качеств военнослужащего, от сложности и ответственности решаемых им задач. Уже цифры приводились. Лейтенанты в органах внутренних дел будут получать от 33 до 45 тыс. рублей, в Вооружённых Силах – 50 тыс. рублей, а денежное довольствие тех военнослужащих, служба которых связана с риском для жизни, проходит в трудных условиях, будет ещё выше. Для начинающих офицеров оно может составить и 80, и 90 тыс. рублей – для начинающих. Военные пенсии также будут повышены с 1 января 2012 года не менее чем в 1,5 раза.

О бюджетниках я уже начал говорить. Могу только повторить: здесь ситуация – самая сложная. Во-первых, зарплаты два года не индексировались. Я говорил: в конце 2008-го мы повысили фонд оплаты труда на 30%, 2009-й ещё нормально прошли, а в 2010-м было тяжело. Во-вторых, существует достаточно большой разрыв по уровню оплаты труда в разных регионах страны. Средняя зарплата у учителей, медицинских работников в субъектах Центрального федерального округа, за исключением Москвы и Московской области, – порядка 10 тыс. рублей, и это прямо скажем, не густо. А на деле, в поликлиниках, в больницах районных ещё меньше, причём значительно меньше.

С 1 июня 2011 года проведём индексацию зарплат бюджетников – на 6,5%, как это предусмотрено законом о бюджете. Но понимаем, конечно, что этого недостаточно. Поэтому будем думать над тем, чтобы осенью сделать второй шаг. Это наша консолидированная позиция с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, мы только позавчера об это говорили. Будем исходить из возможностей бюджета. Следующий шаг осенью, в сентябре этого года, сделаем обязательно. Но к июню накопленная инфляция, конечно, будет меньше 6,5% – это очевидно: будет где-то около 6%, так что в целом она будет чуть выше текущей, накопленной инфляции за полгода. Повторяю, осенью сделаем следующий шаг, посмотрим какой.

Учитывая, что здесь собрались руководители регионов, главы и депутаты законодательных собраний, хочу особенно отметить: именно от позиции субъектов Федерации во многом зависит, чтобы врачи, учителя, библиотекари, работники социальных служб получали достойные заработные платы.

Давайте посмотрим: средняя зарплата учителя в Белгородской области – в 1,4 раза выше, чем, скажем, в Брянской. В Калужской области учитель в среднем получает в 1,3 раза больше, чем его коллега в Костромской области. Такие примеры можно продолжить не только по Центральному федеральному округу, но и по другим федеральным округам. Становится ясно, кто и как определяет приоритеты, демонстрирует реальную готовность заниматься преобразованиями в социальной сфере.

Уважаемые коллеги! В начале своего выступления я уже сказал, что наступивший год – очень ответственный для любой политический силы, и для «Единой России» в том числе. Понятно почему. Речь идёт о выборах в Государственную Думу, в парламент страны в декабре 2011 года. Партия многое сделала для того, чтобы подойти во всеоружии к этому событию: приняла закон о равном доступе политических партий к СМИ, об уменьшении барьера для получения представительства в Государственной Думе. К чему я это говорю? К тому, что только та политическая сила, которая опирается на ясное представление о запросах своих граждан, а не на то, что её за спиной поддерживает группа высоких чинов и начальников, – только та политическая сила, которая чутко чувствует настроения людей и способна ответить на эти ожидания, только она в конечном итоге выигрывает. Причём не просто выигрывает какие-то проценты и места, а выигрывает именно политически: получает мандат доверия, который может эффективно использовать для проведения той политики, которую считает нужной, правильной, востребованной для страны. И хочу сказать, что это всегда должно быть нашей принципиальной позицией, потому что только через такое отношение к делу можно прийти к эффективным решениям.

На прошлом съезде мы с вами приняли решение о проведении обязательного внутрипартийного голосования по выдвигаемым кандидатам. Кстати, считаю, что в ходе региональных избирательных кампаний этот подход полностью себя оправдал. Через такой институт внутрипартийной демократии люди больше узнают о кандидатах, сам кандидат проходит хорошую школу и проверку на профессиональную пригодность, да и партия консолидируется, региональные структуры учатся более ответственно относиться к выдвижению своих кандидатов. Случайных людей, балласта среди наших кандидатов не должно быть. Нам нужны порядочные, профессиональные, эффективные люди во власти.

Много и правильно у нас в стране говорится о чистоте рядов, о борьбе с коррупцией. Мы часто ставим вопрос о том, что человек, который пришёл в политику, должен быть прозрачным, должен предъявлять свои доходы. Есть ещё одна идея – посмотреть и предъявлять свои расходы, что тоже может быть нелишним, надо подумать об инструментах.

В сентябре на съезде «Единой России» мы окончательно сформируем партийный список, а также примем предвыборную программу. И, кстати говоря, если сейчас уже начать готовить (а сейчас нужно этим заниматься) программу развития страны, программу партии «Единая Россия» для работы после 2012 года, начиная с 2012 года, то, конечно, опираясь на тот материал, который мы нарабатываем на региональных конференциях, в том числе и на сегодняшней нашей конференции, нужно обязательно в программу партии «Единая Россия» внести раздел регионального развития. Это будет ближе к людям, понятнее, доходчивее, да и саму партийную структуру будет дисциплинировать.

Уважаемые коллеги! Разрабатывая наши региональные планы, мы опираемся как раз на те реальные конкурентные преимущества, которые, убеждён, есть у всех российских территорий. Для Центральной России – это прежде всего мощный производственно-технологический комплекс, развитая система образования, высокий уровень предпринимательской активности, хорошие стартовые позиции для привлечения инвестиций. Наконец, это уникальное историческое и культурное достояние, которое имеет признанное мировое значение. Словом, регион обладает огромным потенциалом и, конечно, призван быть лидером процессов развития, создания передовой высокотехнологичной экономики, сильной индустрии.

Почему для нас так важна современная промышленность? Потому что она даёт импульс к появлению инжиниринговых и исследовательских центров, формирует спрос на качественное инженерное образование, на результаты научных разработок, служит мощным звеном национальной инновационной системы. Мы продолжим стимулировать программы развития в промышленности, будем субсидировать процентные ставки по кредитам на модернизацию производства, помогать экспортёрам высокотехнологичной продукции. Мы впервые (никогда раньше у нас таких инструментов не было) вводим такой инструмент. В прошлом году предприятиям Центрального федерального округа на эти цели было направлено 13 млрд рублей. Поддержку получили предприятия машиностроения, химии, авиастроения, автопрома, радиоэлектроники и двигателестроения.

Конечно, в первую очередь на новые технологии надо перевести те отрасли, которые связаны с экологическими рисками. Например, крупнейшие нефтеперерабатывающие заводы округа – Московский, Рязанский, Ярославский – расположены практически в черте городов. И справедливых жалоб со стороны граждан на негативный экологический фон от их работы много – на коптящие трубы, на плохо работающие очистные системы. Могу сказать, что в ближайшие несколько лет будет проведена коренная модернизация всех этих нефтеперерабатывающих заводов. В современное оборудование и природоохранные мероприятия компании вложат около 118 млрд рублей, объём вредных выбросов уменьшится практически вдвое. На Московском НПЗ инвестиции составят примерно 56 млрд рублей, на Ярославском– 19,5 млрд, на Рязанском НПЗ – 42,9 млрд рублей.

В энергетике за предстоящие 10 лет обновим почти 25% генерирующих мощностей всего федерального округа, выведем из эксплуатации все устаревшие, так называемые грязные, неэффективные энергоблоки, которым уже по 50-60, а то и более лет. Намеченный ввод новых генерирующих мощностей в ЦФО до 2020 года – 11,5 ГВт.

Мы обязаны помнить и об уроках этой зимы. Нужно сделать всё, чтобы массовых отключений, обесточивания бытовых, стратегических объектов, городов, посёлков больше не повторилось.

Уже в наступившем году в округе должно быть отремонтировано и построено более 60 тыс. км электросетей – это половина от существующих линий. Половина – это, конечно, большой объём и большая работа. Конечно же, реализация такой масштабной программы потребует больших средств: по текущему году – свыше 100 млрд рублей, а до 2015 года – 0,5 трлн рублей. Сразу хочу оговориться, вы знаете, что мы приняли решение ограничить предельный рост тарифа на электроэнергию на энергетическом рынке – в 15% в среднем по стране, в среднем. И, конечно, считаю недопустимой ситуацию, говорил уже об этом, когда инвестиционную программу (что, конечно, очень нужное дело, имея в виду необходимость поддержания сетевого хозяйства на должном уровне), рассчитанную на пять лет, укладывать в один год. Это недопустимо. Задираются тарифы сразу на 30-50%, в некоторых регионах – на 70%. А зачем, зачем это делать? Возникают всякие подозрения, честно вам скажу, что хочется просто нагрузить приближённые какие-то компании сразу деньгами – быстрее-быстрее, как будто поезд уходит куда-то. Сетевое хозяйство, конечно, надо поддерживать, и инвестпрограммы надо исполнять, но ритмично надо всё делать и своевременно.

Обновление инфраструктуры нельзя перекладывать на потребителя, на экономику и граждан – это наша принципиальная позиция. Иначе, решая одни проблемы, мы будем создавать другие просто, вот и всё. Напомню в этой связи, что ЦФО – это базовый регион нашей лёгкой, текстильной промышленности, причём некоторые фабрики – с многовековой историей. Прямо скажем, ситуация в отрасли очень сложная. После распада Советского Союза была потеряна вся сырьевая база, оборудование устарело, трудно конкурировать с импортом, да и часто импорт у нас такой – серый или черный.

И несмотря на это, удалось сформировать конкурентоспособное производство. Ему нужно помогать. Это значит открыть перспективу для многих городов и посёлков, для жизненных планов десятков тысяч людей. Предлагаем действовать по нескольким направлениям. Первое – это наведение порядка на внутреннем рынке, последовательная борьба с контрафактом, переход на современные технологические регламенты и требования к качеству. И второе – это развитие производственной базы, поиск тех ниш, где именно российская продукция будет востребована, причём не только на нашем, но и на внешнем рынке. Например, сейчас в мире – в строительстве, биотехнологиях, медицине, химии – растёт спрос на натуральные, экологически чистые текстильные материалы и ткани. Их смогут выпускать текстильно-промышленные кластеры, которые создаются в Ивановской, Ярославской, Костромской областях. Эти и другие проекты в лёгкой промышленности обязательно получат нашу поддержку.

Ещё одна очень важная отрасль и для страны в целом, и для Центрального федерального округа – это авиастроение. В Центральном федеральном округе расположены наши основные авиационные конструкторские бюро, исследовательские институты, легендарный ЦАГИ. И это интеллектуальный, технологический ресурс, который должен быть эффективно использован для целей развития всей нашей экономики. Поэтому мы создаём Национальный центр авиастроения. Он разместится, как мы уже говорили об этом, в подмосковном Жуковском. Это удобное место, исторически сложившееся для реализации таких планов. В него войдут Лётно-испытательский институт имени Громова, опытные заводы и КБ Сухого, Ильюшина, Яковлева, Туполева и МИГа. На базе центра мы намерены сформировать мощный, высокотехнологичный исследовательский и производственный кластер – по сути, будет создана инновационная зона по развитию авиапрома нашей страны. В сложный период кризиса мы не отказались от поддержки авиастроительной отрасли.

В 2009-2010 году на поддержку авиапрома было направлено порядка 200 млрд рублей. В итоге нам удалось обеспечить реализацию всех проектов, с которыми связано будущее нашей авиации – как гражданской, так и боевой. Буквально месяц назад был сертифицирован пассажирский лайнер «Сухой Суперджет-100». Добавлю, что пакет «твёрдых» заказов на эту машину уже составляет 150 единиц. В текущем году рыбинский «Сатурн» выпустит 30 двигателей для «Суперджета», а в будущем году – порядка уже 70.

На Воронежском авиазаводе развёртывается серийное производство российско-украинского самолета АН-148 в пассажирской модификации, а также специальной – для нужд МЧС России. Это будут уникальные летающие госпитали для оказания экстренной медицинской помощи. В КБ Миля и Камова идут работы над перспективными скоростными вертолётами Ми-38 и Ка-62. Продолжаются испытания нашего истребителя пятого поколения. И как вы, наверное, уже знаете, вчера в Комсомольске-на-Амуре в небо поднялась уже вторая такая машина.

В 2010 году рост производства в российском оборонно-промышленном комплексе составил 13%. Средняя заработная плата в отрасли увеличилась более чем на 16%.

За 2009-2011 годы на оборонных заводах ЦФО было размещено заказов более чем на 0,5 трлн рублей. Правда, это не везде одинаково и в некоторых субъектах ЦФО проблемы есть. Связано это со структурными изменениями, в том числе со структурными изменениями закупок Министерства обороны. Вот здесь, например, губернатор мне уже рассказывал, есть определённые сложности в Брянске. Но это отдельный случай, будем разбираться отдельно.

Но отрадно, что в оборонку идут молодые люди. Например, предприятия Росатома, расположенные в ЦФО, каждый год принимают на работу порядка 500 выпускников вузов и училищ. Со своей стороны мы приняли решение ежемесячно выплачивать денежное поощрение лучшим молодым работникам, инженерам, конструкторам оборонных предприятий. Речь идёт о специальной стипендии размером 20 тыс. рублей в месяц. Срок предоставления стипендии – до трёх лет, число участников – свыше 1 тыс. Начиная с 2009 года оборонные предприятия Центрального федерального округа получили заказов более чем на 0,5 трлн рублей, я уже сказал об этом.

Вы знаете, что была разработана новая государственная программа вооружения. Наша задача – обеспечить комплексное переоснащение армии. Программа очень напряжённая, сложная для бюджета, прямо скажу. Но для оборонки это, может быть, новое дыхание – не может быть, а точно, – потому что параллельно с новой ГПВ (госпрограммой вооружения) нам нужно принять ещё одну программу – программу переоснащения самой оборонной промышленности, потому что только на современном оборудовании можно производить современные виды вооружения. Параллельно с государственной программой вооружения подготовлены планы по широкой модернизации самого оборонно-промышленного комплекса, предусмотрены серьёзные деньги и на НИОКР.

Считаю, что нам нужно ломать ведомственные стереотипы. Предлагаю активно привлекать к научной работе в сфере оборонки возможности наших гражданских инновационных и промышленных кластеров, наших научных центров. Такой подход позволяет создавать перспективные технологии двойного назначения. И в этом смысле считаю возросший гособоронзаказ одним из важнейших инструментов модернизации как самого ОПК, так и всей экономики нашей страны.

Уважаемые коллеги! Вы знаете, всегда приятно видеть, когда совместная работа, усилия десятков тысяч людей вопреки трудностям дают реальную отдачу и приносят ощутимый результат. В начале выступления я уже говорил об успехах российского автопрома: наш рынок открывают для себя всё новые мировые автоконцерны – крупнейшие мировые бренды. Мы сейчас задаём новые требования к режиму промышленной сборки. Цель – повысить уровень локализации производства, то есть повысить объёмы запасных частей, основных агрегатов, которые производятся на нашей территории, на предприятиях Российской Федерации. Они завозятся сюда для крупно-компонентной сборки, чтобы здесь формировалась целая сеть малых и средних предприятий, поставщиков-смежников, поставщиков автокомпонентов – таких как новый завод по производству автомобильных красок, например, в Тверской области.

Но, пожалуй, самый яркий пример – это Калужская область, которая с нуля стала одним из крупнейших центров российской автомобильной промышленности. Я сам иногда удивляюсь, как это им удаётся, правда. Губернатор расскажет, наверное. С нуля, ведь ничего не было, а сегодня там и «Вольво» работает, «Фольксваген» работает, «Пежо», «Ситроен», «Мицубиси». Хорошо оплачиваемую работу получили более 10 тыс. человек. Дополнительные инвестиции пошли в социальную сферу и в образование.

В 2010 году в область привлечено почти 8% от всех прямых иностранных инвестиций России, а область-то сама по себе – маленькая. Ни газа нет, ни нефти, вроде, ничего нет, люди есть, которые хотят и умеют работать. В 2012 году область уже становится недотационной.

Опыт Калуги, а также Белгорода, Рязани, Воронежа, Липецка, Ярославля показывает, какой результат могут принести грамотный поиск инвесторов, снятие административных барьеров, вложения в инфраструктуру и подготовку кадров. Считаю, что оценка эффективности работы руководителей регионов, вообще региональных властей по привлечению инвестиций, поддержке предпринимательства должна быть предельно открытой. Именно поэтому мы выдвинули предложение – ежегодно составлять публичный рейтинг инвестиционной привлекательности регионов страны.

Кроме того, убеждён: нам нужно дать больше простора для регионов-лидеров. Должна быть усилена стимулирующая роль поддержки из федерального бюджета и, особо подчеркну, расширена финансовая самостоятельность тех субъектов Федерации, которые развивают региональную экономику, модернизируют социальную сферу.

Конкретные предложения на этот счёт сейчас прорабатываются в Правительстве. Скоро примем окончательное решение по модели стимулирования регионов. Но уже точно могу сказать, что новые подходы будут использованы при подготовке федерального бюджета на 2012 год.

Предполагается создать фонд поощрения – могу так приоткрыть эту «кухню». Он составит на первом этапе 10 млрд рублей, и эти средства субъекты Федерации смогут использовать на погашение кредитов, взятых на обустройство инфраструктуры, на реализацию высокотехнологичных проектов и других программ развития.

Отмечу, что в той же Калужской области не ограничиваются развитием автопрома, а уже начали заниматься и созданием фармацевтического кластера. В качестве основы используют технопарк высоких технологий в наукограде Обнинск.

Современные фармацевтические предприятия в партнёрстве с ведущими зарубежными производителями открываются в Орловской и Ярославской областях.

Медицинскую технику намерены выпускать и в особой экономической зоне «Дубна» Московской области, делать это в партнёрстве с компанией «Роснано». Общий пакет проектов «Роснано» в регионе Центрального федерального округа составляет 186 млрд рублей. Это всё высокие технологии.

Мы понимаем, как важно обеспечить наших людей качественными и доступными лекарствами, поэтому в ближайшие годы за счёт федерального бюджета выделим более 120 млрд рублей на развитие фармацевтики и медицинской промышленности страны.

Эти ресурсы будут направлены на технологическое перевооружение более чем 160 предприятий отрасли. Планируется создать 17 научно-исследовательских центров по разработке лекарственных препаратов и медицинской техники, привлечь к работе ведущие вузы и научные организации России. И, конечно, будем развивать партнёрство с нашими зарубежными коллегами.

В Московском государственном университете уже сейчас организуют медико-биологический инновационный инкубатор. Он интегрирует в себе научно-исследовательскую и образовательную базу, центр трансферта технологий и опытное производство.

Убеждён, шаг за шагом мы должны сформировать в регионах ЦФО мощный сектор знаний, интеллектуальных услуг и высокотехнологичного бизнеса. В трёх особых экономических зонах Центрального федерального округа – в Зеленограде, Дубне, Липецкой области – уже работает более 120 компаний-резидентов. Объём заявленных инвестиций в проекты по ядерным, биотехнологиям, электронике, химии, производству современных строительных материалов превысил 160 млрд рублей.

В свою очередь у многих регионов ЦФО накоплен позитивный опыт развития индустриальных парков и технопарков, бизнес-инкубаторов. Например, в Белгородской области создано четыре промышленных парка, причём различной специализации и направленности. Такие инициативы реализуют и здесь, в Брянской области, где действует учебно-деловой центр и бизнес-инкубатор «Морозовский проект». В Ивановской области есть пример успешного технопарка «Родники», созданного за деньги частных инвесторов. Я прошу всех руководителей регионов, наши партийные структуры на местах изучать такой опыт соседей, содействовать его широкому распространению, тем более что для этого есть все условия, включая квалифицированные кадры ЦФО. Исторически Центральный регион России – это сосредоточение ведущих университетов и научных комплексов. Здесь работает половина учёных всей России.

В 2011 году расходы федерального бюджета на гражданскую науку составят 228 млрд рублей: рост по сравнению с докризисным 2007 годом – более чем вдвое. И такие ресурсы должны работать эффективно. В ЦФО расположено 11 из 14 наукоградов страны, и это, конечно, наша гордость, наше национальное достояние. Мы оказываем наукоградам федеральную поддержку на развитие социальной, инженерной, инновационной инфраструктуры. За 2010-2013 годы 11 наукоградам ЦФО выделяется 1,6 млрд рублей из федерального бюджета.

Мы скоро отдельно рассмотрим вопросы, связанные с этим направлением деятельности, готовим такое совещание. И, конечно, ещё раз хочу сказать: вклад в эту работу, инновационную работу ЦФО, очень значительный. Намерены наращивать инвестиции в эту сферу, обновлять принципы распределения ресурсов, в том числе используя процедуры конкурсов.

В приоритетном порядке федеральные деньги получат те наукограды, которые добиваются лучших результатов в инновационном развитии, реализуют значимые научные и технологические проекты, занимаются успешной коммерциализацией полученного интеллектуального продукта, интеграцией науки и производства. Само время, глобальные тенденции быстро меняющегося мира требуют кардинального роста конкурентоспособности отечественного образования и науки. Необходимо привлекать в российские вузы лучших специалистов нашей страны, из-за рубежа. Для этого мы запускаем программу грантовой поддержки. Первые 40 получателей грантов уже определены, среди них – и Нобелевские лауреаты, и обладатели престижной премии Филдса. Наши соотечественники, работающие за рубежом, ведущие иностранные учёные и преподаватели – все получатели этих грантов, они все готовы сотрудничать с российскими университетами и лабораториями. Размер гранта, напомню, – 150 млн рублей на трёхлетний период, причём мы как бы даём этот грант не учреждению, не коллективу, а конкретному учёному на разработку и доведение его идей. Начиная с 2006 года в рамках нацпроекта «Образование» поддержку получили 24 лучших вуза Центрального федерального округа.

Затем мы сделали следующий шаг – приняли специальную программу развития для МГУ, а также сформировали в ЦФО сеть из 12 национальных исследовательских университетов. На обновление исследовательской базы, на реализацию научных проектов эти вузы получат в общей сложности около 30 млрд рублей.

За 2009-2010 годы национальные исследовательские университеты в ЦФО уже получили 5 млрд рублей. За 2010-2011 годы получат на свою программу развития ещё 5 млрд рублей из федерального бюджета.

Ещё 19 млрд мы выделили на реализацию совместных высокотехнологичных проектов вузов и частного бизнеса. Российские компании смогут воспользоваться результатами НИОКР, продвинуть на рынок новые продукты и технологии, а университеты со своей стороны обновить исследовательскую базу, обеспечить престижной, перспективной работой своих сотрудников. Обращаю внимание: особенно важно привлечь к ней студентов и аспирантов, дать молодёжи шанс самореализоваться, закрепиться в сфере науки и высоких технологий.

Напомню механизм: деньги должны идти через промышленные предприятия, которые обращаются в вуз, добавляют свои средства, заключают соответствующие договоры с вузом и обеспечивают внедрение в ту отрасль, в которой работают сами предприятия. Надеемся, что этот механизм будет эффективно функционировать.

Фракция «Единой России» в Госдуме обеспечила в 2009 году оперативное принятие необходимых поправок в законодательство. Наши научные и образовательные центры получили право выступать учредителями малых и средних инновационных компаний, вкладывать в них результаты своей интеллектуальной деятельности. Всего по стране создано уже более 700 таких предприятий, а в Центральном федеральном округе – 200.

Я уже говорил о большом потенциале развития предпринимательства в регионах Центрального федерального округа. В прошлом году своё дело здесь начали более 20 тыс. малых и средних компаний и индивидуальных предпринимателей. И тем не менее надо обеспечить более высокую динамику, создать условия, чтобы на рынок приходили новые предприятия, чтобы люди видели ясную, привлекательную перспективу для самостоятельной работы.

Несмотря на дефицит бюджета и проблемы посткризисного характера, мы предусмотрели льготы для малого бизнеса, занятого в реальном производстве, в сфере высоких и информационных технологий, в АПК, для резидентов технико-внедренческих зон и малых предприятий при научных центрах и вузах, для предпринимателей, которые работают в области оказания социальных услуг.

Мы прекрасно понимаем, как важно развивать предпринимательство, поэтому последовательно снимаем административные барьеры, избавляемся от разного рода необоснованных, навязанных и, по сути, бессмысленных проверок бизнеса. Пользуясь случаем, прошу наших депутатов ускорить принятие нового закона «О лицензировании». Он должен ввести бессрочные лицензии, а само количество лицензируемых видов деятельности сократить практически вдвое.

Конечно же, нужны и эффективные региональные программы поддержки малого бизнеса, включая увеличение гарантийных фондов. Посмотрите, сейчас общая капитализация гарантийных фондов всех регионов ЦФО – чуть больше 8 млрд рублей. Но уже это позволило малому бизнесу привлечь кредитов более чем на 33 млрд рублей. Чувствуете? 8 млрд гарантийный фонд, а кредитов привлечено на 33 млрд! Если регионы повысят этот фонд (а сделать это можно), увеличат возможность привлечения кредитных ресурсов.

Особенно важно помочь начинающим предпринимателям через финансовые гранты, микрозаймы, через создание системы консультаций, правовой помощи.

И ещё один существенный момент. Мы дали регионам право снижать ставку по упрощённой системе налогообложения с 15 до 5%, в условиях кризиса это сделали. Однако этой мерой поддержки малого бизнеса воспользовались далеко не везде. Среди регионов ЦФО Костромская, Воронежская и Владимирская области не приняли решение по ставке налога. Ряд регионов установил ставку на уровне 10-7%. Прошу наших коллег в регионах ещё раз взвесить свои бюджетные возможности и максимально снизить ставку налога. Понятно, что на этапе восстановления и подъёма экономики есть соблазн быстро нарастить налоговые поступления. Но если проявить гибкость, дальновидность и сегодня поддержать бизнес, то завтра регионы и муниципалитеты смогут получить гораздо бóльший доход в свою казну.

