Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
28 апреля 2011 | Архив

Президент: необходимо повышать статус рабочих

Дмитрий Медведев провел совещание по вопросам социального положения рабочих и развития профтехобразования, встретился со студентами подмосковных училищ, а также посетил лыткаринский завод оптического стекла.

На встрече со студентами профессиональных технических образовательных учреждений Московской области, состоявшейся в лыткаринском колледже технологий, экономики и предпринимательства, обсуждались вопросы переоснащения профтехучилищ, поднятия престижа рабочих специальностей, социального обеспечения рабочих.

Совещание по вопросам социального положения рабочих и развития профтехобразования состоялось на лыткаринском заводе оптического стекла. Глава государства осмотрел цеха, ознакомился с образцами продукции. Завод основан в 1939 году; сегодня это одно из крупнейших предприятий Европы по производству оптических материалов. Здесь освоен выпуск более чем 360 марок оптического цветного и бесцветного стекла, разработаны технологии изготовления зеркал для телескопов и космической оптики, организовано производство волоконной оптики.

Незадолго до поездки в Лыткарино Дмитрию Медведеву поступили обращения о неудовлетворительном состоянии города. Изменив программу поездки, Президент осмотрел город, интересовался мнением местных жителей о том, какие меры принимаются властями для наведения порядка.

Совещание по вопросам социального положения рабочих и развития профтехобразования

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги, мы продолжаем обсуждение вопросов, которые некоторое время назад вместе с Правительством стали внимательно анализировать. Я имею в виду развитие сектора квалифицированных рабочих кадров.

Мы последовательно занимались инженерными кадрами, сейчас должны проговорить о том, что и как можно было бы сделать по вопросам улучшения статуса рабочих, развития профессионально-технического образования в нашей стране и по смежным вопросам.

Негативные тенденции в этой сфере носят, как принято говорить, системный характер, не буду рассказывать, с чем это было связано, – все знают. Очевидно, что у наших рабочих в целом по стране, если сопоставлять ситуацию с другими странами, недостаточный, даже для наших условий, подчёркиваю, уровень заработной платы, и уж точно абсолютно во многих местах никудышные, очень сложные, тяжёлые условия труда. Это наши болевые точки, в том числе и с точки зрения безопасности этого труда.

О чём мы также с вами уже говорили: интерес людей к рабочим профессиям очень невелик. Хотя (я только что с молодёжью общался, и с теми, кто живёт здесь, в Лыткарино, и с некоторыми другими), в общем и целом, конечно, молодёжь готова работать именно по рабочим специальностям, но при соблюдении нескольких условий. Во-первых, это нормальные условия труда, что совершенно очевидно. Это условия, связанные с ценой рабочей силы, с теми выплатами, которые полагаются. Во-вторых, это пакет, который, в общем, в любой ситуации должен быть гарантирован работодателем, если он хочет получить квалифицированного работника. И то, о чём обычно говорят во время таких встреч, – моральные факторы: престижность, внимание общества, внимание средств массовой информации, что, наверное, имеет значение, но не подавляющее.

Прежде чем мы перейдём к работе, я ещё один аспект хотел бы подчеркнуть. В Магнитогорске я озвучил принципы, направленные на улучшение инвестиционного климата. Но что бы ни делалось для привлечения капитала в Россию, очевидно, что он к нам вообще не придёт, если он не будет понимать, что его инвестиции обеспечены квалифицированной рабочей силой. Можно привезти технологии, можно привезти инженеров для наладки оборудования, но рабочих точно привезти невозможно. Это почти никогда не делается. Рабочие кадры всегда должны готовиться в стране размещения инвестиций. Это не экспортный товар.

Очевидно, что производительность рабочих мест у нас и в промышленности, и в инфраструктуре в разы ниже, чем в развитых экономиках. Это мы тоже понимаем. Изменить ситуацию должна модернизация предприятий, модернизация в узком смысле в данном случае, и организация новых предприятий. Есть области, где у нас всё более или менее неплохо развивается, есть области, где ситуация гораздо сложнее. Примером позитивного такого развития является Калужская область, где объём промышленного производства по итогам прошлого года увеличился практически в полтора раза за счёт запуска новых производств. Конечно, это связано и с довольно выгодным географическим положением Калужской области. Понятно, что здесь огромный рынок, Москва рядом и так далее, но не только. У нас есть и другие примеры, у нас есть области, которые тоже граничат с Московской областью, а там ситуация существенно хуже. Значит, это и вопрос управленческий, вопрос энергичности руководителей, вопрос того, как они работают. Зарплата всех, кто работает, скажем, в Калужской области, в значительной мере поставлена в зависимость от производительности труда и превышает 50 тысяч рублей. В общем, это хороший пример. Нужно проанализировать, что мешает развивать такого рода проекты в других областях.

Мы должны создать необходимые условия для того, чтобы молодёжь выбирала рабочие профессии. Системе профессионального образования здесь принадлежит ведущая роль. Мы говорили об этом и на предыдущих совещаниях. Собственно, здесь проблемы те же самые – это правильное взаимодействие между работодателем, будущим работником, системой профессиональных союзов, безусловно, и, в конечном счёте, взаимодействие с властями, возможность и желание оперативно реагировать на те изменения, которые происходят в экономике.

В общем, нам сегодня нужно определиться с теми предложениями, которые должны ситуацию если не радикально изменить, потому что так не бывает, то, во всяком случае, способствовать её улучшению. Я предлагаю с учётом того, что мы с вами уже встречались, отдельные элементы этого вопроса рассматривали, уже не повторять ранее сказанное, а просто сконцентрироваться на обсуждении конкретных предложений по изменению законодательства и подзаконных актов по исправлению целого ряда перекосов, которые существуют.

Слово для выступления Министру здравоохранения и социального развития. Татьяна Алексеевна, пожалуйста.

Т.ГОЛИКОВА: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мне представляется сейчас важным продолжить то, что сказал Президент в своём вступительном слове, и акцентироваться на том, чем предопределяется выбор молодых людей соответствующей профессии и какие факторы на это влияют. И здесь я бы обратила внимание на пять групп существенных факторов.

Первая, о чём сказал Президент, – это уровень заработной платы.

Вторая – это перспектива профессии с точки зрения тех компетенций, которые она требует от работника сейчас и в будущем.

Третья – это отношение работодателя к работнику с точки зрения соблюдения трудовых прав.

Четвёртая – это влияние условий труда на здоровье работника.

И пятая – это социальный пакет, безусловно, о котором, Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, который предоставляется помимо заработной платы.

И вот здесь, на этих пяти пунктах и на тех изменениях в законодательстве, которые представляются нам важными, я бы хотела остановиться.

Первое. По заработной плате. Мы говорим сейчас о том, что главное – это реальная заработная плата, которую получает конкретный работник от конкретного работодателя. И здесь мы видим необходимость дополнительных усилий со стороны работодателей. В частности, необходимо модернизировать общепризнанный в мировой практике институт отраслевых соглашений. Отраслевое соглашение – это фактически социально-экономический консенсус между работником и работодателями, и именно в этом реальном переговорном процессе определяется баланс возможностей между запросами работников и возможностями работодателей. Что для этого нам представляется важным сделать?

