Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
5 мая 2011 | Архив

Президент провел видеоконференцию с главой Тюменской области Владимиром Якушевым

Губернатор информировал президента о принимаемых мерах по предотвращению лесных пожаров в регионе. Отдельно обсуждались вопросы организации летнего отдыха детей и подростков Тюменской области.

Беседа состоялась в формате видеоконференции.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович, здравствуйте.

В.ЯКУШЕВ: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич, добрый день.

Д.МЕДВЕДЕВ: У меня два вопроса в режиме видеосовещания, которое я обычно провожу.

Первый вопрос (вот только что говорил с Генеральным прокурором) – у нас впереди лето, и, к сожалению, летом существуют проблемы, имею в виду ситуацию с пожарами. Только что мне Генеральный прокурор доложил, что практически по значительной части субъектов Федерации выявлены очаги возгорания, на которые пока нет надлежащей реакции со стороны органов управления субъектов и муниципальных органов.

Хочу, чтобы Вы мне доложили, как у вас дела. Что делается для того, чтобы предотвратить расползание огня, проведены ли необходимые тренировки и во всеоружии ли находятся не только органы МЧС, которые, естественно, этим занимаются в силу должностных обязанностей, но и муниципальные структуры, которые должны быть подготовлены к возникновению очагов пожаров?

В.ЯКУШЕВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Действительно, наступил достаточно сложный период, и нужно было сделать выводы из прошлого года. Мы постарались эти выводы сделать и максимально отреагировать на наступление пожароопасного периода, причём сделать это не за неделю до его наступления, а сделать это на опережение. Естественно, план тех мероприятий, которые проводятся каждый год, проведён, принята вся необходимая нормативная документация, решены проблемы с финансированием.

На сегодняшний день на данные полномочия у нас предусмотрено 230 миллионов рублей. Из них 83 миллиона рублей – это деньги Российской Федерации, а основная сумма – это средства, предусмотренные субъектом.

Мы всегда накануне наступления пожароопасного периода принимаем постановление об ограничении пребывания в лесах, потому что, к сожалению, должен констатировать тот факт, что основные возгорания, происходящие на территории Тюменской области, – это человеческий фактор. И этот год не исключение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Как и в других местах.

В.ЯКУШЕВ: Идёт подготовка к сельскохозяйственным работам. Соответственно, сельхозтоваропроизводители, несмотря на то, что мы каждый год ведём очень серьёзную работу, и я бы даже так сказал, что воздействуем на некоторых из них административно, потому что все они являются получателями субсидий из регионального бюджета (к этому нас обязывает ситуация), тем не менее эти сельскохозяйственные палы ещё иногда проходят без их контроля и наблюдения.

Нужно отметить тот факт, что в этом году ситуация у нас выглядит несколько лучше, и об этом говорит статистика. Пожаров на данный момент у нас в четыре раза меньше, чем в прошлом году за аналогичный период. И территория, на которой произошли пожары, в 14 раз меньше.

Д.МЕДВЕДЕВ: По состоянию на начало мая имеется в виду, если сравнить с той же датой прошлого года, правильно?

В.ЯКУШЕВ: Совершенно верно. Именно в прошлом году у нас и был максимальный подъём. Мы летом особо не горели в силу тех или иных причин, а максимальный взрыв возгорания как раз происходил в этот период.

Мы, конечно же, ждём во всеоружии праздника, который будет проходить 9 Мая, потому что, как правило, люди пойдут в леса, и здесь, конечно же, опять мы получим увеличение статистики.

Что ещё мы сделали? Жара, которая была в прошлом году, и засуха, которая была в прошлом году, создали ещё одну сложность. Порядка 178 муниципальных образований, которые находятся сегодня на территории Тюменской области, где они соприкасаются с лесным фондом, где у нас была водная гладь, – нужно сказать, что эти озера очень серьёзно обмелели.

И, предвидя данную ситуацию, зимой мы провели достаточно большую работу для того, чтобы везде в этих 178 муниципалитетах сделать пирсы для того, чтобы был доступ к воде. Эта работа была проведена, профинансировали мы её полностью за счёт средств регионального бюджета.