И, конечно, как мы и договорились, нужно помочь стать собственниками земли всем, кто на ней работает. Это, кстати говоря, тоже был один из ключевых вопросов при встрече два дня назад с фермерами.

Подчеркну, для нас одинаково важно успешное развитие всех форм работы на селе – и фермерства, и личных подсобных хозяйств, и крупных комплексов. Например, как в Брянской области, где при поддержке ВЭБа реализуется проект по мясному животноводству на основе передовых технологий. Где губернатор? Сколько у нас там общих инвестиций получается? 250 млн долларов?

Реплика: Около 200 млрд рублей.

В.В.Путин: Да. Ну 230-250 млн долларов там – хороший, удачный проект, хорошая компания.

Таких прорывных, высокотехнологичных идей и бизнес-инициатив в российском АПК становится всё больше и больше. Есть они практически во всех регионах Центрального федерального округа. В Смоленской области намерены создать целую сеть, например, тепличного хозяйства. В Белгородской, Орловской, Московской областях вкладывают в птицефабрики, в переработку сырья. Я помню, в прошлом году ещё, когда приезжал в Белгородскую область... Вы знаете, когда мы вкладывали деньги в развитие животноводства, субсидии давали большие, были очень серьёзные, большие сомнения, как будут использованы эти деньги. Жалко, что не все могут сесть на вертолёт и пролететь над Белгородской областью. Просто сердце радуется, я даже удивился: сплошные новые крыши, которые блестят на солнце, – новые, совершенно современные, высокотехнологичные животноводческие комплексы. Очень хороший пример для подражания! Очень хороший!

Нужно, конечно, думать и об обеспечении наших крестьян новой техникой. Вы, наверное, слышали, мы приняли дополнительное решение – выделили почти 4 млрд рублей для того, чтобы через «Росагролизинг» направить за полцены новую технику, которая сейчас есть у «Росагролизинга» в наши сельхозпредприятия. Да и «Росагролизинг», продав эту технику даже за полцены, сможет разместить новые заказы на наших машиностроительных сельхозпредприятиях. Сколько у вас там, пять, шесть тысяч единиц техники?

Уважаемые коллеги! Центральный федеральный округ – первый по численности населения в России. Его справедливо считают самым привлекательным и для работы, и для жизни. Но очевидно и то, что инфраструктура региона – транспортная, социальная, жилищная, коммунальная – испытывает серьёзную, повышенную нагрузку, работает подчас на пределе и не отвечает растущим требованиям экономики и запросам граждан.

Новые крупные проекты, такие как создание международного финансового центра в Москве, логистических маршрутов Север-Юг, Запад-Восток, формирование туристических кластеров, сразу же упираются в стену инфраструктурных ограничений. Наша задача – переломить негативные тенденции, устранить наметившиеся дисбалансы, сделать жизнь людей более комфортной, предоставить им качественные социальные услуги, дать возможность решать свои жилищные проблемы, пользоваться самой современной инфраструктурой.

На реконструкцию всех ключевых федеральных трасс, проходящих через территорию округа – а это трассы «Россия», «Дон», «Каспий», «Урал», «Холмогоры», «Балтия», «Волга», а также Большого и Малого кольца в Московской области – в ближайшие три года выделим 61 млрд рублей.

В рамках проекта, инициированного «Единой Россией», проведём ремонт внутригородских дорог и благоустройство дворовых территорий в областных центрах Федерального округа. В общей сложности мы выделяем на это 22 с небольшим млрд рублей, в ЦФО будет – 11,5 млрд. Обращаю внимание: все необходимые нормативные документы для реализации этого проекта сегодня приняты, в связи с чем прошу в течение марта заключить соглашения с Минрегионом, чтобы с апреля можно было приступить к реальной работе.

В Центральном федеральном округе нам нужно будет заниматься оптимизацией транспортных потоков, думать о создании современных логистических комплексов – например, в Смоленске, Брянске, Белгороде. Нужно использовать их выгодное географическое положение, преимущества приграничных городов прежде всего для укрепления торговых, экономических связей с нашими ближайшими соседями и партнёрами – Украиной и Белоруссией.

Также могу сказать, что программой модернизации будут охвачены аэропорты московского авиационного узла – Шереметьево, Внуково, Домодедово.

В 2014 году будет введён в строй обновленный аэропорт Добрынское во Владимире. Кроме того, будет установлено современное оборудование в аэропортах Воронежа, Смоленска, Курска, Белгорода, Твери, Брянска, Костромы, Липецка, Тамбова и Орла. Новое оборудование позволит увеличить безопасность полётов, расширить возможности по времени приёма авиационной техники на этих площадках, улучшит качество обслуживания граждан. В общей сложности инвестиции в развитие аэропортов Центрального федерального округа – это федеральные инвестиции – составят порядка 50 млрд рублей.

Также считаю, что регионам ЦФО по силам выйти на уровень ведущих стран мира по развитию мобильной и стационарной телефонной связи, по внедрению широкополосного доступа в интернет, по распространению цифрового телевещания, по предоставлению государственных и муниципальных услуг в электронном виде – именно такую амбициозную задачу нужно сегодня ставить. Мы соответствующую работу проводим на федеральном уровне, надеемся, что также плотно будем сотрудничать с регионами, и в регионах будут продвигаться эти технологии.

В Центральном федеральном округе, как и по всей России, мы должны вновь начать наращивать объёмы ввода нового жилья. По оценкам, в 2011 году в ЦФО прирост должен составить порядка 2 млн. кв. м, по стране – 5 млн кв. м, то есть почти половина в ЦФО должна быть сделана. По итогам года мы должны выйти на уровень 63 млн кв. м. И для этого всё есть, для того чтобы решить эту задачу. Имею в виду общее оживление спроса прежде всего и, конечно, продолжение масштабных государственных жилищных программ.

К маю 2010 года все ветераны Великой Отечественной войны, проживающие в ЦФО и вставшие на учёт до 1 марта 2005 года, получили квартиры. Это 5 тыс. 222 квартиры и, соответственно, 5222 человека. Дополнительно обратились с просьбой – вот я хочу обратить ваше внимание: с просьбой – по решению жилищной проблемы ещё 34 тыс. участников войны. Значит, 5222 получили, а на очередь ещё встали 34 тыс. Конечно, вы понимаете масштаб задачи-то! В прошлом году 25 тыс. из них уже были обеспечены жильём, а в ближайшие месяцы, надеюсь, мы полностью выполним все наши обязательства. Но ещё раз повторю: не будем ограничивать в постановке на очередь.

Хотел бы остановиться на одной очень важной и, прямо скажем, острой, неприятной и болезненной теме – это так называемые обманутые дольщики. Их в России – более 74 тыс., в регионах ЦФО – почти 18 тыс. человек, в одной только Москве – свыше 6 тыс. Права и интересы этих людей грубо нарушены: многие лишились средств, накоплений, оказались в долгах и жилья не получили. Конечно, на жилищном рынке надо быть осторожным, не идти на сомнительные сделки. Но очевидно и то, что в возникновении проблемы есть – совершенно очевидно – есть и ответственность государства. Государства, которое не защитило людей от проходимцев и жуликов, просмотрело прорехи в законодательстве.

Сейчас по поручению Правительства проводится инвентаризация брошенных объектов и замороженных участков, вырабатываются предложения по финансированию достройки домов и привлечению инвесторов. Мы только недавно на специальном совещании говорили на эту тему. Я прошу руководителей регионов активно включиться в эту работу. Мы понимаем, где и как распределена ответственность, чтобы уже к 1 июля 2012 года мы решили проблемы подавляющего большинства обманутых дольщиков, а до конца будущего года полностью урегулировали эту проблему. Это не так просто и средств требует прилично. Но, по подсчётам Минрегионразвития, такие возможности есть. Нужно двигаться по этому направлению.

Я уже говорил сегодня о растущих требованиях к высшей школе – к университетам и вузам. В полной мере это относится к дошкольному и общему образованию. За последние три года в Центральном федеральном округе было построено и вновь открыто свыше 1 тыс. детских садов. Созданы места для 131 тыс. детей. Но и очередь в детские сады увеличилась на 113 тыс. и достигла 320 тыс. Получается, что мы не успеваем за демографическими тенденциями и за ростом рождаемости. То, что рост рождаемости такой, – замечательно! А то, что детских садов не хватает, – плохо. Регионы и муниципалитеты должны уделить особое внимание этой проблеме. Нужно поддержать дошкольное образование, в том числе – корпоративные, семейные, частные детские сады, группы дошкольной подготовки. Нужно возвращать помещения детсадов, которые ранее были переданы под разного рода офисы, конторы, муниципальные службы. Там, где уже безвозвратно ушло, продано, появился добросовестный приобретатель, это трудно. Но есть же всякие муниципальные учреждения, которые там размещены. Есть они, есть! Возвращать нужно всё назад. С федерального уровня обязательно поможем тем регионам, которые проявляют внимание к этой социально значимой теме.

В рамках национального проекта «Образование» мы активно занимались оснащением школ, внедрением передовых образовательных программ, дистанционных форм обучения для детей с ограниченными возможностями. Все школы Центрального федерального округа уже подключены к интернету. Доля ребят, которые учатся в условиях, полностью отвечающих современным требованиям, выросла до 70%. И эту работу, конечно, надо продолжать.

Теперь, что касается новых образовательных стандартов. Никаких скоропалительных, закрытых, узковедомственных решений здесь быть не должно. И, конечно, не будет, ведь вопрос затрагивает интересы всего российского общества. Нельзя допустить какой-либо ошибки, и поэтому нужно действовать в самом тесном контакте с общественностью, родителями и, конечно, главными людьми в школе – с учениками и учителями. Эта работа должна быть абсолютно прозрачной.

Далее. Как мы и договорились, губернаторы, наши партийные структуры на местах должны взять под особый контроль региональные программы модернизации здравоохранения. На их реализацию субъекты Российской Федерации в центре страны, в Центральном федеральном округе, получат около 114 млрд рублей. Обращаю внимание: одним из приоритетов региональных программ модернизации здравоохранения должно стать повышение зарплат медицинским работникам. Предложения большинства субъектов ЦФО по развитию регионального здравоохранения уже рассмотрены. Прошу ускорить процесс утверждения программ и заключения соглашений с регионами. В ближайшее время нужно закончить все согласования, чтобы открыть финансирование и приступить к реальной работе. Добавлю, что для ЦФО одним из важнейших направлений должно стать развитие сельской медицины: уровень смертности на сельских территориях значительно выше, чем в городах.

Кроме того, мы продолжим мероприятия в рамках национального проекта «Здоровье». На их реализацию планируем направить 488 млрд рублей в 2011-2013 годах, в том числе в регионы ЦФО – порядка 110 млрд рублей. Это – помимо программы модернизации здравоохранения. Так, в 2011 году Липецкая, Белгородская, Тульская, Ярославская, Московская области войдут в программу развития «Службы крови». На эти цели указанные регионы получат 900 млн рублей в течение текущего года – в 2011 году. В прошлом году высокотехнологичную медицинскую помощь получили порядка 100 тыс. жителей округа: рост по сравнению с 2009 годом – 15%. К 2013 году уровень обеспеченности высокотехнологичной помощью должен составить 86%, сейчас это всего 76% от потребности.

Затем мы должны полностью обеспечить потребности всех граждан, нуждающихся в таком лечении, – естественно, на бесплатной основе. Мы с вами понимаем, что за этими цифрами (на первый взгляд сухими) – жизнь и здоровье конкретных людей. У нас сегодня 76% обеспеченности – значит, кто-то не сможет сделать операцию. Вот что это такое! Или должен будет бегать деньги где-то занимать, а это не всегда возможно. Так что наш проект модернизации здравоохранения крайне важен для страны, для потенциала здоровья нации.

В 2011 году нужно ввести в строй Федеральный центр высоких медицинских технологий в Смоленске (его специализация – ортопедия и травматология), а также завершить программу по строительству пяти перинатальных центров. Такие центры в Твери, Курске и Рязани уже принимают пациентов. Центры в Воронежской и Ярославской областях откроются в ближайшие месяцы.

Мы выделили значительные средства на эти проекты. Создали базу. Теперь регионы обязаны оказать всю необходимую поддержку и содействие в их работе. И прежде всего надо заниматься формированием крепких, профессиональных коллективов, привлекать кадры, обеспечивать специалистов жильём, помогать с организацией стажировок в лучших клиниках, в том числе – за рубежом. Вы знаете, мы эту программу осуществляем. Когда я бываю в отдалённых регионах Российской Федерации – даже там при грамотном, ответственном подходе со стороны руководителей регионов (здесь нужно внимание региональных руководителей) создаются очень мощные коллективы. Врачи, как правило, люди, очень увлечённые своим делом, преданные своей работе, и с удовольствием поедут куда угодно, только была бы возможность эффективно работать, пользуясь современными средствами. А вот эти центры, которые мы создаем, они так и оборудуются самой современной техникой. Но для того, чтобы высококвалифицированный специалист приехал, нужно создать условия, квартира нужна прежде всего.

Совместно с регионами, муниципалитетами мы должны продолжить и развитие инфраструктуры для массового спорта. Основные направления здесь – это строительство и модернизация спортивных сооружений, создание условий для занятий спортом в школах и вузах, по месту жительства. За последние четыре года в округе только за счёт федеральных средств было построено и реконструировано 242 спортивных объекта. «Единая Россия» помогла оснастить оборудованием 60 физкультурно-оздоровительных комплексов. Кроме того, в рамках нашего проекта по развитию футбола смонтировано 25 искусственных футбольных полей. В 2011 году добавится ещё 13 полей.

Конечно же, мы должны использовать для продвижения ценностей здорового образа жизни, для развития массового спорта и подготовку к Олимпийским играм, к чемпионату мира по футболу. Это будет мощный стимул для строительства новых тренировочных баз, стадионов и, добавлю, гостиниц, туристических центров, объектов сферы услуг. Надо сформировать мощное инфраструктурное наследие этих крупных соревнований, в том числе и чемпионата мира по футболу, которое ещё долго будет служить людям.

Такое крупное событие, как Кубок мира, – это всегда возможность привлечь внимание к стране, в том числе и со стороны мировых туроператоров. И мы этот шанс обязаны максимально использовать, максимально эффективно.

Сейчас регионы Центральной России в среднем принимают 10 млн туристов в год. Итак, на первый взгляд звучит солидно: 10 млн. Но эта цифра явно не соответствует возможностям региона. Имея уникальный потенциал, мы проигрываем в качестве сервиса и эффективности рекламы. Думаю, что если всерьёз, профессионально взяться за эту тему, то мы обязательно сможем создать в округе современную туристическую индустрию и уже в ближайшее время значительно увеличить поток туристов.

Уважаемые коллеги! Здесь, в Центральной России, много мест, которые с детства известны и близки не только каждому из нас – каждому гражданину нашей страны. Бородино, Прохоровское поле, Суздаль, Владимир, Московский и Смоленский Кремль – всё это наша общая память, наши общие корни, то, что делает нас единым народом, единой нацией. И, конечно, мы все обязаны беречь это наследие. Предлагаю партии «Единая Россия» выдвинуть и реализовать специальный, общественно значимый партийный проект, в его рамках поддержать российские музеи, помочь в реставрации памятников истории и культуры. Особое внимание нужно уделить воинским мемориалам. И, двигаясь вперёд, нам нужно всегда помнить, что за нами – тысячелетняя Россия, труд, мужество, терпение многих-многих поколений наших предков. Они строили великое государство и добились успеха. От всех нас сегодня зависит, каким это государство будет в будущем.

Я уверен: осознавая свою ответственность, твёрдо веря в свои силы, мы можем, должны и обязательно добьёмся успеха. Большое спасибо вам за внимание.

* * *

В.В.Путин: Уважаемые коллеги! Давайте продолжим нашу работу и послушаем специалистов разных отраслей, которые покажут на своих примерах, как строится работа в разных регионах Центрального федерального округа.

Начнём с выступления Кононова Владимира Михайловича – генерального директора строительно-инвестиционной компании «Конкор» (проект «Высокие технологии для медицины, фильтрация плазмы крови»). Пожалуйста, прошу вас, Владимир Михайлович.

В.М.Кононов: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! Сегодня я хочу вам рассказать об уникальном проекте в сфере высоких технологий для медицины для здоровья человека. Речь пойдёт о производстве аппаратов фильтрации плазмы крови, или, говоря простым языком, очистки крови.

Наше предприятие по европейским меркам довольно молодое, по российским же – обладает достаточно значительным опытом. Группа ведёт свою историю с 1991 года. Научно-производственный комплекс «Альфа» в городе Дубна Московской области мы начали строить в 1998 году, в самый разгар кризиса. Не побоялись рискнуть вложить деньги в реальное производство, и сейчас об этом не жалеем.

В.В.Путин: Сколько вложили?

В.М.Кононов: 2,7 млрд рублей на сегодня. Имеется в виду уже с тем, что мы один завод построили и сейчас второй строим. Как раз на слайдах и должно быть показано действующее предприятие.

В.В.Путин: Те, кто должен показывать, боятся вида крови. Такие люди есть? Ничего страшного! Это Вы ничего не боитесь, уже привыкли, а мы побаиваемся.

В.М.Кононов: В 1998 году, когда мы начинали этот проект, меня тоже немножко трясло от слова «кровь», но сейчас уже нормально, привыкли, потому что раз в год сам себе делаю плазмоферез.

В.В.Путин: А Вы зачем делаете себе это раз в год? Потому что на халяву или надо? Вы нам скажите, мы себе тоже сделаем.

В.М.Кононов: Конструктор, который построил мост, он же стоит под мостом, когда поезд идёт? Поэтому, если ты создал завод, который делает оборудование для фильтрации крови, ты должен себе сделать первым.

В.В.Путин: Я понимаю, это нужно для людей, которые в этом нуждаются, – для борьбы с инфекционными заболеваниями?

В.М.Кононов: Владимир Владимирович, не только! Это вообще штука профилактическая. Если каждый россиянин будет хотя бы раз в год делать эту процедуру плазмафереза – будем меньше болеть, дольше жить и меньше платить денег на бюллетени…

В.В.Путин: Но больше вам.

В.М.Кононов: Мы будем делиться с государством.

В.В.Путин: Владимир Михайлович, а сколько стоит такая процедура? Серьёзно.

В.М.Кононов: Сегодня расходный материал стоит порядка 1-1,2 тыс. рублей, но плюс зарплата врача и так далее – где-то порядка от 1,5 до 2,5 тыс. (это уже в клиниках). На сегодня по России есть порядка 700 наших аппаратов.

В.В.Путин: Нет-нет. Вот человек с улицы пришёл и хочет сделать себе полную процедуру. Сколько он должен будет заплатить?

В.М.Кононов: Мы – производители, мы производим и отдаём в лечебно-профилактические учреждения. Я не отвечаю перед ЛПУ, перед пациентом, за сколько ЛПУ будет ему делать процедуру, но статистика у нас, естественно, есть. Такая процедура делается в разных клиниках от 2 до 5 тыс. рублей. В принципе это не очень дешево.

В.В.Путин: Это полная процедура?

В.М.Кононов: Естественно, да.

В.В.Путин: Зато на таблетках сэкономить можно потом, да?

В.М.Кононов: Конечно, и сама жизнь дольше. Наше предприятие по европейским меркам, как я сказал, молодое, по западным – молодое, но по российским – достаточно старое. Мы начали строить НПК «Альфа» в 1998 году, в самый разгар кризиса. Дубна в то время ещё не была наукоградом и не было особой экономической зоны в Дубне. Но уже тогда Дубна была брендом: Дубна – это кадры, Дубна – это особо благоприятные условия для ведения бизнеса. И мы всегда чувствовали поддержку в наших начинаниях как со стороны области, так и со стороны города. Там же, в Дубне, для нашего предприятия спроектирован и построен единственный в мире промышленный ускоритель. Вот он на слайде. По сути, это такой коллайдер в миниатюре. Во всем мире циклотроны функционируют для научных изысканий, мы же свой ускоритель поставили на службу населению. Теперь он работает как промышленная установка, как фабрика.

Что же такое НПК «Альфа» сегодня? Это современный завод, производящий продукцию европейского качества, на котором работает 250 человек. Предприятие соответствует всем мировым стандартам и производит высокоточную, высококачественную медицинскую технику для фильтрации крови. Там все знаки есть. Производство построено на основе тех самых нанотехнологий, о которых в последнее время столь много говорят. Но только в нашем случае это нанотехнологии, которые работают каждый день и каждый день спасают человеческие жизни. Построив НПК «Альфа», развив бизнес, мы не остановились на достигнутом и планируем в ближайшее время создать второй научно-производственный комплекс, он будет называться НПК «Бета». Производственная мощность этого предприятия составит уже 1 млн 600 тыс. фильтров, модифицированных плазмофильтров и 1,5 тыс. аппаратов «Гемофеникс-М». На этом заводе будет работать уже 450 человек. Мы планируем вложить в оба завода (один уже работает, второй строится) 2,7 млрд рублей. Это по тому вопросу, который Вы мне задали.

Сейчас завод находится в стадии строительства. На фотографии видна наша стройплощадка. Строительство идёт активными темпами, первую сваю мы забили пять месяцев тому назад. Этот наш проект поддержан государством в лице стратегического партнёра «Роснано», которое выкупило 48% наших акций. На эти деньги как раз мы и ведём строительство этого предприятия – НПК «БЕТА».

Наша продукция сегодня востребована не только в России, но и за рубежом. И успешно конкурирует с такими иностранными брендами, как «Бакстер» и «Гемонетик». Из схемы видно, что наши аппараты практически в 5 раз дешевле импортных, расходные материалы также дешевле. Соответственно, и стоимость процедуры ниже. Если сегодня за одну процедуру на импортном оборудовании приходится платить сумасшедшие деньги – порядка 60 тыс. рублей (я говорю про каскадный плазмоферез, когда полностью весь объём крови прочищается), то наша техника позволяет сделать это за 6 тыс. рублей. Таким образом, услуга становится доступна для значительно большего числа людей.

Кроме того, по нашим скромным подсчётам, экономия для государственного бюджета может составить около 12-15 млрд рублей за три года. На слайде показан новый аппарат, который был представлен в сентябре 2010 года в российском павильоне на Всемирной выставке в Шанхае.

Наша продукция незаменима в самых сложных, в том числе экстремальных, условиях. Это и техногенные катастрофы, и природные катаклизмы, и любые ситуации, где здоровье и жизнь людей подвергаются серьёзной угрозе.

Наше оборудование, что очень важно, лечит не только в стационарах. Оно позволяет очистить загрязнённую кровь в полевых условиях, в условиях отсутствия источников электроэнергии, в эпицентре катастроф. Кроме того, ни один импортный аналог неспособен произвести процедуру плазмофереза новорождённым детям. Вот здесь на слайде показано, как наш доктор Воинов Валерий Александрович из Санкт-Петербурга удаляет вредные вещества из плазмы восьмимесячной девочки.

Мы считаем, что проект, который мы начали в конце 1990-х годов имеет не просто высокую, а высочайшую социальную значимость. Сегодня в России порядка 4 млн человек страдает заболеваниями системы кровообращения, более 1 млн из них умирает каждый год. Иначе говоря, мы теряем почти 1% населения страны ежегодно. Страшные цифры, страшная статистика, особенно в условиях сокращения численности населения России.

Применяя наши аппараты и плазмофильтры, мы сможем спасти если не миллион, конечно, но по крайней мере десятки, а может быть, сотни тысяч жизней. То есть это реально, это проверено практикой.

Ещё один уникальный проект, который мы планируем развернуть в ближайшее время, – это производство диализаторов и так называемых аппаратов «искусственная почка». Для этих целей будет построен ещё один научно-производственный комплекс. Здесь наша компания сотрудничает с мировым лидером, международной корпорацией «Фрезениус». Совместное предприятие получило название «Фрирус» («Фрезениус России»). Не секрет, что болезни почек сегодня – острая проблема для многих россиян. В этом смысле «Фрирус» продолжает важную социальную миссию нашей группы.

И в финале хочу сказать: из моего выступления может показаться, что у нас всё отлично и нет никаких проблем. Конечно же, это не так. Создание высокотехнологичных производств всегда сопряжено с трудностями, и Вы об этом знаете лучше меня. Какая же поддержка необходима нам сегодня со стороны государства и Правительства?

Уважаемый Владимир Владимирович! То, что мы делаем, это, конечно, бизнес (Вы обратили на это внимание, Вы сказали, что мы больше будем получать), поэтому вполне закономерно, что мы заинтересованы в увеличении оборотов производства и в получении прибыли. Мы активно занимаемся экспортом. Но для меня, отечественного производителя, очень важно, чтобы продукция приносила пользу людям прежде всего здесь, на моей родине, в России. Поэтому очень хочется верить, что наша продукция будет востребована в обычных российских поликлиниках и больницах. Надеюсь на Вашу поддержку в этом вопросе и благодарю Вас за внимание.

В.В.Путин: Владимир Михайлович, один частный вопрос. Я посмотрел на слайды. Эта технология нужна для людей, страдающих заболеваниями системы крови, да?

В.М.Кононов: Крови, кровообращения, да.

В.В.Путин: Что это?

В.М.Кононов: Их порядка 70 нозологических форм различных. Например, атеросклероз.

В.В.Путин: А пиявки не дешевле будут?

В.М.Кононов: Пиявки – шаманство…

В.В.Путин: Ну начинается! Если пиявки, то шаманство здесь причём… Пиявки дешевле!

В.М.Кононов: Нет-нет! Это старинные методы.

В.В.Путин: Говорят, они впрыскивают какое-то вещество и разжижают кровь.

