Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
13 марта 2015

Олег Матвейчев: Кто отвечает за то, что Хорошавин оказался на должности губернатора Сахалина?

Комментируя инициативу Минтруда о создании федерального кадрового резерва, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев сказал «Клубу Регионов», что вместо тиражирования списков перспективных чиновников необходимо вводить систему ручательств, «чтобы любое назначение на руководящую должность определенной категории сопровождалось рекомендациями двух-трех человек».

«Очередные списки [перспективных чиновников], сделает их Минтруд или кто-то еще, совершенно никакому делу не помогут. Дело не в списках. Дело в том, что у нас просто отсутствует система работы с кадрами. Нужно понимать, что кадры, люди – это золотой фонд человечества: все эти головы и мозги, которые [государства] перекачивают друг у друга. Стоит напомнить, что, когда закончилась Вторая мировая, Советский Союз и США боролись за то, какие инженеры и ученые будут у них работать, их просто рвали на части, не меньше, чем предприятия, которые вывозились.

Сейчас на том же Западе транснациональные корпорации охотятся за студентами, выпускниками всевозможных Гарвардов. А у нас студент даже престижного вуза выпускается и не знает, куда идти. У них создана система, когда этот талант замечается еще в школе, полностью мониторится в старшей школе, потом тут же возникают всякие грантодатели, которые платят за его учебу, ведут и отслеживают его в вузе, и как только он вышел из вуза, его уже ждет крупная государственная структура или транснациональная корпорация, которая его сразу же куда-то устраивает и дальше делает ему карьеру. Более того, Америка мониторит студентов и старшеклассников в других странах.

А у нас никто никого не ждет, никто никого не мониторит. Мы не то что не мониторим в штате Коннектикут их талантов, чтобы забрать их себе на службу, мы про своих-то не знаем, кто где находится. И поэтому мы вечно вынуждены составлять задним числом какие-то списки, в которые входят совершенно непонятные люди. И это списки не подающих надежды восьмиклассников, а пожилых людей, которые попали туда по знакомству.

Дело же не в том, что у нас не хватает кадров и некому работать директорами заводов или руководителями департаментов, госуправлений и так далее. Проблема в том, что там есть люди, но эти люди совершенно не те. Они либо непрофессиональны, либо нечестны. Но тогда нужно разбираться, кто их туда поставил, и уже с этими людьми работать. Почему сейчас за это никто не отвечает? Вот кто отвечает за то, что, условно говоря, Хорошавин оказался на должности губернатора Сахалина? Кто его туда рекомендовал? Кто составлял тот самый список, который подавался президенту? Кто за него ручался?

В других системах точно так же. Почему люди, которые дают [негодную] рекомендацию, не страдают? Давайте тогда как-то мониторить этот вопрос. Но тогда система такого мониторинга должна быть создана в министерстве труда, чтобы любое назначение на руководящую должность определенной категории сопровождалось рекомендациями двух-трех человек. А вот если с этим назначенцем потом что-то случается, то эти два-три человека, которые давали рекомендацию, они пусть понижаются по службе или что-то еще с ними случается. Вот тогда и посмотрим, какие у нас рекомендации начнут давать и какое начнется движение. Но это будет хоть какая-то система ручательств.

Конечно, можно много разных креативных идей по кадровому вопросу предложить, но то, что у нас кадровая система отсутствует, это стопроцентный факт, и никакие списки ее не заменят».

Версия для печати
Москва
политолог

Кандидат философских наук, профессор Высшей школы экономики, действительный член Национальной академии социальных технологий