Первое. Более чётко определить в Трудовом кодексе содержание отраслевых соглашений. Что мы под этим понимаем? Базовые ставки оплаты труда рабочих в отраслевых соглашениях должны быть выше, чем минимальный размер оплаты труда.

Второе. Необходимо осуществить дифференциацию базовых ставок оплаты труда в зависимости от уровня компетенции.

Третье. Попытаться, я подчёркиваю, попытаться определить механизм установления пропорций между размером условно постоянной и условно переменной части оплаты труда. Мы занимались этим плотно в угольной отрасли, приняли соответствующее решение и внесли соответствующие изменения в отраслевые соглашения. Это, в общем, имело свой эффект.

Второе. Внести коррективы в процедуры проведения переговорного процесса по заключению отраслевых соглашений. Здесь нам представляется, что договорная кампания должна осуществляться либо с участием отраслевых объединений работодателей, либо в случаях отсутствия – с общероссийским объединением работодателей. Должны быть более чётко обозначены сроки начала и завершения такой кампании.

Третье. Изменить систему распространения отраслевых соглашений. Что имеется в виду. В европейских странах в целях недопущения социального демпинга отраслевое соглашение является обязательным для всех работодателей. Что это нам даст. Будет заложена реальная рыночная основа для определения базовых уровней оплаты труда рабочих в соответствующих отраслях.

Второе направление. Перспектива профессий с точки зрения тех компетенций, которых она требует от работника сейчас и в будущем.

Сегодня рынок труда предлагает молодому человеку, как мы знаем, огромный выбор профессий, но саму информацию и саму профориентацию, к сожалению, будущий работник, как правило, получает либо от семьи, либо от знакомых. И нам кажется важным здесь использовать лучшую мировую практику, которая есть в этом направлении, – организовать разработку и выпуск атласа профессий по наиболее дефицитным профессиям рабочих, в которых будет представлена подробная информация обо всём. Я не буду перечислять эту информацию, опыт такой есть. И конечно, очень важно то, что уже Вы говорили на всех предыдущих совещаниях – внести изменения в трудовое законодательство в части определения понятия профессиональных стандартов и порядка их разработки.

По всем этим направлениям сейчас ведётся конструктивная работа и с объединениями профсоюзов, и с объединениями работодателей.

Третье – это отношение работодателя к работнику с точки зрения соблюдения трудовых прав. Здесь нам представляется важным развивать механизмы, которые обеспечивают соблюдение трудового законодательства.

Первое в этой части. Мы считаем, что можно было бы более широко привлекать профсоюзы к общественному контролю за соблюдением трудовых прав работников.

Второе. Требует совершенствования и процедура рассмотрения, и разрешения коллективных трудовых споров в части сокращения сроков согласительных процедур при объявлении коллективного трудового спора.

Третье. Представляется целесообразным формировать культуру поведения работодателей с точки зрения соблюдения трудовых прав. Нам здесь представляется важным расширить и законодательно закрепить практику предоставления добросовестными работодателями добровольных деклараций о соблюдении трудовых норм. Это, возможно, помогло бы в том числе сократить количество плановых проверок, с одной стороны, а с другой стороны – мотивировало бы к добросовестному поведению.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это что за добровольная декларация, и куда она подаваться должна?

Т.ГОЛИКОВА: Это просто декларация о соблюдении трудовых прав.

Д.МЕДВЕДЕВ: Куда она должна подаваться?

Т.ГОЛИКОВА: В соответствующие органы в зависимости от того, как мы это определим, можно в Роструд, можно ещё куда-то.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

Т.ГОЛИКОВА: Следующее в этом же направлении – совершенствование мер административного воздействия при нарушении трудовых прав и установление различных штрафных санкций в зависимости от тяжести последствий, связанных с нарушением трудового законодательства. Здесь же, в этом направлении, – продолжить и расширить практику проведения всероссийского конкурса «Российская организация высокой социальной эффективности». Этот конкурс проводится ежегодно, но нам представляется, что к нему нужно привлечь большее внимание.

Четвёртое – это влияние условий труда на здоровье работника. Здесь ключевым моментом в идеологии охраны труда является переход от реагирования на уже произошедшие несчастные случаи к их предупреждению и соответствующая реализация превентивных мер с целью сохранения здоровья работника. И, безусловно, создание механизмов управления профессиональными рисками, мы эту тему обсуждали на совещании 5 апреля, поэтому я подробно останавливаться на этом не буду, хотя здесь тоже есть свои темы, которые заслуживают внимания, в том числе с точки зрения внесения изменений в трудовое законодательство и законодательство о страховых взносах по несчастным случаям. Вот на этих двух моментах я просто остановлюсь и скажу, что нам представляется, что Трудовой кодекс нужно дополнить понятием «профессиональный риск» и установить права и обязанности субъектов трудовых отношений, связанных с управлением профессиональными рисками. И совершенствование страховых механизмов от несчастных случаев.

Мы подготовили и поставили завтра на рассмотрение на заседании президиума Правительства первые изменения, изменения первого этапа в этой части, которые связаны с установлением зависимости размера скидки к страховому тарифу от фактических условий оплаты труда на предприятии. При этом у работодателей, где зафиксированы факты гибели работников на производстве, скидки не устанавливаются и не устанавливаются надбавки к страховому тарифу.

Второй этап, который может быть после этого, – это этап установления индивидуальных страховых тарифов в зависимости от условий труда на рабочем месте. Если первая тема фактически консенсусная, по ней уже прошло обсуждение и на уровне федеральных органов, и на уровне российской трёхсторонней комиссии, то второй этап мы пока не обсуждали, это дело будущего.

Что касается медико-профилактического обслуживания работников, что мы сделали сейчас и что мы хотим сделать в предстоящей перспективе. За прошедший месяц мы выпустили порядок оказания профпатологической помощи работающим гражданам и комплекс единых стандартов оказания профпатологической помощи. Сейчас этот документ находится на регистрации в Министерстве юстиции. Мы предполагаем его вступление в силу с 1 июля 2011 года.

Второе. Мы приняли и тоже отправили на регистрацию в Министерство юстиции новый порядок проведения предварительных и периодических медицинских осмотров работников – комплексный, целостный документ, который разрешает эту проблему. Что в перспективе. В перспективе в рамках реализации второго этапа концепции демографической политики Российской Федерации до 2025 года – комплекс мероприятий, направленных на сохранение здоровья работников на производстве. Я не буду останавливаться подробно на его основных моментах. Это тоже тема обсуждения с социальными партнёрами, и нам предстоит по ней принять консолидированное решение.

