Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
5 марта 2014

В Крым, на свободу

Фото: iskra-news.info

Военной помощи от России «сепаратисты» Донбасса и других русских регионов Украины не дождутся: Путин не видит необходимости. Свободной от бандеровщины территорией, видимо, останется один Крым.

Во вторник вот что случилось: Россия прекратила наступление и начала окапываться на занятом плацдарме – в Крыму. Утром президент приказал войскам возвращаться с учений в места постоянной дислокации, а во второй половине дня заверил журналистов, что использовать вооруженные силы на Украине не планирует: «Пока такой необходимости нет. Но возможность такая есть».

Если нет необходимости, зачем было получать от Совета Федерации разрешение на применение военной силы за рубежом и трясти в ООН копией обращения Януковича с просьбой задействовать армию? По официальной версии – на крайний случай. «Наш бронепоезд стоит на запасном пути». И в направлении Харькова и Донбасса он двинется, только «если мы увидим, что этот беспредел (как в Киеве и на Западной Украине) начинается в восточных регионах, если люди попросят нас о помощи», говорит Путин.

Здесь стоит отметить два важных момента.

Первое. Жители многих областей на Юге и Востоке Украины уже обращаются к России с просьбами о помощи. Обращаются прямо на камеру, ждут русскую армию, надеются на Путина, размахивают российскими флагами на своих «сепаратистских» митингах. Активисты так называемой Юго-Восточной Федерации основными задачами называют следующие: «Немедленно назначить дату референдума; просить Россию о помощи в восстановлении конституционного строя и законной власти; поддержать рабочих Донбасса и выступить против олигархов, поддерживающих Киев и нелегитимную власть».

Второе. В Крыму наши военные действуют с конца февраля, то есть прецедент создан. Несмотря на антивоенную истерику в московских либеральных кругах, созвучные ей заявления киевской хунты о «вторжении» в Крым, несмотря на сообщения в антироссийской прессе о «войне Путина против Украины», и главное, вопреки угрозам Запада, миротворческая миссия проходит успешно. Две трети частей украинской армии, дислоцированных в Крыму, без единого выстрела разоружены либо присягнули правительству автономии. Единственным «боестолкновением» пока что была идиотская выходка группы военных под «жовто-блакитным» флагом, устроивших на аэродроме Бельбек психическую атаку на российский патруль. Кому служат эти странные воины, оглушающие противника украинским гимном, и зачем рядом с «державным прапором» несли красное знамя, понять невозможно. Русские «оккупанты» немного постреляли в воздух, на этом инцидент был исчерпан.

Путин, однако, не сознается в том, что Крым взят под контроль его солдатами. Называет их крымской самообороной, хотя всем известно, что на полуострове действует спецназ ГРУ. Все видели российские ИЛ-76 с десантом, бронеавтомобили «Тигр» с номерами Южного военного округа ВС РФ, наконец, один простодушный боец честно признался дотошным украинским журналистам на камеру: «Мы россияне». И вот уже утвержденный майданом «МИД Украины» обвиняет Путина «в дезинформации относительно событий в Крыму».

Нежелание Путина действовать в открытую, с одной стороны, понятно: переброску спецподразделений на помощь мятежной автономии Россия начала еще до получения соответствующего разрешения Совфеда. С другой стороны, никто в мире ни секунды не сомневался, что войсковую операцию в Крыму проводит Москва. И все возможные проклятья и угрозы в наш адрес в этой связи уже высказаны. Более того, именно потому, что в США и Европе поверили в решимость Путина защитить русских на Украине любой ценой, реакция Запада была сведена фактически к ритуальному осуждению. Воевать с нами ради преступной киевской хунты ни у кого желания не возникло.

По-другому и не могло быть, ведь в мире, как известно, действует право сильного. По нему живут не только США, но и такие мелкие хищники, как Израиль, который регулярно и без объявления войны бомбит на выбор то Сирию, то Ливан. После того как Севастополь и Крым были молниеносно взяты под контроль русскими, за Путиным фактически признали право идти по Украине так далеко, как он посчитает нужным. Да, были бы новые истерики и обещания экономических санкций, но кадры восторженно встречающих «захватчиков» жителей Юго-Востока Украины, как и в случае с Крымом, лишили бы антироссийскую кампанию моральных оснований. Проще говоря, всем вменяемым людям понятно, что у России есть историческое право если не на всю Украину, то как минимум на Левобережье, Новороссию и Крым. А уж если русскоязычные жители этих территорий просят Россию о помощи, то почему же она должна бездействовать?

Но, получив карт-бланш, Путин обеспечил крымчанам возможность проголосовать на предстоящем референдуме за расширение полномочий автономии и этим ограничился. Его заявления о сохраняющейся возможности применения вооруженных сил на Украине, видимо, стоит воспринимать в дипломатическом, а не в военном контексте. Сама эта пресс-конференция служит недвусмысленным сигналом, в том числе зарубежным партнерам, – Путин дал войскам отбой.

