Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
20 февраля 2013 | Архив

Борис Альтшулер: «Система усыновления в том виде, в котором она существует, - это магазин»

Псковский губернатор Андрей Турчак приостановил все процедуры усыновления в регионе. Для отбора кандидатов в усыновители в области будет создана специальная комиссия. Кроме того, Турчак заявил, что брат погибшего в США Максима Кузьмина Кирилл должен вернуться в Псковскую область. По словам Турчака, уже десятки семей изъявили желание усыновить мальчика. Член Общественной палаты РФ, президент общественной организации содействия защите прав детей «Право ребенка» Борис Альтшулер убежден: нужно менять существующую в России систему усыновления и создавать профессиональные службы подготовки, сопровождения и поддержки семей, берущих ребенка.

«Конечно, гибель ребенка, то, что произошло в США, это ужас. Но при этом представляете, что должно было случиться, чтобы губернатор Псковской области задумался о подборе любящей семьи для российских сирот в Псковской области, в России. Где он был раньше? Почему вообще все власти России позволяют, чтобы 300 тыс. детей находились в интернатах, из них примерно 100 тыс. сирот. Почему они до сих пор не изменили эту варварскую систему, хотя об этом президент Путин говорил еще в мае 2006г. Но ведь ничего не произошло, стало только хуже. В Псковской области в 2000-х гг. развивался опыт патронатного воспитания, когда любых детей отдавали в семьи по одной простой причине: потому что этим семьям оказывали то, что написано в указе президента Путина от 28 декабря 2012г., он повторил здесь то, что говорил в мае 2006г., – создать механизмы правовой, психолого-педагогической и иной поддержки граждан, берущих детей в семью. Такие механизмы развивались в Псковской области. Все это было прикрыто депутатом Госдумы Екатериной Лаховой. Это был ее закон об опеке и попечительстве, который все это просто запретил, – запретил помогать, поддерживать семьи, берущие детей.

Что касается создания комиссии, которая будет выносить решение об отборе кандидатов в усыновители (для сирот в Псковской области). Предлагать кандидатов в усыновители, давать заключение могут только профессионалы, ни в коем случае не сотрудники органов опеки и попечительства, не полиция, не комиссия по делам несовершеннолетних. Этим должны заниматься профессионалы социальных служб. Они понимают, что такое психология, могут провести обследование, могут сопровождать семью не одноразово. Что такое комиссия? Собрались, наштамповали: «да-нет». Кто такие общественники в этом плане? Они же не профессионалы. Ясно, что нужен общественный контроль, в том числе общественный контроль интернатов. Но это как надзорный добавочный фонарик. Но работать, подбирать семью должны профессионалы. И это все активно развивалось в Псковской области до 2008г. И там подбирали семьи профессионалы. Были банки данных заранее подготовленных родителей, которые уже проверены, уже прошли обучение, и вот ребеночек есть – его в семью. Еще один момент – почему надо говорить только об усыновлении, которое является малым процентом от того, что делается в России? В России главное опека, вот чем нужно заниматься. Любые формы, включая патронатные семьи как сопровождаемые семьи, где есть поддержка специалистов, - это все надо развивать. А то, что нашу российскую систему усыновления в том виде, в котором она существует, надо ликвидировать, это однозначно. Потому что это коррупционная система «детский магазин», где детьми торгуют. Потому что она (система) закрытая, потому что все процедуры – один на один чиновник с усыновителем, от чиновника все зависит. Этими вопросами должны заниматься профессиональные службы в прозрачном режиме. Конечно, под контролем этой комиссии, которую сейчас создает губернатор. Это все нужно проверять, контролировать, это обязательно.

Но необходимо понимать, что любое устройство ребенка в семью – это многоэтапный процесс – от первичного подбора, первичного обследования, подготовки, адаптации к ребенку, поиска подходящего родителя для ребенка, а не как сейчас у нас – дети хранятся на полочке, приходит клиент, и ему подбирают ребенка. Нет, речь должна идти о поиске подходящего родителя для этого ребенка, чтобы это было в интересах ребенка. Потом сопровождение этой семьи в течение определенного времени. Потом через год-два, когда они уже встали на ноги, они могут переходить на независимые формы опекунства. В Америке тоже эти убийства совершаются сумасшедшими мамашами в первое время, потому что сталкиваются с проблемами, но никто не помогает. Этот патронат нужен и Америке тоже. Как я понимаю, там этого нет. Вот на чем надо настаивать. Когда договор с Америкой только разрабатывался, я везде говорил и писал, что нужно у них вводить наш патронат. Но наш патронат, который был у нас до 2008г., надо вводить и у нас как систему поддержки и помощи семье, берущей ребенка, которая накладывает и определенные обязательства на родителей. Например, показывать детей регулярно врачам, допускать специалистов в дом. В течение какого-то периода автономность семьи, когда берут ребенка, должна быть ограничена. Это является гарантией от таких ужасных случаев, который произошел в США и которых у нас не меньше».

Версия для печати