И последнее. Социальный пакет, предоставляемый помимо заработной платы. Было бы глупо подчёркивать, что это абсолютно эффективный механизм с точки зрения дополнения к заработной плате. У нас, безусловно, имеется положительный опыт в газовой, нефтяной промышленности по созданию таких систем, но, к сожалению, пока это не имеет широкого распространения ввиду ограниченности финансовых средств у предприятий. Но тем не менее мы считаем, что необходимо организовать распространение лучших корпоративных и отраслевых практик в части установления дополнительных социальных пакетов, особенно для молодых квалифицированных рабочих. Здесь и добровольная медицинская страховка, и оплата отдыха, и оказание услуг семьям, и оплата занятий физической культурой и спортом.

И последнее в этой части, что нам представляется важным отметить. Сейчас в Российской Федерации есть определённый положительный опыт, который связан с корпоративной социальной отчётностью компаний. Российский союз промышленников и предпринимателей выпускает свой журнал, но этого ещё пока по всем оценкам недостаточно. Почему я говорю, что недостаточно. Мы в марте завершили вместе со школой «Сколково» и Российским союзом промышленников и предпринимателей первый этап совместного проекта по внедрению в России КСО. Результатом стало введение индексов корпоративной социальной ответственности компаний, и, что любопытно, на обсуждении по итогам первого этапа было предложено, чтобы был введён отдельный знак на товаре компаний, которые соблюдают КСО. И, кстати говоря, это очень хорошую поддержку получило в среде тех, с кем мы это обсуждали. И я считаю, что об этом можно подумать. Мы завершили только первый этап, но тем не менее эта работа будет продолжена именно с ребятами из школы «Сколково», потому что, по общему мнению, включая экспертов от РСПП, которые с нами работали, эта работа крайне эффективна и может дать соответствующий результат. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы продолжить? В любом порядке. Сейчас министров послушаем. Пожалуйста, Андрей Александрович, если есть что добавить.

А.ФУРСЕНКО: Несколько слов по подготовке кадров, поскольку это проблема, которую мы сегодня начали обсуждать в колледже и которая является очень острой. Вообще современная экономика меняет понятие «квалифицированный рабочий», и реально сегодня стираются границы между «синими» и «белыми воротничками». В Магнитогорске говорилось, что ряд рабочих профессий требует квалификации, которая присваивается высшим образованием. В частности, все сталевары имеют высшее образование, все рабочие, которые работают на сложных станках сегодня в обрабатывающих центрах, имеют высшее образование либо сравнимое образование. И фактически речь идёт о создании системы непрерывного профобразования, причём преемственности всех форм, получения и наращивания квалификации, в которой задействованы как государственный, так и негосударственный сектор подготовки кадров. Причём негосударственный сектор в рабочих профессиях задействован очень сильно. И такая задача была поставлена Вами, Дмитрий Анатольевич, 31 августа 2010 года на совместном заседании Госсовета и Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. И ряд мер уже принят.

Первое. Кроме нормативных вещей, связанных с обновлением понятия «профобразование», модернизацией инфраструктуры, обновлением программ подготовки, у нас во всех субъектах Российской Федерации сегодня разработаны комплексные региональные программы развития профобразования. Мы работали довольно активно с регионами, практически все они подготовили, и в федеральной целевой программе развития образования на 2011-2015 годы предусматривается поддержка лучших региональных комплексных программ развития профессионального образования. Кроме того, в продолжение той части нацпроекта [приоритетного национального проекта «Образование»], когда мы поддерживали ресурсные центры, предусмотрена в этой программе поддержка 250 ресурсных центров, осваивающих современные программы подготовки квалифицированных рабочих.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сейчас вспоминали об этом ребята, не знаю, видимо, подсказал им кто-то, что такая программа была, но в любом случае…

А.ФУРСЕНКО: На самом деле они об этом сами помнят, потому что действительно те ресурсные центры, которые получили поддержку, до сих пор ещё держатся на уровне, и они задействованы были в том числе и нашими коллегами из Минздравсоцразвития при опережающем обучении, то есть туда часть программ была адресована, и, в общем, они показали себя вполне эффективными.

При этом один из критериев конкурсного отбора при выборе региональных программ – это привлечение бизнес-структур к разработке и реализации программ, включая инвестиции в развитие необходимой инфраструктуры, участие работодателя в образовательном процессе признания квалификации и их оценку. При этом, поскольку кадровое обеспечение и модернизация технологического развития экономики – это зона совместной ответственности, то нам представляется, что назрело обсуждение вопроса о введении налоговых льгот для бизнес-структур, которые вкладывают средства в развитие профобразования. Вообще сделано уже довольно много. В частности, в себестоимость включается подготовка специалистов, но бизнес-структуры постоянно ставят вопрос о том, что вложение в образовательную инфраструктуру желательно освободить или какие-то налоговые льготы дать по этим вложениям. Мне кажется, что как минимум этот вопрос надо сегодня уже обсуждать и смотреть, в какой части это может быть учтено.

Одновременно мы будем продолжать реструктуризацию сети образовательных учреждений, имея в виду как её оптимизацию, так и создание комплексов, в которые входили бы не только учреждения начального и среднего профобразования, но и учреждения высшего профобразования. Часть таких комплексов уже создана. Опять же я ссылаюсь на Магнитогорск, там институт имени Носова, они включили в себя несколько учреждений СПО. Это достаточно эффективно работает. Поэтому если мы не проведём одновременно с поддержкой это изменение, то мы добьёмся лишь временного повышения активности образовательных учреждений, а нам надо с помощью этого закрепить качественные структурные изменения.

Далее. Принципиально важно, чтобы подготовка кадров для реального сектора экономики обеспечивалась чередованием обучения с практикой и реальной трудовой деятельностью. Сегодня ребята говорили, что они, получая среднее профессиональное образование, прошли фактически подготовку по рабочим профессиям и получили определённую квалификацию, причём именно в качестве практики. Я могу сказать, что, пожалуй, наиболее продвинута в этом вопросе авиационная промышленность, атомная промышленность, но другие направления тоже достаточно активно подтягиваются.

Что касается признания квалификаций и их оценки, то в ближайшие два года будет развёрнута независимая система сертификации и квалификации для приоритетных отраслей экономики. Такая работа уже ведётся в сотрудничестве с РСПП. Сегодня девочка поднимала вопрос о том, какие разряды надо присваивать. В принципе, ничего плохого нет в том, что присваивается самый высокий разряд сразу после окончания учреждений начального и среднего профобразования. Но я проговорил после этого разговора уже с работодателями. Скажем, шестой разряд – это всё-таки разряд, никто не может представить себе, что выпускник образовательного учреждения сразу может получить такой разряд, потому что это подразумевает очень серьёзный опыт работы и наработанную практику. Хотя стимул такой должен быть.

При этом я хочу сказать, что инициативы, которые были перечислены, с сегодняшней законодательной базой не стыкуются, но решение спорных моментов уже предусмотрено в проекте нового закона «Об образовании в Российской Федерации». Эти вопросы достаточно активно обсуждались, и мы рассчитываем, что после следующего этапа обсуждения уже в конце этого года он будет внесён в Думу и принят.

