Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
26 июля 2011 | Архив

Президент: надо стимулировать не вывоз зерна, а экспорт продукции более высокого передела

Дмитрий Медведев посетил ряд предприятий АПК Тамбовской области, встретился с главой региона Олегом Бетиным и провёл совещание о перспективах урожая и текущей ситуации на зерновом рынке.

Глава государства, в частности, ознакомился с производственным процессом на Сабуровском комбинате хлебопродуктов, который выпускает муку различных сортов для хлебопекарной и кондитерской отраслей и где реализуется проект по увеличению элеваторных мощностей до 50 тысяч тонн единовременного хранения. Президент также посетил фермерское хозяйство «Центральное».

Совещание о перспективах урожая и ситуации на рынке зерна. Обсуждались также вопросы страхования сельхозпроизводителей и меры господдержки отрасли.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

Во-первых, я всех поздравляю с успешным началом уборочной кампании. Мы только что посмотрели, как это всё выглядит здесь, в Тамбовской области: в целом выглядит прилично. На середину июля собрали уже около 20 миллионов тонн зерна.

Конечно, погодные условия в целом тоже благоприятствуют урожаю. И если мы так и дальше пойдём, то, надеюсь, получим запланированные 90 миллионов тонн, а может, и немного больше. Тогда мы не только сами будем с хлебом, но и вернёмся к вопросу о развитии зернового экспортного потенциала нашей страны.

На сегодня у нас запасов зерна достаточно, ситуация на внутреннем зерновом рынке вполне стабильная. Напомню, что добиться этого и снизить цены удалось благодаря вовремя проведённым зерновым интервенциям: сейчас запасы интервенционного фонда составляют 6,7 миллиона тонн. Это резерв, и мы можем в очередной раз им воспользоваться, например, при резком скачке цен на зерно на мировом рынке. Считаю, что этого достаточно и пока нет необходимости вводить дополнительные меры по регулированию зернового рынка.

За цифрами обработанных земель, намолоченных тонн стоит тяжёлый крестьянский труд даже в период современной механизации, тем более что предыдущий год стал реальным испытанием для нашего аграрного комплекса. Мы практически потеряли треть урожая – до 30 миллионов тонн; вынужденно приостановили экспорт; фактически в ручном режиме регулировали ситуацию на внутреннем продовольственном рынке. В экстренном так же порядке принимали решения об оказании дополнительной финансовой помощи сельхозпроизводителям, которые оказались в сложных условиях. Напомню, что общий объем вливаний составил тогда около 70 миллиардов рублей: это более половины того, что мы ежегодно тратим на поддержку отрасли в рамках государственной программы развития сельского хозяйства.

Конечно, мы и дальше будем поддерживать аграриев, которые могут попасть в трудную ситуацию. Тем не менее федеральные средства должны расходоваться максимально эффективно и иметь конечной целью развитие отрасли. А риски – включая погодные аномалии, неурожай – нужно страховать, как это делается во всём мире.

Я знаю, что здесь ещё немало проблем, но нам всем нужно научиться работать цивилизованно – и в этой ситуации уже ждать компенсации не от государства, а от страховой компании. Уверен, что и аграрные компании не придётся подталкивать к страхованию, если взносы будут посильными, а гарантии страховщиков будут надёжными и солидными. В прошлом году я дал поручение разработать систему страхования сельхозрисков, в которой в максимальной степени учесть интересы аграриев.

Хотел бы вас, коллеги, проинформировать, что сегодня я подписал закон о государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства». Хотел бы также услышать мнение о нём – ваше мнение, сельхозпроизводителей, страховщиков.

Хотел бы ещё раз сказать, что от грамотной страховой политики в этой сфере зависит очень многое. Это один из ключевых механизмов, который способен обеспечить конкурентоспособность российской сельхозпродукции на внутреннем рынке и, соответственно, на внешнем.

Ещё одна тема, которую хотел бы затронуть, – это вступление России в ВТО. В этом контексте хотел бы сказать, что ни о каком сокращении господдержки сельхозпроизводителей после присоединения к ВТО речь не идёт. Напомню, что там зафиксированы цифры на уровне 9 миллиардов долларов до 2012 года – с определённым поэтапным снижением до 2017 года.

Тем не менее этот уровень господдержки будет практически тождественен тому, что мы имеем сейчас. То есть никаких препятствий для реализации действующих и планируемых долгосрочных программ по развитию и модернизации отечественного сельхозпроизводства у нас нет. Останется достаточным и уровень таможенной защиты базовых сельхозтоваров, а по некоторым из них Россия имеет право увеличить ставки ввозных таможенных пошлин.

Самыми острыми вопросами на переговорах оставались и остаются уровни защиты рынка мяса и процедуры санитарного и фитосанитарного контроля. Мы отстаиваем свои подходы, при которых инвестпроекты в российском животноводстве должны быть выгодными, а правила контроля должны надёжно оберегать потребителей и быть комфортными для торговли.

