Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
12 марта 2015

Эксперт: у нас кадровый резерв составляют пожилые люди

Фото: gorodkirov.ru

Комментируя инициативу Минтруда о создании федерального кадрового резерва, политолог Олег Матвейчев заметил, что замена одного реестра перспективных чиновников другим «делу не поможет». Проблема заключается в отсутствии в РФ системы карьерного роста, поэтому в кадровом резерве не молодые таланты, а «пожилые люди, которые попали туда по знакомству». «Кадровые резервы не работают, потому что не работает механизм ротации, высвобождения позиций», – отмечает замдиректора Института госслужбы и управления РАНХиГС Руслан Корчагин.

Инициатива Минтруда о создании федерального кадрового резерва предполагает создание единой системы, в которую будут включены сотрудники из резервов различных ведомств, начиная от директора департамента и ниже. Отмечается, что это позволит кандидату, который находится в резерве одной структуры, претендовать на работу в другом госоргане.

При этом с 2009г. в России существует и постоянно обновляется резерв профессиональных и управленческих кадров. Он был создан по инициативе Дмитрия Медведева, однако, по оценке бывшего руководителя администрации президента Сергея Филатова, существующая на сегодняшний день система кадрового резерва «не работает».

Пожилые люди вместо талантливых восьмиклассников

Комментируя инициативу Минтруда, политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев высказал мнение, что новая система будет формироваться по такому же принципу, что и действующий кремлевский резерв, поэтому «делу не поможет». «У нас просто отсутствует система работы с кадрами», – отметил Матвейчев, пояснив, что за границей заинтересованные в профессионалах корпорации и госструктуры талантливых учеников замечают еще в школе, следят за ними, помогают получить высшее образование, создавая различные гранты, затем предлагают им работу. «А у нас никто никого не ждет, никто никого не мониторит, – подчеркнул Матвейчев. – Мы не знаем, кто из талантов у нас где находится, и мы вечно вынуждены составлять задним числом какие-то списки, в которые входят совершенно непонятные люди. И это списки не подающих надежды восьмиклассников, а пожилых людей, которые попали туда по знакомству».

В то же время эксперт заявил, что его удивило высказывание Филатова о том, что кремлевский резерв «не работает». «Большая часть из тех, кто был в «президентских сотнях», получили повышение, карьерный рост и были отмечены в элитах», – утверждает Матвейчев.

Подготовка должна быть отраслевой

Депутат Госдумы от КПРФ Николай Харитонов напомнил, что эффективная система подготовки кадров существовала в СССР, где министерства отслеживали ситуацию, «знали, какие кадры необходимы и в каком количестве, в том числе и в регионах». Харитонов, как и Матвейчев уверен, что кадры нужно растить с «младых ногтей», «проверяя на разных ступенях». «А у нас кадрами занимаются стихийно, основываясь на политической принадлежности, а не на профессиональном и морально-нравственном уровне людей. И мы упираемся в партию парламентского большинства», – подчеркнул депутат. «Я не знаю, кто постоянно подсовывает кадры президенту Путину, кто готовит эти кадры, кто их находит. Тот же Сердюков, те же губернаторы-взяточники… Это же идет подстава президента Путина, потому что путевку в жизнь им дает он, а потом уже люди их выбирают по принципу, что и на них распространяется высокое доверие к главе государства», – сказал Харитонов.

Оценивая предложение Минтруда создать единый реестр, объединяющий перспективные кадры из различных ведомств, депутат заявил, что «в общий котел промышленников, агрономов, математиков, физиков не соберешь». «Должна быть отраслевая подготовка», – убежден Харитонов.

Проблема не в кадрах, а в кадровиках

Заместитель директора Института госслужбы и управления РАНХиГС Руслан Корчагин подчеркнул, что проект Минтруда не предполагает создания какого-то единого списка управленческих кадров. Речь идет о том, чтобы сформировать сводный резерв федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов, «обеспечивая тем самым взаимосвязь различных госорганов». «Все считают, что вся проблема в кадровых резервах. Нет. Проблема на самом деле заключается во взаимосвязи совокупности технологий, которые не сведены в единую систему. Кадровые резервы не работают, потому что не работает механизм ротации, высвобождения позиций и так далее», – пояснил эксперт.

Корчагин поддерживает инициативу Минтруда и считает ее полезной. В то же время он заметил, что предложение по созданию кадрового резерва следует рассматривать вкупе с остальными инициативами министерства в этой сфере, такими как ужесточение квалификационных требований для госслужащих и другими. Однако «одним указом решить системную проблему нельзя», подчеркнул Корчагин. По его словам, должна быть выстроена «архитектура взаимосвязанных норм с прогнозируемым результатом». Подавляющее большинство кадровых служб сегодня продолжают, как и раньше, заниматься кадровым учетом и делопроизводством, а не развитием кадров, отмечает эксперт. «В первую очередь нужно задуматься над обучением сотрудников кадровых служб, над формированием иной культуры», – резюмировал Корчагин.

Версия для печати
Главное