Далее. Речь шла о том, что престиж рабочих специальностей в постсоветские годы существенно снизился, и нам необходимо восстановить утраченные позиции. В этом плане мы предлагали ввести целевые стипендии обучающимся в учреждениях начального и среднего профобразования, а также использовать системы ученических договоров: когда человек, который учится в учреждении профобразования, понимает, куда он пойдёт, есть взаимные обязательства и человека, который учится, и предприятия, которое обеспечивает разумную практику, поддержку обучения, но при этом знает, что человек придёт к нему на работу. В массовом сознании квалификация технического специалиста должна стать синонимом жизненного успеха и показателем конкурентоспособности. И вообще к этому сегодня есть все предпосылки, ведущие компании готовы платить таким специалистам высокие зарплаты.

Вы упомянули [Калужскую область]. Насколько я представляю, не вся Калужская губерния выплачивает рабочим по 50 тысяч, но я точно знаю, что есть предприятия, которые такие, даже более высокие, зарплаты выплачивают. Это современные предприятия с очень высокими требованиями к квалификации рабочих, но, соответственно, с высокими зарплатами. И это существует сегодня. Но для этого требуются, конечно, гораздо более высокие требования к качеству работников, а это может быть достигнуто только за счёт индивидуализации программ, нового содержания в современных условиях реализации и, кстати говоря, другого качества преподавателей, которые будут их учить. В этой связи необходимо принять дополнительные меры по повышению общественного статуса неуниверситетского образования. Есть одна из идей, что нам следует воспользоваться опытом некоторых стран, в которых есть целевая квалификационная группа с общим названием «мастер». И, в принципе, если мы согласовали бы такую вещь, согласовали бы с работодателями, то, наверное, это было бы важно, что присваивается соответствующая квалификация, которую, как Вы сказали, можно указать в визитной карточке.

И конечно, очень важно, чтобы все перечисленные задачи решались комплексно, за счёт введения, может быть, специального раздела подготовки квалифицированных рабочих и технических специалистов в госпрограмме «Образование». Мы сейчас готовим госпрограмму, и такой раздел нами предлагается. Я думаю, что это могло бы всё собрать воедино. Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Много предложений.

Пожалуйста.

М.ШМАКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я тоже не буду останавливаться на тех вопросах, которые мы уже обсуждали на предыдущих совещаниях подобного рода. Я хотел бы продолжить и сделать несколько замечаний по сегодняшнему дню и по сегодняшним докладам. Я абсолютно согласен с первой задачей, которую Вы поставили, Дмитрий Анатольевич. У нас низкий уровень заработной платы является определённым препятствием в развитии и профессионального образования, и престижности рабочей профессии. В принципе, сегодня нет ни одной группы экспертов, которые не были бы согласны с тем, что нам необходимо увеличивать и вообще растить средний класс в Российской Федерации. Так вот рабочие, высококвалифицированные рабочие, должны как раз входить по уровню доходов в этот средний класс. На сегодняшний день есть пример Калужской области, там 50-60 тысяч рублей, можно привести и другие регионы, в частности, в авиационной промышленности, где на рабочих местах, на обрабатывающих центрах и так далее рабочие получают и 100, и больше тысяч рублей в месяц. Это их регулярная заработная плата. А в нефтегазовом комплексе есть ряд рабочих мест, где ещё более высокая заработная плата, она регулярно выплачивается. Это нормально. Но, тем не менее, общий, средний уровень заработной платы, если его пересчитать, у нас достаточно низкий, к сожалению.

Я думаю, что совершенно справедливо поставлены задачи в полиции, в армии так, чтобы люди, получившие профессиональное образование, имеющие звание лейтенанта и вступающие в свою государственную службу, получали 50-60 тысяч рублей как первая базовая заработная плата. Я думаю, что наша установка должна быть такова: квалифицированные рабочие должны относиться к среднему классу. Примерно такая средняя планка для квалифицированного рабочего сегодня должна быть. Понятно, что у того, кто только что получил профессиональное образование, должна быть перспектива своего роста и получение, самое главное, заданий по той категории, по той квалификации, которую он имеет.

У нас даже есть пример (я его в прошлый раз приводил, просто хочу напомнить), когда победитель конкурса профессионального мастерства, который имеет четвёртый разряд и в региональном конкурсе победил, тем не менее обеспечивается работой только по второму разряду, где заработная плата выходит 8-9 тысяч рублей, с переработками – до 14. Поэтому здесь весь комплекс организации работы тоже должен быть настроен примерно на такую волну. Да, конечно, это сложная задача, но тем не менее это надо делать.

Я хотел бы полностью практически поддержать те предложения, которые прозвучали в докладе Татьяны Алексеевны Голиковой. Хотел бы только добавить, что, конечно, дискуссия с предпринимательским сообществом по корпоративной социальной ответственности это хорошо, но, я думаю, что всё-таки её надо замыкать потом и на трёхстороннюю основу. Понятно, что частно-государственное партнёрство и всё остальное, но, может быть, на трёхсторонней основе будут более содержательные и более приемлемые для общества предложения.

Конечно, я еще раз хочу сказать, что минимальный размер оплаты труда на сегодняшний день – это не реальная заработная плата, которую получает большинство, но это экономический показатель, гарантия и социальная гарантия одновременно, она всё-таки должна соответствовать реалиям времени, потому что на сегодняшний день есть расстыковка. Мы давно говорим и, я думаю, что было бы неплохо сейчас это облечь в форму определенных поручений, чтобы начать прорабатывать вариант отхода от минимального размера оплаты труда и от той методики, по которой сегодня он определяется, и перейти к минимальному потребительскому бюджету, методика определения которого тоже есть, но в рублях это будет величина, конечно, гораздо больше, чем МРОТ сегодня. Это будет, тем не менее, более реальная и приближённая к сегодняшнему дню величина. И в этот показатель, конечно, не должны включаться компенсационные и различные стимулирующие выплаты, и социальные выплаты, и фактически это должен быть тариф. И это надо закрепить законодательно, внести подобные поправки в Трудовой кодекс. Это повысит значимость этого социального и экономического показателя.

И ещё по поводу престижа рабочих профессий. Человек выбирает, куда ему идти: в охранники, получать 25-30 тысяч в месяц за свою службу или охрану чего-то или идти в рабочие, работать восемь часов, а иногда и не восемь со сверхурочными и получать 14, 15, 18 тысяч рублей, это я говорю в среднем по Российской Федерации. Конечно, в Москве, в Московской области эти показатели несколько выше. Молодой человек, вступающий в жизнь, должен преподнести своей будущей второй половине, сказать, что он, во-первых, может обеспечить семью, а во-вторых, у него есть возможности профессионального роста. Но мы забыли о конкурсах рабочих профессий, потому что конкурс российских организаций высокой социальной эффективности действительно проводился и в целом показал себя неплохо, но, безусловно, там его надо совершенствовать от года к году. В 2007, в 2008 годах проводился всероссийский конкурс профессионального мастерства «Мастера России», есть положительный опыт. Но есть некоторое пренебрежение к этим конкурсам со стороны предпринимательского сообщества, да и, в общем, органы власти не сильно поддерживали этот конкурс. Я бы считал, что это необходимо возродить снова на базе трёхсторонних отношений – региональных трёхсторонних комиссий, российской трёхсторонней комиссии, и тогда, по итогам этого конкурса, победителей конкурса соответствующим образом, их работу, их квалификацию пропагандировать известными нам и доступными способами пропаганды.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

А.ШОХИН: Дмитрий Анатольевич, за прошедшие недели мы достаточно плотно работали с министерствами и ведомствами, с Администрацией. Проект перечня поручений по итогам сегодняшнего совещания достаточно полно отражает и ход наших обсуждений, и в частности, позицию объединения работодателей. Я хотел на нескольких вопросах в этой связи остановиться.