Что касается мероприятий, где необходимо провести опашку, эта опашка проведена, эти работы мы тоже сделали. В необходимом количестве сегодня мы профинансировали нашу авиационную базу, и они имеют необходимый запас горюче-смазочных материалов, чтобы в круглосуточном режиме осуществлять полёты.

Над нашим субъектом есть так называемые четыре больших кольца, по которым они летают и снимают информацию о происходящих пожарах, потому что, к сожалению, не всегда информация, которую получает Госкоммониторинг, совпадает с ситуацией, которая есть, то есть может быть какой-то тепловой очаг, а он уже фиксируется как пожар. Поэтому эта перепроверка на уровне авиапатрулирования в любом случае необходима.

Что касается 178 населённых пунктов, о которых я сказал выше, потому что это зона нашей, наверное, наибольшей ответственности, плюс к этому мы снабдили все населённые пункты ранцевыми огнетушителями. Дополнительно было закуплено две с половиной тысячи ранцевых огнетушителей, и муниципальные образования сегодня ими снабжены. Плюс к тому мы провели там очень большую работу по заключению предварительных договоров для того, чтобы в случае возникновения такой ситуации они могли привлечь на эти работы дополнительные силы и средства, то есть людей, которые проживают либо в этом населённом пункте, либо поблизости, и соответственно могли привлечь технику.

Мы это делаем уже на протяжении трёх лет, потому что практика, которая была раньше, когда платили по факту, к сожалению, себя не оправдывала. Когда возникает, не дай Бог, такая ситуация, не всегда охотно сельхозтоваропроизводители, находящиеся поблизости в других населенных пунктах, надо констатировать этот факт, вроде бы моя рубаха ближе к телу, не всегда охотно эту технику дают.

Поэтому мы за три года всё-таки выработали режим предварительных договоров. И нужно сказать, что практика, которая у нас сложилась, что мы стопроцентно финансируем, то сельхозтоваропроизводители нам доверяют, и, в общем-то, без проблем эта техника у нас выделяется. В прошлом году, когда была такая тяжёлая ситуация, мы неплохо, нужно сказать, в этой ситуации вырулили, привлекая дополнительные силы и средства.

Поэтому на 7900 человек дополнительных сил мы сегодня заключили предварительные договоры, и на 1900 единиц техники мы также заключили предварительные договоры с непосредственными сельхозтоваропроизводителями и другими предприятиями, которые находятся вблизи лесной зоны и где могут, не дай Бог, произойти какие-то чрезвычайные ситуации.

Эту работу мы провели. Плюс к тому в рамках нашего соглашения с Россельхозом мы сегодня на территории Тюменской области создаём пожарно-химическую станцию. Что это такое? Это предложение Россельхоза, и мы с удовольствием его поддержали. Это станция, которая может мобильно передвинуться как раз на ту территорию, где сегодня наиболее сложная ситуация, то есть там более мощная техника.

И самое главное, что мало того, что там есть приспособленные к передвижению в лесной местности тралы, которые эту технику могут передвигать, сама техника сегодня позволяет делать опашку с гораздо большим захватом. Потому что, к сожалению, когда сегодня мы делаем опашку тех точек, где происходит пожар, скажем так, если это делать трактором «Беларусь», то ширина этой опашки недостаточна и в принципе роли никакой не играет, потому что когда перелетает головёшка, то загорание происходит дальше. В рамках как раз создания таких станций там предусмотрена та техника, где захват в разы больше.

Мы финансируем 56 миллионов, 38 миллионов финансирует Россельхоз. И в рамках этого такая станция у нас создаётся. Базировать мы её как раз будем в районе города Тобольска, где у нас находятся наиболее плотные, наиболее ценные леса. И территория, если там, не дай Бог, что-то будет происходить, останавливать там будет все эти вещи наиболее сложно. Поэтому эти мероприятия на сегодняшний день у нас все проведены; естественно, работает в постоянном режиме штаб.

На уровне региона, на уровне муниципальных образований эта технология у нас отработана. Ни в коем случае эти штабы не отключаются на период праздников, и особенно тех праздников, которые сейчас будут, – 9 Мая. Потому что мы знаем, что именно в этот период возникают наиболее сложные ситуации. Здесь есть чёткое взаимопонимание: главы понимают свою ответственность. И я считаю, что и в этом году мы с этой ситуацией максимально справимся.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо.

