Неверов:  наши коллеги могут сосредоточиться на ведении избирательной кампании, а не только на поиске спонсоров у себя в регионе
16 марта 2012 | Архив

Форменный садизм

Фото: mr7.ru

То, что обыватель узнает из новостей, художнику дано предчувствовать. Милиционер-садист с бутылкой как орудием пытки появился в потрясающей картине Алексея Балабанова «Груз-200» еще в 2007-м.

И хотя в этой кошмарной кинопритче изображена как бы советская действительность, едва ли не с первых минут становится ясно, что в декорации 1984 года помещен ад, в который нам, тогдашним, только еще предстояло попасть. «Груз-200», а на войне так обозначают погибших, у Балабанова – символ мертвой, разлагающейся на глазах страны. В этой стране давно забыли о Боге и совести, не верят и в официальную лозунговую мораль. В таком обществе не может быть добра и справедливости, поэтому вместо жениха-десантника девушка получает из Афганистана его труп, а ее саму к тому времени уже изнасиловал водочной бутылкой (!) маньяк-милиционер.

Окружающая нас действительность смердит не меньше жуткой балабановской антиутопии. Пожалуй, даже сильнее: с юга все так же регулярно приходят гробы с «грузом-200», а садистов в милицейской, нет, уже в полицейской форме, стало гораздо больше. В Казани подчиненные Нургалиева, как теперь всем известно, насиловали жертву вчетвером, выбрав в качестве орудия пытки уже не простую бутылку, а из-под шампанского. Надо полагать, пили игристое перед началом «допроса» (может, отмечали двукратное (!!!) повышение зарплаты). Гламурные такие садисты, да еще и с явными гомосексуальными наклонностями, для истязаний выбрали мужчину.

О чем говорит бурная реакция шокированной общественности? Чем люди возмущены до такой степени, что вышли в Казани на митинг и потребовали отставки главы МВД Татарстана? Конечно, не самим фактом нарушения закона полицейскими – к этому давно привыкли. Предельной гнусностью этого преступления? Да. Но главной причиной всеобщего негодования стало осознание, что нас столько времени дурили реформой МВД, которая якобы должна была покончить с евсюковщиной, а на самом деле лишь нарядила ее в новую форму. Все маньяки благополучно прошли переаттестацию и принялись терзать законопослушных граждан уже в составе полиции. Сколько их на самом деле, изображающих из себя правоохранителей убийц и насильников в форме, – вот что интересует сегодня каждого, кто не имеет пистолета и дубинки. Мы ведь можем допустить, что садисты есть в каждом городе, в каждом отделении, в каждом патрульном экипаже? Да, смахивает на паранойю. Ну а тот факт, что дядя Степа милиционер превратился сначала в презираемого «мусора», а теперь мстит всему живому, не получая от этого даже материальной выгоды, – это не безумие ли?

Мутация правоохранительной системы в постсоветские годы власти была даже выгодна: например, в 93-м году для расправы с восставшими гражданами нужны были именно садисты. Возможно, тогда милиция поняла, что бережет она вовсе не народ, а саму себя да чиновничью верхушку. Власть это также отлично понимала, поэтому терпела все пороки МВД: взяточничество, «палочную» систему, отказы в приеме заявлений и много еще чего. Постепенно в народе сложилось мнение, что хорошие менты бывают только в сериалах. Когда недоверие граждан к милиции стало угрожать стабильности режима, президент Медведев объявил о реформе. Теперь уже ясно, что от смены названия суть не поменялась, однако повышение зарплаты сделало полицейских еще более преданными власти. Последние события на Пушкинской площади доказали, что подразделения МВД по-прежнему готовы и способны разогнать любой неразрешенный митинг.

Однако события в Казани стали двойным ударом для режима, который только было восстановил нарушенную протестами стабильность. Во-первых, на митинг, пусть пока немногочисленный, вышли не надоевшие всем политиканы, а самые обычные граждане, возмущенные полицейским произволом. Народ фактически поставил Кремлю двойку за реформу МВД, и это недовольство не получится списать на происки Госдепа. Во-вторых, к полиции теперь приковано повышенное внимание, и любые ее силовые действия, даже законные, будут восприниматься в контексте казанского беспредела. Не исключено, что в этой ситуации власть не решится на разгон митингов и задержание активистов оппозиции, даже если те приступят к реализации революционного сценария: займут площадь, поставят палатки и т.д. Таким образом протестующие могут получить серьезное преимущество.

В общем, четверо полицейских-садистов доставили правящему режиму проблем больше, чем десятки тысяч митингующих. Может быть, именно это имел в виду глава МВД, расценивший действия своих уже бывших казанских коллег как предательство?

Александр Егоров  

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.