В частности, по начальному профессиональному образованию. Мне кажется, что в том варианте «Закона об образовании», который мы имеем возможность обсуждать, хотя он будет дорабатываться к сентябрю, пропало понятие начального профессионального образования. Мы прекрасно понимаем, что ряд слабых ПТУ надо закрывать, присоединять к сильным, но тем не менее прописать чётко роль и место начального профессионального образования в этом законе, на наш взгляд, было бы правильным.

Второе. Если говорить о профессиональном образовании, это дополнительное профессиональное образование. Очень многие компании, в том числе международные компании, работающие в России, имеют довольно эффективные системы подготовки специалистов для работы в своих сервисных центрах, на предприятиях и так далее. И хотя они формально не относятся по статусу к учреждениям начального профессионального образования, часто их сертификат о прохождении переподготовки в таких центрах в резюме любого работника стоит намного дороже, чем диплом НПО и СПО. В этой связи мы просили бы Росстат в своих планах работ учесть и мониторинг учреждений дополнительного профессионального образования, потому что многие из них могут вполне выполнять функции того, что мы называем ПТУ.

Мы полностью поддерживаем идею сделать профессиональное образование зоной, свободной от налогов. Нам и на прошлых совещаниях об этом говорилось, и Андрей Александрович сейчас упомянул. В частности, речь идет обо всех расходах корпораций на систему профессиональной подготовки, а не только на подготовку сотрудников для себя или учащихся, с которыми заключены соответствующие соглашения. Потому что инфраструктура образовательных учреждений требует больших расходов, а, кроме того, нормальная группа предполагает, что она укомплектована большим числом учащихся, нежели это нужно для того или иного предприятия. Кроме того, местные рынки труда нуждаются в такой квалифицированной подготовке. Поэтому отнесение на расходы соответствующих затрат, наверное, не очень обременительно для бюджета, но продемонстрировало бы как раз интерес государства к этому направлению.

Очень много мы говорили на наших совещаниях, и сегодня в том числе, о профессиональных стандартах. Мы считаем, что надо законодательно оформить роль профессиональных стандартов в деле подготовки государственных образовательных стандартов и программ подготовки специалистов. Здесь, видимо, и в закон об образовании это можно инкорпорировать, и, может быть, в закон об объединениях работодателей. Мы согласны с рядом предложений, которые высказала Татьяна Алексеевна Голикова о повышении роли отраслевых тарифных соглашений и роли объединений работодателей. И в частности, мы считаем, что только те объединения, которые обязаны будут разрабатывать те же профстандарты, должны получить право называться объединениями работодателей, а не любые объединения нескольких работодателей.

Хотелось бы также обратить внимание и на расширение некоторых социальных гарантий для ПТУ, но поскольку учащиеся ПТУ – это молодые люди, для которых есть альтернатива: либо получать пособие по безработице, либо учиться профессии, наверное, было бы правильно стипендию в ПТУ поднять до уровня пособия по безработице, чтобы эта альтернатива была альтернативой, ориентированной на будущее. Это сейчас где-то 400 рублей, 850 рублей – это, безусловно, непринципиальный вопрос для бюджета, но тем не менее престиж обучения в учреждениях НПО, безусловно, мог бы быть повышен.

Мы согласны и с предложениями по изменению управления охраной труда, о чем подробно Татьяна Алексеевна говорила. Но при этом хотелось бы, переходя к аттестации рабочих мест и реальной компенсации работникам за работу в плохих условиях труда, не делать резких скачков, отработать сам этот механизм независимого аудита рабочих мест и перехода от выплат по спискам профессий к оценке реального положения дел с условиями труда на основе аттестации рабочих мест. И я уже говорил на одном из прошлых совещаний, что здесь, наверное, не потянет, как говорится, бизнес скачкообразного роста расходов, когда на порядки он может увеличиться. Безусловно, увеличение должно происходить, должны быть стимулы обновления рабочих мест и замены плохих рабочих мест, коих мы насчитываем до 10 миллионов, на современные. Но поскольку базой здесь является технологическая модернизация производства, безусловно, здесь нужно иметь в виду какой-то нормальный инвестиционный цикл, чтобы, как говорится, дать возможность предприятиям провести перевооружение, с тем чтобы уже через несколько лет платить высокие компенсации, санкции и так далее.

Хотя Михаил Викторович [Шмаков] обычно считает, что работодатели с профсоюзами плохо взаимодействуют, мы не против того, чтобы повышались механизмы социальной защиты трудящихся, в том числе и по вопросам, которые здесь были освещены в плане сокращения сроков объявления забастовок или, вернее, даже не забастовок, а более простых каких-то, прозрачных процедур. Но при этом, Михаил Викторович, мы никогда не отказывались от трёхсторонних механизмов обсуждения любых предложений, в том числе предложений по Трудовому кодексу. И хотели бы, чтобы прежде чем выходить на митинги и демонстрации с критикой в адрес работодателей, садиться всё-таки за один стол, находить компромиссы, и, я думаю, что можно найти и с пользой для работодателей более компромиссные формулировки наших предложений, да и профсоюзы, я думаю, во многих из этих предложений заинтересованы.

М.ШМАКОВ: После критики мы и сели, чтобы было что обсуждать.

А.ШОХИН: Я просил не выходить на улицы с плакатами.

Д.МЕДВЕДЕВ: Стартовые условия для проведения переговоров сформированы, теперь можно разговаривать.

А.ШОХИН: Кстати сказать, на мой взгляд, правильное предложение в случае отсутствия отраслевых объединений работодателей делегировать эти полномочия общероссийским объединениям. Это будет стимулировать работодателей соответствующих отраслей объединяться в отраслевые объединения и это один из лучших способов подтолкнуть этот процесс.

В целом мы считаем, что реализация тех поручений, которые сформированы и могут быть дополнены по итогам сегодняшнего совещания, позволяет сделать серьёзный шаг в направлении улучшения условий рабочих, положения рабочих и развития системы профессионального образования.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Пожалуйста, теперь хотел бы губернаторам дать слово. Коротко, если возможно, не повторяя то, что уже звучало, пожалуйста.

В.ГАЙЗЕР: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я возглавлял рабочую группу в рамках работы президиума Госсовета по вопросу о подготовке рабочих кадров. Мне просто хотелось бы, исходя из итогов работы рабочей группы, озвучить несколько предложений, исходя из опыта работы республики [Коми] по решению этого вопроса.