В.М.Кононов: Я знаю, что они высасывают, но, наверное, можно считать, что и впрыскивают…

В.В.Путин: Да, они, когда высасывают, то сначала впрыскивают… И кровь разжижают. И это будет дешевле, чем…

В.М.Кононов: Наверное, да. Но когда грибы выращивают, шампиньоны, нужны целые погреба, а тут – болота, где этих пиявок нужно выращивать…

В.В.Путин: Ладно, это я шучу. Владимир Михайлович, а если без шуток, по-серьёзному, хотя это тоже по-серьёзному – насчёт пиявок… Сейчас мы много говорим о программе модернизации здравоохранения: 460 млрд в целом по стране, значительная часть этих ресурсов, я говорил в своём выступлении, выделяется Центральному федеральному округу.

Здесь представлены практически все руководители областей. Они все представили в Министерство здравоохранения и социального развития свои программы модернизации предприятий здравоохранения. Нужно сейчас к ним обратиться (конечно, я скажу об этом министру здравоохранения – Татьяне Алексеевне Голиковой), чтобы они обратили внимание на ваши разработки и определили потребность медицинских учреждений, Центрального федерального округа и страны в целом в том, что Вы предлагаете.

Я думаю, что если «Роснано» вошло туда на 48% и практически откредитовало эту работу, это не просто так. Проведён серьёзный анализ, я вам говорю совершенно серьёзно, проведён анализ того, что делается. И судя даже по факту участия «Роснано», эта работа серьёзная. Нужно, чтобы на рынке эта продукция была востребована. Я обязательно это скажу министру и прошу руководителей регионов тоже обратить на это внимание, проконсультироваться с вашими специалистами в регионах Центрального федерального округа. Москва, Московская область – весь центр России, где самые лучшие специалисты у нас работают, поэтому… Не будем никого обижать: одни из лучших, во всяком случае есть с кем посоветоваться. Давайте обратим на это внимание.

В.М.Кононов: Хорошо. Спасибо.

В.В.Путин: Вам спасибо большое, Владимир Михайлович. Должен сказать, что, конечно, таких направлений работы, таких разработок, таких проектов нужно больше. Наша задача заключается в том, чтобы обеспечить вам как минимум наш собственный национальный рынок. Поработаем над этим.

В.М.Кононов: «Филипсы», «Сименсы» мы любим, но хватит! Может быть, уже надо наши? Мы же можем.

В.В.Путин: Да. Я тоже так считаю. Мы должны с ними работать, мы должны их привлекать, должны создавать для них условия, чтобы они сюда приходили, с технологиями прежде всего. Но если у нас есть свои технологии, а в медицине и фармацевтике, кстати говоря, есть: я видел это сам. Я езжу, встречаюсь, смотрю: есть совершенно уникальные разработки. Конечно, нужно обеспечить как минимум рынок в России. Постараемся, поработаем над этим.

В.М.Кононов: Спасибо за поддержку.

И.В.Зоря: Главный врач областной детской больницы, город Курск, врач-педиатр Зоря Игорь Васильевич.

Многоуважаемый Владимир Владимирович! В рамках модернизации в здравоохранение Курской области направлены достаточно большие финансовые средства. Но в основном они пошли на модернизацию оборудования и проведение ремонтных, строительных работ в областных и специализированных лечебных учреждениях. Важно, чтобы средства направлялись не только в центральные клиники, но и в поликлиники, где лечится основное число пациентов. Особенно это важно для больных, которые прошли лечение и в федеральных клиниках, и в специализированных центрах, которые возвращаются потом в первичное звено. Не всегда там замечательные условия. Важно помнить о врачебных амбулаториях, о центральных районных больницах – о том, о чём Вы только что говорили.

Мы знаем, что Вы лично контролируете многие вопросы, связанные с миллионами россиян. Скажите, пожалуйста, что нужно сделать, чтобы финансовые средства пришли в первичное звено, где на сегодняшний день фактически получает лечение большинство жителей? Спасибо.

В.В.Путин: Игорь Васильевич, эта программа и рассчитана прежде всего на то, чтобы обновить ситуацию, модернизировать первичное здравоохранение. Мы же для этого передали решение, по сути, этого вопроса на региональный уровень, где руководители регионов, губернаторы, вместе со своими специалистами (в том числе и таких специалистов, как вы, должны были привлекать), разработали региональную систему, региональную программу модернизации и потом подтвердили её в Министерстве здравоохранения. В Брянской области на два года… Сколько там у нас?

Реплика: 3 млрд 270 млн.

В.В.Путин: Да, 3 млрд 270 млн на два года. Уверяю вас, для Брянской области это очень заметные средства. Надо грамотно ими распорядиться и выбрать приоритеты. На встрече с коллегами, которые занимаются сельхозпроизводством, уже звучала настоятельная просьба обратить внимание на сельское здравоохранение, фельдшерско-акушерские пункты, поликлиники и так далее. Я просил и губернаторов, и Министерство здравоохранения иметь это в виду. И скажу прямо: реакция была положительная, там объём средств, направляемых на сельское здравоохранение, явно увеличился. Но всё-таки это прежде всего вы должны решать в своей области, со своим областным руководством. Мы поддержим – пожалуйста. Ну, а то, что это должно быть сделано именно в этом звене здравоохранения – это очевидно. Для этого, собственно говоря, средства такие выделяются. Для того, чтобы нам можно было бы спокойно потом перейти к медицинскому страхованию, потому что невозможно страховать там, где всё развалено. Это первое.

И второе. Нам, конечно, просто по факту нужно создать новую базу для здравоохранения в регионах. Мы для этого это и делаем.

Е.В.Мелюкова: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Я Мелюкова Екатерина Владимировна, работаю в должности главной медицинской сестры в больнице скорой медицинской помощи, г. Владимир. Оклад наших медицинских сестёр составляет на сегодняшний день 4 тыс. 300 рублей. Прожиточный минимум на сегодняшний день 5 тыс. 700 рублей. То есть каким образом можно вообще на эти деньги прожить? Не хочу умалять, конечно, заслуг врачей, но труд сестер такой же тяжёлый, потому что он сопряжён с каждодневным уходом за пациентами. Они оказывают не только уход, но заботу и участие. Да и психоэмоциональные нагрузки достаточно велики, то есть за такую зарплату они не могут качественно выполнять этот тяжёлый труд. И, конечно, проблема оттока кадров из профессии, кризис профессии... Аналогичная ситуация, конечно, существует не только среди врачебного и сестринского персонала, но и у работников образования, то есть у учителей, работников культуры. Какие перспективы у нас на сегодняшний день по заработной плате? Спасибо.

В.В.Путин: Екатерина Владимировна, я уже говорил в своём выступлении, могу ещё раз повторить. Сейчас только, дискутируя с коллегами по проблемам развития здравоохранения, я сказал, что мы планируем провести вот эту работу по модернизации здравоохранения. И это первое направление, в рамках которого мы ожидаем повышения заработных плат медицинских работников. За счёт чего? За счёт изменения стандартов оказания медицинской помощи. Для медиков, я думаю, это понятно, о чём я говорю. Для тех, кто работает в других сферах, могу сказать, что изменение стандартов – это значит увеличение, допустим, выделяемых денег на лекарственные препараты. Для лечения каждого заболевания прописывают, что нужно сделать для лечения этого заболевания, это должно быть прописано. Допустим, для лечения гриппа нужно такие-то медикаменты применить, а это значит, что их стоимость будет возрастать. Нужно для таких-то заболеваний, допустим, сделать очистку крови – это будет столько-то стоить. В эти же стандарты входит и оплата труда медицинских работников – это первое направление повышения доходов медицинских работников. В рамках программы модернизации это прямо предусмотрено. Это первое.

Второе. Я уже сказал, выступая, что мы будем индексировать заработную плату всем бюджетникам: с 1 июня – 6,5% и потом осенью вернёмся к этому ещё раз, но не поздней осенью, а в начале осени обязательно это сделаем.

Ну и наконец, есть третье направление, которое связано с изменением принципов деятельности бюджетных учреждений, когда услуга идет за пациентом. Здесь есть возможности для руководителей предприятий оптимизировать деятельность предприятия, направлять больше средств на заработную плату. Но при этом главный расчёт всё-таки – на программы, связанные с модернизацией здравоохранения. Продолжим дальше?

Пожалуйста, Никитин Александр Валерьевич, Тамбовская область, проект «Современный сельскохозяйственный вуз: от науки к производству».

А.В.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники конференции! Я хочу рассказать вам об опыте взаимодействия аграрной вузовской науки с аграрным производством на примере Мичуринска – наукограда Российской Федерации, расположенного в Тамбовской области.

Цель этого проекта, цель вообще этих взаимоотношений состоит в том, чтобы создать продукты здорового питания и вывести их на отечественный рынок. Речь идёт о ягодах, овощах, плодах, а также о продуктах, которые являются результатом переработки их, то есть это продукция лечебно-профилактического, диетического назначения и детского питания. Ситуация сегодня на этих продуктовых рынках, если честно говорить, из ряда вон. Например, могу сказать, какие преимущественно мы потребляем с вами яблоки – польские, китайские, американские… И вы все прекрасно знаете, что они произрастают в тех садах, где такое бесчисленное количество химических обработок происходит, что не летают даже мухи.

Но при этом всю прелесть мичуринских яблок и груш (это действительно один из российских признанных аграрных брендов) в лучшем случае знают сами жители единственного пока в стране у нас аграрного наукограда, Мичуринска, и Тамбовской области. Если говорить про рынок овощей, здесь ситуация также очень остро выглядит: свыше 60% – это доля импорта.

Возникает вопрос: а что, своего не имеем? Имеем. И я готов на примере как раз Тамбовской области, наукограда Мичуринска это показать. Вот смотрите. Совсем недавно учёными Мичуринска был выведен новый сорт тыквы – Мичуринская. В нём природных сахаров содержится больше, чем в дыне. Это тыква слаще, чем дыня. Говорить подробно о благотворном влиянии на здоровье человека этого исконно русского овоща сейчас, наверное, не имеет смысла.

В.В.Путин: Это сахароза или фруктоза?

А.В.Никитин: Это природные сахара – фруктоза.

Я хочу обратить внимание ещё на одну новинку – это новый сорт томата мелкоплодного, на который сейчас обращают внимание институты большой Академии наук, Институт питания, Институт медико-биологических проблем… В этих сортах содержится такое количество каротина и ликопина, аналогов которым нет ни у нас, в России, ни за рубежом. Причём Вы, наверное, догадываетесь, что это средство имеет природные, естественные формы профилактики онкологических заболеваний. Так вот эти все достижения селекционные, кстати говоря, в прошлом году легли в основу рациона наших космонавтов в рамках проекта «Марс-500». Новых 17 видов продуктов питания разработано на основе этого сырья.

В.В.Путин: Это на МКС?

А.В.Никитин: Да.

В.В.Путин: Иностранцы, значит, тоже ели. Лопают наши яблоки.

А.В.Никитин: Да.

В.В.Путин: С фруктозой.

А.В.Никитин: А по поводу новых сортов чёрной, белой, красной смородины, я могу сказать, что витамина С содержится больше в 3 раза, чем в самом лимоне.

В.В.Путин: Слушайте, у меня уже слюни потекли, как рассказываете, угостили бы.

А.В.Никитин: Уважаемые коллеги, я хочу сказать, что конвейер этой свежей витаминной продукции мы разработали. Например, по землянике… Я сейчас провоцирую именно органолептические качества восприятия моей информации.

В.В.Путин: Я понял.

А.В.Никитин: Мы создали конвейер свежей витаминной продукции. И вплоть до конца сентября население Центрального федерального округа (Тамбовская, Липецкая области) смогут потреблять ту же малину, садовую землянику до конца сентября. Мы и мыслить раньше не могли, в силу климатических, природных условий.

Конечно, сегодня это всё является результатом взаимодействия науки и производства. На базе Мичуринского государственного аграрного университета создаётся сейчас новый университет исследовательского типа, который активно работает с институтами Академии сельскохозяйственных наук. Именно сегодня здесь, в Мичуринске, развиваются новые интенсивные технологии садоводства. Это, пожалуй, самое главное, что нас отличает.

Наши мичуринские сады уже на второй год вступают в товарное плодоношение. Их урожайность в 5 раз выше, чем у садов обычного типа, при этом окупаемость в 2 раза ниже. Очень приятно сознавать, что с этого года закладка садов интенсивного типа опять попадает в приоритеты государственной поддержки в плане развития сельского хозяйства.

Я хочу сказать, что в первую очередь, это заслуга инновационной инфраструктуры, которая создана на базе аграрного университета. Мы за последние годы создали 20 малых инновационных предприятий. Все они как раз занимаются именно этими исследованиями.

Мы создали центр трансфера технологий. Но, к сожалению, сегодня объёмы производства, которые есть, – экспериментальные объёмы производства. Для того чтобы эти рецепты здорового питания, здорового образа жизни выписывались в каждом регионе Российской Федерации, конечно, сегодня требуется взаимодействие с производством и передачей их в производство. Поэтому на сегодняшний день в Тамбовской области разработан проект аграрного научно-технологического комплекса, который предполагает создание трёх заводов. Первый завод – это завод, связанный с производством продуктов функционального питания, то есть то, что будет как раз являться результатом переработки. Это витаминизированные соки, различные джемы, фрутомуссы, овощи во фруктовых заливках. Есть проект, который на себя берёт заинтересованный участник, и этот проект уже в стадии реализации связан с производством охлаждённых продуктов питания. Конечно, нужно продукцию доводить до конечного потребителя, и вопросы хранения сегодня имеют принципиально важное значение в рамках этой общей концепции.

Строительство завода предусмотрено по производству упаковочных материалов на основе биоразлагаемого полимера – полилактида. В течение 40 дней он разлагается в почве до такого нетоксичного почвенного субстрата. Сегодня для того, чтобы запустить эти заводы, нужна мощная сырьевая база, и эта сырьевая база уже в Тамбовской области создаётся.

С 2009 года осуществляется закладка садов по тем самым интенсивным технологиям – осуществляется закладка кустарниковых, ягодников. И, конечно, вопрос кадров сегодня занимает принципиально важное значение. Надо сказать, что в полноценном объёме подготовку кадров мы смогли сохранить. Учитывая перспективы развития этих проектов в других регионах, конечно, мы на целевой контрактной основе можем эти кадры готовить.

Самое главное – что сегодня необходимо для того, чтобы динамика, эффективность этих проектов была выше, лучше и более ощутимой? В первую очередь нужно активизировать вузовскую аграрную инновационную инфраструктуру. Сегодня мы, к сожалению, производя эти экспериментальные объёмы, не пользуемся льготным режимом налогообложения. Мы, не имея статуса сельхозтоваропроизводителя, соответственно, не можем пользоваться всеми видами государственной поддержки в этом отношении. Конечно, это было бы очень здорово в плане решения этой проблемы.

Последнее. Учитывая не только экономическую эффективность, но и социальную значимость этих проектов, если эти проекты найдут своё отражение в государственной программе развития сельского хозяйства (не только тепличные технологии, но и вся эта линейка производимой продукции – плоды, ягоды и овощи), на условиях кредитуемого проекта (на условиях субсидирования процентной ставки), то, конечно, эффект от реализации и экономические показатели будут совершенно другими.

В заключение хочу сказать, что эти проекты имеют право на особую государственную поддержку и на внимание, поскольку касаются самого главного в плане составляющего национальной безопасности – здоровья населения России. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Александр Валерьевич, все направления, которые Вы назвали, чрезвычайно важны. Вы не можете не знать, как много в последнее время государство вкладывает в сельское хозяйство. Только в этом году сотни миллиардов предусмотрено – 250 млрд. 150 млрд было в прошлом году. Каждый год мы ставки субсидируем, кредиты, взятые ранее, продлеваем. А продление кредитов тоже требует дополнительных денег из федерального бюджета, потому что вовремя не выплатили – мы платим за это. Ставки по лизингу субсидируем. Приняли решения 1 млрд выделить дополнительно на семена и еще 1 млрд на закупку семян. Снизили стоимость ГСМ на 10% не от сегодняшнего уровня, а от 1 ноября прошлого года – значит, от сегодняшнего уровня больше чем на 30-37% в некоторых регионах. Приняли решение выделить еще 5 млрд на поддержку тех хозяйств, которые не сократят поголовье крупного рогатого скота к этому времени, к весне. Приняли сейчас решение по технике: за 50% из «Росагролизинга» продадим. Целый набор мер, но надо сказать, что сельское хозяйство даёт отдачу – реальную, заметную отдачу, растёт так, как ни одна отрасль у нас, может быть, не растёт.

Конечно, в этой связи крайне важно то, что делают научные центры. У нас очень хорошая компетенция всегда была в этой области, традиции хорошие. В чём-то мы отстали, наверное, но где-то у нас есть абсолютно точно конкурентные преимущества в этой высокотехнологичной области. Поэтому, конечно, это заслуживает поддержки. Вы сказали, что создаётся на базе вашего вуза практически новое образовательное заведение – это федерально-исследовательский университет. Так или нет?

А.В.Никитин: Да, мы создаём эту модель. Мы активно работаем с научно-исследовательской системой. Мы включаем в себя учреждения среднего профессионального образования, и, как раз делая акцент на развитии этой исследовательской составляющей, мы очень сильно рассчитываем на то, что тот статус исследовательского университета…

В.В.Путин: Но статус вам пока не присвоен?

А.В.Никитин: Нет, нам не присвоен пока статус, но мы активно участвовали во всех конкурсах и достаточно серьёзно представляли своё учебное заведение.

В.В.Путин: Посмотрим тогда ещё раз. Вы входите в систему Минсельхоза либо общего образования?

А.В.Никитин: В Министерство сельского хозяйства.

В.В.Путин: Хорошо, обязательно посмотрим.

А.В.Никитин: Кроме того, Владимир Владимирович, в прошлом году мы в рамках конкурса, проводимого среди российских вузов, стали победителем и получили грант по постановлению Правительства на развитие вузовской инновационной инфраструктуры. Это очень поспособствовало решению тех вопросов, о которых я говорил.

В.В.Путин: Александр Валерьевич, вернёмся обязательно к этому, ладно? Вы будете выставлять заявку в очередной раз или она у вас уже есть?

А.В.Никитин: Нет, мы будем в очередной раз выставлять заявку.

В.В.Путин: Отлично, хорошо. Посмотрим.

А.В.Никитин: Спасибо.

В.В.Путин: Это первое. Вы сказали не только о сельхозпродуктах – вы ещё сказали об упаковочном современном саморазлагающемся материале. Очень важно с точки зрения решения проблем экологии. Кстати говоря, в Европе наши коллеги придают этому большое значение. И больше всего, как мне кажется, (вы, наверное, знаете лучше меня, если я не прав, поправьте), в этом отношении продвинулись итальянцы. Наш друг Сильвио Берлускони не только девушками интересуется, он ещё и делом занимается. Самые жёсткие стандарты среди европейских стран в Италии – там и упаковочного материала очень много. И у нас будет расти! Если своевременно не начать производство, то это тоже будет реальной проблемой. Это и сейчас реальная проблема, а будет ещё острее. Так что это очень правильное направление.

Теперь по поводу ключевого вопроса, как я понимаю, для вас. Он касается возможного придания таким инновационным учебным заведениям, как ваше, статуса сельхозпроизводителя, с тем чтобы получать льготы, о которых я сказал только что. Я имею в виду субсидирование ставок, снижение затрат, связанных с удобрениями, с ГСМ. Это Вы имели в виду?

А.В.Никитин: Да, дотации, которые идут на компенсацию затрат, и так далее.

В.В.Путин: Понимаете, Александр Валерьевич, дело в том, что Вы ведь работаете в высшем учебном заведении и стремитесь приобрести статус исследовательского. Если вы его приобретёте, то тогда будут определённые льготы, как учебному заведению инновационной направленности. Они уже будут предусмотрены по этой линии.

Но основная задача учебных заведений – это предоставлять услуги в сфере образования и науку развивать, а не заниматься извлечением прибыли при производстве картофеля, яблок и другой продукции. Опасность в чём заключается? В том, что можно вообще переключиться на прямое производство и в конечном итоге забросить исследовательскую деятельность.

Но знаете, о чём я сейчас подумал? Вы сказали, что, допустим, планируете или хотели бы осуществить проекты строительства трёх заводов. Это уже конкретное производство, это другие юридические лица. И вот, мне кажется, вполне можно было бы подумать о том, чтобы на них распространять эти льготы. Так же, как и на те исследовательские, высокотехнологичные предприятия, которые создаются при вузах. Я сказал, их по стране уже 700 создано, в Центральном федеральном округе уже 200 создано. Это такой большой отряд!

Министр экономического развития, госпожа Набиуллина, сидит и кивает головой. Значит, она согласна. Эльвира Сахипзадовна, я Вас прошу, подумайте над этим и представьте предложения. Ясно, вузы не должны получать таких льгот. Это понятно: они должны заниматься образованием. Но если при них создаются предприятия, то почему предприятия не могут получать таких льгот? Вполне можно поддержать. Пожалуйста, посчитайте и представьте предложение.

Э.С. Набиуллина: Хорошо.

С.Ю.Оболенцев: Оболенцев Станислав Юрьевич, генеральный директор ЗАО «Агротехнологии», Смоленск. Владимир Владимирович, Вы в выступлении упомянули, что продовольственная безопасность – это приоритетное направление. Но если мы зайдём в магазин, то увидим… В мясных, в рыбных отделах всё-таки российская продукция больше представлена, но если Вы подойдёте к овощным или фруктовым прилавкам, особенно в зимний период, то там даже не 60%, как в целом по году, а до 80% – продукция импортная, не российская.

В.В.Путин: Так и есть.

С.Ю.Оболенцев: Причём очень часто производителями этой продукции являются страны, которым мы же поставляем энергоносители и они производят это в своих теплицах. Наш бизнес – как раз строительство и эксплуатация теплиц. Та же Польша: мы ей энергоносители, она нам овощи и прочие продукты.

В принципе это та отрасль сельского хозяйства, которая, к сожалению, в России пока не развивается. Начиная с 1990-х, количество теплиц с каждым годом уменьшается. Хотя из-за тех же энергетических ресурсов у России есть все объективные предпосылки для того, чтобы стать одним из самых крупных мировых…

Но есть несколько проблем. Одну проблему, решение её, Вы обозначили, большое спасибо, при встрече в Тамбове, – это штрафы за газ. Потому что особенно в теплицах потребление газа зависит от погоды, мы не можем его предсказать. Вторая и очень серьёзная для нас проблема, по моему мнению, это одна из важнейших причин, почему, несмотря на выгодность, тепличное производство не развивается в России, – это присоединение к электросетям.

Вы, опять же, говорили, что развитие инфраструктуры не должно ложиться на потребителей и население. Но, по сути дела, тепличное хозяйство очень энергоёмкое: на 1 га современной овощной теплицы в пиковую нагрузку требуется почти 2 мВт электроэнергии, 1,8 чтобы обеспечить 15-18 тыс. люкс (лк.) на кв. м.

В этой связи мы, тепличные производители, не входим ни в какие рамки, и каждый договор с сетями всегда очень дорогой. Иногда это равно 60-70% стоимости бизнеса. За рубежом эти проблемы решаются длинными кредитами и так далее. Как Вы считаете, каким образом можно уменьшить эту финансовую нагрузку на тепличное производство?

В.В.Путин: Во-первых, я думаю, вы со мной согласитесь, одно дело строить теплицы в Краснодаре, а другое – строить и делать теплицы в Красноярске. Разница есть. И энергозатраты тоже разные. Поэтому, конечно, у нас всё-таки северная страна, и тепличное хозяйство у нас по определению может быть дороже, особенно если это касается северных территорий. Но это совсем не значит, что его не нужно развивать. И там, где к делу подходят с умом, работа идёт, и неплохо. Вот пример не из Центрального федерального округа, а из Северо-Западного. Совсем недавно, скажем, Ленинградская область полностью завозила цветы из-за границы, ну почти целиком. А сейчас уже практически не нуждается в импорте за счёт тепличного хозяйства.

Что касается подключения. Я с вами полностью согласен, несмотря на потребности сетевого хозяйства, всё-таки вопросы, связанные с подключением, решением вопросов по оплате перебора либо недобора электроэнергии либо газа, у нас до сих пор решались, на мой взгляд, неприемлемо, являлись реальными ограничениями для развития бизнеса. Я уже, и Вы сами упомянули о недавней встрече с фермерами… Я несколько раз об этом говорил: решение уже принято, два дня назад мною подписано постановление Правительства об изменении порядка оплаты за перебор либо недобор электроэнергии.

Вот это ЧЧИ (называется: число часов использования мощности), ЧЧИ-М, порядок изменён. Если раньше средние и малые предприятия должны были платить по факту и реально ставка их была выше, чем у крупных потребителей, которые примерно 4,5 кВт потребляли в год, то теперь мы приняли решение усреднить это число, и за недобор или за перебор (потому что они берут всего полтора или два максимум) средние и малые предприятия платить уже не будут.

«Газпром» принял другое решение: за перебор, по-моему, 10% тоже отменили, за недобор 20% тоже отменили. Но я думаю, что этот коридор нужно расширить, и мы обязательно с «Газпромом» на эту тему поработаем, либо вообще убрать его для малых и средних предприятий. Надо критерий только выработать. Здесь, конечно, мы должны учитывать и интересы энергетической отрасли. Дисциплина должна быть какая-то, понимаете? Потому что у них ведь тоже начнёт всё прыгать… Энергетика – такая сложная сфера, требует внимательного и бережного к себе отношения. Но всякие перегибы надо убирать. Мы обязательно будем двигаться по этому направлению, обязательно. И будем создавать другие, будем использовать другие меры, в том числе нетарифные меры регулирования продовольственного рынка и поддержки отечественного производителя. Будем обязательно продолжать субсидировать. В Европе субсидируют гораздо больше, чем мы, несравненно. Мы будем наращивать потихонечку это субсидирование, но будем пользоваться и различными нетарифными мерами регулирования. (Там тоже наши конкуренты используют, и эффективно.) Есть проблемы с торговыми сетями: вы знаете, после долгих и плодотворных дебатов мы всё-таки закон приняли о торговле, приняли решение о доступе нашей продукции в торговые сети. Приняли решение, связанное с необходимостью оплаты в течение минимум 10 дней скоропортящейся продукции. Отменили все бонусы завхозам магазинов и так далее. В общем, если вы видите ещё дополнительные проблемы… Я, надеюсь, частично ответил. Если ещё есть какие-то вопросы, пожалуйста, – здесь же чужих нет, я так понимаю, все функционеры «Единой России», – по каналам «Единой России», через губернатора давайте предложение, и мы рассмотрим. Спасибо.