Рассчитываю на то, что те меры, которые Вы перечислили, свой эффект дадут. Мне кажется, нужно ещё обратить внимание на взаимодействие с военизированными структурами включая Министерство обороны, если в этом есть, конечно, необходимость на вашей территории. В некоторых случаях такого рода предварительные договорённости также были необходимы.

В целом, конечно, самое главное – следить за ситуацией, оперативно реагировать на неё и объяснять людям, чего нельзя делать, хотя это очень трудно зачастую, что называется, доходит, но делать это всё равно необходимо. Потому что, Вы правильно сказали, бо́льшая часть пожаров в лесу, причём подавляющая часть, они все, к сожалению, рукотворные.

Ещё один вопрос, который хотел с Вами обсудить. Я вчера проводил в Краснодарском крае совещание по детскому отдыху. Ваш край, ваш регион, Тюменская область, был упомянут в числе тех, где детский отдых налажен, несмотря на то, что у вас условия для отдыха не такие, как на Кубани, всё-таки это северные земли. Тем не менее действует целая сеть детских оздоровительных лагерей: и тех лагерей, которые летние, и лагерей, конечно, которые при школах существуют. Хотел бы, чтобы Вы мне вкратце доложили, что в этом году сделано, что будет происходить.

В.ЯКУШЕВ: Мы, естественно, вчера наблюдали за тем совещанием, которое проходило, через средства массовой информации. И хотел буквально два слова рассказать, как мы двигались, создавая систему летнего отдыха у нас, в Тюменской области, потому что в принципе проблема была та же самая.

Когда мы начали анализировать ту систему, которая существует у нас, и подсчитывать необходимые средства на приведение этой базы в нормативное состояние, то, конечно, вышли на запредельные деньги, которые найти в бюджете было невозможно. Тогда мы начали чётко анализировать и задачу поставили такую: главное – это максимально охватить детей летним отдыхом и, второе, создать им максимально комфортные условия.

Естественно, практически в каждом муниципальном образовании были такие загородные базы, и, естественно, было желание в каждом муниципальном образовании их сохранить, хотя, конечно, по большому счёту в принципе их надо было просто сносить бульдозером, потому что никаким санитарным требованиям они не отвечали.

Когда мы составили эту математическую модель, мы пошли следующим путём. Те базы, которые у нас были созданы, региональные учреждения, практически это базы с круглогодичным пребыванием детей для отдыха, эти базы в полном объёме были оставлены. Из тех загородных баз, которые предусматривают отдых детей в летнее время, мы выбрали те, которые максимально пригодны и которые требуют минимальных затрат на сегодняшний день.

Те базы, которые уже пришли в полную негодность, мы с главами муниципальных образований всё-таки подошли к такому тяжёлому решению, что, наверное, от этих баз на сегодняшний день надо отказаться. Но мы выдержали самое главное условие: количество мест в тех базах, которые остаются, должно компенсировать те базы, которые из оборота выбывают.

На чём мы здесь выиграли? Выиграли мы на том, что, как правило, на этих базах у нас имеется возможность инженерной подготовки и соответственно дополнительного строительства, за счёт чего мы построили дополнительные корпуса, и это было сделано. И ещё одни базы, по которым у нас тоже была достаточно большая дискуссия, – это палаточные лагеря: нужны они, не нужны, в каком состоянии они должны быть? В конечном итоге пришли всё-таки к тому, что эти лагеря и эти базы, именно палаточные, сегодня пользуются очень большим спросом у молодёжи, и эти программы, которые есть, очень интересны.

Мы добавили к этому, что материально-техническая база ещё в обязательном порядке должна иметь столовую (мы сделали их в блочном исполнении, это достаточно цивилизованно, правильно и с соблюдением всех необходимых санитарных норм), туалеты и место, где, естественно, дети могут помыться. И такие базы по трём уровням мы на сегодняшний день сохранили.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вчера мы обсуждали одну тему, связанную с выбытием баз и детских оздоровительных лагерей, которые принадлежат не муниципалитетам, а принадлежат уже самим компаниям, то есть частным структурам. У вас такие были, и что с ними произошло? Потому что вчера мы говорили о том, каким образом затормозить этот процесс перепрофилирования такого рода детских оздоровительных учреждений, которые принадлежат отдельным предприятиям.