Если коротко резюмировать, мы считаем, что этот вопрос о подготовке рабочих кадров эффективно можно решить только через совместные усилия государства и делового сообщества. В принципе сегодня действительно в докладе, в выступлении Андрея Александровича [Фурсенко] многие предложения прозвучали, но мы поддерживаем интеграцию учреждений начального и среднего профессионального образования с сохранением филиальной сети на местах, особенно в сельских районах. Это очень важно для регионов. Как пример, в городе Печоре мы создали учреждения среднего профессионального образования путём объединения трёх учреждений начального профессионального образования. Что это дало. Это сразу позволило исключить дублирование подготовки рабочих кадров в определенных направлениях, сконцентрировать материально-техническую базу и, соответственно, повысить эффективность управления системы профессионального образования. У нас число договорных отношений на подготовку кадров в этом учреждении сразу выросло с 50 процентов до 86 от общего числа учащихся. И, соответственно, мы и дальше идем, и уже более 70 процентов от общего количества учреждений профессионального образования в республике являются многоуровневыми.

Мы поддерживаем создание и дальнейшее развитие ресурсных центров. На базе Сыктывкара у нас функционирует такой ресурсный центр, созданный на базе учреждений начального профобразования, который концентрирует подготовку рабочих кадров для лесной отрасли и имеет очень хорошие, выстроенные взаимоотношения с одним из крупнейших производителей целлюлозно-бумажной продукции в России «Монди Сыктывкарский ЛПК». Это дало возможность обеспечить учебный процесс современным лесозаготовительным оборудованием, организацией производственной практики на лесных делянках, и что наиболее, наверное, важно, преподаватели и мастера производственного обучения у нас проходят стажировку непосредственно на самом предприятии.

И в развитие темы создания и дальнейшего функционирования центров сертификации и присвоения профессиональной квалификации, мы как раз считаем, что на самом деле можно было бы рассмотреть вопрос их создания именно на базе таких ресурсных центров. Мы считаем, что подготовка квалифицированных специалистов для высокотехнологичных производств действительно возможна в университетских комплексах, которые объединяют школу, училище – все те ступеньки, о которых тоже Андрей Александрович говорил. В этом смысле у нас на базе Ухтинского государственного технического университета такой опыт тоже сформирован, он, мы считаем, очень положительный. И сегодня мы продолжаем работу в этом направлении. Мы сейчас вместе с Министерством образования и науки Российской Федерации проводим согласование по включению государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования в состав этого университета, для того чтобы наращивать эти программы.

Затем, мы считаем, очень важно и назрела необходимость в программах подготовки педагогических кадров и мастеров производственного обучения, которые обязательно должны включать стажировку на предприятиях, выделение доплат мастерам производственного обучения. Самое главное, конечно, – вовлечение в образовательный процесс этих педагогических кадров, непосредственно работников предприятий.

Если говорить о повышении авторитета рабочих профессий, сегодня это тоже звучало, то, конечно, мы считаем, что невозможно это сделать без усиления социальной поддержки учащихся. И это может быть действительно либо адресное стипендиальное обеспечение, именные стипендии могут быть, гранты от работодателей. И самое главное, что, конечно, это должно быть активное вовлечение в профориентационную работу предприятий.

Учитывая, что действительно никакого работодателя не удовлетворяет качество подготовки рабочих на моральном и физически устаревшем оборудовании, то считаем, что активное развитие государственно-частного партнёрства в подготовке рабочих кадров должно найти какие-то альтернативные формы содержания, может быть, и финансирования профессиональных образовательных учреждений. Например, это могло бы быть соучредительство государства и предприятия таких учреждений с чётким определением их полномочий. То есть за государством можно было бы закрепить создание условий для предоставления образовательных услуг, управления образовательным процессом, а для предприятий – именно оснащение материальной базы учебных заведений необходимым оборудованием, создание лабораторий, мастерских, полигонов в условиях реального производства. И, естественно, дальнейшее развитие и формирование заказа на подготовку необходимых кадров для бизнес-сообщества.

Мы поддерживаем предложения о мотивации и стимулировании работодателя для его участия в решении вопроса подготовки рабочих кадров через включение в себестоимость продукции предприятия затрат, которые оно бы вкладывало в развитие материально-технической базы этих образовательных учреждений, которые готовят кадры для этих предприятий.

И мы считаем, что для того чтобы исключить всё-таки диспропорцию между количеством обучающихся профессиям и специальностям, которые реализуются у нас в учреждениях начального, среднего, высшего профессионального образования, необходима разработка и принятие на федеральном уровне единой методики прогнозирования потребности экономики на перспективу в специалистах с профессиональным образованием разных уровней. И считаем, что в системе подготовки рабочих кадров, конечно, должны участвовать все стороны, как органы власти всех уровней, так и бизнес-структуры, научные учреждения и так далее. То есть весь комплекс решения вопросов только может дать базу для того, чтобы этот проблемный вопрос получил какое-то своё решение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, только коротко, без повторов.

В.ПОЗГАЛЁВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Сказано было много, сделано много дельных предложений. Я хотел обратить внимание только на одну сторону, которая пока прозвучала здесь вскользь, – это условия труда. Сегодня считается, что порядка только 0,2 процента рабочих мест аттестовано на соответствие требованиям охраны труда и техники безопасности, только 0,2 процента от общего числа. Эта работа сегодня серьёзно запущена. Я думаю, это, наверное, следствие того, что федеральные контролирующие организации, которых сегодня достаточно много, потеряли тот статус, авторитет, который они имели когда-то. Поэтому сегодня, конечно, мы сталкиваемся с непривлекательными условиями труда, о чём Вы сказали, а порой и ужасными условиями труда. Поэтому такая работа, конечно, не является привлекательной для молодёжи. Поэтому сегодня молодые люди и не стремятся идти на производство.

Еще поэт в своё время сказал: «Я б в рабочие пошёл, пусть меня научат». Поэтому, наверное, агитация и формирование образа рабочего человека – важного человека в обществе, наверное, сегодня является актуальной. Вы, Дмитрий Анатольевич, уже говорили о том, что сегодня необходим государственный заказ на то, чтобы были и такие фильмы, как «Высота», «Сталевары» и многие другие фильмы, которые способствовали формированию положительного образа рабочего человека. Наверное, надо эту работу продолжить. Поэтому те предложения, которые прозвучали, безусловно, актуальны, и необходимо их реализовать. Но и об условиях труда рабочего, наверное, сегодня надо говорить очень серьёзно. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

А.ИСАЕВ: Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я хочу сказать, что Государственная Дума готова рассматривать те законодательные инициативы, которые вытекают из результатов сегодняшнего совещания. Могу сказать, что законопроект о сокращении сроков разрешения коллективных трудовых споров нами в Государственную Думу внесён. При этом мы сохраняем основные процедуры, потому что мы считаем, что примирительные процедуры необходимы. У нас, в конце концов, результат должен быть не забастовка, а решение проблемы. Но сами по себе сроки ужимаются, сегодня они составляют до двух месяцев. Мы предполагаем, что разумные сроки – это 10 дней от начала возникновения трудового спора до его разрешения в ту или иную сторону в соответствии с законом.