С.Ю.Орлова: Светлана Орлова, Совет Федерации. Уважаемый Владимир Владимирович! Трогает до души. Проекты – это тоже стратегия развития. Мы сегодня как ведущая политическая сила взяли на себя меру ответственности за граждан, за нашу страну, за наших детей, за наших внуков. Мы не боимся идти, обсуждать, говорить, отвечать на острые, животрепещущие вопросы, порой нелицеприятные. Но «Стратегия-2020» – это важнейший документ. Мы провели 28 конференций в регионах по её обсуждению. Это живой организм, люди хотят знать, как они будут жить сегодня и через восемь лет, какие будут производства, каким будет мой город, какая будет экология, будем ли мы есть продукты с витамином С собственного производства? И Вы знаете, здесь можно поспорить с либералами. Да, мы вышли из кризиса и выходим из него, но у нас были системные меры, как Вы сказали. Эти меры были финансово, законодательно подкреплены. Мы сегодня прекрасно понимаем, что притча во языцех – это «распил» бюджетных денег, реформа энергетики сегодня налицо по многим вопросам. А почему сегодня в комиссию, которая создана, вошли эксперты только либерального крыла? А давайте мы пригласим весь народ через партию «Единая Россия»? У нас много своих экспертов, которые могут участвовать. Мы в конкуренции? В конкуренции. Ну давайте поконкурируем, а потом вместе с либералами поедем выполнять «Стратегию-2020» посткризисного развития. Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, весь народ пригласить для работы в комиссии – сложно. Был в нашей истории хороший пример, правда, из другого федерального округа – из Северо-Западного. Была такая форма народного управления – Новгородское вече. Там все собирались на площади, и правило было такое, когда обсуждался какой-то вопрос: кто громче крикнет – тот и прав. Реально было такое правило.

В сегодняшних условиях такой способ управления маловероятен к применению, хотя в группе экспертов, про которую вы сказали, есть люди разных взглядов. Но если вы считаете, что там кого-то не хватает из тех экспертов, которых вы хотели бы там видеть, вы представьте предложения и я их туда автоматом включаю. Считаем, что мы уже договорились. Не помешает.

Но если сказать в целом, то каждая точка зрения должна иметь право на существование. Ведь мы в значительной степени в своей экономической деятельности проводили всё время эту самую либеральную политику. Правда, мы всегда были вынуждены делать поправку (и считали это правильным, и я считаю это правильным) – на реалии нашей жизни.

В условиях кризиса (чтобы всем коллегам было понятно), когда производство сокращается, считается правильным заморозить все заработные платы, все социальные выплаты или напрямую их сократить, чтобы сократить расходы бюджета. Ведь производство сократилось, налогов стали платить меньше, доходная часть бюджета резко сократилась. Если все расходные обязательства, которые мы с вами нарастили в предыдущие годы, сохранить как было, мы сразу влетаем в огромный дефицит бюджета и начинаем заимствовать. Где взять-то деньги? Экономика их не генерирует, доходов нет, а расходы остались прежними – большими. Где взять? То есть нужно залезать в долги либо на внутреннем рынке, либо на внешнем рынке, увеличивать государственный долг. Если на внутреннем рынке мы влезаем в долги, то есть забираем деньги, скажем, из банков и т.д., банки с удовольствием отдают деньги государству под различные государственные ценные бумаги, потому что это надёжно. Но если мы забираем ликвидность внутреннего рынка, мы лишаем ликвидности реальный сектор экономики, который тоже нуждается в деньгах для «поддержания штанов» в условиях кризиса. А денег-то нет, государство всё забрало. Значит, либо мы должны начать печатать, либо с внутреннего рынка заимствовать, а там в условиях кризиса всегда ставки возрастают. Расходы колоссальные.

Поэтому все ведущие экономисты считают: в условиях кризиса нужно сокращать все социальные расходы, не повышать никаких пенсий, зарплат, социальных пособий. Наоборот, как бы ни было тяжело и жёстко, власть должна взять на себя ответственность и прямо сказать, что это необходимо.

Дело в том, что это – правильно. С точки зрения экономической логики так и надо поступать. Но мы с вами поступили не либерально – мы повысили пенсии на 46%. Я когда говорю про 46%, мои коллеги там, в Европе (я лично знаю их многие годы), «со стула падают». Спрашивают: «Сколько?» Я говорю: у нас база маленькая, у нас нет таких накоплений у населения. Вот если взять и вскрыть счета пенсионеров в западном банке, там у всех 300, 400, 500 евро. Немного, небольшие деньги для человека, который всю жизнь отработал, но у всех на счетах есть эта сумма на «чёрный день», а у нас нет. У нас другая ситуация в социальной сфере. У нас люди живут от зарплаты до зарплаты, от пенсии к пенсии, «с колёс», у нас нет накоплений. Это во-первых.

А во-вторых, мы всё-таки не зря наращивали резервные фонды. Мы для чего это делали? Создали специально Фонд национального благосостояния и в условиях удачной внешнеэкономической конъюнктуры, когда были высокие цены на наши традиционные экспортные товары, отчисляли туда деньги для поддержания пенсионной системы.

Резервный фонд Правительства создали специально. Для чего? Для того, чтобы, когда эти цены упадут, сохранить эти расходы, не снижая социальных обязательств перед гражданами. Так мы и сделали. Поэтому у нас была возможность, не сокращая официальных обязательств, поддержать экономику, финансовую сферу, банки, реальный сектор экономики, предприятия. Но мы это смогли сделать исключительно благодаря здравой экономической и финансовой политике прежних лет. Если бы не было резервов – нам бы пришлось туго. Пришлось бы, как в Греции, всё сокращать или пенсионный возраст повышать – а куда деваться-то? – или залезать в долги. Я уже сказал, к чему это ведёт. А внешние долги, чтобы всем было понятно, безусловно, кто бы чего бы ни говорил, ведут к ущемлению и утрате в конечном итоге суверенитета страны. Россия – особая страна. И мы с вами всегда должны об этом думать и никогда не допустить того, чтобы поставить себя на такую грань. Никогда!

А либералы, о которых вы говорите, – там тоже разные люди есть. Есть люди совершенно не либералы, а просто болтуны и всё, а есть люди серьёзные, с правильным экономическим мышлением. Разница между людьми, которые находятся у власти и которые смотрят на ситуацию со стороны, в чём? У нас есть ответственность перед людьми, а у них нет! Они теоретизируют, в общем правильные вещи иногда говорят, но их трудно реализовать, а подчас невозможно! Имею в виду и ментальность наших граждан, которые в целом, надо прямо сказать, ждут поддержки со стороны государства. Это реалии нашей жизни. Нельзя сделать вид, что мы живём в какой-то совершенно другой стране, с Марса приехали!

Даже иногда понимая, что надо было бы поступить немножко иначе, всё-таки мы действуем даже иногда вразрез с экономической логикой. Но что, на мой взгляд, крайне важно? Мы сохраняем доверие людей к тому, что мы делаем, а это самое главное – основа для движения вперёд. В том числе, когда позволяют внешнеэкономические и другие факторы, принимать нужные либеральные решения. Но без доверия людей вообще ничего сделать невозможно. Поэтому я к вам ещё раз обращаюсь, ко всем. Это главное в любой политической работе! Главное – не очки и секунды набрать, как в спорте говорят, главное – доверие людей сохранить, а это тонкая вещь. Нельзя допустить грубых просчётов в экономической политике, но нужно всегда отвечать всё-таки на ожидания граждан. В социальной сфере хоть понемножку, но двигаться, двигаться и двигаться вперёд, что мы с вами и будем делать обязательно.

Давайте всё-таки продолжим. Грушевич Анна Николаевна. Проект «Золотое кольцо России».

А.Н.Грушевич: Уважаемый Владимирович Владимирович, уважаемые коллеги! Я представляю Ярославскую область, курорт международного уровня Золотое кольцо. Золотое кольцо России – для всех нас это популярный туристический маршрут по городам северо-востока России, собственно первый советский турпродукт, который до сих пор сохраняет свою популярность, уникальность, востребованность и занимает достойное место в национальном туризме. Ежегодно маршрут посещает более 6 млн туристов. Все этапы развития русского государства, русской культуры, древнерусского зодчества – от белокаменных храмов XII века до уникальных строений XVII-XIX веков – представлены в городах Золотого кольца. Здесь находится наибольшая концентрация исторических памятников: 22 на 1 тыс. кв. км, а в среднем по России – 4.

Ключевым звеном и историческим центром Золотого кольца была и остаётся Ярославская область, в составе которой четыре города принадлежат этому уникальному маршруту. И среди них – один из древнейших русских городов, известный вам туристский центр, основанный в 1152 году Юрием Долгоруким, Переславль-Залесский. Родина Святого благоверного князя Александра Невского, колыбель русского военно-морского флота. 134 объекта культурного наследия, которые расположены только в городе, уникальные маршруты, наличие туристской инфраструктуры обеспечивают городу ежегодный туристский поток в 300 тыс. человек.

Переславль-Залесский, как и все Золотое кольцо, как и все города Золотого кольца, конечно, вчера и сегодня – это не одно и тоже. Они видоизменялись, подстраивались под своего туриста, под его новые интересы, потребности. И за последние десятилетия, как Вы заметили, к традиционным памятникам архитектуры присоединились новые объекты показа: небольшие частные музеи с оригинальными коллекциями и с не менее оригинальными названиями – Музей суеверий и мифов в Угличе, Музей мыши и русских валенок в Мышкине, «Музыка и время» в Ярославле, в Переславле-Залесском это Музей утюгов, Дом легендарного царя Берендея, который всем нам известен по сказке Островского «Снегурочка», Музей чайников и так далее. Ну что, собственно, удивительного, в старинной коллекции утюгов или чайников? А вот, наверное, это новый формат музеев, где каждый из нас становится активным участником процесса и имеет возможность непосредственно прикоснуться к истории нашей с вами культуры, пусть даже в таком неформальном для частных музеев виде. И мы видим действительно, что популярность этого маршрута – Золотого кольца, она не угасает, она с каждым годом набирает обороты, растёт. Однако увеличение туристского потока на маршруте сдерживается отсталостью инфраструктуры туризма и отдыха, созданной ещё, по сути, в советское время.

Изношенность дорожно-транспортной инфраструктуры, отсутствие гостиниц экономкласса, так востребованных и необходимых нам сегодня, отсутствие парковок, индустрии развлечений и несоответствие категориям цена/качество – все эти проблемы присущи городам Золотого кольца.

В последнее время, конечно, делается очень много: ведётся активная работа по строительству новых отелей (мини-отелей, больших отелей), предприятий питания, музеев; идёт реставрация объектов культурного наследия, в том числе и с привлечением частного капитала, что немаловажно. Однако это всего лишь начало пути.

Один из способов решить проблему с туристской инфраструктурой на маршруте Золотого кольца – это, конечно же, создание многофункциональных туристских комплексов, которые предоставляют спектр услуг и всё-таки решают проблему сезонности в туризме, в российском туризме. Действительно, создать атмосферу настоящего русского гостеприимства, качественно изменить спектр услуг для российских, иностранных туристов способен курорт международного уровня, который так и называется: Золотое кольцо. Разместился он, кстати, тоже посередине маршрута Золотого кольца – между Москвой и Ярославлем, в 10 км от Переславль-Залесского, известного турцентра Ярославской области, на территории 200 га. Общей номерной фонд курорта будет включать 1800 номеров. Единовременно здесь могут разместиться 3900 человек. Общий объём инвестиций на данном этапе – 12 млрд рублей.

Строительство подобного курорта, конечно же, будет иметь огромное значение, социально-экономическое значение, не только для Ярославской области, но и для всего региона Золотого кольца. Активизируется и малый, и средний бизнес в сфере туризма и в сопутствующих сферах, в том числе и в культуре, и в спорте, и народных художественных промыслах. Только по предварительным подсчётам, будет создано дополнительно 5 тыс. новых рабочих мест в туризме и в сопутствующих сферах, что, конечно же, повлияет на улучшение качества жизни людей в регионе. Молодёжь останется в Золотом кольце и получит возможность самореализоваться. Наши с вами соотечественники с детьми, школьники, студенты, пенсионеры, получат возможность полноценного, качественного и, самое главное, доступного отдыха недалеко от Москвы. Получат возможность укрепить своё здоровье и, самое главное, приобщиться к культурным ценностям России – то, что мы иногда забываем.

Более того, подобный курорт будет прекрасной площадкой для дальнейшего развития культурно-познавательного туризма, который культивируется в регионе Золотого кольца, – семейного, детского, делового, конгресс-туризма – для проведения событийных мероприятий как всероссийского, так и международного уровня, в том числе и для чемпионата мира по футболу в 2018 году в России, почему бы нет?

Государственная поддержка этого проекта, включение его в федеральную целевую программу «Развитие внутреннего и въездного туризма в России на 2011-2016 годы» обеспечат успешную и планомерную реализацию этого проекта, развитие прилегающей территории и в дальнейшем успешное продвижение, развитие этого маршрута – Золотого кольца.

Федеральная целевая программа разработана, согласована в принципе со всеми ведомствами. Остался только последний штрих – согласование с Министерством экономического развития. Надо сказать, что эта программа очень ожидаема для регионов Золотого кольца. Она сделана с учётом интересов всех областей, которые включены в Золотое кольцо. Мы надеемся, что в ближайшее время (тем более 2011 год уже вступил в свои права) эта программа будет всё-таки принята.

Я хочу сказать, что я сама живу в Золотом кольце. Я там родилась и живу со своей семьёй, со своими друзьями, работаю и не планирую уезжать из Золотого кольца. Нам нравится наш регион. Мы горды тем, что мы живём в Золотом кольце, горды тем культурным наследием, которое окружает нас с утра до вечера. И я считаю, что, инвестируя сегодня в Золотое кольцо как в бренд, как в нашу культуру, как в наше бытие, в то, что нас ежеминутно сопровождает, мы инвестируем в нашу Россию, в себя, в наших детей и в наше будущее. Спасибо!

В.В.Путин: Конечно, Золотое кольцо – это один из общеизвестных в мире брендов, как сейчас модно говорить, России, нечто узнаваемое. Сюда стремятся многие наши граждане, иностранцы едут с удовольствием.

Анна Николаевна, а почему у вас называется курорт? Курорт – это вообще такое место, где люди лечатся, здоровье поправляют… А у вас это туристический маршрут… Или я ошибаюсь? Или я чего-то не увидел, не услышал? Вот Ессентуки – курорт, понятно, туда приезжают водичку пить. А здесь что?

А.Н.Грушевич: Это многофункциональный туристский комплекс-курорт Золотое кольцо. Находится он около национального парка «Плещеево озеро», который расположен в Переславле-Залесском. Это уникальный национальный парк недалеко от озера Плещеево, название которого дали парку. Плещеево озеро – один из уникальных, чистых водоёмов Центральной России, один из самых больших водоёмов. Почему назван курорт? По одной простой причине, что в силу своей многофункциональности здесь будут развиваться многие виды туризма, в том числе и оздоровительный туризм.

В.В.Путин: Понятно. Ну что можно сказать? Виталий Леонтьевич (В.Л.Мутко) всё это рассказывает на заседаниях Правительства постоянно. И доказывает необходимость принятия соответствующей программы, о которой вы вспомнили. Я скажу как есть. Действительно, изначально была большая, серьёзная программа с большим финансированием. Просто в 2009-2010 году мы вынуждены были сократить ряд направлений. Связано это было с необходимостью не увеличивать, а хотя бы сохранить предполагавшиеся ранее, на 2009-2010 годы, объёмы финансирования. Но в рамках этих объёмов финансирования вынуждены были переориентировать имеющиеся ресурсы на те проблемы, которые встали перед нами в результате кризиса. Нужно было бороться с проблемами безработицы, сокращением производства, вопросами, которые обострились в так называемых моногородах, нужно было поддержать отдельные сферы экономики – тот же автопром, о котором я упоминал. И поэтому от первоначальных значений эта программа сократилась – мне страшно говорить – но в 6 раз. И встал вопрос о том, что при таком финансировании нужно её осуществлять или нет? Я говорю, вы знаете, как есть. Но она, конечно, очень нужна, она, конечно, очень востребована. Имею в виду, что это не просто способ кому-то заработать на этих программах, но это, безусловно, то (и я говорил об этом в своём выступлении) что лежит в основе нашей исторической памяти. Это, безусловно, то, что способствует патриотическому воспитанию, но и не в последнюю очередь это бизнес. В некоторых субъектах Российской Федерации мы эти программы уже осуществляем, и они показывают свою эффективность в Сибири, на Дальнем Востоке, это действительно эффективно работает. Конечно, это будет востребовано и в Центральном федеральном округе. Вернёмся к этому ещё раз, посмотрим обязательно.

А.Н.Грушевич: Спасибо.

Л.Д.Лихолит: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Начальник управления социальной защиты населения района Якиманка г. Москвы Лихолит Лидия Джамшидовна.

Мы с семьей как раз любим путешествовать по Золотому кольцу России. Берём с собой сына, чтобы знакомить его с историческим наследием Руси, Посещаем такие города, как Ростов, Суздаль, Переславль-Залесский. Однако цены на услуги гостиниц и кемпингов значительно завышены, цена не соответствует качеству. Скажите, пожалуйста, какие конкретные меры будут приняты по предоставлению семейного отдыха?

В.В.Путин: Коллега как раз сейчас рассказывала и сделала предложение. Вообще цены формируются, конечно, на рынке с помощью известного механизма спроса и предложения. Если предложение соответствует спросу, значит, цена объективна. Если нет – там происходит сбой. Чем может помочь в таких условиях государство? В принципе при осуществлении программ подобного рода может. Вкладывая деньги в инфраструктуру, создавая условия для бизнеса, что позволяет ему уменьшить свои расходы при строительстве гостиниц, при предоставлении услуг, при организации пунктов питания, качественных, но недорогих кафе и так далее. Но для этого надо вкладываться в инфраструктуру. Для бизнеса это дороговато. Честно говоря, на это и была нацелена федеральная целевая программа по развитию внутреннего туризма (она так называется). Вернёмся к этому ещё раз, потому что там и дороги, и тепло- и газоснабжение, и обеспечение безопасности, и медицинское обеспечение на трассах и в местах пребывания. Там есть, куда вкладывать государственные деньги, это безусловно. Но вещь это затратная. И тем не менее делать будем, посмотрим, в каком объёме, но будем делать.

М.П.Киселев: Директор Рыбинского филиала Московской государственной академии водного транспорта Ярославской области, Рыбинское речное училище им. В.И.Калашникова. Наше учебное заведение – одно из старейших учебных заведений нашей страны. В этом году ему исполнится 135 лет, в этом учебном заведении учился Ю.В.Андропов.

Владимир Владимирович, я живу в городе Рыбинске. Там течёт великая труженица – река Волга. Речной флот в своё время дал мне профессию, дал мне работу, веру в будущее. Сегодня на моих глазах флот устаревает не только физически, но и морально. И как руководителю учебного заведения мне как-то становится страшновато за своих питомцев – что их ждёт завтра? Ведь сорок лет подряд уже как не строятся суда. Бывшие наши социалистические государства-друзья, такие как Чехословакия, Румыния, Германия, поставляли нам флот, но сегодня и мы не строим, и они не поставляют. Что ждёт наших выпускников? Ведь дело-то в том, что мы готовим высококвалифицированных специалистов: они сегодня востребованы за рубежом. И ведь они – не только высококвалифицированные специалисты, они ещё и патриоты нашей Родины. Они готовы сегодня взять новую технику в эксплуатацию, и кроме всего этого, готовы поднимать экономику и выполнять любые задания, как наш выпускник Батунов, который в августе получил Орден мужества… Я думаю, любые поручения, которые будут выполнять наши выпускники, они будут выполнять только достойно.

Но, Владимир Владимирович, дело-то в том, что хотелось бы от Вас сегодня услышать – что ждёт? Будет поддержка речного флота? Какие-то планы сегодня есть по этому вопросу? Дело-то в том, что устаревают не только сами суда, но ещё и причалы, причальные стенки: это ремонтно-эксплуатационные базы, это гидротехнические сооружения. Ветшают сегодня судоремонтные заводы. Строить-то некому. Естественно, и технический флот, тот, который должен обеспечить проводку судов... Вот сегодня я должен приехать к себе на малую родину, меня спросят мои воспитанники, как там Владимир Владимирович, дал уверенность в завтрашнем дне?

Поэтому, Владимир Владимирович, мы смотрим на Вас с надеждой, что наши ребята будут осваивать профессию и будут с работой. Вот сегодня поднимается вопрос туризма – это ведь тоже мы должны по Золотому Кольцу современными судами доставлять иностранцев, для того чтобы привлекать средства, валюту. Спасибо.

В.В.Путин: Непростой вопрос. И вы знаете, с чем он связан? Вот вы сказали: «Мы в советское время получали речные суда из ГДР, из Чехословакии и так далее». Не потому, что мы сами не могли строить, а потому что в рамках разделения труда в системе Совета экономической взаимопомощи, СЭВа, мы туда передали эту компетенцию и в Советском Союзе практически не строили, так же как часть судостроительной промышленности мы фактически передали, скажем, в Финляндию. Кстати говоря, когда перестали у них заказывать, у них возник системный кризис в судостроении, после распада Советского Союза. Но мы – самая большая страна в мире по территории, у нас реки продолжают играть важнейшую роль как транспортные системы. Кстати говоря, в своё время реки сыграли государствообразующую роль. Вот такие реки, как Волхов, Нева, по мнению наших крупнейших исследователей, были тем географическим фактором, на котором возникло русское государство. По рекам шло сообщение, потому и люди селились по берегам этих рек. Это так наверняка и было, я согласен с этой теорией: важнейший фактор образования российского централизованного государства.

Сегодня реки продолжают играть очень большое значение в экономике страны. Здесь много проблем неурегулированности, в том числе по собственности. Споры идут – вы наверняка слышали об этом – между различными хозяйствующими субъектами и собственниками. Государство, к сожалению, мало вкладывало денег в поддержание в должном состоянии гидротехнических сооружений, не занималось должным образом углублением русел рек и так далее, из-за чего возникают даже проблемы с судоходством, скажем на Волге. Но у нас и в рамках программы развития транспорта страны до 2030 года, и в рамках программы судостроения заложены необходимые ресурсы для возрождения отечественного судостроения и для реконструкции гидротехнических сооружений, углубления рек и так далее. Эти средства мы начали закладывать в необходимом объёме для реализации целей, которые вы сформулировали.

Конечно, наверное, сразу в один удар мы этого сделать не сможем, потому что и компетенция – её и не было в значительной степени, а там, где была, к сожалению, утрачена… Но мы, безусловно, будем возрождать отечественное судостроение, в том числе и речное. Вы как специалист, наверняка знаете, насколько востребованы, скажем, речные перевозки при транспортировке товаров нашего традиционного экспорта – той же нефти, нефтепродуктов, металлов, строительных материалов и продуктов сельхозпроизводства. Очень востребованы! Страна не может существовать без речного транспорта, поэтому можете смело сказать – перспективы есть!

Продолжим, ладно? Максим Леонидович Шерейкин – координатор проекта «Инновационная система в Калужской области». Пожалуйста.

М.Л.Шерейкин: Уважаемый Владимир Владимирович, после того, что Вы сказали про Калужскую область, аудитория в зале, наверное, ждёт, что я раскрою секрет, почему Калужская область достигла таких успехов в привлечении крупных промышленных инвесторов. Но всё-таки тема нашего проекта – это та тема, которая сегодня наиболее актуальна для Калужской области, это новый шаг, следующий шаг за индустриализацией, – это построение инновационной экономики, поддержка инновационных проектов.

Но всё-таки про секрет. Он не только в том, что у всех инвесторов есть мобильный телефон губернатора. В первую очередь создана система и, главное, команда профессионалов, которая каждый день откликается на потребности инвесторов и решает их вопросы, помогая реализовывать инвестиционные проекты. То есть мы сформулировали продукт для инвесторов и самые основные характеристики этого продукта – скорость реализации проектов и минимальные риски. Где ещё инвестор меньше чем за год сможет построить свой завод? Отталкиваясь от этого нашего опыта индустриализации, правительство Калужской области инициировало проект, дало для этого соответствующее финансирование – создание такой же системы, но для инноваторов. Потому что крупные промышленные инвесторы и инноваторы, и учёные – это разная целевая аудитория, с совершенно разными потребностями. Их потребности тоже нужно удовлетворять.

Когда даже сегодня в кулуарах форума мы спорили, что нам надо развивать производство или зачем нам какие-то непонятные инновации, типа давайте модернизируем существующие предприятия, я в ответ на это всегда привожу пример музыкального плеера iPod компании Apple. В 2007 году он на рынке стоил 299 долларов, из них только 4 доллара доставалось китайскому производителю. Всё остальное – это исследователи-разработчики, это маркетинг, это розница. Аналогичную ситуацию, не столь плачевную, но похожую, мы видим в Калужской области. То есть за 10 лет за счёт импорта технологий объём производства вырос в 4 раза в сопоставимых ценах в физическом объёме, а объём валового регионального продукта вырос всего в 2 раза, то есть доходы населения, доходы бюджета, доходы самого бизнеса растут в результате импорта технологий менее, чем валовка по производству. Конечно же, мы не хотим быть Китаем – мы хотим зарабатывать на российских технологиях и получать доходы от нашей интеллектуальной собственности у нас. Именно поэтому мы сформулировали проект, цель которого – стимулирование инновационного бизнеса на территории Калужской области.

