Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
12 марта 2014

А был ли шанс у юго-востока?

Уже понятно – Русская Весна состоялась только в Крыму, в остальных русскоязычных регионах Украины взрыв национального самосознания не дал ожидаемого эффекта. Что произошло, почему русское сопротивление в Донецке, Луганске и Харькове не удержало завоеванных позиций?

Трезво оценивая ситуацию, следует признать, что «фронт» стабилизировался на Перекопе, отделив мятежный и фактически уже российский полуостров от материковой Украины. Вернуть контроль над бывшей автономией у Киева шансов практически нет, и новый режим хорошо это понимает. Все его усилия теперь сосредоточены на подавлении Русской Весны в южных и восточных областях, и прежде всего в Донбассе.

Наилучшие перспективы стать вторым, вслед за Крымом, свободным от бандеровщины регионом Украины (или даже регионом РФ), были у Донецка. Были – потому что в результате репрессий русское сопротивление здесь фактически разгромлено. «Народный губернатор» Павел Губарев остается под арестом по обвинению в организации массовых беспорядков. Его обещали выпустить под залог, но передумали, при этом деньги не вернули.

Этот парень с честным открытым лицом почти идеально подходит на роль народного вожака – он смел, легко увлекает за собой людей, не выглядит политическим авантюристом. Революционным романтиком выглядит. Ведет толпу на штурм областной администрации, требует самоопределения Донбасса на референдуме, зовет на помощь российскую армию. Но кроме вот этой личной решимости у него ничего нет. «Народный губернатор» и до ареста не влиял на местных силовиков, не имел своих сторонников в депутатском корпусе, даже более-менее серьезного ополчения ему создать не удалось.

В Донецке не исчерпана энергия протеста, люди выходят на улицу и требуют освободить Губарева. Но это уже не восстание, как в начале марта, а всего лишь выражение недовольства новым режимом. «Беркут», переименованный неизвестно в кого, тоже недоволен хунтой, которая еще месяц назад была оппозицией и на майдане проклинала милицию. Бойцы сочувствуют народу и отказываются разгонять митинги, но и на сторону протестующих не переходят.

Губарев и его сторонники, захватив обладминистрацию, не сумели развить успех, да особо и не пытались, а ждали появления «вежливых людей» из России. И в этом главное отличие донецкого сопротивления от крымского. В Симферополе лидер «Русского единства» Сергей Аксенов не ждал, когда придут российские войска, а действовал. Собственно, поэтому они и пришли.

Есть и системные различия. Донбасс не настолько ориентирован на Россию, как Севастополь и Крым. В Донецке, как и в других крупных городах юго-востока, более популярна идея федерализации. Большинство русского населения хочет как-то дистанцироваться от Киева и майдана, при этом все же остаться в составе Украины. Конечно, это впечатление может быть ошибочным, никакой серьезной социологии нет, но сам характер Русской Весны на востоке страны и в Новороссии говорит о том, что она не столько пророссийская, сколько антибандеровская.

Если в Крыму русское движение годами культивировалось и закалялось в борьбе как с насильственной украинизацией, так и с агрессивным крымскотатарским меджлисом, то в Донбассе и в Харькове оно возникло стихийно, как реакция на февральские события в Киеве. И настоящим лидерам на востоке просто неоткуда было взяться.

Единственный пассионарий – Губарев – и тот в тюрьме, на свободе же проводят круглые столы активисты всевозможных «патриотических сил» и «освободительных движений». Никого они, разумеется, не освободят, потому что захватывать органы власти, как Губарев, они боятся, а под властью назначенного из Киева губернатора-олигарха Таруты и под контролем СБУ все попытки добиться референдума превращаются в безобидную болтовню.

В Луганске, как и в Донецке, протест вспыхнул и сразу погас. На выходных народ штурмом взял областную администрацию, заставил губернатора Болотских написать заявление об отставке, избрал «народным губернатором» руководителя «Луганской гвардии» Александра Харитонова. Который дал команду своим сторонникам покинуть здание и передал его под охрану милиции. Для чего было штурмовать? Видимо, надо было продемонстрировать Путину готовность жителей Луганщины бороться с фашизмом самыми решительными мерами, при поддержке русского спецназа, разумеется. Харитонов, как и Губарев, не скрывает надежд на военную помощь России.

Одного из организаторов захвата обладминистрации, а также «сепаратистского митинга» Арсена Клинчаева накануне задержали и этапировали в Киев, а до этого активист был похищен с целью запугивания депутатом-националистом Олегом Ляшко и его охранниками.

Этот Ляшко персонаж вообще одиозный, а теперь он взял на себя еще и роль карателя. Собственно, дело не в Ляшко, а в том, что один из самых деятельных представителей киевской хунты спокойно разгуливает по Луганску, как по майдану. Вряд ли известный пророссийский активист, ну хотя бы тот же Губарев, смог бы так перемещаться, скажем, по Львову, да еще и запугивать бандеровцев. Это говорит о том, что на юго-востоке протест неорганизованный и не охватывает всего населения.

Еще пара примеров: город-герой Одессу патрулирует «седьмая сотня самообороны», приехавшая прямиком с майдана, а в Харькове провел митинг Кличко. Протестующие попытались закидать его яйцами и петардами, и это все, на что их хватило.

В общем, как пришла Русская Весна, так и ушла, пробудив в людях надежду на избавление от всеукраинского майдана, но так и не оправдав ее. Киев использует против лидеров протеста весь репрессивный аппарат – прокуратуру, СБУ, милицию – только «поезда дружбы» пока на восток не отправляет. С одной стороны, в этом нет необходимости, уличная активность в отсутствии лидеров и так сходит на нет. А с другой - хунта боится спровоцировать Кремль на ввод войск в Донбасс и другие регионы.

В Кремле же в первую очередь озабочены ситуацией в Крыму, где на этой неделе может быть устроена провокация с целью развязать боевые действия и сорвать референдум. И похоже на то, что и Москва, и Киев заинтересованы в сохранении статус-кво: Украина не пытается силой вернуть себе Крым, Россия не посылает армию на помощь протестующим в Донецке и Луганске.

Могло ли быть иначе? При столь низкой активности юго-востока, конечно, нет. Только в Крыму население оказалось морально готово к «самоопределению вплоть до отделения». В остальных русскоязычных областях не возникло единого мощного движения – ни пророссийского, ни какого-либо другого. И в этих условиях Россия, оказав военную помощь «своим», настроила бы против себя ту часть населения, которая хочет оставаться с Украиной.

Если в Крыму с российскими «оккупантами» уже фотографируются местные девушки, то севернее Перекопа реакция населения может быть не всегда такой позитивной. А главное, официальный Киев не уступит материковую территорию, иначе майдан сбросит уже администрацию Турчинова-Яценюка, обвинив в предательстве национальных интересов. Защитить себя новый режим может только с помощью натовских войск. Сейчас об американском военном вмешательстве речи не идет, Крым фактически признается зоной российских интересов. Однако на усиление России за счет всей Левобережной Украины Запад никогда не согласится.

Итак, если не случится чего-то экстраординарного, вроде войны, итогом Русской Весны станет воссоединение Крыма с Россией и подавление киевской хунтой пророссийского движения на юго-востоке. При таком раскладе выигрывает Кремль и вся РФ, включая население двух новых субъектов – АРК и Севастополя. Проигрывают миллионы русских на Украине, которые так и не дождутся помощи, не добьются федерализации, а значит, испытают на себе все прелести новой политики «дерусификации».

Глеб Александров

Версия для печати