Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
14 февраля 2012 | Архив

Либерал-большевизм

Фото: loveopium.ru

Травля деятелей культуры, посмевших открыто поддержать Путина, лишний раз доказывает, что в нашей прозападной оппозиции нет ни грамма либерализма, ибо он предполагает свободу совести. Антипутинским силам идейно гораздо ближе большевизм с его нетерпимостью ко всякому инакомыслию.

Среди пятисот с лишним доверенных лиц кандидата в президенты Владимира Путина встречаются самые разные, порой экзотические персонажи. Но лишь вокруг нескольких известных деятелей культуры в оппозиционной прессе и блогах разгорелась ожесточенная дискуссия. Точнее, истерика, переходящая в травлю артистов и музыкантов, согласившихся агитировать за Путина (некоторые из них не вошли в число доверенных лиц, но снялись в пропутинских роликах). Пристальное внимание к людям творческих профессий понятно: от футболистов, которых среди доверенных лиц целая команда, нравственно обусловленного политического выбора никто и не ждет, от бюджетников требовать его было бы тоже странно. А вот властители дум просто обязаны в любых взаимоотношениях с властью руководствоваться совестью. Ну, так считается, раз уж «поэт в России больше, чем поэт». И вот, словно сговорившись, антипутинский актив дружно объявил бессовестными всех, кто «запятнал» себя сотрудничеством с режимом. Как? Евгений Миронов посмел поддержать Путина? И Табаков, и Фрейндлих, и Хазанов, и Башмет, и Шахназаров, и Гергиев? И еще много тех, знаменитых, от кого никак не ожидали. В слегка заплесневелых от болотной сырости блогах замелькало гнусное словечко «коллаборационизм». Точнее, гнусные псевдолиберальные журналисты и политики (хотя их уже не различить) навесили этот постыдный ярлык на всех, кто не с ними, прекрасно осознавая, что занимаются банальной, уголовно наказуемой клеветой. Потому что в силу своей образованности не могут не знать, что коллаборационистом можно назвать лишь того, кто сотрудничает с вражеским, в том числе окуппационным режимом, а не с законной властью своей страны, какой бы противной она ни была. Ах, вы считаете «жуликов и воров» оккупантами? Ну так запишитесь в партизаны, смените свои модные пальто на потертый камуфляж. Разумеется, никто из фальшивых либералов так не поступит, да и не призывают они к настоящей борьбе, ибо трусливы. А главное, подлинные коллаборационисты – как раз в лагере противников Путина. Документально доказано, что многие «правозащитные» организации содержатся западными спецслужбами, то есть российская демоппозиция попросту кормится с руки потенциального противника. Хотя, конечно, это все «антиамериканская истерия», а на самом деле загорелый Обама нам только добра и мира желает.

Однако суть не в том, кто кому друг или враг, и даже не в том, у кого больше совести. Все эти рассуждения в духе «что такое хорошо и что такое плохо» глубоко субъективны и увлекаться ими в публичной сфере не стоит. Но в том-то и дело, что наши псевдолибералы не просто увлеклись чтением морали, они узурпировали право давать нравственную оценку любому явлению политической жизни. Грамотно используя интернет и традиционные СМИ, «демократические» пропагандисты ежедневно промывают мозги электорату, создавая миф о «нерукопожатных» путинских холопах и свободолюбивых, безупречно честных оппозиционерах. Слушая на известной радиоволне подобную геббельсовщину, неискушенный человек может и вправду подумать, что плохая дикция – самый большой грех этих рукопожатных до боли персонажей.

А если взглянуть на ситуацию трезво – что постыдного в сотрудничестве с действующей властью, почему яркие творческие люди должны стесняться этого? Да, некоторые из них стали доверенными лицами Путина (или в другом формате поддержали его) наверняка из корыстных соображений. Но ведь и корысть разной бывает. Вот Евгений Миронов честно признался, что его согласие сняться в агитационном ролике – благодарность Путину за помощь в реконструкции Театра Наций. Мотивация других руководителей театральных коллективов, концертных площадок, оркестров, киностудий примерно такая же: или выражение признательности за оказанную поддержку или надежда на внимание государства в будущем. Но разве в театр ходят только верные путинцы? Разве не искусство в итоге выиграет? Ну уж во всяком случае оно не проиграет. Трудно представить, что Миронов или, скажем, Олег Табаков начнут прославлять лидера нации не только в роликах, но и на театральной сцене. Не верится также, что Никита Михалков настолько обрадуется оказанному ему доверию, что снимет картину «Утомленный Путин». Вряд ли Илья Глазунов напишет портрет премьера в образе Владимира Святого.

Но главное – почему противники Путина отказывают его сторонникам в праве на простые человеческие симпатии? Отчего, например, Николай Расторгуев не может бескорыстно уважать лидера страны, если тот искренне любит песни «Любэ»? Ну хорошо, не будем про певцов, так можно и до Стаса Михайлова дойти… Но вот, например, Валерий Гергиев, Денис Мацуев, Анна Нетребко – они тоже «душу продали дьяволу», как заявляют самые пафосные и неумные критики? Что же, интересно, эти «фаусты» получили взамен? Что может дать Путин мировым знаменитостям, заслужившим свой успех без его помощи?

А причина затеянной «либералами» травли деятелей культуры очень проста – организаторы антипутинских митингов и их единомышленники очень хотели бы видеть на Болотной всех этих известных, талантливых, авторитетных людей. Хотели, чтоб они кричали хором «Россия без Путина!», чтобы весь свой творческий потенциал бросили на борьбу с режимом – как «Юра-музыкант». Тяжело ему в одиночку надрываться, вот был бы Цой на самом деле жив…

Есть, правда, немало талантливых артистов и музыкантов, живущих по принципу «чума на оба ваших дома». Позиция не слишком конструктивная, но равнодушное молчание все же лучше, чем, скажем, людоедское «письмо 42-х», в котором потерявшие человеческий облик литераторы одобряли расстрел из танков законно избранного парламента. А ведь октябрь 93-го был не так уж давно…

Александр Сергеевич Пушкин, хоть и недолюбливал самодержавие, был, как известно, придворным, да и в стихах порой выражал верноподданнические чувства к монарху: «Нет, я не льстец, когда царю хвалу свободную слагаю…» Отношение к властям у поэта менялось в зависимости от жизненных обстоятельств и настроения. Но вот в последний год своей жизни Пушкин пишет стихотворение, которое перед началом президентской гонки стоило бы заучить наизусть всем: от Никиты Михалкова до Юрия Шевчука.

«…Зависеть от царя, зависеть от народа –

Не все ли нам равно? Бог с ними.

Никому

Отчета не давать, себе лишь самому

Служить и угождать; для власти, для ливреи

Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи…»

Николай Кузнецов

Версия для печати
Главное