Очень часто задают вопрос: откуда брать инновации? Потому что очень много идей, очень много сегодня и на федеральном, и на региональном уровнях совершенно разных мер поддержки. Есть деньги у венчурных инвесторов для реализации проектов, но все они вам скажут, что мало готовых, классных, интересных проектов, целиком, на 100% готовых к финансированию.

Мы поставили перед собой задачу решить эту проблему, по крайней мере на территории нашего региона, выстроив конвейер исследований и разработки, который за счёт разных мер государственной поддержки на разных этапах доводил бы до готового проекта, до готового продукта, доступного людям. Как работает этот конвейер? Это и субсидии, это и гарантии, это и обучение, это и венчурное финансирование, это и предоставление льготных помещений и оборудования в технопарке высоких технологий, который мы сегодня создаём на территории Калужской области, – первый большой бизнес-инкубатор (7,5 тыс. кв. м) будет введён там в 2012 году.

Но всё-таки главное – это даже не столько жёсткая инфраструктура, само оборудование. Главное – это проекты и мягкая инфраструктура, которая их поддерживает. Именно поэтому мы, набив шишки с первым этапом нашей поддержки инновационных проектов, ощутив дефицит проектов, создали Агентство инновационного развития – не в форме учреждения, не в форме органа государственной власти, а в форме открытого акционерного общества, чтобы оно работало на рынке и чувствовало потребности инноваторов. Главная цель этого агентства – это найти проекты, сконструировать под каждый проект меры поддержки из уже существующих кирпичиков, стать партнёром в реализации проекта. Я не хотел говорить «посредником» между инноватором и венчурным инвестором, а именно стать рядом, стать партнёром и помочь им договориться между собой. Эта проблема существует во всём мире, недаром процесс превращения исследований разработок в продукт называют «долиной смерти» – во всём мире называют, не только у нас. То есть это не вопрос бизнес-климата, это просто вопрос специфики инновационного технологического бизнеса. Это не только наши представления о возможностях развития бизнеса: у нас уже есть конкретные проекты. Например, у нас есть технологический партнёр – компания «Медбиофарм». Она выстраивает подобную инфраструктуру для коммерциализации проектов в рамках нашего технопарка в Обнинске. То есть коммерциализация в фармацевтике видится следующим образом: исследования разработки, доклинические исследования, регистрация субстанций, клинические исследования – всё это занимает 5-7-10 лет. Суть компании – создать необходимую инфраструктуру и команду профессионалов, которая уже работает, для того чтобы собрать из научно-исследовательских институтов так называемые активные молекулы, будущие вещества, будущие лекарственные средства, которые провести через весь путь. Сегодня портфель у компании – порядка 14 молекул и, как они нас заверяют, на двух молекулах, которые находятся на высокой стадии коммерциализации, даже ещё до клинических исследований, уже на этой стадии ведут конкретные переговоры по продаже этой интеллектуальной собственности и планируют заработать на каждой молекуле порядка миллиарда рублей. То есть вот он – интеллектуальный бизнес.

В.В.Путин: Да, я видел эти разработки.

М.Л.Шерейкин: Это и разработки для лечения раковых опухолей, цитопротекторы, это и разработка нового антивирусного препарата нового поколения с меньшей степенью токсичности, это и кардиополоски для ранней диагностики инфаркта миокарда. То есть это то, что мы должны продвинуть по этому конвейеру, чтобы это стало доступно людям.

На самом деле у нас особых проблем нет, губернатор области решает многие проблемы. Но, как Вы понимаете, логическим завершением создания этого конвейера стала реализация особой экономической зоны технико-внедренческого типа, чтобы мы их из технопарка, из бизнес-инкубатора, уже когда они получили венчурное финансирование, могли высадить в соответствующую особую экономическую зону и не загубили их в нашем индустриальном парке. Потому что мы можем их высадить в индустриальный парк, но там всё-таки крупные, тяжёлые машиностроительные производства размещаются.

И то, что нам сегодня помогло, мне кажется это в силах… Мы сегодня софинансируем технопарк в сфере высоких технологий совместно с Минкомсвязью 50:50. Мы привлекли частного инвестора в строительство инженерной инфраструктуры, в частности, газотурбинной станции, электрической, тепловой на территории нашего технопарка.

И, как нам кажется, было бы справедливо, если бы эти частные инвестиции были бы зачтены в те обязательства, которые область берёт на себя по финансированию. Необязательно зарывать бюджетные деньги, областные деньги, для того чтобы выполнить обязательства по софинансированию. Если мы нашли частного инвестора, лучше мы сэкономим наш бюджет и вложим эти деньги в поддержку новых инновационных проектов. В целом цель проекта – зарабатывать на интеллектуальной собственности, на интеллектуальном бизнесе, и тогда у нас будут совершенно другие заработные платы и совершенно другие бюджеты будут у субъектов Российской Федерации. Я рассчитываю, что мы реализуем этот проект в Калужской области и сможем тиражировать его по всему Центральному федеральному округу. Потому что в каждом регионе может быть своя территория инновационного развития, как Обнинск в Калужской области.

Спасибо.

В.В.Путин: Во-первых, могу сказать вам, что это очень интересно и в высшей степени востребовано. Это действительно не примитивная посредническая работа, это – участие в организации самого производства, причём интеллектуальное участие. Очень важно и очень интересно. Такой современный способ продвижения интеллектуального продукта и инноваций. Это первая оценка, самая общая и позитивная. Теперь по поводу того, могут ли подобные проекты перерастать в особые экономические зоны. Эльвира Сахипзадовна (обращаясь к Э.С.Набиуллиной), пожалуйста. Дайте, пожалуйста, микрофончик министру экономического развития.

Э.С.Набиуллина: Мы с губернатором уже начали обсуждать тему о том, что из таких проектов может вырастать особая экономическая зона технико-внедренческого типа. Я абсолютно поддерживаю это. Пока у нас существовал и существует конкурсный порядок, технико-внедренческих зон у нас в стране пока только четыре, и мы их выбирали на конкурсе. Но, на мой взгляд, там, где регион уже сам продвинулся, имеет управляющую компанию, мы могли бы это сделать.

И, если позволите, по второму вопросу, который коллега поднял: «Можно ли засчитывать средства частных инвесторов вместо обязательств, которые брал регион»?

В.В.Путин: Я не знаю, что вы хотите сказать. Можно я своё мнение выскажу? Зачесть можно всё, что угодно. Но нужно ли? Потому что это частная инвестиция. Мы ведь как с регионами договариваемся? Мы 50% вкладываем, и регион 50% из регионального бюджета. Если мы частных инвесторов будем нагружать расходами на инфраструктуру, то у них будет меньше возможности вкладывать в суть проекта.

Э.С.Набиуллина: Я бы хотела сказать в общем, что речь идёт не только о технопарках: технопарки там были взяты уже как обязательства регионов, и Минкомсвязи должен на это посмотреть. Но, на мой взгляд, новые диалоги и новый этап развития зон и технопарков должен заключаться в том, что мы частные компании должны привлекать, в том числе в инвестиции, в инфраструктуру. Это становится бизнесом, это позволяет более эффективно управлять. И многие проекты, которые сегодня…

В.В.Путин: Вы поняли, какая у нас демократия в Правительстве? Я мнение высказал, министр говорит: «Нет, я думаю иначе». Но это облегчает возможность регионам, конечно. Если иметь в виду, что мы значительное количество региональных бюджетов субсидируем, дотируем, то это снимает нагрузку и с федерального бюджета. Но всё-таки лучше, на мой взгляд, частные инвестиции направлять на саму суть проекта. Хотя если министерство с вами соглашается, мы можем либерализовать это.

Э.С.Набиуллина: Владимир Владимирович, это не нагружает частных инвесторов, которые вкладывают в проекты. Это особый вид инвесторов, который вкладывают в инфраструктуру и могут сделать на этом бизнес. И многие проекты, которые сегодня рассматривались здесь, на выставке, многие технопарки, индустриальные парки, которые уже регионы создают и которые «Единая Россия» поддерживает, строятся на этом новом принципе. Я думаю, что мы должны будем изучить ещё раз.

В.В.Путин: Значит, тогда нужно посмотреть, куда же вкладывается региональный бюджет.

Э.С.Набиуллина: Дополнительно будем снижать расходы федерального бюджета, перекладывать часть на региональный бюджет.

В.В.Путин: Ну вот, понимаете, это правильно. Надо посмотреть: куда вкладывается региональный бюджет. Нельзя совсем, чтобы региональный бюджет не вкладывал ресурсов. Не потому, что нужно обязательно выдавить деньги из регионального бюджета. Просто, когда кто-то куда-то вкладывает какие-то средства, всегда бережнее относятся к самому проекту.

Реплика: Владимир Владимирович, последняя ремарка. Один из секретов Калужской области. Мы вложили первые 1,5 млрд в инфраструктуру индустриальных парков, потом поняли, что это была глупость и отказались от этой идеи. Создали частную компанию – «Корпорацию развития Калужской области», взяли деньги во Внешэкономбанке, то есть, таким образом, заместили бюджетное финансирование, по сути, частным финансированием. Ну понятно, что во Внешэкономбанке – государственные деньги, но схема – бизнес.

В.В.Путин: Значит, министр экономического развития с вами солидарен. Если министерство занимает такую позицию, я с ней соглашаюсь. Можете порадоваться.

Реплика: Спасибо.

М.В.Троицкая: Добрый день, Марина Троицкая, корпорация «Нордтекс» Ивановской области. Уважаемый Владимир Владимирович, мы у себя в Ивановской области также развиваем технопарк на базе моногорода Родники. У нас есть собственная подстанция, у нас есть консультативный центр, который оказывает помощь во всех регистрационных вопросах, то есть у нас инвесторам на сегодняшний день зелёный свет. Сейчас работают шесть резидентов и пять ещё строятся. Для моногорода Родники с населением в 27,5 тыс. человек это дополнительные рабочие места не только по текстилю, но также и по другим отраслям.

Но у нас сегодня есть проблема. Мы хотим развиваться, но нам не хватает земель. Рядом есть 300 га под федеральным предприятием «Светоч», которое сегодня находится в тяжёлом состоянии, эти земли не использует. Мы могли и очень хотим эти земли использовать сегодня. Во время выставки мы обратились уже с этой просьбой к министру экономического развития Эльвире Набиуллиной и также просим Вас дать поручение Росимуществу по переводу земель в собственность нашего региона. Спасибо.

В.В.Путин: Эльвира (обращаясь к Э.С.Набиуллиной), посмотрите, пожалуйста, что там можно сделать. У вас проект развивается успешно, да? Вы что, хотите на этих землях дополнительно строительство организовать какое-то, да?

М.В.Троицкая: У нас есть амбициозные планы по привлечению крупных инвесторов как отечественных, так и иностранных. У нас на сегодняшний день 79 га, занято уже 25% производственных площадей. Мы ведём переговоры, нам очень нужны дополнительные земли, чтобы, соответственно, расширять и привлекать новых инвесторов.

В.В.Путин: А это предприятие, «Светоч», относится к ведению какого из ведомств, министерств? Оно в какой сфере работает?

М.В.Троицкая: Сельскохозяйственные земли.

В.В.Путин: А, это земли сельхозназначения?

М.В.Троицкая: Да.

В.В.Путин: А вы хотите там развернуть промышленное строительство?

М.В.Троицкая: Да.

В.В.Путин: Значит, нужно будет ещё земли перевести из одной категории в другую. Насколько я понимаю, там ещё какой-то спор есть судебный. Да?

М.В.Троицкая: Я до конца не уверена, присутствует, я думаю.

В.В.Путин: Да, там есть судебный спор по этим землям и по этому предприятию. К этому давайте мы вернёмся, как только судебное разбирательство будет закончено. Нужно оценить проект. Эльвира, сделайте, пожалуйста, посмотрите и помогите коллегам это сделать. И, соответственно, нужно будет с Министерством сельского хозяйства посмотреть на перспективы использования этих земель как земель сельхозначения и принять окончательное решение. Если перспективный и интересный проект, то, конечно, нужно поддержать.

М.В.Троицкая: Спасибо!

В.В.Путин: Дальше пойдём. Горелов Александр Геннадиевич, пожалуйста. Тверской лакокрасочный завод, проект «Новые заводы России».

А.Г.Горелов: Уважаемые коллеги, Владимир Владимирович! Мне очень приятно, что наш проект был удостоен чести быть представленным на сегодняшнем мероприятии. Особенно приятно, потому что мы вкладываем в него все свои силы и душу. Мы начинали в 1993 году как маленькая лаборатория по подбору краски, где работало всего три человека. И уже в 2001 году стали лидерами российского рынка лакокрасочных материалов для ремонта автомобилей. К сожалению, все эти материалы всегда были импортными, и в 2008 году мы начали строительство Тверского лакокрасочного завода. Может возникнуть вопрос: для чего вообще нам это было нужно? Компания успешно развивалась, и по большому счёту всё было хорошо.

Ну, во-первых, идея импортозамещения всегда лежала на поверхности. Во-вторых, нам с моим партнёром всегда хотелось не просто зарабатывать деньги, а заниматься чем-то интересным и попытаться создать какой-нибудь масштабный проект. И я убеждён, что строительство такого завода с нуля, можно сказать – в голом поле, было действительно интересным и масштабным проектом. Также мне кажется, что любому российскому гражданину всегда приятно вложить хотя бы небольшую частичку своего труда в инновационное развитие собственной страны.

Почему мы для нашего проекта выбрали Тверь? Во-первых, это идеальное расположение для нашего бизнеса с точки зрения логистики. Во-вторых, хорошая ситуация с трудовыми ресурсами. И третий немаловажный фактор – благоприятный инвестиционный климат, созданный в регионе.

Сейчас вы видите фотографии, которые иллюстрируют развитие нашего проекта: в сентябре 2008 года мы вышли на стройплощадку, в 2009 году уже была готова коробка, и в конце прошлого года мы полностью завершили строительство и благоустройство территории. Сейчас заканчивается монтаж оборудования и идут пусконаладочные работы. Я не буду подробно останавливаться на основных показателях нашего проекта. Хотелось бы отметить, что инвестиции составили более 1 млрд рублей, и мы продолжаем инвестировать в оборудование. На предприятии будет создано до 250 рабочих мест. И уже сегодня по состоянию на февраль текущего года средняя зарплата на нашем предприятии составляет 33 тыс. рублей. Хотелось бы сакцентировать Ваше внимание на том, что этот средний показатель достигается не за счёт астрономических зарплат топ-менеджмента. Это реальная средняя цифра, так как минимальная зарплата – 20 тыс. рублей. То есть у нас нет ни одного рабочего, дворника или уборщицы, которые бы получали меньше 20 тыс. рублей в месяц.

Основные принципы, которыми мы руководствовались при создании этого проекта, – это экология, безопасность и создание собственной научно-исследовательской базы. Уже сейчас на предприятии работает прекрасно оборудованная научно-исследовательская лаборатория, которую мы используем не только для контроля качества сырья и готовой продукции, но и для разработки новых продуктов.

Также мы создали на нашем предприятии учебный центр, в котором мы обучаем маляров, наших клиентов правильно пользоваться нашими материалами, соблюдать технологию и на регулярной основе проводим курсы повышения квалификации для собственных сотрудников. Собственно, вот так выглядит наше производство. Сейчас Вы увидите это на фотографиях. Мы старались создать комфортные условия труда для наших сотрудников. Вот, например, это наша заводская столовая, где все сотрудники обедают.

В заключение своего выступления не могу не добавить небольшую ложку дёгтя в эту бочку мёда, упомянув ситуацию с таможенным регулированием. На сегодняшний день сложилась парадоксальная ситуация: таможенная пошлина на сырьё для нашего производства составляет 10%, а на готовую импортную краску – 5%. То есть этот дисбаланс явно препятствует развитию такого рода производств в России. Возникает вопрос экономической целесообразности производить эту краску в России. Дешевле её импортировать, что, собственно, мы 17 лет и делаем и хотели наконец локализовать производство… Спасибо за внимание, и я буду рад ответить на вопросы.

В.В.Путин: А сырьё какое, скажите, пожалуйста, Александр Геннадиевич?

А.Г.Горелов: В первую очередь это так называемая акриловая смола.

В.В.Путин: Смола акриловая… Потому что у вас по другим компонентам и 0% есть, и 5%...

А.Г.Горелов: В основном 5%. Смола 10% – это самая большая проблема, и изоцианаты – 7%.

В.В.Путин: Потребители ваши кто здесь?

А.Г.Горелов: Потребители – это в основном автосервисы, которые ремонтируют автомобили, причём разного уровня. В первую очередь это крупные техцентры, официальные дилеры известных марок автомобилей – Mercedes, BMW и Toyota, и так далее.

В.В.Путин: Автомобильные заводы берут у вас или нет?

А.Г.Горелов: Пока нет, но мы будем этот вопрос обсуждать, будем пытаться с ним это обсуждать.

В.В.Путин: В принципе качество у вас такое же, как у западных производителей?

А.Г.Горелов: Абсолютно. Это западная технология – немецкая, и сырьё всё импортное.

В.В.Путин: Я думаю, что они точно будут брать с учётом новых требований по локализации. Это одно из направлений, где они смогут исполнять свои обязательства перед нами. Если там 60% локализации – это значит, что они должны набирать с внутреннего рынка на 60% общей стоимости конечной продукции наших российских, отечественных, товаров. Если вы уже это производите (всё равно производите), конечно, ваш продукт будут точно брать. Нужно это поправить. Посмотрите, пожалуйста, что там происходит. Почему 10%? Это кто-то когда-то пролоббировал 10%?

А.Г.Горелов: Я думаю, что просто не углядели. Просто никто эту тему не поднимал.

В.В.Путин: Да нет, я думаю, что кто-то как раз углядел. Кто-то как раз вовремя углядел. Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.

Э.С.Набиуллина: Я прокомментирую. Обычно мы применяем, конечно, принцип эскалации. Это принцип, когда на готовую продукцию импортная пошлина выше, чем на сырьё. Но в зависимости от того, развивается ли наше собственное производство, конечно, этот принцип может меняться. По сырью у нас действительно около 50%, если говорить о лакокраске, – это импорт. Но в последнее время и наши производства сырьевых товаров для лакокраски начали развиваться – там по 20%, по некоторым видам даже до 80% собственное производство идёт. Поэтому здесь надо посмотреть именно тот вид сырья, который вам нужен, – есть ли он у нас, чтобы мы свои производства поддержали, если они конкурентоспособны. Поэтому там нужны конкретные типы сырья, которые нужны для вас. Кстати, по готовой продукции, по лакокраске, хотела сказать, что у нас кроме 5% существует 15%, в том числе на основе акриловых полимеров. Может быть, ваша продукция идёт под этой защитой.

В.В.Путин: У нас есть производство таких компонентов, которые вам нужны?

А.Г.Горелов: Нет, к сожалению. В том-то и проблема, что мы вынуждены импортировать всё сырьё, потому что попросту не производится в России.

Э.С.Набиуллина: Тогда нам нужно будет проработать действительно по конкретным видам для сырья.

В.В.Путин: Надо сделать это как можно быстрее.

А.Г.Горелов: Я хотел бы добавить, что это проблема не только нашего предприятия. Эта проблема существует во всей отрасли. Например, известный завод «Русские краски» в Ярославле…

В.В.Путин: Сохранение 10-процентной ставки может быть объяснено только фискальными соображениями. Но здесь нет никакого фискального начала.

Э.С.Набиуллина: Фискального нет. Если только защита наших производителей, если такие существуют...

В.В.Путин: Надо просто проверить. Если коллега утверждает, что таких производителей в России нет, нужно минимизировать эту ставку, опустить её или до 5%, до 2% или до 0%.

Э.С.Набиуллина: Если производителя нет, лучше это обнулять, конечно.

В.В.Путин: Конечно. Обнулить надо её просто, и всё.

Э.С.Набиуллина: Хорошо.

В.В.Путин: Всё проверим обязательно.

А.Г.Горелов: С удовольствием будем работать с российским производителем: нам это будет дешевле и удобнее.

В.В.Путин: Даже не сомневайтесь. Те, кто эту ставку поставил, всё проверят и принесут, а мы посмотрим. Хорошо?

А.Г.Горелов: Спасибо.

Л.И.Котик: Котик – главный педиатр Тульской области, заслуженный врач.

Уважаемый Владимир Владимирович, меня и всех присутствующих радует, что в нашей стране идёт развитие современных собственных производств европейского уровня экологичности. Но эти предприятия единичные. Основные предприятия, наращивая свою производственную мощность, забывают об экологической безопасности. Выбрасываемые в воздух вредные вещества, которые накапливаются в наземном слое, губительно действуют на здоровье особенно детей и детей раннего возраста. Ко мне на приём приходят дети, которые 8-10 раз в году переносят заболевания верхних дыхательных путей. Каждый третий-четвёртый ребенок имеет заболевание кожи. Помолодели онкологические заболевания. У меня всегда сжимается сердце, когда я вижу этих матерей и детей, потому что это неудобство на работе, это больничные листы.

И мне бы хотелось задать Вам вопрос: будут ли усилены штрафные санкции тем предприятиям, которые нарушают экологические нормы? Потому что руководителям предприятий по сегодняшним штрафам лучше заплатить штраф, чем предпринимать какие-то меры. Спасибо.

В.В.Путин: Это очень важный вопрос, один из самых ключевых для сегодняшней экономики и для граждан. Объёмы производства растут, мы стремимся к увеличению нашего внутреннего валового продукта, к увеличению объёмов экономики и реального производства. И конечно, они, эти производства, должны расширяться, расти на современной технологической базе, с тем чтобы минимизировать нагрузку на окружающую среду. И такие требования мы предъявляем ко всем новым производствам. И, кстати говоря, мы же не случайно подписали Киотские протоколы, мы взяли на себя достаточно жёсткие обязательства. Это стимул для расширяющихся предприятий уделять больше внимания и вкладывать больше средств в такое современное оборудование, которое минимизирует нагрузку на экологию. Я всё-таки позволю себе сказать, что далеко не везде, как вы сказали, рост осуществляется за счёт «грязных» производств. Даже в очень сложном, экологически-нагрузочном секторе экономики, таком, как металлургическая промышленность, угольная промышленность, всё больше и больше применяются новые технологии. Я это знаю точно, знаю объёмы инвестиций. Смотрите, что на Магнитке происходит, что там было лет 8-10 назад и что сейчас. Абсолютно разные ситуации. Я приезжал туда 10 лет назад – чёрный снег был кругом (зимой приезжал). Сейчас уже другая ситуация. В угольной отрасли может пока поменьше, но тоже всё больше и больше инвестиций происходит. Безусловно, санкции со стороны государства будут увеличиваться. Правда, мы должны здесь действовать сбалансированно, и об экологии думать и прежде всего думать о здоровье людей. Но не закрывать сходу всё подряд, с тем чтобы не лишать людей рабочих мест и так далее.

У нас здесь Юрий Петрович Трутнев есть. Он даст ещё более квалифицированную справку, чем я. Юрий Петрович, пожалуйста. Министр экологии.

Ю.П.Трутнев: Прежде всего необходимо сказать, что у нас при росте объёмов промышленного производства падает количество промышленных выбросов и в воду и в воздух. Тем не менее мы понимаем, что экологическое законодательство устарело, его надо совершенствовать. Сегодня Правительством подготовлен полный проект документов, мы переходим на новые принципы нормирования, основанные на наилучших доступных существующих технологиях. Это те принципы, которые применяются в Евросоюзе и, Владимир Владимирович, мы готовы в течение месяца, до конца согласовав, внести эти документы в Правительство.

В.В.Путин: Юрий Петрович, и что это будет? Так, чтобы коллеги услышали. Какие это будут стандарты? К чему это приведёт и каков смысл, какова цель принятия этого документа?

Ю.П.Трутнев: Несколько блоков. Первое. Мы вводим систему экономических стимулов. И те предприятия, которые будут модернизировать производство или строить новые предприятия на принципах наилучших существующих доступных технологий, то есть с наименьшим ущербом для окружающей среды, будут получать все возможные льготы от государства.

Второе. Те, кто не будет переходить постепенно, с отложенным механизмом, начиная с 2016 года, будут облагаться большими штрафами.

И, наконец, последнее. Мы не только думаем о будущем, мы помним о прошлом. Поэтому буквально с этого года по Вашему распоряжению начинается работа по уборке России. Мы начинаем ликвидировать накопленный экологический ущерб. Спасибо.

В.В.Путин: Пожалуйста. Афонина Наталья Геннадьевна, «Торговый дом «Кованый стиль»». Пожалуйста.

Н.Г.Афонина (Орловская область): Спасибо большое. На данном мероприятии мы одни из немногих, наверное, представителей малого бизнеса. Но цели нашего развития весьма амбициозны. «Кованый стиль» – это компания, которая хочет построить федеральную сеть сбыта кованых изделий, но на базе развития собственных производственных площадок в каждом регионе присутствия.

Что же мы хотим сделать для того, чтобы добиться поставленной цели? Мы, конечно, хотим понять, с каким продуктом мы выходим к своему клиенту, хотим на базе экспериментального офиса обкатать технологии – в частности, технологии производства, стандарты качества, стандарты обслуживания клиентов, прописать эти стандарты и технологии и внедрить в работу представительств по всей России.