Мы также согласны с тем, что сказала Министр здравоохранения и социального развития о том, что необходимо детализировать отраслевые соглашения, потому что сегодня коллективный договор достаточно подробно прописан в Кодексе, отраслевые соглашения – очень общё, и если по коллективному договору есть сроки (через три месяца стороны обязаны заключить), то отраслевое соглашение никаких сроков не содержит.

С другой стороны, всё-таки я позволю себе выразить сомнение в том, что мы можем принудительно распространить отраслевое соглашение на работодателей, которые не участвовали в переговорах. Это может вступить в противоречие с Конвенцией Международной организации труда. Но мы могли бы, Дмитрий Анатольевич, на мой взгляд, обязать работодателя вступать в объединения работодателей или уполномочивать объединения работодателей для ведения переговоров на отраслевом уровне, потому что если работодатель этого не делает, то он нарушает право работников на коллективные переговоры на отраслевом уровне. И в этом случае он, естественно, подпадает под действия того соглашения, которое будет заключено.

Мы также поддерживаем и готовы вносить соответствующие инициативы по профессиональным рискам и страхованию профессиональных рисков, и в этом плане уже работаем с Министерством здравоохранения и социального развития, но в этом случае нужно закрыть одну очень серьёзную опасность, которая существует. Сейчас, Дмитрий Анатольевич, по Вашему поручению государственные органы всерьёз возьмутся за контроль в сфере труда в защиту трудовых прав граждан. И в этом случае часть «добросовестных» работодателей могут пытаться уклоняться от этого через существующую лазейку, когда они будут подменять реальные трудовые отношения суррогатными. Существует такой механизм, как заёмный труд, когда числится человек в одном месте, а фактически работает в другом: числится сотрудником агентства занятости, а работает металлургом. Естественно, при этом страхование его от несчастных случаев и профзаболеваний существенно ниже. Естественно, что в этом случае никаких реальных обязательств перед ним металлургический комбинат не несёт, это и схема ухода от налогов, и это схема, которая напрямую нарушает права граждан. Сейчас пока у нас это не очень распространено, но мы столкнулись с тем, что целый ряд экспертов предлагает распространить это достаточно широко, это несёт в себе серьёзную опасность. Мы подготовили законопроект о запрете наиболее одиозных форм заёмного труда и очень просим Вас, Дмитрий Анатольевич, о поддержке. Спасибо.

А.ШОХИН: Дмитрий Анатольевич, я просто хотел бы обратить внимание, что Андрей Константинович [Исаев] заявил не о запрете заёмного труда, а наиболее одиозных форм. Мы с этим согласны, с одиозными формами можно бороться, но не с самим заёмным трудом, который широко распространён в мире. Регулировать нужно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я хотел бы понять, что является неодиозным заёмным трудом, не с точки зрения Андрея Константиновича, а с точки зрения нашей ассоциации работодателей.

А.ШОХИН: Мы считаем, что должен быть решён [вопрос] защиты прав работников, которые попадают в схему заёмного труда, а здесь, я думаю, у нас противоречий нет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Напомните мне (Обращаясь к А.Шохину.) или Вы, Александр Николаевич, или (Обращаясь к А.Исаеву.) Вы, Андрей Константинович: у нас, вообще, чем регулируется вот этот самый одиозный или не вполне одиозный заёмный труд сегодня?

А.ИСАЕВ: Ничем.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ничем. Я не хочу прослыть консерватором, хотя это хорошее слово, на мой взгляд, наоборот, скорее, позитивное. Но мне, вообще, с точки зрения моего юридического восприятия это кажется весьма сомнительным. Это может использоваться как некая экономическая конструкция – заёмный труд. Но как правовая конструкция – я не понимаю, что это такое, и как это вообще можно уложить в рамки трудового законодательства, в котором содержится вполне определённое понимание трудового договора или по основному месту работы, или в качестве дополнительного места работы, в порядке совмещения. Здесь надо разобраться, прежде всего, с понятиями. Я не знаю, есть ли международные конвенции на эту тему, и как они это регулируют. Но на первый взгляд, с учётом того, что Вы сказали, эта конструкция в нашем трудовом законодательстве отсутствует, её появление требует очень серьёзного анализа. Надо подумать вообще, можно ли это уложить в наше трудовое законодательство. А если укладывать – то как? Если это трудовой договор, то у меня возражений нет, но тогда нужно соответственно это описать. А если это что-то другое, если это гражданско-правовой договор, простите, то тогда это гражданско-правовой договор, тогда он тоже не нужен в Трудовом кодексе. У нас есть договор подряда, договор об оказании услуг, договор-поручение и другие сделки о представительстве, агентский договор. Пожалуйста! В рамках гражданско-правовых сделок никаких возражений нет. Там нет социальных платежей, но тогда это так и называется прямо, это тогда гражданско-правовая сделка. А если мы хотим совместить, собственно, гражданско-правовой договор и трудовой и родить что-то новое, мне вот так, на мой вкус, это просто не нравится. Но я не предвосхищаю решение.

А.ЖУКОВ: Дмитрий Анатольевич, есть международная конвенция, мы её не ратифицировали. Мы этот вопрос будем в РТК обсуждать с учётом всех позиций, обязательно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Обсудите. Но у меня просьба: не размойте базовые критерии российского трудового законодательства, потому что в результате это может это произойти. Причём мы даже это не почувствуем. Договорились.

М.ШМАКОВ: Дмитрий Анатольевич, извините, есть два понятия здесь в этой проблеме – аутсорсинг и аутстаффинг. Мы не против аутсорсинга, это принятая форма оказания взаимных услуг, но мы против аутстаффинга.

Д.МЕДВЕДЕВ: Слушайте, мне кажется, нам нужно прекратить использовать иностранные термины, которых, во-первых, никто не понимает. У нас аутсорсинга нет никакого в законодательстве на самом деле. (Обращаясь к М.Шмакову.) Михаил Викторович, нет такого! Это всё яйцеголовые экономисты придумали, нет никакого аутсорсинга.

М.ШМАКОВ: Написано там русским языком, безусловно, без «аутсорсинга», но смысл остается.

Д.МЕДВЕДЕВ: Есть подряд, есть субподряд, есть другие договоры, предусмотренные нашим Гражданским кодексом, а это всё красивые конструкции, которые очень далеки от жизни, но которые описывают экономическую суть явления. Мы-то с вами должны, и я как Президент, как гарант Конституции, и Вы как руководитель наших профсоюзов, и наши законодатели, мыслить правовыми конструкциями.

Ладно, хотел бы ещё, чтобы Алексей Леонидович [Кудрин] два слова сказал.