Между тем идея федерализации Украины путем референдумов набирает популярность на Юге и Востоке страны. Начавшаяся в Крыму «русская весна» пришла в Донецк, где пророссийски настроенные митингующие выбрали «народным губернатором» Павла Губарева. Его сторонники заняли обладминистрацию и не позволяют вступить в должность назначенному хунтой олигарху Сергею Таруте. Губарев – настоящий народный лидер, почти такой же харизматичный, как премьер Крыма Сергей Аксенов, хотя и не получивший пока поддержки Москвы. Почему Кремль одних русских патриотов поддерживает, а других нет, непонятно, тем более что у Губарева даже программа почти идентична аксеновской: «Мы не сепаратисты. Хотим самоопределения на основе волеизъявления жителей Донбасса. Мы против власти олигархов, американских ставленников и бандеровцев».

На митинге в Донецке народ во главе с Губаревым скандирует: «Севастополь! Крым! Донбасс!». Но в Севастополе и на всем полуострове спокойно, потому что там «вежливые люди», а в Донецке идет ожесточенная борьба за власть, Губарева преследуют СБУ и, по слухам, люди главного олигарха Украины Рината Ахметова. Губарев собирает народное ополчение, а в город тем временем подтягиваются «евроинтеграторы» с галицийским акцентом.

В Одессе, где антибандеровские силы также требуют провести референдум о самоопределении, эти самые бандеровцы бродят уже целыми отрядами. При этом их никто не задерживает, напротив, они требуют арестовать лидера пророссийского «Молодежного единства» Антона Давидченко.

В Харькове милиция не позволила народному ополчению сорвать вступление в должность губернатора киевского назначенца Игоря Балуты, хотя несколькими днями ранее правоохранители не мешали тому же ополчению освобождать здание обладминистрации от малолетних боевиков с майдана.

Против русского сопротивления Юго-Востока действует парадоксальный альянс олигархов (ряд которых назначен киевской хунтой губернаторами), праворадикалов и подчинившихся новому режиму силовиков. Есть неподтвержденные данные о прибытии в Киев американских инструкторов для подготовки боевиков. «Русская весна» может закончиться, едва начавшись.

Если уж использовать российскую армию в соответствии с обещанием Путина, то делать это нужно сейчас, иначе можно просто не успеть. Крым, несомненно, был бы оккупирован бандеровцами при поддержке меджлиса, если бы в решающий момент там не появились русские военные. А другие регионы тем более самостоятельно не выстоят. Проблема заключается в неорганизованности русскоязычного населения Украины. К России с симпатией относятся миллионы, но всерьез бороться против русофобского режима готовы единицы. Ничего удивительного – русское самосознание целенаправленно подавлялось властями даже при Януковиче, не говоря уже про Ющенко. А украинский национализм, напротив, взращивался в самых разных формах – от переписывания истории до поддержки неофашистской «Свободы».

И если честно, далеко не все население даже русскоязычных городов Украины готово цветами встретить русские танки. В Севастополе и в Крыму, да, российские солдаты – это свои солдаты. А вот в Одессе или в Донецке одни надеются на Россию как на единственную силу, способную защитить от бандеровщины, другие уже сейчас выходят с антироссийскими плакатами.

В этой ситуации любой на месте Путина задумался бы: а надо ли проводить масштабную войсковую операцию, результаты которой трудно прогнозировать. И риски связаны не только с возможной неадекватной реакцией отдельных «патриотов» из числа украинских военнослужащих, готовых служить даже под бандеровским флагом, только бы не под российским. Неадекватной может быть и реакция русскоязычных граждан на предложенную помощь – ее могут с негодованием отвергнуть.

На всей Украине только два ее полюса – Галиция и Крым – точно знают, чего хотят. Остальные территории мечутся в поисках своей идентичности, бесконечно митингуя то за Украину-не-Россию, то за Россию без Украины, точнее, без украинизации. Возможно, именно с этим связано решение Путина остановиться пока на занятом плацдарме, внимательно наблюдая, как он выразился, за процессами, происходящими в других регионах Юго-Востока.

Можно предположить, что задачу-минимум Кремль считает выполненной и на этом рубеже: после референдума Крым станет фактически российской территорией, а присоединившийся к автономии Севастополь останется главной базой Черноморского флота. Дальнейшие планы, частично озвученные и предполагающие создание «Большого Крыма» от Керчи до Одессы, пока выглядят несколько фантастично. Федерализация всей Украины, которая примирила бы запад страны с востоком, тоже вряд ли состоится: Киев пока что не признает право на референдум даже за крымчанами.

Однако локальная победа «самообороны» на полуострове дает шанс сохранить русскую идентичность и жителям менее удачливых регионов. Если они не смогут решать свою судьбу у себя дома, то смогут хотя бы бежать в Крым, как белогвардейцы в 1920-м. Бежать еще дальше, как тем несчастным офицерам, им не придется, пока в Севастополе вежливо базируется Черноморский флот.

Глеб Александров

Версия для печати