Конечно, строить федерально-производственную сеть – непросто. Но в нашем сегменте, на нашем рынке, такого прецедента ещё не было. Если мы это сделаем, мы станем лидерами.

Начнём с начала – с того продукта, который мы избрали за базу развития нашего бизнеса. Кузнечному ремеслу уже очень много лет. Издревле кузнецы предают металлу различную форму путём его нагревания и деформации. Однако и современные кузнецы в основном используют ручной труд. Их изделия, конечно же, очень красивы, индивидуальны, но сроки производства их очень длительные, и стоимость такого изделия действительно высока. Только единицы могут себе позволить приобрести изделие.

Мы же используем иной подход в производстве. Мы используем готовые кованые элементы заводского производства. По сути, это литьё, штамповка, придание металлу форм на станках без нагрева, так называемая холодная ковка, которая давно используется уже во всём мире.

Что это даёт конечному потребителю? Во-первых, высокое качества изделия, стандартизация. Однако каждое изделие бывает уникально для клиента, потому что мы разрабатываем индивидуальные дизайн-проекты под каждого. Таким образом получаем что? Индивидуализацию продукта, но с использованием серийного производства. Это намного быстрее и намного доступнее для клиента. Таким образом мы как бы расширяем рынок, делаем ковку доступной и в то же время можем удовлетворять спросы самых изысканных заказчиков.

Какова же ресурсная база организации нашего проекта? Конечно, появление этих самых поставщиков кованых элементов. Но не это самое главное. Конечно, важно, что мы делаем, но немаловажно, как мы это делаем и кто мы такие. Проект называется «Развитие молодёжного предпринимательства» неспроста. Мне 24 года. Проект я начала организовывать 1,5 года назад, как только выпустилась из вуза. Средний возраст сотрудников моего офиса – 23 года, то есть мы активно работаем с молодёжью, мы берём к себе на работу и на стажировки студентов старших курсов вузов, вчерашних выпускников. Даже производственные рабочие у меня – это молодые ребята до 30 лет.

В.В.Путин: Наташа, у вас кузнечное производство?

Н.Г.Афонина: Да, сборочное.

В.В.Путин: То есть вы кузнец?

Н.Г.Афонина: Нет, я не кузнец, конечно, я руководитель.

В.В.Путин: Ну, всё равно.

Н.Г.Афонина: Ну, можно сказать, что и так.

В.В.Путин: Видите, как современные технологии меняют внешний вид кузнеца.

Н.Г.Афонина: Да. Спасибо большое.

В.В.Путин: В нашем представлении кузнец – это кто такой? Здоровый мужик с такими руками и с кувалдой. Современные технологии что творят.

Н.Г.Афонина: Что бы особенно хотелось отметить? Что мы уже сегодня имеем представительства в регионах, то есть мы уже начали строить сеть. И те ребята, которые открылись в Ярославле, Ульяновске, Иваново, Курске – это тоже молодые ребята, мы их 1,5-2 года назад нашли на форуме «Селигер». Они заразились нашей идеей и уже сегодня имеют прибыльный бизнес по нашей технологии. Мы вообще своим примером хотели бы показать, что начать с нуля – это не так сложно, как казалось раньше. Мы активно используем меры господдержки и не боимся об этом заявлять. Ребята из Ульяновска, Ярославля, Курска получали гранты в размере 300 тыс. рублей, выигрывали по бизнес-планам на развитие производства. В Орле в последние два года очень активно развиваются меры господдержки. Мы первые, кто прошлой зимой получили гранты в размере 300 тыс., мы получили три льготных кредита.

В.В.Путин: Это по линии поддержки малого и среднего бизнеса?

Н.Г.Афонина: Да, это по линии поддержки малого и среднего бизнеса. Это на самом деле так. Мы участвуем в программах универсального консультационного центра, отправляем ребят на переподготовку. То есть это вчерашние студенты, которые готовы воспринимать эти знания и навыки.

В.В.Путин: 300 тыс. вы по блату, наверное, получили, потому что это верхний предел.

Н.Г.Афонина: Не по блату.

В.В.Путин: 100, 150 и 300. Но 300 – это максимальный.

Н.Г.Афонина: Вот честное слово. Я на своём примере могу честно сказать: у нас не было никакого лоббирования. Я писала бизнес-план сама неделю. И я могу честно заявить, что мы выиграли этот конкурс, мы отстаивали свои права и позиции…

В.В.Путин: И победили.

Н.Г.Афонина: И победили в нём. О долгосрочном видении бизнеса. Мы представляем нашу сеть достаточно широкой. Это 30-50 представительств и большинство из них – самостоятельные предприниматели в регионах. Почему решили строить сеть? Конечно, мощный бренд, узнаваемость, доверие клиента – о чём мы часто говорим. Но в то же время здесь кроется ещё одна очень глубокая мысль: благодаря сети, мы можем разложить издержки достаточно большие – рекламные, логистические, на создание программного обеспечения на много-много представительств. И таким образом, мы снимаем бремя этих затрат с конечного потребителя. То есть если компания одна, ей необходимо вложить всю стоимость производства этих продуктов в стоимость своего конечного продукта. Мы же практически сбрасываемся на то, чтобы их делать, поэтому их стоимость удельно получается небольшой. В этом большой плюс сети. Когда появится следующий слайд, вы увидите наш нестандартный подход к этому бизнесу. Мы хотим удивить своего клиента нашими арт-объектами. Вот этот стол в этом году ездил на Селигер, и нас однозначно признали самым интересным арт-объектом. Он высотой 3 м.

В то же время мы пытаемся делать ковку действительно доступной, но стандарты качества, как Вы видите, сохранять. На сегодня мы сделали уже достаточно много из того, что наметили: и продукт создали, и стандарты, и уже их прописали, и открыли шесть региональных представительств. Это Ярославль, Иваново, Ульяновск, два офиса в Орле, Ливны.

Сейчас идёт активный этап развития сети. Мы ведём очень активные переговоры с большинством регионов – с Курском, Липецком, с Екатеринбургом даже. И на этой конференции мы получили, наверное, самое большое количество новых, интересных контактов, за что хотим сказать очень большое спасибо, потому что нашли активных людей. Это, может быть, уже и не молодёжь, но те люди, которые увидели в нас что-то и захотели с нами работать. И это очень здорово и замечательно.

В долгосрочной перспективе мы хотим развивать проект ещё по двум направлениям. Когда мы будем иметь свою собственную сеть, то не будем останавливаться на достигнутом. Во-первых, будем развивать супермаркеты кованых изделий. Один из них уже открыт в Орле. Это большой магазин площадью 200-250 кв. м в нашем ведении, где мы представляем ковку клиенту. В частности, в Орле это выставка интерьерной мебели – именно в интерьерах, с тканью, с сопутствующими материалами, чтобы донести до клиента, каким образом ковка действительно может выглядеть. Потому что многие даже не знают, что такое ковка и что они могут себе её позволить.

И второе для нас очень важное направление. Сегодня мы покупаем готовые кованые элементы сами, и зачастую это элементы, которые мы привозим из-за границы – из Турции, Италии, Китая. Почему бы не делать эти вещи в России? Если мы будем иметь рынок сбыта для них, почему бы самим под себя не организовывать собственное производство? Это не такие большие на самом деле инвестиции. Около 30 млн рублей нужно, чтобы запустить литейку сегодня, около 12-13 млн, чтобы запустить производство по штамповке, то есть в принципе это доступно. И в то же время почему-то у нас на российском рынке существует вакуум по этим производствам. Мы готовы в перспективе его закрывать.

Есть, конечно, определённые проблемы. Например, не всем регионам везёт так, как нам, и не во всех регионах ещё эффективно развиваются меры господдержки малого бизнеса. Мы столкнулись с этим, например, в Иваново, когда полтора года назад открывали там офис. Там не было ни грантов, ни кредитов вводных. То есть, что делать ребятам? И основная проблема (она характерна, наверное, для любого стартующего бизнеса) – это отсутствие доступных кредитов, просто банковских продуктов.

В.В.Путин: Я вам скажу, что делать. Записаться на биржу труда и получить 58 тыс. на начало собственного дела…

Н.Г.Афонина: Но для производства этого мало.

В.В.Путин: …пока мы не расширили возможности для получения этих стартовых капиталов в рамках программы поддержки малого и среднего бизнеса. Но я не шучу. На самом деле, это так. Можно получить, если человек оказался без работы и зарегистрирован на бирже труда. Можно получить 58 тыс. на начало собственного дела. Просто реально такая возможность тоже существует.

Н.Г.Афонина: Да, на самом деле мы об этом знаем, но для нашего производственного бизнеса этого пока маловато, к сожалению. Ну нельзя производственную площадку на эти деньги организовать. Но надеемся всё-таки, что будут развиваться какие-то продукты. Те же гарантийные фонды тоже решают определённым образом эту проблему, но хотя бы в части залогов, правильно?

Вторая небольшая проблема для нас уже сейчас решается. Мы бы хотели просто заявить о себе, найти те средства, благодаря которым мы донесём до молодежи, да и вообще до начинающих предпринимателей, что в принципе это возможно. Но у нас есть такие системы, стандарты, и у нас есть возможности для того, чтобы привлечь финансовые ресурсы. Но и в случае организации нашего проекта мы в состоянии организовать от 1,5 тыс. до 2 тыс. рабочих мест на всей территории Российской Федерации. И примерно 70% наших рабочих – это производственные рабочие на местах. Да, это небольшие фирмы, но в то же время по всей России видим показатель, мы считаем, значительный. Также мы строим производственный кластер в регионах, то есть взаимодействуем с местными производителями – и с деревянщиками, и с лассоплетельщиками, производителями текстиля. Приходя в наш офис, клиент может получить комбинированный продукт, а мы развиваем местное производство. Конечно, обеспечим налоговые поступления в бюджет и готовы также и дальше развивать молодёжное предпринимательство.

В.В.Путин: Вы знаете, я слушал, смотрел и, не побоюсь этого слова, любовался тем, как и что Вы рассказывали.

Н.Г.Афонина: Огромное спасибо. Мы этим живём просто.

В.В.Путин: Я, знаете, не хочу никого обидеть и, честно говорю, даже боюсь ляпнуть чего-нибудь опять такое, не то. Но прикиньте, многие смотрели, наверное, этот фильм «Интердевочка», как мы от интердевочки доросли до бизнес-леди. Как это здорово! Но, Наташа, у меня только одно пожелание: не забывайте об исполнении обязанностей, связанных с решением демографических проблем.

Максим Станиславович (М.С.Ликсутов – член совета директоров ОАО «Аэроэкспресс»), пожалуйста. Сразу расскажите про проект, о чём идёт речь.

М.С.Ликсутов: Большое спасибо.

Это будет речь об интермодальных и пассажирских перевозках московского транспортного узла. Я бы хотел рассказать о нашей компании «Аэроэкспресс», участниками которой являются российские железные дороги, частные инвесторы. Компания создана в 2005 году, и на сегодняшний день мы по праву гордимся, что наш проект является примером государственно-частного партнёрства. С момента создания компании наши суммарные инвестиции в проект, в покупку новых электропоездов, в создание железнодорожной инфраструктуры, железнодорожных терминалов и внедрение современных информационных технологий составили 12 млрд рублей на сегодняшний день.

И проект с момента его начала до момента физического пуска первого поезда в аэропорт Шереметьево (а это наш пилотный проект был в этой части) составил 1 год и 4 месяца. В 2006 году мы получили лицензию Министерства транспорта на право осуществления перевозок пассажиров и багажа. В 2009 году наша компания получила сертификат системы качества ИСО-9001. В нашей компании внедрены передовые системы контроля и безопасности, инновационные технологии обслуживания пассажиров. И будучи транспортным оператором международного уровня «Аэроэкспресс», с 2008 года входит в Международную ассоциацию аэропортовых железнодорожных перевозчиков, есть такая всемирная ассоциация, куда входят подобные компании.

«Аэроэкспресс» является на сегодняшний день неотъемлемой частью городской транспортной системы, связывающей все московские аэропорты – Внуково, Домодедово и Шереметьево – с тремя центральными железнодорожными вокзалами столицы. И есть ещё у нас одна пригородная линия, экспресс-перевозка, это Москва-Лобня, на которой наша компания также оперирует. Наша компания ежедневно осуществляет в аэропорты Москвы 182 рейса с 99,8% точностью соблюдения графика-расписания.

За прошлый год наш объём перевезённых пассажиров увеличился на 30%, в этом году мы планируем перевезти 12 млн пассажиров в московские аэропорты...

В.В.Путин: Точность 99,9%?

М.С.Ликсутов: 99,8%. По решению наших акционеров всеми участниками нашей компании мы решили ещё в 2009 году застраховать всех наших пассажиров от несчастных случаев на 2 млн рублей каждого. Это наш был добровольный вклад, мы считали, что правильно это делаем с учётом возможных каких-то негативных моментов, связанных с нашей деятельностью. Плюс в этом году мы приняли решение о том, что, если наш поезд опаздывает более чем на 15 минут в аэропорт, перевозка для пассажира бесплатная, мы возвращаем деньги.

По оценкам экспертов нашей компании, с учётом того, что люди пересели с автомобильного транспорта к нам, на железнодорожный, мы в год Москву избавляем примерно от 60 т вредных выбросов в атмосферу и 40 тыс. км пробок. Такая вот экспертная оценка у нас. Городские терминалы «Аэроэкспресса» расположены на Белорусском, Киевском и Павелецком вокзалах. Они удобно соединены между собой Кольцевой веткой московского метро. Также у нас есть совместный продукт с Московским метрополитеном – единый билет, по которому пассажир может как пользоваться московским метро, так и поездами «Аэроэкспресса».

Следующий слайд, пожалуйста. Это позиция компании «Аэроэкспресс» относительно крупнейших мировых европейских компаний. Мы, как Вы видите, находимся на 3-м месте. Это проценты с учётом того, сколько пассажиров воспользовалось нашим поездом от общего количества прибывших или выбывших из аэропорта.

Как Вы видите, интересный слайд: лидирует здесь город Осло. Основной его фактор успеха – что скорость поезда, который следует из центра города в аэропорт, составляет 150 км/ч с интервалом движения 10-15 минут. То есть практически 40% всех пассажиров, прилетающих или улетающих из аэропорта Осло, пользуется железнодорожным экспрессом.

Для нашей компании, соответственно, тоже есть огромный потенциал – создать для наших пассажиров более комфортные условия за счёт увеличения скорости перевозки. То есть можно себе представить, что из центра города, например, сейчас в аэропорт Шереметьев – 35 минут. Если мы увеличим скорость до 120 км/ч, то это уже будет 20 минут. То есть понятно, даже нет смысла использовать другой вид транспорта

К нашей этой встрече совместно с Правительством Московской области и с «Российскими железными дорогами» мы подготовили два проекта, которые коротко хотел бы Вам представить. Первый из них – это транспортно-пересадочный узел «Каланчёвский». Смысл этого комплекса в том, что в районе площади трёх вокзалов создастся комплексный транспортный узел, который помимо всего прочего объединит три вокзала, куда сегодня каждый день приезжает и уезжает 1 млн пассажиров. Этот узел чем ещё интересен? Например, пассажиры отправляются из аэропорта Шереметьево, а улететь им нужно из аэропорта Домодедово. Они смогут через этот единый центр фактически на одном поезде с одной остановкой проехать на этот комплекс и дальше с него уехать в аэропорт Домодедово, то есть мы полностью решим вопрос этих транзитных перемещений пассажиров в Москве и тем самым серьезно высвободим транспортную инфраструктуру.

В этот комплекс войдут и линии метрополитена, такси, городской общественный транспорт – будет такой серьёзный транспортный узел. Примерно 36 млн пассажиров там может быть. И он будет по своим ожидаемым параметрам крупнейшим в мире с точки зрения количества пассажиров, которые воспользуются этим комплексом.

Следующий проект, который я бы хотел коротко представить, – это так называемый проект «Малое кольцо Московской железной дороги». Почти 100 лет назад это кольцо было построено, оно на сегодняшний день не электрифицировано, и пассажирского движения там нет. Но реально организовать такое движение можно, оно для этого и планировалось. Что оно позволит сделать? Оно позволит каждый день запустить примерно 100 пар поездов на этом кольце, которые смогут перевозить в год порядка 250 млн пассажиров. Тем самым это фактически дублер Кольцевой линии метро на сегодняшний день, и, сделав такую интегрированную структуру, мы сможем создать для жителей Москвы, области, гостей столицы такую привлекательную транспортную инфраструктуру.

Предлагаемая схема реализации проекта – это также схема государственно-частного партнёрства, при котором Правительство Москвы фактически закажет определённый набор услуг для жителей Москвы. А со своей стороны Правительство Москвы и «Российские железные дороги» вложат деньги в инфраструктуру, а мы со своей стороны готовы как частная компания вложить деньги в поезда, в обустройство, связанное с обслуживанием пассажиров и в создание пассажирских терминалов, пересадочных узлов.

В результате в Москве будет создана единая система интермодальных пассажирских перевозок, объединяющая все виды городского транспорта. Появятся удобные пересадочные узлы на пересечениях малого кольца Московского метрополитена, пригородных маршрутов и линий аэроэкспресса. Жители города получат современное транспортное обслуживание на уровне ведущих мировых столиц с едиными стандартами качества. Реализация такого масштабного проекта будет способствовать созданию новых рабочих мест в области дорожного строительства и российского транспортного машиностроения в том числе. В случае быстрого принятия решения по данному проекту – как по первому, так и по второму – эффект от этой реализации может быть виден в ближайшем будущем (от трёх до пяти лет), первые результаты будут видны для всех жителей Московского транспортного узла.

В.В.Путин: Вы вместе делаете с РАО «РЖД»?

М.С.Ликсутов: Да, мы являемся зависимым обществом «Российских железных дорог».

В.В.Путин: А каков там состав акционеров?

М.С.Ликсутов: 50:50.

В.В.Путин: С РЖД?

М.С.Ликсутов: Да. Именно 50:50 – не 51, как обычно бывает, то есть мы всё-таки зависимое общество и имеем большую долю самостоятельности в принятии решений.

В.В.Путин: Вадим Николаевич. Где здесь Вадим Николаевич? Морозов (В.Н.Морозов – первый вице-президент ОАО «РЖД») здесь есть? Как Вы смотрите на этот проект?

В.Н.Морозов: Спасибо большое, Владимир Владимирович! Проект, безусловно, окупаем. Если это соотносить с пригородными пассажирскими перевозками, то его цена возрастает сразу. Не случайно, что мы, попробовав на аэроэкспрессах, увязав три аэропорта в Москве, вложив, по сути дела, пополам по 6 млрд… наша инфраструктура – это путь, энергетика, наши вокзалы, естественно, входящие в структуру РЖД. А наш партнёр, по сути дела, отстроил за свои деньги. Всё, что касается комплекса в том же Шереметьево, деньги здесь действительно вложены на паритете.

Что происходит дальше? Естественно, сегодня все увидели преимущества. В Москве сегодня подписан документ – это совместное решение мэра Москвы, правительства Москвы и РЖД. С использованием частного капитала всё-таки Малое кольцо – это громадина-проект, потому что цена его – за 100 млрд зашкаливает, если говорить о транспортно-пересадочных узлах. А сама железнодорожная инфраструктура – 42 млрд, подвижной состав, депо – где-то половина. Мы за этот проект, по сути дела, берёмся. Но важно ещё и другое, что Казань, Владивосток, Сочи, Петербург – сегодня все увидели, что именно так должен быть построен проект. И мы везде, где я перечислил, уже находимся либо в начале или продолжаем уже реализацию строительства и развития проектов. Либо, как в Петербурге, готовим серьёзный проект для того, чтобы обсудить это с губернатором.

В.В.Путин: А как руководство Москвы относится? Сергей Семёнович (С.С.Собянин – мэр Москвы) сегодня трудится на другом участке, но есть руководитель Думы…

В.М.Платонов (председатель Мосгордумы): Москва участвует в этом проекте. Это выгодно для нас в первую очередь, и мы будем дальше развивать третье кольцо, то, что было задумано. И я уверен, что будет всё-таки электрификация этой ветки, которую ещё цари строили.

Реплика: Сейчас институт, НИиПИ Генплана, как раз подробно занимается всеми, особенно транспортными, потоками. Мы все прекрасно понимаем, что это одна из наших больных точек. И сейчас все варианты обсуждаются. С одной стороны мы разгружаем хорды, а с другой стороны – концентрируемся в центре, потому что Максим (М.С.Ликсутов) правильно сказал, этот комплекс – «Каланчёвский» будет вмещать ещё возможность оставить там машину. Там около 3 тыс. единиц, где могут парковаться и такси, и частный транспорт для удобства. Приехал человек, оставил машину и на поезде поехал, то есть не надо ехать на машине в Шереметьево или во Внуково.

Это интересный проект. Мы вместе с РЖД тоже шли по московскому узлу, но, по-моему, у нас сейчас появилась реальная картина, и появился частный инвестор, который за это берётся.

В.В.Путин: Министерство транспорта как у нас относится? Белозёров (О.В. Белозёров – заместитель министра транспорта) здесь, по-моему, есть у нас. Это общая задача – решение проблем транспорта в Москве. Пожалуйста.

О.В.Белозёров: Уважаемый Владимир Владимирович, буквально неделю назад проводили координационный совет по московскому транспортному узлу. Коллеги сейчас докладывают – это один из проектов. Но я хотел бы сказать, что мы для себя выделили развитие железных дорог в Москве самым перспективным проектом, поскольку именно железная дорога в Москве максимально разгрузит улично-дорожную сеть. И, соответственно, эти три составляющие, о которых сейчас было сказано, – это малое железнодорожное кольцо, строительство «Каланчёвского» и дополнительные выходы из Москвы – позволят решить проблемы Москвы. Поэтому мы полностью поддерживаем и участвуем в этом процессе.

В.В.Путин: Максим Станиславович, успехов вам желаю.

М.С.Ликсутов: Владимир Владимирович, я хотел бы сказать, что на этой позитивной волне я искренне уверен в том, что мы эти проекты, тем более с «Российскими железными дорогами», Правительством Москвы, Министерством транспорта преодолеем. Но существует ряд таких точечных вещей. Эти проекты все очень серьёзной транспортной инфраструктуры, очень сложные с точки зрения исполнения, требующие координации многих министерств, ведомств и ряда других структур. Поэтому у меня большая просьба рассмотреть возможность уделить Ваше время, особенно на начальном этапе, с точки зрения координации всех участников этого проекта. Приглашаю Вас от лица нашей компании (тем более знаю, что аэропорт Шереметьево – для Вас такой родной аэропорт с точки зрения Вашего активного передвижения) воспользоваться нашим поездом и, возможно, провести координационное совещание в процессе поездки или на нашем терминале.

В.В.Путин: Очень оперативное будет совещание. Сколько у вас длится поездка? 30 минут?

М.С.Ликсутов: 35 минут. Но у нас есть очень удобный для совещаний терминал, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: То есть мы прокатимся на поезде.

М.С.Ликсутов: Все посмотрим и сразу совещание проведём.

В.В.Путин: Хорошо. Будем считать, что мы договорились, так и сделаем. Вопрос важный и стоит внимания.

В.Н.Морозов: Было бы совсем неправильно, если бы я не воспользовался таким представительством… Правительство в прошлом году, в августе, приняло 1322-е Постановление, где, по сути дела, была развязана многолетняя, вековая, проблема – сколько платить за инфраструктуру в пригородном сообщении. И, учитывая, что в бюджете Российской Федерации заложена в этом году практически сумма, покрывающая вот эти издержки, доходы, которые РЖД не получает… Но мы ведь уже создали 22 специальные пригородные компании по реформе, ещё четыре – и всё, заканчиваем формирование пригородных компаний. Но не раскрыт механизм – как субъект Федерации, все присутствующие получат сегодня вот эти деньги. А цифры такие: в целом выпадает – или мы можем недополучить 40 млрд… Присутствующие субъекты Федерации – это 16 млрд. Это то, что мы не видим, не получено. А то, что сегодня у них в бюджетах без федерального, всего составляет 2,5%. А если будет совещание... И, может, сегодня действительно принять решение, чтобы мы в этом году получили деньги и не пропустили ещё год, чтобы реализовать, в том числе, эти масштабные проекты?

В.В.Путин: Спасибо. Очень важный вопрос, очень, имеющий большое экономическое и социальное значение. У нас здесь Министерство финансов представлено Шаталовым Сергеем Дмитриевичем. Сергей Дмитриевич, мы обсуждали с вашими коллегами, с Алексеем Леонидовичем (Кудриным), с Министерством транспорта, с губернаторами. Этот вопрос очень важный, очень серьёзный, чувствительный для миллионов людей, без всякого преувеличения.

С.Д.Шаталов: Владимир Владимирович, это не совсем моя компетенция.

В.В.Путин: Я знаю. Но вы представляете Министерство финансов, поэтому Вам придется отдуваться.

С.Д.Шаталов: Я представляю Министерство финансов. Мы, конечно, максимальное внимание уделим этому вопросу, я доложу министру, и я думаю, что мы найдём решение.

В.В.Путин: Давайте так, давайте мы обозначим срок, когда этот механизм будет отработан. Как Вы считаете, в какое время? У нас уже март, скоро уже будем 8 Марта праздновать, потом 9 Мая, потом у нас начнутся... А потом начнутся, кстати, поездки на огороды. Да-да, это серьёзное дело. Мало того что нужно ездить людям, люди перемещаются в Московский регион и в Москву на работу туда/обратно каждый день. А потом ещё весна начнётся, огородничество – это серьёзный вопрос.

С.Д.Шаталов: Владимир Владимирович, разрешите, мы доложим Вам отдельно в самое короткое время?

В.В.Путин: Да. Ну давайте так, числа десятого-одиннадцатого по этому поводу соберёмся уже с конкретными вашими предложениями.

С.Д.Шаталов: Хорошо.