Вот то, что я хотел сказать вначале. Передаю слово всем, кто желает выступить.

<…>

Д.МЕДВЕДЕВ: Значит, по поводу моих поручений. Конечно, я скажу, чтобы Правительство рассмотрело ещё раз вопрос по тарифам. Рассчитываю на то, что Правительство быстро подготовит набор подзаконных актов в связи с принятием закона.

Эта работа действительно должна быть завершена до конца года. Речь идёт и о постановлениях Правительства, и, насколько я понимаю, о внесении изменений в отдельные законы. В этом случае сделаем это побыстрее: через Правительство или через депутатов постараемся сделать.

По поводу долгосрочных решений по льготам на пять лет или как-то ещё. В принципе, конечно, это было бы солидно со стороны государства. Не знаю, насколько это возможно с учётом текущей финансовой ситуации, но в принципе посмотреть было бы можно. На пять – не на пять, но чтобы какое-то прогнозирование, планирование у сельхозпроизводителей было.

В отношении нашего присутствия на мировых рынках. Я дам поручение Министерству иностранных дел, чтобы они подключили посольства, торгпредства – для возврата на иностранные рынки. Это на самом деле очень важно, и собственно в этом и есть задача наших дипломатических и торговых представительств, чтобы помогать своему бизнесу, – одна из задач.

Печально, конечно, что у нас происходит уменьшение объёма страхования, но это симптом, который показывает общую ситуацию. Будем надеяться, что этот объём будет расти.

Я готов подумать в отношении страхового омбудсмена или какого-то третейского лица, которое, может быть, усилит защиту сельхозтоваропроизводителей. Единственное, нужно понять, куда вносить эту фигуру, – изменение в какой закон. Это возможный вариант, конечно.

Полностью поддерживаю идею подготовки стандартного страхового договора, потому что даже для обычного бизнеса, не сельхозбизнеса, зачастую очень трудно разобраться в этих особых условиях, которые прикладываются к документам или мелкими буковками в конце перечисляются. Что уж говорить про аграриев, которые зачастую даже работают без юристов и находятся в сложной ситуации. Поэтому должен быть стандартный типовой договор, который можно будет заключать, не рискуя попасть в какие-то казуистические ухищрения.

Очень важна также работа с иностранными перестраховщиками, потому что понятно: это особое страхование, и здесь, конечно, всё будет зависеть от того, как смогут договориться между собой наши страховые компании со своими перестраховщиками – конечно, в основном на Западе.

Я поддерживаю идею расширения инструментария по залоговым операциям. Если это нужно сделать, давайте сделаем. Как и идею двойного складского свидетельства или залоговой складской расписки по зерну. Опять же нужно понять, куда интегрировать этот институт, потому что юридическая сторона очевидна.

Насколько помню (я, конечно, не готов сейчас с уверенностью сказать), юридическая основа для ведения двойных складских свидетельств у нас есть: у нас есть это в законе, у нас, по-моему, это есть в транспортных уставах, у нас есть это в Гражданском кодексе. Конечно, здесь должна быть специфика, связанная с аграрным и зерновым рынками. В этом смысле в развитие можно было бы принять какой-то документ.

Я согласен, что нужно заниматься поддержкой экспорта и производства, всё это коллеги правильно говорили.

По поводу ширины транспортных средств, всё-таки это удивительная информация. Поговорите тогда, Виктор Алексеевич [Зубков], с Министром. Если потребуется, скажу Нуралиеву. Могу дать и формальное поручение. Может быть, вообще есть смысл просто поменять этот закон, выйти на какие-то другие габариты, если потребуется.

По поводу общей ситуации и сигнала правоохранительным органам: я его дам и скажу, чтобы эту работу усилили.

Развитие институтов, о которых все говорили: и залоговых интервенций, и развитие биржевой торговли, – это абсолютно системные вещи. Очевидно, что это будущее, и мы все должны этим заниматься. Все полномочия на эту тему есть. Главное, чтобы этот рынок развивался.

Виктор Алексеевич сказал про хлебную инспекцию, которую в какой-то момент закрыли. Если нужно, можно и возродить. Я не помню, если честно, по каким причинам это было сделано. Видимо, это была очередная борьба с бюрократией, которая иногда выходит боком. Давайте подумаем.

Исключительно важным является стимулирование экспорта продукции более высокого передела, с более высокой добавленной стоимостью. Здесь опять же весь инструмент у Правительства есть, и надеюсь, что Правительство соответствующие предложения подготовит.

Коллеги, будем работать дальше. Ещё раз говорю: уверен, что этот закон будет полезным. Но если мы всё-таки обнаружим, что там есть какие-то нюансы, которые требуют изменений, я прошу, чтобы вы не молчали, а сразу же говорили своим кураторам в Правительстве об этом. Я потом буду готов соответствующие поправки к закону внести. Начнём работать.

Официальный сайт Президента России kremlin.ru

Версия для печати