В.ЯКУШЕВ: Дмитрий Анатольевич, ситуации были разные. Были ситуации, когда мы практически эти базы забрали, скажем, за три копейки по остаточной балансовой стоимости.

Д.МЕДВЕДЕВ: Их продали с лёгкостью?

В.ЯКУШЕВ: Да, то есть предприятие просто их отдало. Здесь надо говорить и о том, как руководитель видит эту ситуацию, ведь много от него зависит.

Были ситуации, когда очень хорошие базы, и нам ни в коем случае не хотелось их потерять из своего оборота, мы их купили. Конечно, мы торговались по максимуму, тем не менее нам пришлось за это заплатить деньги, и мы вернули их в оборот.

И были базы, конечно, которые мы потеряли. Опять же мы исходили из того, что если эта база сегодня находится в не очень хорошем нормативном состоянии, туда ещё надо вкладываться, то мы не сильно переживали, что она вышла из оборота, опять же максимально перенеся нагрузку на то, чтобы хорошие базы догрузить дополнительными спальными корпусами. Вот по такой методике мы двигаемся.

Д.МЕДВЕДЕВ: Наверное, это правильно, потому что в конечном счёте нужно на месте определяться, что нужно сохранять и что не нужно сохранять. Главное, чтобы тот процесс не носил бесконтрольный характер, потому что вчера я разбирался: порядка 70, по-моему, детских оздоровительных учреждений, прежде всего летних, но, может быть, и круглогодичной направленности, только в прошлом году исчезло. И не факт, что все они плохие. Скорее всего, часть из них весьма привлекательные, но просто сами компании решили, что им выгоднее, допустим, там поставить коттеджный посёлок или, в конечном счёте, эту землю продать или ещё как-то использовать. Такие бесконтрольные вещи допускать нельзя.

Я дал поручение подготовить согласительный механизм, который бы использовался в отношениях между губернатором, главой муниципального образования, с одной стороны, и руководством соответствующей структуры, то есть соответствующего предприятия, с другой стороны.

В.ЯКУШЕВ: Ещё один момент, о котором хотел бы сказать. Думаю, что это тоже очень важно. Летний отдых – это всё-таки время, в которое дети не только должны, как мы говорим, не заниматься ничем, мягко говоря, это всё-таки должны быть насыщенные программы. Каким путём мы пошли? Мы тоже к этому долго шли. Мы создали ассоциацию всех наших загородных баз, которые сегодня занимаются летним отдыхом детей. Мы создали эту ассоциацию и в рамках этой ассоциации добровольно работали два года; и в добровольном порядке все, кто входит в эту ассоциацию, должны были защищать свои программы, чем у них занимаются дети во время отдыха. С прошлого года мы сделали это в обязательном порядке.

Все, кто входит в эту ассоциацию, в обязательном порядке защищают свою программу, в обязательном порядке получают сертификат на всех воспитателей, которые там работают, на поваров, на вожатых. То есть некая такая саморегулируемая организация в рамках субъекта, которая всё это сообщество объединяет. Естественно, помогли им в плане поездить, посмотреть, где как организовано это и у нас, и в том числе за пределами Российской Федерации. И нужно сказать, что этот опыт достаточно неплохо себя зарекомендовал. Мы получили неплохие, я считаю, программы.

И даже по почте, которая поступает сегодня от родителей, если раньше было очень много нареканий, что в лагерях в принципе детьми, может быть, не так хорошо занимаются, сегодня даже по почте и встречам с родителями, дети которых отдыхают в наших лагерях, можно судить о том, что программы качественно изменились. Я считаю, что тот механизм, который мы создали, мы сегодня от него положительный эффект получили.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. При этом нужно не забывать о том, что летний отдых – это всё-таки отдых, а не только занятия дополнительные. Безусловно, детьми нужно заниматься, контролировать всё, что происходит, но в то же время давать им немножко отдохнуть. Надеюсь, ваши программы совмещают оба компонента.

В.ЯКУШЕВ: Конечно.

Официальный сайт Президента России kremlin.ru

Версия для печати