В.В.Путин: Договорились. Пожалуйста, уважаемые коллеги, у нас основные докладчики рассказали о своих планах, проектах, проблемах. Мы можем поговорить в свободном режиме. Высказать предлагаю вам свои идеи, соображения, предложения для совместной работы. Пожалуйста!

С.В.Максимова: Максимова Светлана, фермер, председатель Союза фермеров и личных подсобных хозяйств Тверской области. Во-первых, имея такую возможность, хочу Вас поблагодарить за ту работу, которую Вы провели с нами в Тамбове. Вы знаете, фермеры уехали просто окрылённые. Вы вселили такой оптимизм в фермерское движение и, в частности, в моих тверских фермеров, а нас было мало-немало 15 человек. Но мы обеспокоены одним вопросом. Мы поднимали тему по дизтопливу, и Вы нам сказали: региональная АККОР, помогайте, прослеживайте, какие будут цены. Так мы вчера, пока ехали из Тамбова в Брянск на эту конференцию со своим коллегой из Ярославля Василием Егоровым, решили промониторить и прозвонить некоторые регионы. И, Вы знаете, получилась картина не очень приятная. Вот смотрите! Ярославская область, компания «Газпромнефть»: 16,80 руб. за 1 кг дизтоплива, Белгород – 15,30 (Белгород мне не даст обмануть, потому что они рядом сидят, они подтвердили), Вологодская область, «Лукойл» – 28 руб. 50 коп. Вы знаете, я трижды им звонила: ну просто невозможная цена. Я сказала: ребята, может, вы ошибаетесь? Они сходили в департамент, и департамент подтвердил, что отпускная цена сельхозпроизводителям уже со скидкой 10% будет 28 руб. 50 коп. Тверская область, компания «Сургутнефтегаз» – 21 рубль 15 копеек.

В.В.Путин: А где «Лукойл» работает по 28,5 рублей?

С.В.Максимова: Это Вологодская область. «Сургутнефтегаз» – это Тверская область – 21 рубль 15 копеек. Это будет 1 кг дизтоплива стоить. Но Тверской регион – у нас особый регион, я считаю. У нас администрация и департамент села – молодцы. Они предусмотрели и сделали нам субсидию 5 рублей за 1 кг дизтоплива, но только для тех, кто посевные площади не сокращает. Вы знаете, мне как фермерусовершенно не хочется отдавать свою субсидию нефтяным компаниям. Зачем это надо? Я лучше ещё что-то приобрету. Племенной скот. Я занимаюсь молочным животноводством и свиньи у меня. Поэтому, знаете, здесь нужно продумать. Я – член партии с самого начала, как только наша партия организовалась. Вы понимаете, я сейчас приеду к себе в регион и мне фермеры скажут: «Светлана, в чём дело? Нас партия попросила, чтобы мы сделали, чтобы у нас продовольствие было дешевле».

Мы в Тверской области ярмарки проводим. Вы знаете, эти ярмарки очень повлияли на цены в магазинах. У нас завтра ярмарка. У наших производителей самое дорогое пакетированное молоко – 23 рубля. У нас производители напрямую торгуют. Мясо у нас в среднем – 170 рублей за 1 кг. А всё-таки это Центральный регион и мы между Москвой и Санкт-Петербургом. Сейчас Москва к нам приезжает затовариваться мясом. Магазины уже обеспокоены и начали снижать цены на мясо.

А перекупщики просто-напросто караул закричали, потому что фермеры и личные подсобные хозяйства продавали этим перекупщикам, а теперь они не отдают это мясо. Они приезжают на ярмарку и торгуют. Понимаете, Владимир Владимирович, как мне быть в этой ситуации, что мне сказать своим фермерам?

В.В.Путин: Скажите, что вы довели до меня эту информацию. И мы с вами этим обязательно займёмся.

С.В.Максимова: Спасибо.

В.В.Путин: Значит, есть жёсткая договорённость с нефтяными компаниями: на ГСМ под весенние полевые работы скидка 10% от цены ноября прошлого года. И будем добиваться исполнения этого решения. Я понимаю, что от региона к региону по-разному цены считаются, и начальная стартовая отсечка по-разному смотрится, но уверен, что это не 28,5 рублей. Обязательно посмотрим. Здесь замминистра энергетики у нас находится. И соответствующий сигнал тут же сейчас пошлю и ФАС, и Министерству сельского хозяйства. Обязательно будем это мониторить. По максимуму реализуем все эти договорённости. Значит, в целом по стране (от региона к региону по-разному), но снижение на бензины всё-таки есть от 3 -4,5% по разным маркам бензина и по разным регионам. По зимнему топливу, конечно, больше снижение (но оно зимнее), по летнему – меньше всего пока. Но мы обязательно дожмём и добьемся исполнения этих договоренностей. Даже не сомневайтесь.

Д.А.Сибирёва: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Сибирёва Дарья, Белгородский городской союз студентов. Мой вопрос может показаться несерьёзным, но я считаю, что он очень важен. Он касается закона о полиции и переименования в полицию уже существующих структур типа ГИБДД, ГАИ… Мои ребята мне сказали, что вычитали там некоторые аббревиатуры из новых должностей. Я не буду сознательно ругаться, я просто зачитаю аббревиатуры.

В.В.Путин: Зачитаете аббревиатуры новых подразделений, названия новых подразделений?

Д.А.Сибирёва: Подразделения старые – названия новые.

В.В.Путин: Названия – хорошо.

Д.А.Сибирёва: ПУПС, ПИЗДЮН.

В.В.Путин: Как-как?

Д.А.Сибирёва: ПИЗДЮН – полицейский инспектор защиты детства и юношества. Вы простите, правда, сочиняла не я! Полицейский инспектор дорожного регулирования – ПИДР и государственная единая инспекция – ГЕИ. Я, конечно, надеюсь, что это не так, но ходит в социальных сетях такой миф. Хочется верить, что это миф. Если это так, может быть, имеет смысл подумать, пока не поздно, и что-то другое придумать? Вы простите, если мой вопрос некорректен.

В.В.Путин: Я первый раз слышу такую аббревиатуру. В принципе эти слова известны. То, что так называются подразделения правоохранительных ведомств, – это, конечно, необычно. Но, думаю, вы согласитесь со мной в том, что реформы в правоохранительной сфере назрели давно. И смысл предложений Дмитрия Анатольевича заключался именно в том, чтобы изменить не название, а содержание работы этих ведомств, обновить кадровый состав. Конечно, сейчас рано ещё говорить о результатах этой работы, но то, что цель правильная и то, что эта работа востребована – это очевидный факт.

Конечно, дело в том, как государство сможет реализовать те задачи, которые оно для себя сформулировало. Посмотрим. Ведь дело не только и не столько в названиях, сколько в изменении сути самого ведомства, повторяю, кадрового состава и, я говорил в своём выступлении, предполагаются структурные изменения. Если бы вы посмотрели туда повнимательнее, немногие подразделения остаются в прежнем виде. Происходят структурные преобразования внутри самого ведомства, повышается уровень материального благосостояния сотрудников. Я приводил эти цифры: 33-35 и больше – для начинающих работников. Это в целом серьёзные деньги. Имею в виду средний уровень заработной платы по экономике. А средний уровень по экономике только в 2012 году у нас приблизится к 25 тыс. А там начинающий сотрудник будет 33 тыс. получать и больше, под 40 тыс. Это уже кое-что. Средний уровень по экономике – 25 тыс. Медсестра вообще 4,3 тыс. получает. Будет из чего выбирать, я надеюсь. А всякая несуразица, конечно, она неуместна, я прекрасно это понимаю. Самое главное, конечно, – общество оценит по результатам. Нужно работать на этот результат.

В.И.Бабичев (председатель Тверской городской Думы, глава города Твери): Владимир Владимирович, Вы знаете, в партии существует очень хорошая партийная программа, которая называется «Новые дороги городов «Единой России»». Программа очень помогает городам в ремонте дорог, дворов, хорошо воспринимается населением, и самое главное, очень положительно сказывается на имидже «Единой России». Но, к сожалению, при её реализации есть сложность. Финансовые средства из федерального бюджета приходят в конце года, когда начинаются дожди, снег. Естественно, ни о какой качественной работе и речи идти не может. Вы назвали цифру: в Центральный федеральный округ будет выделено 11,5 млрд рублей на внутридворовые территории. Хотелось бы, чтобы эти средства пришли вовремя – в первой половине года, чтобы мы могли провести качественные работы. Спасибо.

В.В.Путин: Ну конечно, я в выступлении своем именно так и сказал: чтобы в ближайшее время закончили все согласования, чтобы в мае заключили все договоры, контракты, необходимые соглашения с регионами, чтобы в апреле провели все необходимые процедуры и в мае уже приступили к работе. Поэтому Министерство финансов, Министерство регионального развития, они знают эти задачи и должны обеспечить направление ресурсов в самое ближайшее время.

О.В.Воробьёва: Я директор частного дошкольного учреждения «Личность», г. Тула. Очень остро стоит проблема детских садов по всей стране и, в частности, в нашем регионе. Но, слава Богу, появляются частные инициативы и частные детские сады. Казалось бы, нужно помогать и поощрять эту инициативу. Не всем гражданам нашего региона и, я думаю, других регионов доступны сейчас частные сады: это очень дорого. Но если мы будем участвовать в государственном заказе, то эта услуга будет более доступна гражданам. И мы поможем государству уменьшить очереди в детские сады, то есть мы, частные детские сады, готовы идти навстречу государству, но пусть нам государство тоже поможет.

В.В.Путин: Это на уровне регионов решается. Вот здесь у нас много губернаторов. В каждом регионе, наверное, по-разному. Коллеги, есть комментарии у кого-то? Кто хотел бы рассказать, как в ваших регионах решаются эти вопросы?

Е.С.Савченко (губернатор Белгородской области): Владимир Владимирович, в Белгородской области решается следующим образом: частные детские сады мы софинансируем – кстати, как и для всех детских садов. Примерно получается 5 тыс. рублей на ребёнка в месяц, от 5 до 10 тыс. И мы это делаем и для частных. А что там сверху остаётся – это уже сами родители доплачивают.

В.В.Путин: Я напомню, как должна быть организована работа в муниципальных, региональных учреждениях детского дошкольного воспитания. 20% от той суммы, которую платит родитель за содержание ребёнка в детском саду, ему компенсируется регионом. Если два ребенка, то, по-моему, 40% компенсируется, а если три и больше, то 70% должны компенсировать. И это на себя берут регионы Российской Федерации. В регионе, который сейчас губернатор представил, именно так и делается. Я так понимаю, что вы хотели бы, чтобы так было и в других регионах.

Е.С.Савченко: Да.

В.В.Путин: Я обращаюсь к нашим коллегам, к руководителям регионов Российской Федерации: я полностью согласен с этим. Прошу вас стремиться к реализации именно такой практики. Пожалуйста.

Н.Ю.Чудакова: Добрый день, Владимир Владимирович! Я хотела бы вернуть Вас к вопросу по малому бизнесу, именно малому предпринимательству. Я – бизнесмен, у меня магазин шаговой доступности. Чудакова Наталья Юрьевна, Московская область. Мы – плательщики ЕНВД, единого налога на вменённый доход. Знаем, что в Государственную Думу внесён законопроект по отмене этого налога. Но этот налог для нас является прозрачным, он является удобным. Что касается бухгалтерской отчётности, он является минимальным.

Мы хотели бы просить Вас рассмотреть возможность, чтобы Вы оставили для нас этот налог, но чтобы у нас было добровольное применение этого налога, если вдруг мы захотим перейти на какую-то другую систему налогообложения.

В.В.Путин: Единый налог на вменённый доход был введён в своё время для того, чтобы вывести из тени малый и средний бизнес и облегчить ему работу в сфере уплаты налогов. Сегодня Министерство экономического развития и другие ведомства предложили постепенный переход для небольших предприятий на патентную систему. Это довольно понятный, прозрачный механизм: патент купил – и работай себе спокойно.

Но мы исходили из того, что в этой системе или для тех, кто решит перейти на упрощённую систему налогообложения, влиться в общую систему, должен быть какой-то переходный период. И вот, скажем, патенты мы должны ввести с 1 января 2012 года, а единый налог на вменённый доход должен исчезнуть с 1 января 2014 года, поэтому есть переходный период в два года.

Но давайте мы ещё раз внимательнее посмотрим, проанализируем ситуацию, посоветуемся с объединениями малого и среднего бизнеса – мы с ними в постоянном контакте.

О.В. Агафонова (глава городского округа Власиха Московской области): Агафонова Ольга Владимировна, глава городского округа Власиха Московской области. Уважаемый Владимир Владимирович, прежде всего от имени жителей города Власихи позвольте поблагодарить Вас за принятое решение по преобразования закрытого военного городка в закрытое административное территориальное образование. Это открывает совершенно иные возможности для развития территории.

Вместе с тем в настоящее время в муниципальную собственность из федеральной собственности от Министерства обороны передаются объекты жилищно-коммунальной инфраструктуры, социальной сферы. При этом земельные отношения не оформляются. Только на территории Московской области от Министерства обороны передаются объекты из более чем 80 закрытых военных городков. Это очень серьёзная проблема в целом для населения. На сегодняшний день при такой правовой ситуации муниципалитеты фактически не способны развивать инфраструктуру территории.

Убедительная просьба, уважаемый Владимир Владимирович, рассмотреть возможность комплексной передачи объектов жилищно-коммунального хозяйства, социальной сферы вместе с землёй и, насколько это возможно, оказать содействие в восстановлении этой инфраструктуры, потому что объекты нуждаются как в капитальном ремонте, так и в модернизации, реконструкции.

В.В.Путин: Я понимаю, там многие «убитые» объекты совсем. Но насчёт земли – это вопрос чисто административного характера. Я думаю, что это связано с тем, что Министерство обороны в своё время как следует и не оформляло эту землю.

А.П.Викторов: Владимир Владимирович, можно я прокомментирую?

В.В.Путин: Да, пожалуйста.

А.П.Викторов: Минрегион, замминистра Викторов. Здесь ситуация действительно такова, что Министерство обороны во многих случаях и не оформляло ничего, я с этим сталкивался. Но при передаче объектов недвижимости получается парадоксальная ситуация, если не передаётся земельный участок. По другим категориям земель: передаются жилые дома, детские сады, объекты инфраструктуры– это всё должно находиться в категории земель, поселений. То, что остаётся земля не переданной, создаётся парадоксальная ситуация: жилой посёлок остаётся на землях обороны, наземной промышленности. Поэтому обязательно надо делать этот перевод, обязательно передавать вместе с территорией, передавать, разрабатывая планировочную документацию, градостроительную документацию. Естественно, потом, если надо, эти образования вводить в границы поселений, если они примыкают к каким-то поселениям, либо образовывать собственные поселения и определять их границы. Только таким образом. Мы готовы в этом поучаствовать.

В.В.Путин: Петрова нет тут у нас? Юрий Александрович (Ю.А.Петров – руководитель Федерального агентства по управлению государственным имуществом), пожалуйста.

Ю.А.Петров: Владимир Владимирович! Дело всё в том, что всё, что раньше было в Росимуществе, передано Министерству обороны, в том числе и земля, которая находится в военных городках. Поэтому сейчас это полностью компетенция Министерства обороны. Но, видимо, у них не хватает каких-то данных, кадастров этих земель и так далее.

В.В.Путин: Не оформлена земля, наверняка.

Ю.А.Петров: Да, наверняка, не оформлена.

В.В.Путин: Записей нет кадастровых.

Ю.А.Петров: Да.

В.В.Путин: Но, вы знаете, нам всё равно нужно… У них не оформлена была, их винить нечего за это, потому что и не оформляли раньше ничего, но они жили с неоформленной землей. Надо эту землю передавать в муниципалитеты и потом уже оформлять. Хотя бы так сделать.

Ю.А.Петров: Правильно всё, да.

В.В.Путин: Потому что это между небом и землей тогда, земля повисает между небом и землей.

Ю.А.Петров: Совершенно правильно.

В.В.Путин: Давайте разработаем вот такой порядок.

Ю.А.Петров: Хорошо.

В.В.Путин: Сколько вам нужно времени, чтобы представить соответствующее предложение?

Ю.А.Петров: Я думаю, месяц.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте. Значит, в начале – середине апреля приходите с бумагами.

Ю.А.Петров: Хорошо.

В.В.Путин: Пожалуйста. Но будем работать. Серьёзный вопрос, я это прекрасно понимаю, знаю, что нужно инфраструктуру поднимать. Министерство обороны уходит, оставляет в таком виде, вряд ли мы там сделаем что-то серьёзное, но хотя бы оформить нужно как следует и землю передать в нужном виде. Если есть будущее какое-то, а во многих местах такое будущее есть, надо готовить соответствующие целевые программы вместе с регионом. Давайте, выходите в Правительство, будем думать, как помогать.

О.Л.Ворошилова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Разрешите представиться Ворошилова Ольга Леонидовна, доцент кафедры экономики Курского государственного университета, лауреат проекта «Кадровый резерв – профессиональная команда страны» 2009 года.

В.В.Путин: Пожалуйста.

О.Л.Ворошилова: Для меня сейчас очень важным является следующий вопрос. Так как я стала лауреатом и была рекомендована партией для участия в выборной компании, а я думаю, что для всех здесь присутствующих это очень важная тема, хочу объяснить свою ситуацию. Партия действительно много делает. Это видно и на встречах с людьми, которые мы сейчас проводим: практически ежедневно идёт живой диалог. Люди ставят действительно очень важные и острые вопросы, прежде всего тарифы ЖКХ, маленькая заработная плата бюджетников. Для Курской области очень важен вопрос о льготных тарифах на электроэнергию в связи с тем, что мы находимся рядом с атомной электростанцией. Это то, что волнует сегодня людей, и они об этом очень беспокоятся. В это время наши оппоненты высказывают лозунги: квартплата – 400 рублей, минимальная заработная плата – 10 тыс. рублей, каждому ребёнку, кто не ходит в детский сад, – 5 тыс. рублей. То есть спекулируют на самых злободневных и острых темах. Скажите, пожалуйста, как нам реагировать на эти выпады, какие аргументы мы можем им в данной ситуации высказывать и имеют ли они вообще право или какие-то основания делать такие заявления? И ещё для меня как для человека, который в первый раз участвует в выборной кампании, интересен такой вопрос: должны ли оппозиционные партии отвечать за те обещания, которые они раздают в период выборной кампании? Спасибо.

В.В.Путин: Оппозиционные партии имеют право говорить всё, что они считают нужным, если это не противоречит действующему законодательству и не является призывом к насилию, свержению конституционного строя. Должны они это делать или нет? На мой взгляд, нет, потому что любой популизм очень опасен. Мы, кстати, переживали это в середине, в начале 1990-х, когда ресурсы государства были крайне ограничены, обещали всё подряд, почти ничего не выполняли, принимали невыполнимые решения, просто невозможные к исполнению решения. А потом нужно было что-то с этими решениями делать. Нам приходилось их отменять, модифицировать, но на то и оппозиционная партия. Она в любом демократическом обществе стремится прийти к власти и доказывает свою правоту.

Что делать той политической партии или той политической силе, которая является ведущей? Есть только один способ – ей нужно разъяснять гражданам, разъяснять избирателям, что выбранный ею вариант поведения в экономике и в социальной сфере является оптимальным, реализуемым, что это не щелкопёрство, не болтовня. Да, это потребует времени, потребует терпения, потребует профессиональной и настойчивой работы, но это приведёт к результату. И нужно делать это ясным, понятным языком, не бояться при этом говорить правду – и тогда люди нам поверят.

Вы сказали, что «Единая Россия» много делает, но есть проблемы: тарифы ЖКХ, низкие заработные платы бюджетников и так далее, и так далее. «Единая Россия» действительно много делает, но, видимо, недостаточно пока для решения всех этих проблем. Это значит только одно – что мы работать должны лучше, эффективнее и напряжённее. И с проблемами нужно открыто к людям выходить и ясно, как я уже сказал, доводить до них наши предложения по способу решения этих проблем. И тогда люди нам будут верить, а это, как я уже говорил в своём выступлении, самое главное – доверие общества. И, наоборот, когда люди увидят, что те или иные политические силы, те или иные политические деятели, как бы красиво, как бы дерзко и как бы театрально они ни излагали свою позицию, если люди увидят, что это нереальные вещи, то посмеются, поаплодируют, похихикают, но голосовать будут за тех, кто предлагает реалистичные планы решения проблем.

А.Д.Десятов: Десятов Андрей Дмитриевич, город Воронеж, директор IT-компании и активный интернет-пользователь. Сегодня интернет – это очень мощное средство информационного воздействия, это некий инструмент для измерения настроения в обществе. Пример Египта, Ливии – это яркое тому доказательство. У нас в России интернет – это площадка для диалога между обществом и властью, это инструмент для получения обратной связи. И это, на мой взгляд, является позитивным моментом.

Собственно, вопрос у меня следующий: каким образом планирует Правительство Российской Федерации, партия использовать интернет для взаимодействия с обществом. И лично Вам такой философский, возможно, вопрос: как Вы считаете, интернет – это добро или зло?

В.В.Путин: Вы знаете, когда наступил период промышленной революции в Европе, в Великобритании, там рабочие, как известно, ломали станки, чтобы не было сокращения рабочих мест. Да, собственно, всегда так происходит, когда внедряются новые современные способы производства, организации производства, организации управленческого процесса. Не всегда общество к этому готово, не всегда способно эффективно использовать эти инструменты. Вы меня спросили: это добро или зло? Вот ножик – это добро или зло? В одном случае скальпелем можно операцию сделать и спасти жизнь человека, а в другом случае можно использовать как орудие убийства. Вопрос – не в инструменте, вопрос – в каких руках этот инструмент находится и какие цели преследуют те люди, которые используют эти инструменты.

Наверняка мы это видим, есть люди, которые хотят использовать инструменты интернета для достижения каких-то деструктивных целей. Но это, конечно, безусловно, мощный фактор современного прогресса, и мы должны его использовать именно таким образом. То, что происходит в Интернете, – мат-перемат, грязь всякая, вранье и так далее – к сожалению, это отражает общий уровень нашей культуры. Но я нисколько не сомневаюсь, что здравый смысл, что интеллектуальная подготовка нашего общества, воспитание постепенно, спокойно нормализуют и эту сферу нашей деятельности. Но она, безусловно, крайне важна, и мы должны сделать всё для того, чтобы использовать все позитивные стороны современных средств коммуникации. Мы применяем это и в дистанционном обучении, в медицине. В конце концов, государство начинает это применять, создавая так называемое электронное правительство, для того чтобы уменьшить бюрократические барьеры, снизить коррупцию, избавить наших людей, как я уже говорил, от унизительного стояния в очередях, просто интенсифицировать нашу экономику на новых принципах.

Вот коллега же здесь говорил, что внедрение интернета на определённый объём сразу же увеличивает в несколько раз региональный и национальный продукт. И, конечно, мы должны и будем использовать и интернет, и другие новейшие средства – не только коммуникации и связи, но и любые достижения, которые помогают нам в развитии. А если кто-то использует эти средства в неблаговидных целях, ну что ж, общество должно иметь внутреннюю систему самозащиты. И у нашего народа она, эта система самозащиты, очень крепкая – вряд ли кому-нибудь удастся её раскачать.

О.И.Никулина: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! Меня зовут Никулина Ольга, Липецкая область. Я являюсь чемпионкой мира среди юниоров по пулевой стрельбе.

В.В.Путин: По пулевой стрельбе?

О.И.Никулина: Да. В последние годы очень много внимания уделяется спорту и здоровому образу жизни, открываются новые школы, строятся новые спорткомплексы, проводятся соревнования, есть и олимпийские чемпионы. Но, к сожалению, как ни бьёмся мы, как ни стараемся, а пьянство в России по-прежнему разгульное. Наркоманов уже 5 млн в стране.

Я сама из села Конь-Колодезь Липецкой области. У нас открыт прекрасный стрелковый комплекс олимпийского резерва. Есть и хорошие спортивные залы, и часть молодёжи действительно занимается спортом. Но есть и те (и их немало), кто вместо занятий спортом выпивает. И это не только в нашем селе. Я часто выезжаю на соревнования в другие города России и вижу, что и в этих регионах присутствует та же проблема. У меня сердце обливается кровью. Почему мы не можем навести порядок и победить это зло? Спасибо!

В.В.Путин: Если пить много, то с утра руки, говорят, дрожат. Но некоторые стрелки говорят, что если немножко выпить, то, наоборот, расслабляет и лучше стреляешь. Нет? Не так это?

О.И.Никулина: Я не пробовала, не знаю. Я же спортсменка и не пью.

В.В.Путин: Если не пробовали, то никогда и не делайте этого.

О.И.Никулина: Я не буду! Спасибо!

В.В.Путин: Не начинайте никогда. Что касается здорового образа жизни – ну что же говорить, я на эту тему уже очень много говорил. Конечно, здесь мы должны действовать по очень многим направлениям сразу. Одно из них – это то, чем вы так успешно занимаетесь, развитие спорта. Мы выделили – Министерство спорта и молодёжной политики долго билось над этим – в бюджете отдельную строчку (раньше этого не было, раньше у нас спорт был погружён в раздел здравоохранения), теперь это в отдельной строке. Нужно, конечно, добиваться увеличения расходов на спорт, на туризм, о чём мы сегодня здесь уже говорили. Нужно больше денег выделять на пропаганду здорового образа жизни. Но мы впервые – впервые! – в прошлом году выделили эти деньги на соответствующие программы. Кстати говоря, достаточно эффективно они работают.