А.КУДРИН: Да, я в две минуты уложусь. По налоговым льготам для содержания образовательных учреждений мы за один год приняли очень принципиальное решение, Дмитрий Анатольевич, по тому, чтобы освободить от налогов, то есть уменьшить налогооблагаемую прибыль на величину затрат для содержания учреждений, в том числе которые на своем балансе, для подготовки специалистов для собственных нужд. И мы решение об этой льготе приняли. Кроме того, я напомню, что была принята льгота, что сами образовательные учреждения от налога на прибыль освобождаются.

Теперь идёт речь о расширении на подготовку специалистов не для собственных нужд, а для других предприятий. И этот вопрос тоже в тот момент обсуждался, и мы провели черту, мы не включили эти расходы в льготу. Я поясню, здесь две группы факторов. Первая – берёт ли предприятие на себя обязанность предоставлять бесплатно, то есть учить бесплатно специалистов для других предприятий, это первое, а расходы относить на своё предприятие, потому что в данном случае он расширяет круг подготавливаемых специалистов для других предприятий.

Д.МЕДВЕДЕВ: Извините, Алексей Леонидович. Я так понимал предложения (может, я чего-то не понял) и наших работодателей, и Андрей Александрович [Фурсенко] выступал, что речь идёт, конечно, об обучении своих.

Э.НАБИУЛЛИНА: По своим уже решены.

А.КУДРИН: По своим уже решение принято. То есть можно теперь не только содержать, то есть относить подготовку специалистов для собственных нужд, но и даже содержать профтехобразовательные учреждения, то есть существенно расширить там объёмы расходов. Мы в целом выработали подходы к такого рода расходам. Коллеги сейчас ставят вопрос о подготовке не только для своих нужд, но и для других нужд.

Д.МЕДВЕДЕВ: А как Вы отличаете свои нужды? В смысле, чтобы они потом зачислялись по договору на работу?

А.КУДРИН: Да, то есть пришли люди, обучились и ушли работать куда-то.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

А.КУДРИН: То ли на другие предприятия, то ли вообще по другой специальности. То есть просто осуществлена подготовка специалистов, которые потом не стали работать на данном предприятии.

Первое. Будут ли бесплатно готовиться, а относить расходы на уменьшение налога на прибыль на этом предприятии?

Второе. Берут ли на себя эти предприятия вопрос координации потребности? То есть они должны понимать потребность в рабочей силе, что у нас сейчас не закреплено за полномочиями предприятий; это полномочия местных органов власти. За субъектами закреплена подготовка специалистов для местного рынка труда. Здесь как раз вторая группа вопросов начинается. Дело в том, что налог на прибыль поступает в местные бюджеты, это как раз бюджеты субъектов, за которыми и закреплены полномочия по определению потребностей в рабочей силе, содержанию и созданию этих учреждений профтехобразования. Не все же учреждения только на базе предприятий создаются, многие учреждения сейчас реально, большинство из них, на балансах субъектов Российской Федерации. И как раз субъект Российской Федерации по нашему законодательству несёт ответственность за определение потребностей и создание тех учебных мест для местного рынка труда.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы хотите сказать, что это лишит субъекты дополнительного финансирования?

А.КУДРИН: Конечно, оно уменьшает, безусловно, поступление в местные бюджеты, которые, по сути, на эти же цели тратят средства, при том, что предприятие не берёт на себя ответственность ни за подготовку необходимых для рынка специалистов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я дам поручение, и вы, соответственно, проработаете с учетом того, что говорилось тут. Я бы хотел понять мнение Министерства экономического развития. А Вы как полагаете?

Э.НАБИУЛЛИНА: Я считаю, что здесь есть, что рассмотреть, потому что может быть общая инфраструктура, на которой предприятие готовит специалистов и для себя, и для других предприятий города. И потом, если можно, еще одна деталь. Росстат провёл исследование, у нас сейчас в структуре затрат приблизительно 0,3 процента идёт на профессиональную подготовку – это очень небольшие затраты, даже если они чуть-чуть увеличатся и мы освободим от налога на прибыль, дадим мотивацию, это даже недостаточно, 0,3 процента – это очень маленькая часть.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть деньги небольшие?

Э.НАБИУЛЛИНА: Совсем небольшие сейчас.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я предлагаю дискуссию по этому вопросу не открывать, вот и Олег Петрович [Королёв] хотел, и Сергей Алексеевич [Вахруков] выступить. Я думаю, что это повод для того, чтобы дать поручение подумать, потому что здесь надо не навредить самим себе, потому что мне хочется, скорее, поддержать то, что сейчас сказала Эльвира Сахипзадовна [Набиуллина], но, с другой стороны, то, что Алексей Леонидович [Кудрин] говорит, – это тоже справедливо, потому что мы тем самым будем отрезать всё-таки часть средств, которые направляются в бюджеты субъектов Федерации, тем самым. В общем, нужно взвесить это всё и посмотреть вообще на то, каково место этих расходов в общей структуре. Договорились.

Ну что, уважаемые коллеги, у меня тут большой набор поручений самых разных. С учётом того, что мы сегодня с вами обсудили, я, естественно, внесу коррективы, здесь много всего. Попросил бы всех, кто присутствует, подключиться к окончательной версии. Не буду специально ничего комментировать из того, что прозвучало, потому что всё достойно внимания.

По заёмному труду я высказался. Пожалуй, всё.

Есть одна неплохая инициатива, о которой тоже сегодня говорили, по награждению победителей конкурсов профессионального мастерства государственными наградами. Я думаю, что это можно было бы сделать, это и Михаил Викторович [Шмаков] говорил, и Татьяна Алексеевна [Голикова] говорила. Я сегодня с ребятами здесь, в Лыткарино, разговаривал – они все в основном здесь учатся. Конечно, когда они смотрят по телевизору и никогда не видят сюжетов про себя, про рабочих или видят только в таком абсолютно сатирическом ключе, это, наверное, раздражает людей, которые выбрали рабочую специальность в качестве жизненной специальности, специальности на долгие годы. Поэтому дополнительное распространение передового опыта через средства массовой информации, включая награждения и вообще такие статусные мероприятия, даже если они выглядят несколько формально (знаете, это нам кажется, что это всё формально, что молодёжи это неинтересно), люди это очень внимательно отслеживают и анализируют.

Завершу вот на чём: получил письмо. Я регулярно награждаю как глава государства, и у нас обычно награждения – это отчасти шоу. Выходят известные люди с брендом, с хорошими вокальными данными, с известными лицами. Такой мини-концерт, по сути. И вроде бы это всем интересно, и атмосфера такая душевная. Получаю письмо, говорят: «Всё это здорово, а почему вы рабочих не награждаете?» Абсолютно справедливый упрёк. То есть, их награждают, но награждает не Президент. Награждает полномочный представитель, ещё кто-то. Это не значит, что мы указы такие не готовим, а я их не подписываю. Но люди это снимают, они смотрят! Это важно, об этом нужно помнить. И поэтому, я считаю, эту инициативу тоже нужно поддержать. До встречи.

Официальный сайт Президента России

Версия для печати
Главное