Конечно, есть ещё один способ – это увеличение акцизов (то есть в конечном итоге стоимости) на табак и на спиртное. Кстати говоря, мы тоже двигаемся по этому направлению. Но я считаю, что здесь нужно всё-таки аккуратно двигаться. Если мы сделаем необоснованные шаги в этом плане, слишком задерём эти цены, то это уже было в нашей жизни однажды. Это просто приведёт к самогоноварению, вот и всё, – к спекуляциям, к увеличению распространения подпольного спирта. Это тоже, кстати говоря, одно из направлений деятельности, которые мы должны иметь в виду. И в этом плане свести здесь к минимуму всякий теневой бизнес.

Нужно больше – говорю об этом, конечно, зная, что сразу у людей, которые занимаются профессионально культурой, сразу возникнут критические замечания, – больше уделять внимания развитию культуры, кинематографии, чтобы отвлекать людей, особенно молодёжь, от стакана, от иглы, вообще от улицы. Для этого, собственно говоря, главным образом мы и боролись за проведение Олимпийских игр, чемпионата мира по футболу, Универсиады, для того чтобы создать в обществе интерес к здоровому образу жизни, для того чтобы возникли новые приоритеты и новые герои, на которые молодёжь могла бы и хотела ориентироваться, с которых хотела и могла бы брать пример.

Надеюсь, что Вы будете одним из таких примеров, если не только на юниорском первенстве мира, но и на взрослом поднимитесь на высшую ступеньку пьедестала почёта. Мы желаем всем вам успеха.

О.И.Никулина: Большое спасибо.

С.В.Штепа (генеральный директор ЗАО «Метаклэй»): Сергей Штепа. Город Карачев, Брянская область. Сегодня очень много было сказано об экологии, но мы не только о ней говорим, но уже делаем с 2005 года. Именно экология позволила нам сделать из маленького проекта два проекта, можно сказать, федеральных. Один из них – совместный с госкорпорацией «Роснано». Мы его воплотили уже на 50-60%, в октябре будем запускать. Это новые композиционные материалы, которые позволят использовать российские материалы в таких важных для государства компаниях, как «Газпром». Допустим, это трубы большого диаметра, потому что эта труба состоит не только из железа, но и из полимерного покрытия, чтобы эта труба служила долго. Сейчас их поставляют западные фирмы, в основном компания «Бореалис», а с октября наша компания сможет поставлять трубным заводам эти материалы. Это также РЖД, где мы сейчас работаем вместе с крупной компанией и внедряем свой материал для верхнего строения путей: это когда рельсы соединяются со шпалой, им нужен амортизатор – мы работаем над этими амортизаторами, в частности для скоростных поездов это нужно. Кабельная промышленность, где, допустим, при строительстве атомных электростанций используются импортные трудногорючие материалы. Мы совместно с Российской академией наук (с нами три исследовательских института) вместе разрабатываем эти материалы – тоже в октябре их запустим.

Это всё родилось с экологией, но про экологию мы тоже не забываем. Сейчас на территории города Брянска строим мусоросортировочный комплекс и сталкиваемся с серьёзными проблемами: законодательство в этой области слишком слабое, то есть нет закона об упаковке. Эта тара практически пустая везде. Мы с 2005 года перерабатываем эту бутылку и делаем из неё готовое изделие: и сырьё делаем, и товары бытового назначения. Это всё сделано без помощи государства – без всего. Сейчас при строительстве этого комплекса хотелось бы увидеть такую же сильную руку в партнёрах, как госкорпорация «Роснано». Здесь, именно в Брянской области, именно по экологии, если сработать вместе с государством, можно сделать хороший пилотный проект, ведь из мусора не только бытовые товары можно делать, а можно электричество делать. В «Роснано» пройти экспертизу, допустим, такого проекта. Приняв закон об упаковке, губернатор Брянской области Николай Васильевич нас поддержал. Сейчас в Облдуме находится закон об упаковке. Скоро он попадёт на доработку в Госдуму. Его не могут принять, Владимир Владимирович, с 2002 года. Зашли крупные игроки: «Кока-Кола», «Пепси-Кола». Они скупили все крупные предприятия: «Вимм-Билль-Данн», «Лебедянский». Они на нашем рынке получают огромные прибыли, потому что не платят за утилизацию упаковки. Во всех цивилизованных странах, в Германии (Вы хорошо знаете эту страну) давно действует такой закон. И вот эти средства, которые должны идти на утилизацию этой упаковки, остаются в этих крупных компаниях. Если Вы обратите на это внимание… Потому что никто не может сдвинуть... очень сильные лоббисты. Не сдвигается, куда мы только ни ходили.

В.В.Путин: Ваш призыв заключается в том, чтобы вернуться к закону, законопроекту 2002 года?

С.В.Штепа: Нет, он сейчас есть новый, обновлённый.

В.В.Путин: А где он сейчас?

С.В.Штепа: У губернатора Брянской области, сейчас в Облдуме проходит.

В.В.Путин: Вы уже передали в Думу?

С.В.Штепа: Да, мы его передали, вместе с Мособлдумой прорабатывали этот закон.

В.В.Путин: Пожалуйста, Юрий Петрович.

Ю.П.Трутнев: Владимир Владимирович, мы с удовольствием посмотрим закон, но в том пакете законопроектов, о котором я говорил, в том числе требование по внесению залоговой стоимости на упаковку существует, так что они тоже будут внесены в Правительство в течение месяца.

В.В.Путин: Вы тем не менее посмотрите тот законопроект, о котором коллега сказал, чтобы оттуда ничего не выпало – нужное, конечно, для нас. Вот мы посмотрим, Юрий Петрович сказал, что в течение месяца будет внесено в Правительство. Посмотрим, сопоставим с теми положениями, которые есть в законопроекте 2002 года.

С.В.Штепа: А как Вы узнаете об этом?

В.В.Путин: Зайдите к министру и спросите, вы же однопартийцы, чего там.

С.В.Штепа: Я понял, Владимир Владимирович. Спасибо.

В.В.Путин: Юрий Петрович, возьмите, пожалуйста, координаты у коллеги, и будьте с ним в контакте… Подойдите потом, после мероприятия, к Юрию Петровичу.

Р.И.Сапелкин: Аспирант Воронежского государственного архитектурно-строительного университета. Я занимаюсь внедрением инновационных разработок на базе Воронежского государственного архитектурного университета. Считаю, что это хорошо и правильно. Во-первых, мы можем гибко пользоваться оборудованием университета. Также привлекать аспирантов, студентов университета к проведению работ, то есть давать им возможность дополнительно заработать. Есть определённые успехи. Мне присуждён именной грант «Газпром добыча Ямбург». Есть завязки, хорошие, партнёрские отношения с Ямало-Ненецким автономным округом. Хотелось бы сказать о возникшей проблеме: это очень высокая арендная плата за федеральное имущество, которое мы арендуем у университета. То есть помещение в 40 кв. м будет обходиться нам в 1 млн рублей в год. Это неприемлемо, я считаю. Спасибо.

В.В.Путин: Это какой университет у вас?

Р.И.Сапелкин: Воронежский строительный университет.

В.В.Путин: Вы знаете, я недавно, полгода назад, наверное, был в Красноярске, и студенты, и аспиранты как раз задавали вопрос о том, что при создании малых инновационных предприятий при высших учебных заведениях невозможно получить в аренду помещение, другое имущество для организации работы этих малых инновационных предприятий, которые создаются при вузах. Но мы приняли такое решение (я понял, в чём проблема, я сейчас до конца выскажусь), согласно которому вузы имеют право сдавать предприятиям, которые они сами организуют, помещения по льготным тарифным арендным ставкам. Но это решение самого руководства вашего университета.

Р.И.Сапелкин: Это федеральное имущество, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Это федеральное имущество, но оно передано в управление учреждения. И учреждение, в данном случае университет, имеет право сдать вам в аренду по соответствующим арендным ставкам. Вы не должны и не имеете права сдать это в субаренду. Вот такой порядок введён, но они могут вам сами назначить арендную ставку. Юрий Александрович (Ю.А.Петров – руководитель Федерального агентства по управлению государственным имуществом), правильно я говорю? Правильно я говорю, всё.

А с вашим университетом вы напрямую должны решить эти вопросы. Если вам это не удаётся, я обязательно скажу об этом министру Фурсенко, и он с руководством вашего университета поработает.

А.И.Балбеков: Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо, что дали возможность пообщаться. Представляем Бобровский район Воронежской области, глава администрации. Вся Россия у нас состоит не только из областных, но и из таких малых городов, где люди очень отзывчивы. Так вот, город с 20 тыс. населения… Мне хотелось бы сказать о программе содействия модернизации ЖКХ. Спасибо, мы 2/3 города отремонтировали. Хотелось бы, чтобы эта программа работала хотя бы в ближайшие 2 года. У нас предстоит юбилей – 300 лет. Губернатор со своей стороны сделал все. У нас есть ледовый дворец, только год назад ввели, в этом году – стадион, площадки, ипподром. Для детей более 40 секций работает. Частные детские садики у нас есть, мы их поддерживаем. Программы работают. Но хотелось бы, чтобы не только областные города участвовали в программе асфальтирования, но и наши города. Владимир Владимирович, до следующего 300-летия я не доживу, поэтому хотелось бы …

В.В.Путин: Мы ведь эти средства выделяем как стимул для того, чтобы толкнуть эту проблему, сдвинуть ее с мертвой точки. А вопрос этот находится в полной компетенции муниципалитетов, в том числе – вашего города. Но и регионы должны помогать. То, что мы делаем – это вещь беспрецедентная. Это прямая обязанность муниципальных органов власти – внутридворовые покрытия и подъезды к ним. Но мы смотрим на ситуацию – она сложная в некоторых городах. Мы решили, это была инициатива «Единой России»… Кстати, мы здесь говорили о либерализме, о том, что либералы плохие или хорошие. Я еще раз хочу подчеркнуть – там разные люди есть. Есть очень умные люди, с правильными взглядами на экономическую жизнь... Это абсолютно нерыночный, нелиберальный подход. Есть разделение компетенций и каждый, как святой Франциск, должен ежедневно мотыжить свой участок. Но мы понимаем – проблема острая и по инициативе «Единой России» такое решение принято, 22 с лишним млрд рулей выделяется, плюс еще на дорожную сеть. В общей сложности – 34 млрд. Но дойти до каждого двора в России из федерального бюджета – это, по сути, неправильно. Тогда вообще непонятно, кто чем занимается, понимаете?

А.И.Балбеков: Владимир Владимирович, но мы не дворы просим, мы просим улицы, которые проходят через город. Потому что бюджет города составляет 30 млн. Если можно для него что-то сделать…

В.В.Путин: Ладно, посмотрим. Хорошо. Пожалуйста.

А.В.Варсеев: Добрый вечер, уважаемые коллеги. Добрый вечер, Владимир Владимирович. Варсеев Александр Владимирович. Я возглавляю участок городских насосных станций города Рязани, «Водоканал». По совместительству – счастливый отец троих детей.

В.В.Путин: Поздравляю Вас.

А.В.Варсеев: Спасибо. И у меня соответственно вопрос на тему семьи: по ипотеке. Все мы прекрасно знаем, что ипотечный кредит для человека, которому уже за тридцать лет, – достаточно тяжелая, серьезная вещь. Хотя бы даже потому, что тяжело найти поручителя. До смешного доходит, как в анекдоте: «Выпить то не с кем – все проценты платят по ипотеке». Возникает такой вопрос – понятно, что есть Сберегательный банк России, у него достаточно лояльные условия, достаточно низкая процентная ставка. Но в масштабах страны одного банка мало, на мой взгляд. У меня вопрос такой: ответственны ли коммерческие банки, будут ли они снижать кредитную ставку по ипотечному кредитованию? И в сегодняшней речи у Вас тоже прозвучало, что в период кризиса вы как государство и я, в частности, как налогоплательщик помогли им субсидиями в размере, по-моему, 5 трлн рублей на 2008 год. Мы им дали эти деньги, а они по факту пользуются нами, не опуская кредитов, наживаются фактически. Можно пояснить этот момент? Спасибо.

В.В.Путин: Да. Я говорил, что мы поддержали финансовую систему страны в период кризиса. И еще раз хочу сказать: считаю, что сделали абсолютно правильно. Вспомните кризис 1998 года, когда основные финансовые учреждения страны, выражаясь суконным языком плаката, грохнулись. И пыль только от них пошла. Пропали денежные средства и накопления граждан, остановились расчеты между предприятиями. Это ситуация близкая к коллапсу. И когда кризис только начался, по-моему, даже на съезде «Единой России» я сказал: «Мы такого развития событий не допустим. Обещаю». И мы свое обещание сдержали. Но сейчас деньги возвращаются в государство. Я уже говорил, выступая сегодня, мы уже получили прибыль 200 млрд рублей на те средства, которые передали в банковскую систему. Еще Центральный банк заработал 240-250 млрд рублей или 280 уже. Часть средств не возвратилась в финансовые учреждения, но это та часть, которая была направлена в виде кредитных ресурсов в реальный сектор экономики. Сейчас финансирование потихоньку восстанавливается и финансовые учреждения, конечно же, должны нести свою долю ответственности за кредитование и реального сектора, и потребительского кредитования, в том числе и жилищной ипотеки.

Если вы помните совсем недавно средняя ставка по ипотечным кредитам была в среднем где-то 14-14,5%, а по регионам была и больше. Сейчас она у нас в среднем по стране: 12,6-12,7%. Минимальная ставка докризисная была 12,5%. Мы вплотную приблизились к докризисному уровню кредитования в сфере жилищной политики, в сфере ипотеки. Я считаю, что и это многовато, нам нужно и дальше ее туда подтаптывать. Что для этого делается? Мы разработали несколько программ. Во-первых, по линии АИЖК (Агентство по ипотечному жилищному кредитованию). Во-вторых, по линии Внешэкономбанка. В целом, направили на эти цели, по-моему, 250 млрд рублей. Что это означает, и как эти средства должны работать? Как они работают? Вы сказали про один банк. Вот эти средства направляются в несколько коммерческих банков. В эту совместную работу уже включены 8 коммерческих банков. Это тот же Сбербанк, ВТБ24. Это Альфа-банк, по-моему. Это Россельхозбанк. Ну, в общем восемь их. Да, Газпромбанк. Поэтому такая возможность сетевая – она резко увеличена. Но это еще зависит от заемщика: сколько он вносит первоначальный взнос, каковы его доходы, каково у заемщика материальное положение.

Я думаю, что в Вашем случае… Вы имеете устойчивую работу, стабильный заработок, и в Вашем случае это должен быть приемлемый процент. Вы в какой банк обращались?

А.В.Варсеев: Вообще я рассматривал Сбербанк, но у нас присутствуют Газпромбанк, Автобанк и всевозможные другие...

В.В.Путин: Сколько они Вам предлагают 11,5-12%?

А.В.Варсеев: 11,5%.

В.В.Путин: Угадал. 11,5 –это приемлемый процент.

А.В.Варсеев: Приемлемый, но хотелось, чтобы таких банков было больше, чтобы больше людей смогли воспользоваться именно ипотечным кредитованием, чтобы условия тоже были достаточно приемлемые. Все-таки у коммерческих банков достаточно жесткие условия: невозможность досрочного погашения, штрафные санкции.

В.В.Путин: Согласен. Эта тема, которую Вы подняли, относится к одной из самых ключевых тем социальной политики. Будем делать все для того, чтобы создавать условия понижающие ставки по ипотечным кредитам.

А.В.Варсеев: Спасибо.

Д.Ю.Калугин: Денис Калугин, генеральный директор ООО «Опытное креативное Бюро», «Кадровый резерв – Профессиональная команда страны».

Уважаемый Владимир Владимирович, партийный проект существует успешно уже третий год, и за это время уже многие резервисты и лауреаты проекта успешно получили назначение по государственной службе, происходят назначения как на федеральном, так и на региональном уровнях. Как Вы считаете: имеет смысл возможность внесения изменений, дополнений в существующее законодательство о госслужбе для проведения некой нормативной базы под «Кадровый резерв»? Поясню почему. Потому что государственные органы в таком случае смогут беспрепятственно, легко рассматривать кандидатуры людей, которые уже прошли тестирование и отбор. Речь идет о профессионалах, о людях, которые уже чего-то добились в жизни. Наверное, как Вы справедливо заметили: «Кто сам везет». Спасибо.

В.В.Путин: Денис, Вы знаете, я полностью с Вами согласен. Это одна из ахиллесовых точек нашего бытия сегодня: отсутствие реального кадрового резерва. То, что Вы сейчас сказали, это делается, но все это только первые шаги. А государство должно иметь возможность в системе он-лайн и в системе ежедневных возможностей черпать кадровый ресурс, причем апробированный, прошедший определенный отбор. У нас пока такой системы не создано. И, безусловно, такая задача перед нами стоит. Мы обязательно будем двигаться по этому направлению. Обязательно.

А.А.Юдин: Здравствуйте. Юдин Александр Анатольевич, директор молодежного центра, город Чехов Московской области. Вся молодежная политика у нас в России строится по закону «Об основных направлениях молодежной политики», принятому Верховным Советом РСФСР в 1993 году.

Хотелось бы Вас попросить посодействовать – закон о молодежной политике находится уже очень долго в Государственной Думе, – ускорить прохождение этого закона.

В.В.Путин: Мы много говорим об этом, и тема, конечно, очень чувствительная. Она есть у нас вообще, молодежная политика или нет? И «да» и «нет». Понимаете, проблемы молодых людей они требуют к себе особого внимания, и понятно почему. Потому что это такая категория наших граждан, которая наиболее уязвима. У них пока нет опыта работы, нет никакого стартового капитала, много чего нет. И поэтому, конечно, особое внимание государства к этой категории наших граждан востребовано и оно является правильным. Вопрос: «Как это упаковать?»

Вот у нас во многих наших решениях содержатся элементы молодёжной политики. Ну, вот мы уже упоминали, скажем, о демографическом проекте. Ну, что это, как не элемент молодёжной политики? Ведь это все меры, которые направлены на поддержку людей в так называемом репродуктивном возрасте, молодых людей. Во многих регионах Российской Федерации, в том числе вот губернаторы, здесь присутствующие подтвердят, почти во всех этих регионах есть программы жилищного строительства для молодых людей. Когда мы говорим о развитии, скажем, студенческих строительных отрядов – это тоже элемент молодёжной политики. Когда мы говорим о развитии спорта, массового спорта, прежде всего – это в значительной степени, прежде всего – элементы молодёжной политики. Но мы не можем вернуться к советским стандартам молодёжной политики, потому что там это было основано на идеологии и пропаганде, и она в конечном итоге выродилась. Как бы мы, с какой бы ностальгией мы ни вспоминали комсомол, но в конечном итоге это превратилось в формализм и выродилось. И вот этого мы не можем допустить. По этому пути идти не нужно. Но обобщить всё, как-то канализировать – это, конечно, целесообразно. Давайте вместе подумаем, как это сделать. На самом деле, мы до сих пор этого не сделали. Очень жаль.

А.А.Юдин: Владимир Владимирович, просто в Государственной Думе этот закон уже лежит и очень долго обобщается.

В.В.Путин: Ну, вопрос не в законе, понимаете? Вопрос в том, чтобы это была не бумажка, а руководство к действию, насыщенное содержанием, таким, которое бы пошло на пользу, это просто…

А.А.Юдин: Вот поэтому ждём…

В.В.Путин: Формулы не нужны. Поработаем. Давайте всё-таки будем завершать. Давайте ещё 3 вопроса – и закончим. Пожалуйста.

М.А.Душин: Михаил Душин, Костромская область, журналист, депутат городской Думы. У меня есть школьный друг и вот у него дед рассказывал детям, внукам – дед прошёл войну, но больше всего гордился тем, что видел Сталина и Сталин ему руку пожал. И просто рассказывал действительно, из поколения в поколение – говорит, это была наша семейная легенда. Я горжусь тем, что я сегодня вижу Вас.

В.В.Путин: И он жив ещё после этого остался?..

М.А.Душин: А я очень рад, очень горжусь, что я вижу нашего настоящего лидера, высочайшего профессионала, прекрасного собеседника Владимира Владимировича Путина и я волнуюсь, хотя я журналист на самом деле. Можно Вам руку пожать и с Вами сфотографироваться?

В.В.Путин: Конечно. Мы так и сделаем. Спасибо вам большое. Спасибо. Мы так и сделаем, обязательно. Второй и завершающий, да? Пожалуйста.

И.С.Савич-Терещенко: Савич-Терещенко Инесса Сергеевна, региональный координатор проекта «Кадровый резерв – Профессиональная команда страны» по Белгородской области. Владимир Владимирович, как уже Денис сказал, проект «Кадровый резерв – Профессиональная команда страны» существует уже более 3 лет. В разных регионах он развивается по-разному, но мы как региональные координаторы, а я прошу сейчас моих коллег региональных координаторов подняться и показать, что мы есть, и лауреатов проекта также подняться и показать, что мы есть. Лауреаты проекта, пожалуйста, поднимитесь. Мы хотим сказать, что у партии «Единая Россия» есть уникальный продукт, есть замечательный проект «Кадровый резерв – Профессиональная команда страны» и у нас в команде есть большое количество людей, профессионалов, которые действительно хотят и готовы служить на благо нашей России. Это не такие высокие слова, а это действительно те действия, которые предпринимают люди непосредственно на своих местах, развивая спорт на буквально волонтёрских каких-то началах, развивая производство, организуя какие-то дискуссии, создавая новые продукты. Поэтому я хочу всем членам партии «Единая Россия» сказать о том, что у вас есть такой резерв, у нас есть такой резерв и мы можем им пользоваться гораздо больше, чем мы сейчас это делаем на сегодняшний момент. Большое спасибо.

В.В.Путин: Нам нужно только выработать эффективный механизм использования этого резерва. Вот Вячеслав Викторович (Володин) здесь присутствует, руководитель Аппарата Правительства. Это в значительной степени его дело. Нужно выработать такой механизм, когда не просто люди есть, и тем более люди подходящие и желающие работать, а нужно, чтобы «автоматом» они как бы появлялись в различных органах власти и управления, на различных уровнях: и в муниципалитетах, и в регионах на уровне Федерации.

И.С.Савич-Терещенко: Вместе с тем для продвижения этих людей осталось наладить систему именно продвижения, использования.

В.В.Путин: Да, да, абсолютно точно. И я Вас уверяю, можете быть уверены в моей искренности, руководство страны в этом очень заинтересовано. Да, я думаю, что и губернаторский корпус тоже желает освежения сил, вливания новых интеллектуальных возможностей в свои структуры. Обязательно будем думать над этим и реализуем эти возможности.

И.С.Савич-Терещенко: Спасибо большое.

В.В.Путин: Коллеги, завершающий вопрос. Пожалуйста.

Д.А.Ендовицкий: Уважаемый Владимир Владимирович, я кадровый резервист «Единой России» – «Профессиональной команды страны» и на моем примере я могу показать, как партия заботится о своих резервах.

Совсем недавно приказом Министра образования и науки я назначен ректором Воронежского государственного университета.

В.В.Путин: То есть Вы сейчас измените ставки аренды для своего предприятия, да?

Д.А.Ендовицкий: Это не мое предприятие, но вопрос будет под контролем в рамках региональной системы высшего образования.

В.В.Путин: Спасибо.

Д.А.Ендовицкий: Владимир Владимирович, вопрос. Наш город уникальный. Примерно 13% населения города – это студенты, 130 тыс. студентов. Многие вузы реализуют инновационные программы и получают очень интересные результаты. К сожалению, несколько лет назад мы не смогли выйти и получить статус федерального университета. Мы на тот момент времени не получили поддержки региональных властей. Сейчас кардинально изменилась ситуация и наш губернатор Алексей Гордеев очень четко и серьезно поддерживает наши региональные вузы. Большая просьба обратить внимание на город Воронеж – город студенческий, инновационный город. Лично мой уважаемый замечательный вуз – это вуз с многовековой историей. Еще со времен Дерпта, Юрьева. В 1918 году был перевезен из Юрьева, нынешнего города Тарту, в город Воронеж. Нам бы хотелось получить от Вас поддержку. Спасибо.

В.В.Путин: Речь идет о статусе федерального университета или федерального исследовательского университета?

Д.А.Ендовицкий: Когда шла очень серьезная выборная компания на должность ректора и вузовское сообщество региона и наши уважаемые коллеги из университета все говорили в унисон – Воронежскому государственному университету необходим совершенно другой статус. Статус либо национального исследовательского университета, либо федерального университета. Про федеральный университет я говорил потому, что лично был разработчиком очень серьезной программы развития федерального университета Центрального Черноземья. Эта программа прошла экспертизу профильного департамента Министерства образования и науки и получила поддержку. Но где-то мы недожали.

В.В.Путин: Хорошо. Вы знаете, что Министерство организует там конкурс соответствующий. Нужно проходить систему отбора. Тем не менее, мы вернемся к этому вопросу. Алексей Васильевич (обращаясь к А.В.Гордееву) Вы поддерживаете, да? Хорошо. Ну, тогда подъезжайте к вашему бывшему коллеге, к Андрею Александровичу Фурсенко. Поговорите – зайдите ко мне, ладно? Хорошо. Обязательно посмотрим.

Д.А.Ендовицкий: Спасибо большое.

В.В.Путин: Вы знаете, что бы мне хотелось в завершение нашей встречи. Наверно, это прозвучит несколько тривиально, но это правда. Вот аббревиатура такая здесь, мы уже говорили об аббревиатурах – Центральный федеральный округ. Что такое Центральный федеральный округ? Это сердце России. Здесь Москва, Кострома, Липецкая область, Ивановская, Воронежская, Владимирская, Брянская, Белгород, Тамбовская, Тверская, Тульская, Ярославская, Смоленская, Орловская, Московская область. Вот это и есть историческая наша с вами Родина, корень страны. От того, как вы здесь будете работать, будет зависеть судьба России. Я говорю это без всякого преувеличения. Я хочу пожелать вам успеха. Спасибо вам большое.

Сайт Председателя Правительства РФ

Версия для печати